Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50128
Книг: 124521
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Испытание на прочность»

    
размер шрифта:AAA

Аристарх Нилин
ИСПЫТАНИЕ НА ПРОЧНОСТЬ

Глава 1

— Докладывает первый пост. К станции подошел космический челнок. Стыковка прошла в плановом режиме. Командир челнока просит разрешения открыть отсек перехода и принять экипаж на борт станции.
— Иви, будь добра, проследи, чтобы прибывшие на станцию прошли дезинфекцию в полном объеме. Я обнаружил в вахтенном журнале, что на прошлой неделе проходил внеплановый ремонт в этом отсеке. Лишние микробы с Земли на станции ни к чему.
— Слушаюсь, командир. Какие будут еще указания?
— Как только дезинфекция закончится, доложи мне, я приму командира челнока, а заодно познакомлюсь с экипажем.
— К нам гости или постоянный экипаж?
— И те, и другие.
— Ясно. Доложу, как только закончатся все формальности.
— Хорошо. Я у себя в каюте.
Экран видеофона отключился, и Владимир вернулся к прерванной работе — реставрации фарфорового зайчика, у которого он пару недель назад по неосторожности отбил небольшой кусок. Это была уже третья попытка вернуть на место кончик морковки, две предыдущие окончились неудачей. На этот раз он решил использовать новый метод.
Собирательство фигурок животных нельзя было назвать в полном смысле коллекционированием, скорее это было хобби. Многие на станции об этом знали. Кто-то посмеивался, кто-то относился спокойно и, при возможности, привозил с Земли очередную безделушку. Фигурка занимала свое место на полке в командирской каюте, в которую Владимир Туманский переехал два месяца назад, после того как его утвердили в должности командира международной космической станции «Хронопус».
Начало строительство станции было положено теперь уже в далеком 2026 году. Первоначально её собирались запустить на орбиту Земли, но, поскольку Международный комитет по развитию дальнего и ближнего космоса еще на стадии проектирования станции рассматривал идею начать строительство лунного поселения, первые элементы конструкции стали возводиться на орбите Луны. Девять лет потребовалось для того, чтобы станция обрела свои нынешние черты и смогла принять первый экипаж, в который наряду с техническим персоналом вошли ученые и специалисты. Станция стала связующим мостом между Землей и первым лунным поселением, где к 2035 году работало около пятидесяти человек.
Владимир Туманский попал на станцию в числе первых астронавтов и по праву мог отнести себя к числу старожилов. Его назначили на должность помощника командира станции. Он представлял Россию, которая внесла существенный вклад как в проектирование, так и в строительство самой станции, поэтому среди обитателей было немало граждан страны, которая первой запустила человека в космос. Спустя два года Туманского назначили на должность первого помощника командира. Это означало, что фактически он стал вторым лицом на станции, и, со временем, у него были все шансы стать командиром. Тем более комитет установил смену командного состава каждые три года. Впрочем, шансы стать командиром станции на очередные три года были и у Вацлава Качмарека, который начал работать на станции на год позже Туманского и зарекомендовал себя как отличный специалист. Поляк по национальности, веселый, остроумный и очень коммуникабельный. В довершении всего, спустя два года на станцию прилетела его жена, которая, как и он, посвятила себя не только воспитанию двоих детей, но и освоению космоса.
В 2040 году, когда комитет решал, кого назначить новым командиром станции, перевес голосов в пользу Туманского составил всего три человека. Но этого было достаточно, чтобы утвердить его на очередной срок. Небольшим утешением для Качмарека стало то, что его назначили первым помощником, что давало шансы быть избранным в следующий раз. Правда, сам он в это слабо верил, так как к тому времени ему исполнялось сорок восемь лет, и вряд ли комитет сделал бы исключение и приплюсовал год сверх положенного нормой для командного состава пятидесятилетнего рубежа. Утешением стало то, что старший сын, названный в честь отца, успешно прошел приемные экзамены и поступил в отряд будущих астронавтов.
— Что же, если не я, то может Вацлав Качмарек-младший станет однажды капитаном станции, — чуть с грустью сказал он жене, когда узнал о решении комитета. На что та быстро утешила мужа, заявив:
— Согласись, чем выше должность и больше ответственность, тем меньше внимания любимой супруге.
Она провела рукой по щеке мужа, поцеловала и нежно посмотрела на него.
— Ты, как всегда права, дорогая.
Они были женаты двадцать один год и порой понимали друг друга без слов. В браке Вацлав был по-настоящему счастлив и очень этим гордился. А уж когда его супруга добилась того, что её направили работать на станцию, и вовсе был на седьмом небе.

