Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49283
Книг: 123043
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Белая роза Шотландии»

    
размер шрифта:AAA

Мэри Джо Патни
Белая роза Шотландии

Глава 1

Шотландия, май 1941 года
Сердце Джейн Макрей было в горах Шотландии. К несчастью, ее усталое тело находилось в набитом людьми поезде, который медленно тащился на север от Эдинбурга. Она очнулась от беспокойной, не приносящей отдыха дремы и обнаружила, что рука похрапывающего рядом молодого солдата лежит у нее на бедре.
Она убрала его руку, порадовавшись, что предпочла выглядеть легкомысленно и надела брюки. Ужасные бомбежки Лондона в последние месяцы сделали ее стойкой сторонницей брюк. Это куда удобнее, когда бежишь в бомбоубежище или вытаскиваешь выживших из обрушившихся зданий, как она делала дважды.
Джейн умела находить людей в завалах. Если она устанет от работы на военную разведку, то, возможно, перейдет в спасательную службу.
Она взглянула в окно, мечтая увидеть шотландские холмы. Железнодорожные правила затемнения требовали зашторивать окна и выкрасить лампочки в синий цвет. Все это создавало по меньшей мере жутковатый эффект, но скоро она будет дома.
Снова закрыв глаза, она пыталась удобнее устроиться на ужасно жестком сиденье. Джейн была одной из немногих гражданских в тесном поезде. Большинство пассажиров – солдаты, моряки, летчики, направлявшиеся служить на север, на многочисленные военные базы в Шотландии. Молодые, горячие и обреченные. Будь проклят Гитлер!
Работа держала Джейн в Лондоне несколько безумно тяжелых месяцев. В общем и целом она вполне хорошо справлялась с постоянной угрозой немецких бомбежек. Но два дня назад ее обуяло неистовое желание отправиться домой, в Шотландию. Чистая спокойная энергия семейных владений в Данрате прочистит ее ум.
Макреи жили в Данрате еще до того, как получили эту фамилию. Узкая лесистая долина была чудесным местом, и не только потому, что там лучшая в Шотландии погода. Как самую младшую в большой семье Джейн баловали, дразнили, потакали, учили. Это были золотые дни между двумя мировыми войнами, но она тогда была слишком юна, чтобы по-настоящему ценить их. Те времена ушли навсегда. Но мирный покой Данрата никуда не исчез, он звал ее домой.
Расстояние от Эдинбурга до Данрата невелико, но поезд тащился медленно и останавливался на каждом полустанке в пустых холмах. Она следила за остановками, поскольку таблички с названиями на большинстве станций сняли. И легко ошибиться и выйти не там, где нужно.
Ее купе освободилось за две остановки до нужной ей, на пересадочном узле. Мир и покой уже проникали в жилы Джейн, снимая напряжение и горе. Она зевнула. Можно подремать часок…
Джейн проснулась, когда поезд остановился на следующей станции. Это была труднопроходимая пустошь с редкими вкраплениями полей и деревень. Джейн снова откинулась на сиденье, но дверь открылась и в купе шагнул какой-то лунатик с безумным взглядом.
Нет, не лунатик – летчик. Она бы поняла это, даже если бы на нем не было кожаной летной куртки, как у нее. Ему около тридцати, предположила Джейн. Высокий, светловолосый, подтянутый, с присущей летчикам быстротой и уверенностью, которая могла показаться заносчивостью.
Но что привлекло внимание и заставило ее проснуться, так это его аура. Магия светилась вокруг него, как огонь, охвативший город.
Лихорадочный взгляд летчика заметался по купе и остановился на Джейн. В два шага он оказался рядом с ней.
– Вы должны сейчас же пойти со мной! – нависая над ней, сказал он с североамериканским акцентом. – Это… это вопрос жизни и смерти.
Она застыла. Мудрая женщина никуда не пойдет с незнакомцем, тем более с сумасшедшим. Хотя ее охранительные силы означали, что ей почти нечего бояться обычных людей, этот человек не был обычным.
Но Хранители поклялись служить, а летчик явно в беде. Пока Джейн колебалась, интуиция подсказала ей, что этот безумец был причиной ее порыва вернуться домой.
– Пожалуйста! – взволнованно сказал он. – Пока поезд не тронулся.
