Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49313
Книг: 123106
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Поиски Алланона»

    
размер шрифта:AAA

Поиски Алланона

* * *

Грозовые тучи мчались по ночному небу бушующими клубами, которые заслонили полумесяц и звезды, окутывая землю плотной тенью. Леса, окружавшие деревню Арчер Трэйс, расположенную в пятидесяти милях к северо–востоку от Арборлона, тревожно зашумели. Деревья раскачивались, а их листья, принимавшие на себя всю силу дождя, дрожали с металлическим шелестом, когда по ветвям резкими порывами пролетал ветер. Понижение температуры уже объявило о приближающейся буре, воздух стал влажным, промозглым, сырым. Затейливыми узорами сверкали молнии и по всей восточной окраине Саранданона грохотали раскаты грома.
Алланон поплотнее закутался в свою черную мантию и надвинул капюшон, когда вошел в эльфийскую деревню, проходя по пустым дорожкам мимо первых строений на окраине. В окнах нескольких коттеджей и хижин горели свечи, мерцая за стеклами и открытыми ставнями, и этого слабого света ему было достаточно, чтобы не сбиться с пути. Однако большинство зданий были полностью темными. Жители либо уже легли спать, поскольку им предстояло очень рано вставать, либо находились в таверне, которая служила основным источником развлечений для этой деревни.
Его могли бы заметить, если бы кто–то выглянул через окно или ставни, а он сам имел неосторожность не замаскировать свой приход. Однако Алланон не был настолько беззаботным и воспользовался навыками друида, чтобы изменить свой внешний вид настолько, что он казался не более, чем еще одной ночной тенью. Для любого его просто там не было. Это был трюк друида — его он совершенствовал в течение первых лет, когда обучался своему искусству. Бремена, который обучил его этому трюку, к тому времени уже не стало, поэтому он освоил его самостоятельно, развивая уже имеющиеся навыки.
Но хотя Арчер Трэйс был из тех убогих мест, где жители и приезжие одинаково приглядывали друг за другом, в эту ночь подобной бдительности не наблюдалось. Непогода не побуждала к наблюдению за незнакомцами, и удовольствия таверны оказались более притягательным соблазном. Поэтому Алланон вошел в деревню относительно незамеченным, пройдя по единственной проезжей дороге до группы обшарпанных зданий, который освещались установленными в железные держатели факелами под защитными крышками, продолжающими гореть несмотря на порывы ветра и дождь.
Замедлившись, он поискал вывеску, которая определяла цель его путешествия, и без труда нашел ее: ПЬЯНЫЙ ДУРАК. Большие жирные буквы — несомненно, как и их хозяева. Но если это сможет обеспечить его необходимой информацией, то какая разница ему, какова природа этого бизнеса и его хозяев? Он проделал весь путь из Арборлона с хрупкой надеждой на успех, потому что времени и возможностей было уже в обрез. И одного лишь слуха оказалось достаточно, чтобы он отправился в дорогу, несмотря на то, что другие посчитали бы это глупой затеей. Столько жизней было утеряно, и все, что имело значение, вскоре могло исчезнуть — и это окажется катастрофой для Четырех Земель. Если даже одного из тех, кого он искал, можно спасти, он должен сделать все необходимое, чтобы так и произошло. На карту было поставлено гораздо больше, чем его риск и дискомфорт.
Он прекратил действие магии, которая позволяла ему оставаться незамеченным, когда вошел через тяжелую дверь в задымленную таверну и огляделся. Помещение было заполнено — причем гораздо большим числом посетителей, чем он ожидал, учитывая размеры и состояние деревни. В основном это были эльфы — ведь это была их родная земля. Казалось, что все, кто жил в Арчер Трэйс или проходил мимо, собрались здесь. Несколько голов повернулись, чтобы посмотреть на него, а затем быстро отвернулись. Мужчина семи футов ростом с грубым чертами лица и хмурым видом вряд ли надолго привлекал взгляды. Он не обратил внимания на те взгляды, что на него бросили, и подождал, пока бармен не отметит его присутствие. Когда тот кивнул ему, друид обратил свое внимание на маленький столик в глубине зала и двух мужчин, сидевших за ним. Спустя мгновение, они оба поднялись, внезапно решив, что пришло время покинуть заведение, хотя ни один не мог бы сказать, почему.