Жизнь на станции протекала довольно обыденно. Плановые работы по техническому обслуживанию, внеплановые по ремонту вышедших из строя элементов, прием и отправка грузовых модулей с Луны и Земли и проведение всевозможных научных экспериментов, которые расписаны и утверждены Международным комитетом чуть ли не на год вперед. И все же, среди этой рутинной на первой взгляд работы, именно 2040 год ознаменовал собой начало больших перемен, как в работе основного экипажа станции, так и тех, кто прибывал в краткосрочную командировку для проведения сложных научных экспериментов или испытания очередного орбитального модуля.

Владимир слегка подвел кисточкой кончик морковки и внимательно посмотрел на него через увеличительное стекло. Тональность была подобрана идеально, оставалось нанести тонкий слой лака, и можно считать, что работа завершена. Он поставил фигурку на стол, в этот момент видеофон включился и вслед за этим раздался голос Иви:
— Командир, экипаж челнока ожидается через пять минут. Какие будут указания?
— Никаких. Я сейчас буду.
Он кинул удовлетворенный взгляд на зайца и отправился в командный отсек станции.

Туманский появился у командного отсека в тот момент, когда дверь на противоположной стороне модуля открылась, и в проеме показалась группа астронавтов. Судя по эмблемам на костюмах, это были прилетевшие на космическом челноке.
Обычно встреча прибывающих на станцию входила в обязанности одного из помощников, но данный визит был внеплановым. Туманский получил сообщение о прилете челнока всего два дня назад, и лишь вкратце знал о цели визита. В сообщении из комитета, который давал разрешение на подобные посещения, значилось, что на станцию направляется группа американских специалистов во главе с Хелен Кайт. Она была назначена начальником медико-биологического отдела вновь созданной лаборатории для проведения серии экспериментов. Подробности операции и дополнительные инструкции командир станции должен был получить непосредственно от Кайт.
Такая секретность несколько удивила командира. К тому же, если учесть, что американская сторона была крайне недовольна, что члены комитета с треском прокатили их представителя при баллотировании на пост командира станции, визит американцев с секретной миссией ничего хорошего не сулил. Впрочем, поведение американцев регулярно сопровождалось налетом таинственности. Да и само отношение к международным космическим проектам постоянно вызывало если и не раздражение, то, по-крайней мере, удивление со стороны комитета. Американская сторона то предлагала грандиозные проекты, то вдруг резко урезала финансирование уже текущих. И хотя две трети станции были построены Россией, Китаем, Японией и Евросоюзом, первым и вторым командирами были представители США. Так что назначение представителя России было вполне заслуженным как с точки зрения вклада страны в строительство станции, так и оценки самого Туманского, который работал на ней с самого начала.
Впрочем, Туманский старался не влезать в эти дрязги. У него и без того хватало дел на станции, так как после ввода её в эксплуатацию по-прежнему продолжалась пристройка новых отсеков.
Он дождался, когда экипаж челнока поравняется с ним, и, после обмена приветствиями, галантно пропустил вперед Хелен Кайт и её спутников в командный отсек станции.
Вахтенный офицер Иви Лакатош отдав честь командиру и прибывшим, продолжила свою работу, а командир на правах хозяина обратился к Кайт.
— Судя по полученным из комитета инструкциям, вы направлены на станцию со специальной миссией. Однако никаких подробностей я не получил.
— Я в курсе. Вот документы, — и она передала запечатанный файл с документацией. — Здесь письменные инструкции и видеозапись.
— Я могу ознакомиться с его содержимым?
— Нет, нет. Лучше у себя в каюте. Часть информации носит строго секретный характер, доступ к которой имеете только вы, я, и упомянутые в документе лица.
Командир попытался улыбнуться, но скорее это выглядело как саркастическая усмешка, словно он хотел сказать, — Так-так, опять играем в секретность. Видимо именно так цепкий взгляд Кайт оценил выражение лица капитана. Поэтому ледяным тоном она произнесла:
— Полагаю, часа вам хватит для ознакомления с документами, а я тем временем просила бы разрешения посмотреть место моей будущей работы и личные каюты для меня и прибывших со мной сотрудников. Заодно, не мешало бы привести себя в порядок. Как-никак, почти сутки лета до станции.
— Разумеется. Я дам указание старшему помощнику, чтобы он проводил вас посмотреть новый биологический отсек и показал личные каюты. Они расположены в одном модуле, который недавно построили. Полагаю, вам там понравится.
— Надеюсь, тем более что я принимала участие в его проектировании.
— Как конструктор? — и снова невольно в словах командира прозвучала ирония.