Быстро приняв решение, Джейн сказала:
– Ведите. – Она поднялась, накинула на плечо рюкзак и шагнула за летчиком в ночь.
В столь поздний час на крошечной станции дежурных не было. Нигде ни огонька, ни опознавательных знаков. Но знакомые очертания холмов подсказали Джейн, что это Гленберри, предыдущая станция перед Данратом. Она хорошо знала это место.
Джейн едва не упала, шагнув в темноте на платформу. Сильная мужская рука поддержала ее. Какая-то мощная энергия вспыхнула между Джейн и летчиком с яростью молнии. Она почувствовала себя опаленной и… и каким-то странным, непостижимым способом связанной с ним.
Когда поезд, дребезжа, двинулся, Джейн выдернула руку, разрушая нежеланную связь.
– Кто вы? И какого черта вам надо?
Неровный лунный свет высветил лицо летчика. Он был ошеломлен не меньше ее.
– Я… я не знаю. – Он потер виски. – Я просто знаю, что должен кого-то найти, и этим кем-то оказались вы.
Нахмурившись, Джейн изучала его магическим зрением. Огненная краснота его ауры стала резкой и неконтролируемой. Джейн решила, что он не привык к магической силе и не знает, как управлять ею. Так откуда исходит энергия? Когда аура поблекла, Джейн предположила, что он истратил все силы на ее поиски и вот-вот рухнет.
Раздумывая, во что она впуталась, Джейн уже спокойнее сказала:
– Расскажите мне, кто вы и что привело вас сюда.
Он покачнулся.
– Вы подумаете, что я сумасшедший.
– Для того чтобы меня удивить, нужно много. – Даже в неверном лунном свете она разглядела, что он чертовски красив. Его природную жизнерадостность сдерживала война. – Вы явно летчик. Как вас зовут?
– Дэвид Синклер. – Казалось, слова требовали от него усилий.
– Меня зовут Джейн Макрей, – сказала она в ответ. – У вас не британский акцент. Вы американец?
– Канадец. Из окрестностей Галифакса. – Его голос чуть смягчился при упоминании дома. – Ваше предположение верно, я летчик-истребитель военно-воздушных сил Великобритании.
– Как и один из моих братьев, – сказала она. Сердце ее знакомо сжалось при мысли о том, как опасна жизнь летчика. – Майор авиации Джейми Макрей. Вы знаете его?
– Вы сестра Джейми Макрея? – Его глаза прищурились, словно он в темноте искал сходство. – Я встречал его несколько раз. Его репутация хорошо известна.
– Джейми до сих пор везло. – Она молилась, чтобы удача не покинула брата. Как Филиппа.
– Это не просто удача. Когда летчики приобретают опыт, их труднее сбить, – сказал Синклер. – Это он дал вам летную куртку?
– Нет, – коротко ответила она. – Вы с ног валитесь. У вас машина есть?
Он вытащил из кармана ключ.
– «Моррис-минор». На стоянке.
Джейн взяла ключ.
– Нам нужно найти спокойное место, где мы сможем поговорить и выяснить, что тут такого неотложного. Да и покормить вас нужно.
– Как вы узнали, что я умираю с голоду? – с некоторым удивлением спросил он.
Потому что высокоинтенсивная магия сожгла энергию, как бикфордов шнур. Выбрав более простое объяснение, Джейн сказала:
– Просто догадалась.
– Нам нельзя терять времени попусту! Нам нужно… – Его голос стал неразборчивым.
– Ничего не произойдет за то время, пока вы придете в форму.
Джейн взяла летчика за руку, заставляя себя контролировать свой живой отклик на него. Синклер тяжело привалился к ней, и она повела его к ступенькам в конце платформы. В этот час на этой дальней станции никого не было. Сельская Шотландия ложилась рано, а городов поблизости нет.
У лестницы были перила, так что Джейн сумела благополучно свести Синклера вниз, и никто из них не свалился. Автомобиль в одиночестве стоял у края стоянки.
Видимо, Синклер ехал быстро и лихо. Он не запер дверцы, да здесь это и не нужно. Джейн распахнула левую переднюю дверцу и велела летчику сесть.
– Подождите, – запротестовал он. – Мы же в Британии. Место водителя с другой стороны.