Он подождал, когда мужчины уйдут, затем перешел к столику и сел за него.
Через несколько минут подошел бармен.
— Путь был не близкий? — Он был большим, грузным мужчиной с крупными чертами лица и суровым взглядом. Для эльфа он выглядел откровенно угрюмым. — Я знаю всех в этой деревне, — добавил он. — Ты пришел откуда–то еще.
Алланон кивнул:
— Холодная кружка эля облегчит мою усталость.
Бармен кивнул и удалился, а Алланон оглядел посетителей, переводя взгляд от лица к лицу, убеждаясь, что ничего необычного нет и никто не представляет угрозу. К тому времени, когда он завершил осмотр, вернулся бармен.
— Что–нибудь еще? — Он поставил кружку эля и ждал. — Может, что–нибудь перекусить?
Друид покачал головой:
— Ты знаешь, где я могу найти человека по имени Дерриваниан?
— Возможно. Какое у тебя дело?
— Мое дело это мое личное дело.
— Может и так, но мне не хотелось бы накликать беду к порогам других людей. Проблемы достаточно быстро находят их и без моей помощи.
— Я не доставлю никаких проблем. — Алланон стряхнул остатки дождя со своих плеч и снова присел. — Он — мой старый друг. Я знал его, когда он служил писцом у Элесседилов.
— О, ты знаешь об этом? Тогда, может быть, ты друг. Однако где доказательства? Что говорит о том, что ты здесь не для того, чтобы собирать налоги или устраивать какие–нибудь другие пакости?
Алланон взглянул на него:
— Дерриваниан старый мужчина со старой женой и старой собакой, и с него многого не возьмешь и нет никаких сведений, что он когда–либо доставлял кому–нибудь неприятности. Почему бы тебе просто не рассказать мне, где он живет?
Бармен покачал головой:
— Мне нужно нечто большее, чем твое слово, прежде чем я что–нибудь расскажу тебе. Мне не очень нравятся такие, как ты — все в черном, мрачные и угрюмые. Ты крупный мужчина, привыкший всего добиваться. Ну, так я тоже здоровый, и я тебя не боюсь.
Алланон понизил голос:
— Не меня тебе следует бояться, бармен. — Он в упор смотрел на мужчину. — Спроси себя сам. Достаточно ли ты уверен в себе, чтобы рискнуть встретиться с теми, кто не станет задавать вопросы, а просто вырвет из тебя всю информацию? Рискнешь ли ты встретиться с теми, кто называет себя Носителями Черепа?
Бармен побледнел:
— Не произноси здесь этого имени!
— Тогда какое имя я должен произнести? Я спросил тебя о Дерриваниане. Мне назвать еще какое–нибудь? Может, имя Чародея—Владыки? Или ты предпочитаешь, чтобы я произнес какое–то еще?
Бармен попятился:
— Я хочу, чтобы ты убрался отсюда! Иди со своим делом куда–нибудь еще и ищи свои ответы у кого–то другого.
Алланон покачал головой:
— У меня нет времени опрашивать других. Я решил спросить тебя и я сейчас получу свои ответы. Смотри на меня. Где мне найти Элдру Дерриваниана?
Бармен попытался отступить, но внезапно у него пропали все силы и он как будто приклеился к месту. Его лицо напряглось от усилий освободиться, и он ясно увидел что–то в глазах друида, заставившее его понять, кто ему противостоит.
— Отвечай, — приказал Алланон.
— По деревенской дороге на запад. — Бармен говорил другим голосом, как будто поднимаясь из темных мест, в которых прячутся, когда очень сильно боятся. — Иди около пятисот ярдов. Ищи забор и деревянные ворота с резным изображением петуха. Там ты сможешь его найти.
Алланон кивнул:
— Благодарю. А теперь забудь, что ты когда–либо видел меня. Забудь об этом разговоре. Забудь все, кроме цели подойти к моему столику с кружкой эля. — Он помолчал. — И еще раз скажи, что ты хотел меня спросить.
Глаза бармена, которые потеряли фокус, снова прояснились.
— Может, что–нибудь перекусить?