— Нет, как пользователь…. - она хотела что-то добавить, но внезапно воздержалась.
— В таком случае, до встречи через час, — сухо ответил Туманский, понимая, что радушного хозяина из него не получилось, а это ничего хорошего не сулило.
Хорошее настроение мгновенно улетучилось, и, перепоручив Кайт и её спутников Качмареку, который незадолго до этого появился в командном отсеке, командир отправился обратно в свою каюту.
Захлопнув за собой дверь, Владимир швырнул пакет на стол и, достав с полки фарфорового зайца, посмотрел на результат своей работы. Кончик морковки выглядел замечательно. Поставив статуэтку на место, он уселся в кресло, вскрыл пакет и стал внимательно знакомиться с документами.
Из прочитанного стало ясно, что, по согласованию с Международным комитетом по развитию дальнего и ближнего космоса, американская сторона в рамках исследования искусственного интеллекта получила право на проведение на борту станции «Хронопус» серии испытаний опытного образца. Данное сообщение еще больше испортило настроение Владимира. Он был в курсе проблемы, связанной с изучением данного вопроса на Земле.
В свое время, когда развитие искусственного интеллекта стало продвигаться достаточно быстрыми темпами, а позитронный мозг, о котором в свое время писали фантасты, стал близкой реальностью, многие государства посчитали, что это может быть использовано как на благо человечеству, так и во зло, в связи с чем был наложен запрет на создание и испытание опытных образцов. Пресса всего мира писала о том, что государственными мужами руководит желание перестраховаться, подобно тому, как совсем недавно запрещали даже думать о клонировании человеческих органов, а бедная овечка Долли была символом глумления над природой.
Более пяти лет страны одна за другой лишали ученых возможности проводить эксперименты над искусственным интеллектом, и в конечном итоге был установлен Международный запрет. Насколько это было правильно и оправдано, судить трудно, однако, дискуссии, интервью с учеными и статьи на эту тему с течением времени сошли на нет, и страсти утихли. Но в 2037 году американцы неожиданно вновь подняли вопрос, и нашли лазейку, которая подразумевала запрет проведения экспериментов только на Земле. Тогда-то они и заговорили о возможности испытаний в космосе. К этому времени «Хронопус» два года как находился в эксплуатации, и американская сторона сумела получить разрешение на проведение испытаний искусственного интеллекта на станции. Учитывая, что ничего конкретного о разработках, которые велись в США, не было известно, все посчитали, что это дело отдаленного будущего, в чем собственно и уверяли американцы. Комитет пошел навстречу и дал разрешение. Время начало свой неукротимый бег, и проблема снова на какое-то время выпала из поля зрения. Однако, по прошествии трех лет, создание и испытание позитронного мозга стало реальностью. И для того, чтобы вновь не будоражить общественность, проекту был присвоен статус особой секретности, а круг посвященных в предстоящие испытания строго ограничен и включал капитана станции, его первого помощника Качмарека, и, разумеется, всех прибывших на станцию сотрудников во главе с Хелен Кайт.
В полученной Туманским инструкции в общих чертах излагалось, что командиру «Хронопуса» поручается оказывать Хелен Кайт и её сотрудникам всяческую помощь в проведении экспериментов, и одновременно обеспечить полную секретность испытаний.
Последняя фраза окончательно вывела командира из себя. Получалось, что, с одной стороны, он должен во всем идти навстречу Кайт и помогать, а с другой, на любые вопросы персонала станции в лучшем случае отнекиваться, а по существу — врать.
Поставив кристалл памяти, который прилагался к документам, Туманский ввел пароль личного доступа, после чего появилось голографическое изображение. Как он и предполагал, это была запись личного послания Сиранука Синха, главы Международного комитета. В нем он пытался в дипломатичной форме донести мысль, что надо постараться помочь американской миссии в проведении экспериментов, по возможности сделать все, чтобы о них знало как можно меньшее количество людей на станции, чтобы информация никоим образом не просочилась в прессу, и бла-бла-бла, все в том же духе.
Больше всего командира взбесило то, что всё сказанное ровным счетом не говорило ничего о том, что представляют собой эксперименты, какие сроки определены для их проведения, какую конкретно помощь он должен оказать Кайт.
— Интересно, что именно я должен делать, если во всем этом словоблудии ни слова конкретики про сам эксперимент? — гневно произнес Владимир, после чего сложил все документы, включая кристалл, обратно в папку и убрал в сейф, который был вмонтирован в стену возле стола.
— Полный идиотизм, — подытожил он свои умозаключения, и, взглянув на часы, дабы успокоиться снова занялся фарфоровым зайцем.