– Вы не в том состоянии, чтобы вести машину. – Она захлопнула дверцу и обошла автомобиль. То, что Синклер не спорил, свидетельствовало, что он вот-вот рухнет. Джейн знала, что только полумертвый пилот позволил бы кому-то сесть за руль своей машины.
Автомобиль был старый, но за ним явно хорошо следили. Повернув ключ зажигания, она спросила:
– В каком вы звании? Думаю, по меньшей мере майор, а возможно, подполковник авиации.
– Вы правы, – пробормотал Синклер. – Подполковник. Куда мы едем?
Она думала было отвезти его домой в Данрат, но это слишком далеко. По узкой извилистой дороге без освещения они туда до следующего утра не доберутся.
– Моя семья владеет небольшой фермой неподалеку отсюда. Макреи приезжают туда, когда отчаянно нуждаются в мире и покое.
– Звучит заманчиво. – Он устроился на сиденье, что требовало немалой ловкости, учитывая его рост и габариты машины, и заснул. То, что он нашел Джейн, похоже, принесло ему облегчение, по крайней мере на время.
Отъехав от станции, Джейн осторожно вела машину. Правила затемнения требовали закрыть фары, оставив только три маленьких щелки, света едва хватало, чтобы разглядеть дорогу. Вначале разрешалось оставлять только габаритные огни, но происходила масса аварий. И поскольку британские водители наносили британцам больший ущерб, чем нацисты, правила затемнения немного смягчили.
Она не ездила этим маршрутом с довоенных времен, но и тогда узкая дорога требовала особой сосредоточенности. К тому времени, когда Джейн добралась до маленького каменного дома на середине склона, она была почти так же обессилена, как ее ненормальный пассажир.
Выйдя из машины, она достала из-под камня ключ и отперла дверь. Прежде чем зажечь две лампы, она плотно задвинула шторы. Джейн добавила лампам магического света, она любила, когда комната ярко освещена, потом вернулась к машине.
– Выходите, подполковник, – твердо сказала она, открыв дверцу. – Я не настолько сильна, чтобы внести вас в дом.
– Слушаюсь, мэм. – Синклер высунул из машины длинные ноги и ухитрился встать, но без ее помощи он явно большего сделать не мог. Он был чертовски тяжелым – очередной признак бессознательного состояния.
Дом состоял из одной длинной комнаты с кухней в одном конце и спальней – в другом. Джейн всегда любила простоту этого старого дома, гостеприимное тепло старой мебели и ковров. Она надеялась, что дом поможет пилоту.
Джейн подвела Синклера к виндзорскому креслу у кухонного стола. Летчик торопливо сел и, скрестив на столе руки, уронил на них голову.
Джейн поймала себя на искушении запустить пальцы в его спутанные светлые волосы. Отвернувшись, она задумалась, откуда у нее этот порыв.
Джейн зажгла плиту и обследовала маленькую кладовку. Семейным правилом Макреев было всегда содержать ферму в должном порядке, оставлять припасы, и кто бы ни был здесь последним, он Джейн не подвел. Что лучше всего восстановит силы ее гостя? Говяжья тушенка.
Джейн открыла все три банки, выложила содержимое в кастрюлю, налила чайник и поставила на огонь. Ситуация явно требовала чашки бодрящего чая.
Пока тушенка и чайник стояли на огне, она продолжила поиски и обнаружила крекеры и коробку шоколадного печенья. В нынешних условиях это просто пиршество.
Когда тушенка согрелась, Джейн выложила половину в миску и поставила перед канадцем вместе с крекерами.
– Ешьте, – приказала она. – Я заварю чай.
Он набросился на тушенку, словно не ел несколько недель. К тому времени, когда Джейн съела свою куда более скромную порцию, его миска была пуста, поэтому она положила ему оставшуюся тушенку. Когда он с ней справился, Джейн поставила на стол две кружки с горячим чаем, мед и тарелку с шоколадным печеньем.
– Ваш мозг уже работает? – спросила она.
– Да, спасибо. – Его голос теперь был куда тверже. – Моя матушка всегда презирала тушенку в банках, но сейчас это настоящая амброзия.
– Простите, сахара нет. Ничего не поделаешь, карточки. Но мед хороший.