Когда бармен отошел от столика, Алланону потребовалось несколько минут, чтобы прикончить кружку эля, наслаждаясь, как холодная жидкость течет через глотку и зажигает огонь в желудке. Он перестал разглядывать посетителей и помещение, а погрузился глубоко в свои мысли, раздумывая о способностях друида, которые он развил после того, как Бремен много лет назад покинул его у Хейдисхорна. Иногда ему это казалось сном. Он по–прежнему мог видеть, как старик спускается по блестящей черной скале в Сланцевой Долине к краю озера и отдает себя в объятия духа Галафила, а потом уносится в туман. Он все еще мог помнить, как остался после этого в одиночестве и гадал, как ему справиться с возложенной на него ответственностью.
Когда Бремен покинул его, ему было всего пятнадцать лет. Просто мальчик. Но он был сильным и физически, и умственно, и со временем становился только сильнее. И он использовал эту силу так, что его имя теперь стало легендой.
Он вернул Паранор в мир людей, воспользовавшись Черным эльфинитом, который ему доверил Бремен, и сделал эту цитадель друидов своей постоянной резиденцией. Он привел новый контингент Эльфийских Охотников — предоставленный сначала Ярлом Шаннарой, а потом другими эльфийскими Королями, которые наследовали трон — чтобы они защищали Крепость Друидов и Меч Шаннары, который был заключен в глыбу под названием Тяжкая Крепь и помещен в склеп в ожидании того дня, когда, как обещал Бремен, он снова понадобится.
Затем он воспользовался сном друидов, наполненным магией, который позволял времени и старению пройти мимо него.
Но теперь день, который обещал Бремен, наступил — день, к которому Алланон готовился всю свою жизнь. Жизнь, которая благодаря длительному использованию сна друидов, длилась почти пятьсот лет.
Поэтому тот пятнадцатилетний возраст был очень далеко позади, и тот мальчик был также далек от того, кем он стал.
Он поднял глаза от кружки и взглянул сквозь все эти годы на очень многих людей, которых он оставил позади. Он находился в самом расцвете сил, тогда как все те, кого он знал будучи мальчиком и молодым человеком, исчезли. Осознание того, что так много прошло мимо него, вызывало странное ощущение. Прожить свою жизнь и так было нелегко, а он был друидом — единственным друидом — и он гадал, найдет ли он того, кто станет его преемником. Он искал, но никто не подходил для того, о чем он должен был их попросить. Кто с охотой примет на себя такое бремя? Хуже того, только тот, кто полностью поймет, что значит взвалить на свои плечи такой груз, и к каким обязательствам это приведет, будет правильным выбором.
Но это была еще одна проблема в соответствующее время, а эта ночь предназначалась для другой работы.
Он отодвинулся от стола и поднялся. Таверна казалась еще более оживленной, вокруг смеялись, кричали и толкались люди. Все столы были заняты. Он едва встал на ноги, а пара молодых людей уже оказалась рядом, спеша занять его место, помедлив лишь для того, чтобы убедиться, что он не будет возражать. Он кивнул им и зашагал прочь — не обращая внимания на бармена, который, в свою очередь, не обратил внимания на него — затем прошел через дверь и оказался в ночи.
Закутавшись в плащ, он поплелся по раскисшей дороге, склонив голову, но держа настороже глаза и уши. Дождь лил, не переставая, и уже пропитал землю так, что вода скапливалась в низких местах в лужи и небольшие бассейны. Он как мог придерживался более сухих участков промокшей дороги, двигаясь на запад к своей цели, думая о том, чего он надеялся достигнуть. Так много зависело то того, что помнил Элдра Дерриваниан или что он написал, или даже от того, что он сможет предсказать. Все дошло до этого: своего рода безумная игра в догадки, кто еще остался, кого еще не нашли крылатые слуги Чародея—Владыки. Тот, кого еще не обнаружили предатели и подхалимы, стремящиеся сохранить жизни, которые они уже потеряли. Тот, кого еще не обратили и не убили.
Тот, у кого все еще есть достаточно мужества, чтобы сделать все необходимое для спасения Народов.
И это был Элдра Дерриваниан, и он мог не волноваться о том, чтобы спасти еще кого–то.