Глава 2

— Точность — вежливость королей, — любил повторять Туманский всякий раз, когда кто-то опаздывал и начинал оправдываться. Сам он придерживался принципа: лучше прийти на пять минут раньше, чем на пять минут позже. Поэтому, взглянув на часы, он отправился в командный отсек. Подходя к двери, он решил, что будет гораздо лучше, если наметившиеся разногласия и взаимная неприязнь, которая неизвестно отчего возникли к Кайт, будут исчерпаны, и с привычной для себя улыбкой, перешагнул порог отсека.
Кайт была одна, видимо её спутники были заняты обустройством на станции, или она просто хотела закончить все формальности, связанные с выполнением миссии.
— Надеюсь, вы успели ознакомиться с материалами, которые я вам передала?
— Безусловно. Скажу откровенно, я так и не понял, в чем заключается программа ваших исследований, и чем я могу вам помочь в их проведении? — он старался говорить как можно спокойнее. Уловив его интонацию, Кайт также смягчила тон разговора.
— Вы не возражаете, если мы с вами немного пройдемся по станции? Я здесь первый раз, заодно и поговорим.
— Что за вопрос, я к вашим услугам, — и распахнув дверь, он как всегда пропустил даму вперед и затем вышел вслед за ней в коридор.
— Насколько мне известно, станция все еще достраивается?
— Что поделать, перманентная составляющая, которая вряд ли когда-нибудь закончится. В отличие от первых космических станций, которые работали в разные годы на орбите Земли, «Хронопус» создавался по иному принципу. Он строился непосредственно на орбите Луны, и все же его объема явно не хватает для того, чтобы полноценно вести исследовательские и промышленные работы. К тому же, строительство лунного поселения и начало освоения Луны существенно увеличило грузопоток с Земли на Луну и обратно, а мы — перевалочный пункт. Люди, оборудование, материалы, а теперь еще и сырье почти каждые два-три дня транспортируют с Луны на Землю и обратно. Поэтому станция постоянно расширяется. Впрочем, вы и сами об этом наверняка хорошо информированы.
— А тут еще мы со своими проектами на вашу голову, не так ли? — она посмотрела на командира и улыбнулась. Трудно было определить, чего в её взгляде было больше: желания узнать истинное отношение Туманского к проекту и получить на свою сторону союзника или боязни и опасения к недругу, который может лишь делать вид, что помогает.
— А она не так проста, как кажется, — подумал Туманский, прежде чем ответить на её вопрос. Секунду, помедлив, произнес:
— Что делать, приказ есть приказ. Его надо либо выполнять, либо увольняться. Вы согласны со мной?
— Однако, какой вы.
— Простите?
— Ответили ни да, ни нет. Дежурная фраза, которую можно истолковать как угодно.
— Давайте лучше поговорим о проекте, ведь на самом деле вы меня для этого пригласили пройтись по станции?
— И ознакомиться с ней, в том числе.
Туманский рассмеялся, и, посмотрев на Кайт, произнес:
— Как хорошо быть женщиной.
— Что вы говорите, а я всегда считала, что мужчиной гораздо проще!
— Я не о том. Женщине труднее нагрубить, даже если очень хочется. Кроме того, она совсем иначе говорит и побуждает собеседника идти наперекор тому, о чем он думает.
— А вы не церемоньтесь, я пойму и сделаю выводы.
— Стало быть…
— Мы остановились на цели моего визита и тех экспериментах, которые мне предстоит провести.
Туманский снова рассмеялся, но тут же взял себя в руки.
— Если конечно, можно, хотелось бы немного приоткрыть завесу секретности.
— Я постараюсь.
Они неспеша пошли по коридору в направлении следующего орбитального модуля, которые разделяли две раздвижные перегородки, позволяющие в непредвиденной ситуации полностью изолировать один отсек от другого и обеспечить безопасность станции. Собственно говоря, по этому принципу была построена вся станция, насчитывающая двадцать семь модулей, каждый из которых имел вид цилиндра шестнадцати метров в диаметре и тридцати пяти длиной. Соединенные между собой, они представляли конструкцию в три четверти окружности, которая протянулась почти на километр в длину. В центре находилась ядерная энергетическая установка. По внешнему периметру шло строительство дополнительных модулей.