Джейн научилась получать удовольствие от несладкого чая, отхлебнув глоток, она потянулась за печеньем.
– Расскажите мне все.
Он размешивал мед в кружке.
– Вы подумаете, что я спятил, мисс Макрей.
– Меня зовут Джейн, и вы нашли меня не случайно, – спокойно сказала она. – Какая-то мощная сила призвала вас искать меня. Расскажите, что случилось, и ничего не упускайте из опасения, что я вам не поверю. Мир куда более сложен, чем считает большинство людей.
– Я это уже понял, – задумчиво сказал канадец, словно не зная, с чего начать. – Не думаю, что вы читаете научную фантастику.
Джейн усмехнулась:
– На самом деле читаю. Джейми это любит, и я всегда заимствовала у него журналы с поразительно вульгарными обложками. – Она с тоской вздохнула: – Он мечтал полететь на луну, а вместо этого летает за «мессершмиттами».
– Тогда, может быть, вы поймете, когда я скажу, что сегодняшний день был как в фантастических рассказах, – нахмурился Синклер. – Все началось, когда я получил двухнедельный отпуск. Первый после тяжелых боев прошлым летом. Я толком не видел Британию, поэтому решил навестить Шотландию, откуда уехали мои предки.
– Поскольку вы Синклер, вы родственник графов Кейтнесс?
– Может быть, хотя родство весьма дальнее. Наша ветвь Синклеров отправилась в Канаду пару столетий назад. – Он взял печенье и проглотил его в два укуса. – Я знаю, что большая часть территории клана на севере, но рядом с Эдинбургом есть замок Синклеров, и сегодня утром, поддавшись порыву, я решил съездить и посмотреть его.
– Замок Рослин?
Он кивнул.
– Я, конечно, не мог войти в жилые помещения, но с большим интересом бродил вокруг старых руин. Потом я решил заглянуть в церковь. Когда я входил… – Канадец заколебался. – Вот здесь начинается фантастика. Я почувствовал, как будто… туча окутывает церковь. Не реальная черная туча, а своего рода… мрак души. – Он смущенно рассмеялся. – Простите за мелодраматизм.
– Это была Рослинская часовня? – спросила Джейн, ужаснувшись от мысли, что могло произойти.
– Да, – удивленно ответил летчик. – Вы ее знаете? Думаю, да, Шотландия такая маленькая. У меня было такое чувство, будто невидимый поток смолы заливает пространство. Я едва мог двигаться. Мне завыть хотелось, как охотничьей собаке. Потом я услышал крик, будто кого-то убивали. Именно это и случилось. – Его пальцы, стиснувшие кружку, побелели.
– Продолжайте, – быстро сказала Джейн. – Что произошло дальше?
– Я бросился на крик, доносившийся сбоку. На полу съежился мужчина, какой-то высокий темный тип стоял над ним. Нападавший увидел меня и убежал, прежде чем я успел его разглядеть. – Синклер нахмурился. – На самом деле я не видел, как он убежал. Скорее, он просто… исчез. Это очень странно.
– А человек, лежавший на полу?
– Он был очень стар, одет как садовник, но у него было лицо святого, – ответил летчик. – Вокруг него повсюду была кровь. Кто-то пырнул бедного старика ножом. Но он посмотрел на меня с поразительной улыбкой и сказал: «Слава Богу, вы здесь». Словно он узнал меня.
– Возможно, и узнал на свой лад, – пробормотала Джейн.
– Я встал рядом с ним на колени, посмотреть, чем можно помочь, но он только головой покачал и сказал: «Не обо мне речь, старина, мое время пришло. Но ты должен спасти это». – Синклер шумно втянул воздух. – Я видел много смертей на войне, но убийство – никогда. Это… неправильно. Это зло.
– Что верно, то верно, – согласилась Джейн. – Вы спросили, что вам полагается спасти?
– Да, но старик к тому времени был уже при смерти. Он только схватил мою руку и прошептал: «Ты должен помочь». И вот тогда все стало по-настоящему фантастическим. Я почувствовал, что меня будто молния пронзила. Она не причинила вреда, но я почувствовал, что… изменился внутри.
– Похоже на вспышку энергии, когда вы взяли меня за руку на железнодорожной станции?
На лице летчика появилось удивленное выражение.