* * *

Две недели назад Алланон думал, что его поиски — это гиблое дело. Он узнал о неминуемом возвращении Чародея—Владыки в течение нескольких месяцев. Все признаки этого были налицо для любого, кто мог их прочесть. На севере были замечены крылатые твари — Носители Черепа, патрулирующие ночное небо над Ножевыми Горами, купающиеся в водах реки Леты, чтобы защитить свою кожу днем. В близлежащих окрестностях были обнаружены тела путешественников, разорванные в клочья и частично съеденные. Люди и животные пропадали без вести, их уже никто никогда снова не видел. В Чарнальских Горах в когда–то потухших вулканах снова ожил огонь, и глубокие раскаты сотрясали землю с регулярными интервалами.
Сбывалось пророчество, о котором много лет назад ему рассказал Бремен. Брона, когда–то бывший друидом, который пал жертвой своей собственной погони за темной магией, и ставший вследствие этого Чародеем—Владыкой, не был уничтожен, как считало подавляющее большинство. Эльфийский Король Ярл Шаннара не добился успеха, владея мечом, специально выкованного для этой цели, и хотя Чародей—Владыка был побежден и изгнан из своего земного тела и Четырех Земель, он всего лишь бы ослаблен, но не мертв. Однажды, говорил Бремен мальчику, Темный Лорд вернется. И поэтому Меч Шаннары должен храниться в безопасном месте и быть готовым для наследника дома Шаннары. Когда придет время, случится ли это во время жизни Алланона или его преемников друидов, наследник Шаннары должен взять в руки этот меч и снова выступить против Чародея—Владыки.
Было достаточно легко признать эту истину и отложить ее в сторону, пока тот день не наступит, что и сделал Алланон. Он удостоверился, что Меч Шаннары хранился в Параноре, и продолжил жить своей жизнью. Проходили годы без каких–либо признаков ожидаемого возвращения. Другие дела занимали его мысли и время. В конце концов, спустя сотни лет, о перспективе возвращения Чародея—Владыки все забыли.
Даже несмотря на это, он узнал, когда это произошло, и понял, что именно нужно предпринять, чтобы сохранить народы Четырех земель в безопасности. Однако, он действовал слишком медленно. Он не смог предугадать, каким образом будет действовать Чародей—Владыка, чтобы убедиться в том, что второй раз против него не воспользуются Мечом. Сам по себе Меч был проклятием и для Темного Лорда, и для Носителей Черепа; они едва могли стоять в его присутствии, не говоря уже о том, чтобы даже на мгновение к нему прикоснуться. Поэтому, зная о невозможности забрать его, Брона вместо этого решил устранить всех, кто мог однажды использовать его против него. Он решил стереть с лица земли род Ярла Шаннары.
Систематически он убивал всех, кто являлся потомками этого эльфийского дома. Поскольку прямые потомки Ярла Шаннары умерли естественной смертью в течение трех поколений после его собственной смерти, Чародею—Владыке предстояло только отыскать дальних родственников, у которых в крови был след его эльфийской крови. Поначалу Алланон не понял, что происходит. А когда он осознал это и начал свои собственные поиски, он обнаружил, что намного опоздал, чтобы спасти хоть одного из тех, кого он искал. К тому времени у него была крепкая связь с молодым Королем эльфов Эвентином Элесседилом, и они вдвоем вместе трудились, чтобы найти любые ссылки или обрывки информации о потомках Шаннары из эльфийских генеалогических записей и хроник, которые могли помочь в их поисках.
Именно последнее сообщение от Эвентина привело Алланона две недели назад в Арборлон и направило по тому пути, по которому он сейчас и продвигался.
— Тебе так и не удалось отыскать наследника? — спросил его молодой Король, после того как они устроились в одной из изолированных приемных. Эвентин совсем недавно взошел на эльфийский трон после смерти своего отца. Но Алланон уже поверил в огромный потенциал этого эльфа. Его харизма, его сила воли, его заботы о своем народе и способность действовать быстро и судить справедливо предполагали, что он был королем не только по титулу.