— Не буду скрывать, мне поручено провести испытание опытной модели биоробота, который имеет позитронный мозг нового поколения.
— И вы хотите исследовать его возможности?
— Совершенно верно.
— А какова степень его искусственного интеллекта?
— Вот это как раз и предстоит выяснить. На Земле, как вы знаете, провести эксперименты невозможно, а теоретические выкладки вещь довольно абстрактная.
— Согласен, но все же, какие-то параметры вам известны?
— Безусловно. Во-первых, мы четко знаем объем его оперативной, резервной и архивной памяти.
— В байтах, разумеется…. - ехидно заметил командир и усмехнулся.
— Совершенно верно, — в тон ему, смеясь, ответила Кайт. А как может быть иначе, когда ресурс памяти построен на искусственных биокристаллических элементах?
— Я пошутил.
— Понимаю, и поэтому не сержусь, — она взглянула на Туманского и, улыбнувшись, продолжила, — Кроме того, тестирование отдельных частей мозга показало, что скорость его биоимпульсов превышает человеческие на сорок два процента. Теоретически, он должен соображать гораздо быстрее, чем мы с вами.
— Совсем плохо, — снова шутя, произнес Владимир.
— Почему?
— Вы считаете, что человеку нужны конкуренты? А куда тогда мы с вами денемся, на пенсию отправимся?
— Не беспокойтесь, до этого еще далеко. Знаете, во сколько обошелся этот прототип, не считая расходов на экспериментальную обкатку модели на станции?
— Догадываюсь.
— Вряд ли. Почти четыреста миллионов долларов.
— Не хило.
— Как вы сказали?
— Я сказал, приличные деньги.
— Нет, до этого.
— Это по-русски. В английском варианте означает — крутые деньги.
— Понятно. А если приплюсовать счет, который нам выставит Международный комитет, то сумма перевалит за полмиллиарда.
— Что делать, наука требует жертв, в смысле денег. Чем их больше, тем лучше. Значит, вы хотите начать испытание андроида….
— Биоробота.
— Пусть будет биоробот. Я только одного не могу понять, к чему такая секретность?
— Видите ли, — Кайт неожиданно замялась, видимо размышляя, как лучше ответить на вопрос Туманского, — видите ли, разработка проекта велась под эгидой Пентагона….
Туманский присвистнул.
— Теперь понятно. Выходит, в дело замешаны ваши военные, а они, конечно же, любят играть в секретность.
— Увы, — как бы извиняясь, произнесла Кайт и добавила, — иначе, откуда мы взяли бы столько денег, чтобы за три года организовать такой проект.
— Слушайте, вы так говорите, словно хотите убедить меня, что смогли создать искусственные мозги, которые мало чем отличаются от человеческих! Вы сами-то в это верите?
— Я — да! — неожиданно твердым и уверенным голосом произнесла Кайт.
— Я понимаю, вам хочется верить в то, что наука способна творить чудеса, но…
— К чему спорить, сегодня начнется выгрузка оборудования, которое мы привезли, а через день-другой активируем её и вы наглядно сможете убедиться, насколько она отличается от человека.
— Не понял, кто — она?
— Ах да, я забыла сказать. Биоробот имеет внешние черты женщины.
— Даже так? Слушайте, а думает она тоже как женщина или как оно?
— Об этом мы ничего не знаем, и, кстати, это одна из задач, которую необходимо будет решить в ходе эксперимента.
— А вы меня заинтриговали.
— Что вы говорите!
— Честное слово. Хочется поскорее взглянуть на вашу кибер-женщину.
— За чем дело стало? — произнесла Кайт, и повернулась, чтобы направиться в обратную сторону, — завтра во второй половине дня Луни предстанет перед вами.
— Кто?
— Луни, так зовут биокиборга.
— Странное имя.
— Почему? По-моему, очень даже ничего. Луни — от слова Луна. Мы в пяти минутах лета от Луны, поэтому решено было дать ей имя в честь спутника нашей планеты.
— Ну что же, Луни, так Луни. Так что, пройдемся по станции, или в другой раз?
— Лучше в другой раз. Дел много, надо все перенести в новый отсек, подготовить привезенную аппаратуру…. Думаю, что на экскурсию по станции мы с вами еще сходим, не так ли?
— Как скажете, я всегда к вашим услугам.
— Спасибо.
Они дошли до командирской каюты и распрощались. Хелен направилась в сторону модуля, в котором располагалась медико-биологическая лаборатория. Туманский посмотрел ей вслед и открыл дверь своей каюты. В тот же момент он получил сообщение, что вахтенный офицер просит командира прибыть в командирский отсек.