– Похоже, но другое. Сильнее. А в случае с вами, думаю, это произошло потому, что вы очень красивы.
К своему неудовольствию, Джейн почувствовала, что краснеет.
– Дело было не просто в привлекательности, когда вы коснулись меня. Старик сказал что-нибудь еще?
– Пока я пытался собраться с мыслями, он выдохнул: «Ты должен действовать быстро. Возьми мою машину рядом с церковью». Потом он умер.
– Вы позвали на помощь?
– Тут начинаются еще большие странности. В обычных условиях я позвал бы полицию, но тут я просто встал, вышел из церкви и нашел его машину. Других там не было. В замке зажигания торчал ключ, так что я поехал. Или… может быть, меня повезли. – Синклер тряхнул головой. – Это было странное ощущение. Я сознавал, кто я, но чувствовал призыв направиться на север, в глушь. Я ехал и ехал, ни разу не заколебавшись, всегда зная, где свернуть. Я остановился у той станции как раз в тот момент, когда ваш поезд подходил к платформе. – Взгляд его стал пристальным. – Если вы не считаете, что я спятил, можете вы мне объяснить, что происходит?
К несчастью, Джейн могла. Произошла катастрофа.
– Крепитесь, подполковник. На вас возложили ответственность вернуть Святой Грааль.

Глава 2

У Дэвида челюсть отвисла, когда он уставился на спокойную, невероятно хорошенькую молодую женщину, сидевшую напротив него. В простых брюках и видавшей виды летной куртке, с завязанными на затылке рыжими волосами, она выглядела как голливудская красотка. А не как человек, говорящий о Граале так, будто он существует.
– С-Святой Грааль? – запнулся он.
– Я не спятила, как вы замысловато изволили выразиться. И я не читаю ваши мысли.
– Похоже, вы определенно это можете, – пробормотал он. – Вы меня пугаете, Джейн Макрей.
– Я довольно безвредна, – сказала она с чарующим британским акцентом, будто до этого не говорила ничего поразительного. – Пугает тот, кто украл Грааль из Рослинской часовни.
– Святой Грааль – миф, – усмехнулся Дэвид. – Там, где я рос, ходили легенды о тамплиерах, перебравшихся в Новую Шотландию, но я всегда считал, что канадцы просто хотят иметь кусочек древней истории. Какое отношение средневековая легенда имеет к старику, убитому в церкви?
– А сила, которая гнала вас на север, к железнодорожной станции, – миф, или она казалась реальной? – мягко спросила Джейн.
Дэвид заколебался, припоминая настойчивость этой силы, ее убедительность.
– Она казалась реальной, но я не исключаю гипотезу помешательства.
Джейн улыбнулась, ее мрачное лицо изменилось.
– Если помните, в книжке «Алиса в Зазеркалье» Белая королева верила в невозможное. Это хороший совет.
– Насколько я помню, до завтрака с ней происходило шесть невероятных событий. – Мать Дэвида читала детям Льюиса Кэрролла. Возможно, тогда у него и появился вкус к научной фантастике. – Грааль – одна из невозможных вещей, в которые я должен поверить?
– Да, но не первая. Лучше начать с более простых невозможностей. – Джейн нахмурилась, словно раздумывая, с чего начать. – Все люди в какой-то степени обладают способностями, которые по меркам сегодняшней жизни кажутся немного магическими. Это называют интуицией, ясновидением и множеством других имен. Эта способность может проявиться в том, что человек чувствует, когда тем, кто ему дорог, грозит опасность. Мой брат Джейми говорит, что у лучших пилотов есть шестое чувство, которое дает им возможность на полшага опередить врага. Это пока понятно?
– Да, – протянул Синклер. – Уникальное мастерство, как говорят другие пилоты. У меня оно есть, и у вашего брата – тоже. Вероятно, оно есть у любого летчика, выжившего в битве за Англию. Хотя его может не хватить, если вступить в воздушный бой с немцем, имеющим такой же талант.
– Я происхожу из семьи, где такие способности очень сильны. Таких семей много. Мы называем себя Хранителями. – Джейн перехватила его взгляд, желая, чтобы Дэвид поверил. – Века магической практики и то, что Хранители вступали в брак с такими же, сделали нашу силу гораздо выше средней.