— Вообще ни одного, — ответил он. — Каждый отдельный источник приводил только к мертвому. У нас не остается времени.
— И имен. Я исчерпал все свои источники. И от Хроник Друидов и твоих личных записей нет никакой помощи?
В каком–то плане Алланон был историком и дотошным хранителем записей. Он приложил соответствующие усилия, чтобы годами записывать имена наследников Шаннары с датами смерти, рождения и браков. Но даже он не смог проследить каждую ветвь в этом роду, поэтому была вероятность, что все еще можно найти мужчину или женщину, в жилах которых течет кровь Шаннары.
— У меня больше нет идей. Я не знаю, где еще можно посмотреть.
— Я так и думал. Однако есть еще одна возможность, которую мы проглядели.
Алланон был удивлен. Он считал, что их поиски закончились неделю назад после смерти целой семьи Вэйландринг в Эмберене. Он думал, что больше никого не осталось.
— Кого же мы упустили?
— Не потомка Ярла Шаннары, а мужчину, который может знать кого–то, о ком мы не знаем. Его зовут Элдра Дерриваниан. Он был хранителем генеалогических записей членов королевских семей и Эльфийского Высшего Совета в течение многих лет. Он был им еще до моего отца. Его знания феноменальны, даже для хранителя записей. Он мог проследить почти любую ветвь в их родословной по памяти. В дополнение к нашим записям он хранил и свои собственные, которые и забрал с собой, когда его уволили со службы как раз перед смертью моего отца.
— Уволен? Я чувствую какую–то проблему.
— Ты не ошибся. Дерриваниан ушел при весьма печальных обстоятельствах. Его сын был убит во время службы в эльфийской Страже Дома. Убийцу так и не нашли, и причина его смерти осталась тайной. Обстоятельства, окружавшие это событие, были подозрительными, и Дерриваниан не мог позволить, чтобы дело замяли. Он потребовал, чтобы мой отец сделал еще больше. Но тот был уже стар и к тому времени умирал, поэтому не мог ничего сделать. Дерриваниан так обезумел от горя, что начал игнорировать свою работу. А в некоторых случаях и сознательно саботировал ее — сначала по мелочам, а позднее и в более широких масштабах. Когда мой отец узнал, что он делал, то уволил его. Дерриваниан обратился за помощью к Высшему Совету, но получил отказ. В итоге он с позором покинул Арборлон.
— Поэтому у него нет причины нам помогать.
— Ты должен узнать об этом сам.
— Ты знаешь, где он находится сейчас?
— Всего неделю назад его заметили в деревне Арчер Трэйс, это один из моих эльфийских гвардейцев обнаружил его во время поисков потомков Ярла Шаннары. Найти его оказалось абсолютной случайностью. Он живет там со своей женой. Оба уже довольно пожилые. Если он по–прежнему ненавидит Элесседилов так, как во времена моего отца, и до сих пор таит обиду за свое увольнение, может оказаться трудным убедить его помочь. Но у него могут оказаться его личные записи или какие–нибудь воспоминания о члене семьи Шаннары, которые могли бы привести нас к наследнику.
— И ты веришь, что если он поймет масштаб угрозы эльфийскому народу — его народу — его можно будет убедить отбросить свою озлобленность?
Эвентин пожал плечами:
— Лучше тебе самому это выяснить, Алланон. Ты, по всей вероятности, единственный, кто сможет его убедить.
Поэтому он оказался здесь, выполняя еще одну глупую затею, в поисках эльфа, который не питал любви к Элесседилам и испытывал чувство горечи к своему собственному народу за отказ поддержать его жалобы против эльфийского трона. Однако это было лучшее, что ему осталось. Возможно даже, что он наконец–то окажется на шаг впереди своего врага. Дерриваниан не был членом семьи Шаннары, и поэтому у Чародея—Владыки и его приспешников не было причин искать его. На этот раз, верил Алланон, он сможет найти живым объект своих поисков. В этот раз, у него будет шанс получить информацию, которая неизвестна Чародею—Владыке.
А если так, то, наверное, еще не все потеряно.