— Докладывает вахтенный офицер Лакатош. В семнадцатом отсеке авария, прямое попадание метеорита. Пробита обшивка. Отсек автоматически изолирован.
— Сколько человек в отсеке и есть ли пострадавшие?
— В отсеке двое, пострадавших нет. Оба в срочном порядке эвакуированы. Давление в отсеке продолжает быстро падать.
— Только этого нам не хватало. А что аварийная система межсекционного перехода, тоже задета или нет?
— К счастью, нет.
— Надо полагать, метеорит был приличных размеров, если смог пробить оба внешних экрана?
— Данные показывают, что масса составила около двух килограмм. В принципе экраны защиты должны были выдержать такую массу, или, по крайней мере, ослабить удар настолько, что при столкновении метеорит потерял бы большую часть энергии. Однако….
— Еще один пример того, что верить инструкции можно только тогда, когда на практике есть подтверждение тому, что написано. Надо срочно приступить к ремонтно-восстановительным работам. Пошлите две бригады…. Хотя нет, одну, если я не ошибаюсь, у нас в районе двадцатой секции сейчас идут монтажные работы. Свяжитесь с ними и от моего имени дайте указания, чтобы они срочно оказали помощь.
— Да, но они…
— Знаю, знаю, они непосредственно нам не подчиняются. Но в данном случае они на нашей станции и могут помочь. Я сейчас свяжусь с комитетом и попрошу, чтобы они подтвердили наши полномочия. Впрочем, я сомневаюсь, что монтажники откажут нам в помощи.
— Слушаюсь. Какие еще будут указания?
— Как только все исправят, доложите мне, я буду у себя в каюте. Да, и еще, американцы, прибывшие на челноке, отдыхают или уже начали разгрузку оборудования?
— Еще не начинали, — Иви посмотрела на один из многочисленных мониторов, и добавила, — все находятся в новом модуле.
— Узнайте у них, они привезли только оборудование или заодно захватили что-нибудь из провианта и для нас?
Иви взглянула на командира, и, прищурив один глаз, произнесла:
— Сомневаюсь. Наверняка придется ставить их на пищевое довольствие.
— Тогда, надо будет не забыть выставить счет. Но ты всё же поинтересуйся, вдруг что-то прихватили с Земли.
— Есть командир.