– Наверняка эти таланты свойственны не только британцам? – скептически спросил он.
– Да, семьи Хранителей живут по всему континенту. И в других частях света есть подобные семьи, но стиль магии варьируется. Я знаю британских Хранителей.
– И какими способностями обладают Хранители? – спросил Дэвид, заинтригованный, несмотря на сомнения.
– Лечение. Ясновидение. Поиск. Оптический обман. Способность оставаться незамеченным. Большинство Хранителей умеют многое, но какая-то способность особенно сильна. Макреи славятся тем, что они лучше всех умеют влиять на погоду в Британии. – Она криво улыбнулась. – Мой отец и старшие братья работают в королевской метеорологической службе. Они бы лучше контролировали погоду, если бы у нацистов не было своих магов.
– Неудивительно, что погода на вашем острове столь переменчива, – сказал Дэвид, надеясь снова увидеть ее улыбку.
– Лучшие специалисты по части погоды происходят из Шотландии, поскольку здесь легко практиковаться. Никто даже не заметит, когда погода меняется. – Глаза ее блеснули, но улыбки не было.
– Вы тоже умеете управлять погодой?
Джейн покачала головой:
– У меня только следы таланта. В основном этой способностью обладают мужчины. Все мои братья лучше меня в этом деле.
– А что делаете вы? – Что-нибудь впечатляющее, он был в этом уверен.
Джейн отвела взгляд.
– Моя работа такая секретная, что трудно говорить об этом, но… обстоятельства экстраординарные. Официально я секретарь в Уайтхолле. Полезный, но незаметный клерк.
– А ваша реальная работа?
– Я хорошо умею определять неудачные даты. Умею дополнять отрывочную информацию. – Она поморщилась. – Про меня говорят, что я телепат, ясновидящая, ищейка, но я просто умею видеть всю картину целиком. Это делает меня… очень полезной в Уайтхолле.
– Военная разведка, – догадался Синклер.
Она кивнула:
– Да, и я уверена, что поэтому нас с вами свели вместе. Мой необычный талант поможет вам выполнить вашу миссию.
– Итак, вернемся к Святому Граалю. – Он вздохнул и провел рукой по волосам, думая о том, как мирно началось сегодняшнее утро в Эдинбурге. – Ваш рассказ убедителен, но мне все еще трудно поверить в вашу историю про Хранителей. Все это больше похоже на рассказ из бульварных журналов. Если вы обладаете такой силой, то как вышло, что вы не правите миром?
– Любой из Хранителей, кто попытается это сделать, будет остановлен своими же. В юности, когда наши способности набирают силу, мы даем клятву служить нашим народам. – Ее рот скривился. – В целом мы не были замечены в попытках править миром. Подумайте о всех тех колдуньях, которых сжигали веками.
– Не уверен, что верю в эти силы, но если они реальны, вы человек? – Может быть, ее невероятная красота объясняется ее неземной сущностью.
Джейн рассмеялась и от этого стала еще чудеснее.
– Хранители – это люди, и наши ошибки тому подтверждение. Поскольку вы пока не поверили в невозможное, я вам кое-что покажу. – Она щелкнула пальцами. Лампы резко потускнели. – Я усилила свет ламп, когда зажгла их, а теперь убрала дополнительную силу. Видите разницу?
Дэвид тихо присвистнул. Он не замечал, как ярко светят лампы, пока они не померкли до уровня обычных керосиновых ламп.
– Я люблю яркое освещение, поэтому добавила магический свет, сейчас я его восстановлю. – Она снова щелкнула пальцами, и в комнате стало вдвое светлее.
– Разве это не из тех трюков, которыми викторианские медиумы производили впечатление на обывателей?
– Да, но это не трюк. – Очередной щелчок пальцами, и на ладони Джейн возникла светящаяся сфера. – Отдельный магический свет более убедителен? Вот, возьмите.
Если он не верит в магию, почему ему так не хочется брать светящийся шар?
Напомнив себе, что он бесстрашный летчик-истребитель, Дэвид протянул руку. Джейн перелила свет в его ладонь. Он слабо щекотал кожу, ощущение нельзя назвать неприятным.
Восхищенный, Дэвид подбросил светящийся шар в воздух и поймал другой рукой.