* * *

Он почти вышел за границы Арчер Трэйс, когда подошел к забору с резным петухом на воротах. Он остановился, чтобы изучить дом, который этот забор ограждал. Внутри горел свет — достаточное доказательство, что кто–то в доме еще не спал. Он посмотрел в окна, надеясь заметить какое–нибудь движение, но ничего не увидел. Он раскинул магическую сеть в поисках скрытых опасностей, но ни одной не обнаружил.
Удовлетворившись проверкой, он открыл ворота, прошел по дорожке к тяжелой деревянной двери и постучал.
Сразу же он услышал какое–то движение внутри.
— Кто там? — выкрикнул мужчина.
— Странник, — ответил Алланон. — Но я принес вести из Арборлона, которые вы захотите услышать
Наступила долгая пауза.
— Я ничего не желаю слышать из Арборлона и от его эльфов. Убирайся.
Алланон вздохнул, но его мрачное лицо осталось непреклонным:
— Бармену из Пьяного Дурака это показалось достаточно важным, чтобы послать меня сюда. Почему бы вам не выслушать меня?
Еще одна пауза. Затем щелкнул замок, дверь распахнулась и слабый свет от свечи пролился на дождь.
Мужчина, который стоял за дверью, был согнут не только от груза лет и старческой немощи. В его глазах отражались озлобленность и разочарование, которые говорили о той несправедливости, которую он терпел и от которой страдал. Там была горечь и ожидание дальнейших ударов судьбы, которые пока что находились вне поля зрения, но тем не менее приближались. Там была усталость и глубокое ощущение покорности.
Но было и что–то еще, и Алланону потребовалось мгновение, чтобы выделить это из остального бремени, которое нес этот мужчина.
Это был страх.
— Чего ты хочешь? — набросился на него Элдра Дерриваниан. Затем остановился. — Подожди–ка. Я тебя знаю. Ты друид Алланон.
— Мы никогда не встречались.
— Нет, но ты довольно часто появлялся при дворе Короля и перед Высшим Советом. Я знаю тебя, несмотря на то, что ты не обращал на меня внимания. А теперь убирайся отсюда.
Алланон быстро выставил ногу, чтобы не дать закрыть дверь.
— Сначала, вы выслушаете меня. Как только вы это сделаете, я пойду своим путем. Но не раньше.
Дерриваниан равнодушно взглянул на него, а затем отвернулся:
— Делай, что хочешь. Мне это безразлично.
Алланон вошел в комнату и закрыл за собой дверь. Он быстро осмотрелся. Комната была небольшая, скудно обставленная и неубранная, и в ней неприятно пахло. Посуда была свалена в раковину, и повсюду была разбросана одежда. Он сразу же почувствовал что–то неладное, но кроме очевидного, не смог решить, что именно.
— А где Коллис? — спросил он.
Жена Дерриваниана. Старик помедлил, затем кивнул в сторону двери в задней части комнаты.
— Спит. Болеет. В эти дни она быстро устает. Она рано ложится спать. Так что ты от меня хочешь?
Алланон подошел к маленькому кухонному столу и сел, ожидая. Через мгновение Дерриваниан присел напротив него.
— Мне нужна ваша помощь, — сказал друид, положив на стол локти и наклонившись вперед, уперев подбородок в сложенные руки и устремив взгляд на старика. — И я надеюсь, что вы согласитесь помочь после того, как услышите, что я расскажу.
— Чем же я могу помочь?
— Мысленно вернуться назад во времени и попытаться вспомнить кое–что для меня. Воспользоваться вашим исключительным умом, чтобы вызвать из памяти то, что уже, наверное, никто не может. А если это не удастся, то просмотреть ваши личные записи, чтобы освежить эти воспоминания.
Старик потер свое лицо. Он был небрит, а его щеки и лоб покрывали глубокие морщины. С возрастом его уши опустились, а брови стали густыми и седыми. Его пепельные волосы оказались жесткими и непричесанными, когда он пробежал по ним своими пальцами.
— Кого ты ищешь?
— Всех, кто является наследниками эльфийского дома Шаннары.
Тот долго хранил молчание.
— Чародей—Владыка вернулся, не так ли? Значит, слухи верны.
Алланон кивнул.
— Он вернулся, а с ним и его Носители Черепа. Он выслеживает и убивает всех из рода Шаннары, чтобы против него нельзя было снова использовать Меч.
— И сколько уже умерло? Подожди. Не говори мне. Все, правильно? Во всяком случае, все, кого ты смог найти. Если тебе понадобилась моя помощь, значит все дошло до крайности. Как ты вообще нашел меня?
— Один Эльфийский Охотник заметил вас во время поисков вестей о наследнике.
Дерриваниан покачал головой:
— Я три года скрывался здесь. Никто не знал. Я нашел здесь немного мирной и спокойной жизни. А теперь это. — Он вздохнул. — У меня нет никакой любви к Элесседилам. У меня даже нет особой любви к эльфам, и неважно, что они являются моим народом. Никто из них ничего для меня не сделал, когда мне нужны была их помощь. Они допустили, чтобы смерть моего сына осталась безнаказанной. Они оставили убийцу на свободе. Они отмахнулись от всего этого так, будто это не имело никакого значения.
Алланон не отводил взгляда.
— В это вовлечены не только Арборлон и Элесседилы. На кону стоит выживание целого мира. Мне нужно, чтобы вы отбросили свою озлобленность.
— Тебе? Весьма скверно. Почему мне стоит волноваться? Зачем мне беспокоиться от этом мире или о ком–то еще?
— Потому что вы не хотите, чтобы этот крах мира оказался на вашей совести, когда вы могли сделать что–то для предотвращения его. Ну же, Дерриваниан. Вы же были хорошим и верным служащим так много лет, чтобы отбросить все, когда ваша помощь так много значит для всех. Помогите тем, кто не может помочь себе сам.
Старик поднялся и отошел от стола, остановившись, чтобы выглянуть в окно — возможно, размышляя о том, что он узнал, или собираясь с мыслями. Он долгое время хранил молчание. Алланон не мешал ему. Слишком много слов убеждения могли неправильно повлиять на этого мужчину. Лучше пусть он самостоятельно придет к правильному решению.
— Ты кажешься сильным человеком, Алланон, — наконец произнес он. — Это так? Ты так силен, как говорят?
Алланон терпеливо молчал.
— Потому что я не сильный. Я слабак и трус. Я потерял сына и я не… — Он вдруг замолчал, качая головой. — Ты не узнаешь, что делать до тех пор, пока не столкнешься с той ситуацией, которая проверяет тебя. Ты думаешь, что знаешь, но на самом деле нет.
Друид по–прежнему ждал. Он не мог помочь, гадая, как бы он поступил в той ситуации, о которой пытался сказать этот мужчина.
Элдра Дерриваниан повернулся к нему:
— Есть еще одна возможность, последний мужчина, которого упустил Темный Лорд. Он является дальним родственником, родившимся от внука двоюродной сестры удаленной ветви рода. Однако, его родословная верна. В нем достаточно от Шаннары, чтобы послужить твоим целям. Его зовут Уэйр. Рассказать тебе, где ты сможешь его найти?
Алланон медленно кивнул:
— Расскажи мне все.