Туманский вышел в коридор. Очередная рабочая неделя на станции начиналась не лучшим образом.
У аппаратной он чуть не столкнулся с Качмареком, который, выходя, продолжал с кем-то беседовать и не заметил идущего по коридору командира.
— … хорошо, хорошо, как только снаружи заделают пробоину, сразу же поднимай давление.
Повернувшись, он увидел Туманского.
— Полагаю, ты уже в курсе?
— Если насчет метеорита, то да. Надо будет сделать экспертизу, чтобы можно было подсчитать, насколько ошиблись в расчетах по силовому экрану. Кстати, данные показывают, что проводка и трубопроводы внутри сектора не задеты, может быть, все же вскрыть внутреннюю обшивку и проверить?
— Согласен. Как только бригада вернется, начнем разборку внутри станции. Мало ли что.
— Вот именно.
— Что американцы?
— Темнят. Говорят, что привезли какого-то биоробота, да еще вдобавок, женского пола. Завтра обещали показать.
— Печенкой чувствую, что мороки с ними не избежать.
— Это точно.
— Лучше бы они во вторник прилетели.
— Это почему?
— Понедельник — день тяжелый. К тому же, я суеверный.
— А ты перекрестись.
— Тебе смешно, а я серьезно.
— Ладно, я буду у себя, надо написать отчет за неделю.
— Канцелярская работа — великая вещь.
— Молчи, а то буду ходатайствовать, чтобы эту работу взвалили на плечи первого помощника, — оба рассмеялись. Попрощавшись, они направились по своим делам.

К вечеру пробоина была устранена, давление в секторе восстановлено, а вскрытие обшивки показало, что командир не напрасно волновался, так как один из трубопроводов все же был задет и, хотя аппаратура ничего не показала, было решено произвести замену деформированной части.
К вечеру, когда Туманский с Качмареком сидели за ужином и беседовали, к ним подошла Кайт.
— Приятного аппетита.
Капитан и его помощник кивнули.
— Присаживайтесь, — любезно произнес командир.
— Спасибо за приглашение, но я с командой. Не хотелось бы отделяться.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Gaidelia о книге: Соня Рыжая - Нефтяник [СИ]
    Читала по диагонали. Очень много ,,воды,,. Повествование одних и тех же событий утомляли, как и в первой книге про химика. Героиня глупая хамка с огромным гонором в груди. Истеричка.
    В общем, разочаровалась. Дочитала из упрямства.
    События скачут сами по себе, непонятно. Словно набрали куски текста и вставили куда попало
    Про кучу ошибок, опечаток и писать не буду. Коряво и сыро.

  • Хеллиана о книге: Лора Вайс - Я не я и вечеринка не моя
    Прикольная история! Читала как раз на НГ на литнет. Попала прямо в тему.

  • Natalis75 о книге: Светлана Литвин - Сладкий Сентябрь
    Название соответствует тесту, все очень и очень сладко.

  • Natalis75 о книге: Ронни Траумер - Новое начало
    На мой взгляд, автор переборщила во всем,в этом тексте уровень пафоса зашкаливает.
    1.Слишком приторные слащавые отношения,после пару дней неземная любовь даже у взрослого крутого властного босса бабника.Слишком часто в тексте повторяется- любимый,любимая.Слишком нереально большая натуральная грудь у героини (когда она подаёт кофе боссу,она у нее на стол ложится).А ещё здесь очень часто все плачут.
    2.Драма и трагедия зашкаливают,а криминал и мафия ещё круче.
    3.Описание оргазмов,это нечто-"Мы рванули в космос,летели среди звёзд и были окружены разноцветными фейерверками.Мы достигли вершины и приземлились на пушистом облаке,что всегда готово принять наши обмякшие тела." Ну прям ода ко дню космонавтики.

    Мне "шедевральный текст" (по мнению фанатов автора) не понравился.Пафосное убожество очередной коммерсантки.

  • Яночка0810 о книге: Делия Росси - Альфа напрокат
    А мне понравилось. Спасибо большое автору. Получила огромное удовольствие. Кто еще сомневается читать или нет, читайте! Еще раз спасибо. Удачи!

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.