– Я до сих пор не понимаю, реально ли это, но это наверняка забавно. Вы и белого слона можете сделать?
– Могу попробовать, – задумчиво сказала Джейн. Сдвинув брови, она сосредоточилась. Свет снова появился на ее ладони, на этот раз в форме слона.
– Боже милостивый! Да это просто слон Бабар из французских сказок! – воскликнул Дэвид.
Джейн вручила ему светящуюся фигуру.
– То, что магический свет не блекнет, когда вы его касаетесь, свидетельствует, что и в вас есть следы магии Хранителей.
– Нет, я нисколько не волшебник. – Дэвид и не хотел им быть. Хотя его взгляд не отрывался от волшебного свечения на ладони.
– Случайная встреча в Рослине, вероятно, усилила ваши природные возможности, – задумчиво проговорила Джейн. – А может быть, магическая сила приходит, когда человек становится хранителем чаши.
– Но почему я? – озадаченно спросил Дэвид. – Если уж чаша хочет иметь стража, то наверняка есть лучший выбор, чем случайно оказавшийся рядом человек.
– В том, что выбор пал на вас, нет ничего случайного. Я готова в этом поклясться. – Джейн нахмурилась. – Хотела бы я больше знать о Граале. Моя мать – профессор истории в Эдинбургском университете, специализируется на фольклоре. Она говорит, что Грааль – это миф, замаскированный магической тайной… и может быть формой реальности.
– Поскольку все мои познания о Граале основаны на историях о короле Артуре, которые я читал в детстве, все, что вам говорит матушка, куда весомее моих знаний, – заметил Дэвид, потянувшись за очередным печеньем. – А вы что думаете обо всем этом?
– Моя мать верит, что Грааль существует по соседству с видимым миром. Определенные места служат воротами в то пространство. Одно из таких мест – Гластонбери, другое – часовня в Рослине, – объяснила Джейн. – Грааль может быть вызван в наш мир мощной магией, поэтому ворота охраняются стражами чаши.
– Убитый старик был таким?
Джейн кивнула:
– Он, вероятно, работал садовником при церкви, но настоящей его задачей было охранять врата в иной мир. Он наверняка обладал значительной силой, поэтому, чтобы одолеть его, потребовались способности куда более мощные.
– Я не эксперт в тонких материях, – сказал Дэвид, – но тогда вор, убивший стража и забравший чашу, должен быть настоящим монстром.
– К несчастью, вы правы. Говорят, Гитлер привлекает к работе черных магов, разыскивая другие святые артефакты. – Она закусила губы. – Вполне возможно, что он послал такого колдуна в Британию похитить чашу.
– А может, чашу похитил кто-то из шпионов, которые уже находятся здесь?
– Возможно, но нужен очень сильный маг, чтобы одолеть стража и забрать чашу в наш мир. – Джейн поднялась, подошла к окну и, раздвинув шторы, вглядывалась в дикий пугающий пейзаж. – Как вы правильно предположили, я работаю в военной разведке. Два дня назад Рудольф Гесс прилетел в Шотландию. Прыгнул с парашютом около Глазго, при приземлении сломал ногу и был пойман.
– Рудольф Гесс? – недоверчиво протянул Дэвид. – Заместитель фюрера?
– Он самый.
– Какого черта он прилетел в Шотландию?
– Он заявил, что надеялся вести тайные переговоры с герцогом Гамильтоном, которого считает сочувствующим нацистам. – Джейн отвернулась от окна и посмотрела на Дэвида. – По крайней мере такова его версия.
– Гамильтон – знаменитый авиатор и офицер военно-воздушных сил Великобритании! – сказал еще более ошеломленный Дэвид. – Он наверняка не нацист!
– Нет. Герцог и все его три брата служат в королевских ВВС. И нет абсолютно никаких причин подозревать кого-то из них в тайных симпатиях нацистам. Гамильтон сам вызвал представителей властей, когда встретился с Гессом и узнал его. Мои коллеги в Лондоне высказывали предположение, что Гесс – сумасшедший, но теперь, когда вы рассказали мне, что произошло в Рослине, думаю, есть другое объяснение.
Джейн задернула шторы, потом прислонилась к стене, скрестив на груди руки.
Страницы:

1 2





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.