* * *

Вскоре Алланон покинул коттедж, натянув на голову капюшон и поплотнее закутавшись в плащ, невольно наклонившись под натиском дождя. У него было все, что нужно, чтобы найти того мужчину, которого назвал Дерриваниан, включая и его местонахождение. Уэйр жил на ферме вдали от любого городка или деревни на севере от Эмберена, недалеко от юго–западной окраины пустыни Кьерлак, в стране, где редко появлялись эльфы, и которую нельзя было назвать дружественной. Ферма находилась в одном дне пути в хорошую погоду, а в плохую потребуется несколько дней. Лучше путешествовать верхом на лошади, чем пешком, поэтому друид вернулся в Эмберен, чтобы найти комнату для ночлега, прежде чем отправиться завтра в путь.
Его все еще тревожил визит к Элдре Дерриваниану. Что–то было не так. Но не сам мужчина, не его слова, не его действия. Он вдруг вспомнил, что в одном из углов комнаты валялся матрас. Почему Дерриваниан спал там, а его жена в задней комнате? Или это была постель для кого–то еще? Болезнь его жены могла привести к такому состоянию жилища, но была еще какая–то тайна, которая его и беспокоила.
Страницы:

1 2





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Gaidelia о книге: Алайна Салах - Американ Босс
    про сыночка читать тоже было читать интересно. герои понравились, но концовка сильно срезана, хотя и понятная.
    почитала бы обо всех детишках Матрешки и Гаса.

  • Gaidelia о книге: Алайна Салах - Новый босс [СИ]
    хорошее продолжение. аннотация полная фигня и упоминание поттерианы немного раздражало. написано эмоционально и любоФФно.

  • Doka001 об авторе Сергей Владимирович Кротов
    неплохо читается,правда много огрехов-невнятное начало цикла,непонятная девочка Оля с абсолютно необъяснимыми метаниями между мужиками мотивации действий тоже местами натянуты на глобус и ухо достаётся акробатическим этюдом дотягиваясь через междуножие...однако же читается...если не скрестись,то вполне на 4 с плюсом за эрудицию и динамику...

  • Дьяви о книге: Антон Демченко - Запечатанный
    Жаль, что про Николаева дописывать не стал автор, а просто второстепенным персом его сделал

  • WhiteLittleDevil о книге: Вадим Сагайдачный - Бигра
    Фанатам "героев меча и магии 3" посвящается. Название артефактов, заклинаний, мобов "содрано" из игры.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.