Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50128
Книг: 124521
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Контракт со смертью»

    
размер шрифта:AAA

Аристарх Нилин
КОНТРАКТ СО СМЕРТЬЮ

Краткое содержание первой книги:

Действие происходит в 2040 году на Международной космической станции «Хронопус», куда прибывает группа американских специалистов во главе с Хелен Кайт, для проведения испытаний нового биоробота. Возникший было конфликт между Кайт и Туманским (командиром станции), который недоволен секретностью проводимых экспериментов, вскоре проходит. Вместе с тем, Туманский неожиданно узнает, что биоробот (по имени Луни), которого американцы привезли для испытаний, внешне напоминает Зою, возлюбленную Туманского, трагически погибшую пять лет назад. Вскоре американцы приступают к серии тестовых испытаний робота. В это время к станции пристыковывается китайский космический корабль, направляющийся к Марсу, у которого обнаружились неполадки с двигателем. Кайт решает воспользоваться случаем и провести проверку возможностей биоробота при ремонте двигателя. Неожиданно, происходит попытка захвата Луни. Она остается в живых, но серьёзно пострадала. Инцидент удается замять, а американцы срочно приступают к спасению биоробота. Через несколько дней на станции происходит новое ЧП. Взрыв в одном из модулей приводит к тому, что станция сходит с орбиты и начинает падать на Луну. Для временной стабилизации орбиты Кайт отправляет биоробота на челноке, взорвав который, стало возможным притормозить падение станции и дождаться помощи с Луны. Тем временем, возникшие сомнения Туманского по поводу причастности Луни к диверсии, находят подтверждение. Он предъявляет Хелен Кайт доказательства того, что Луни подложила бомбу, а все события — результат тщательно продуманного плана уничтожения станции и одновременно, проверки работоспособности биоробота в экстремальных ситуациях. Кайт понимает, что неопровержимые доказательства против неё, поэтому в такой ситуации ей целесообразно держаться вместе с командиром станции. Однако по возвращении в лабораторию, её убивают. Туманскому удается узнать имя убийцы Кайт. Понимая, что Луни умело манипулировали в сложной политической игре и ей грозит гибель, командир помогает ей бежать со станции, но при посадке корабля на Луну, тот взрывается. Однако у Туманского остаются сомнения, что Луни действительно погибла в результате взрыва. В этот момент на станцию прибывают американцы, которые должны во всем разобраться…

Глава 1

Американский космический корабль состыковался со станцией, и спустя двадцать минут руководитель делегации, здоровался с Туманским.
— Рэй Форман, — представился он, и протянул командиру руку. На вид ему было около пятидесяти. Высокий, с крупными чертами лица и лысиной, которая снова вошла на Земле в моду. Внешне он напоминал босса фирмы. Доброжелательная улыбка, и вместе с тем абсолютная раскованность и уверенность в себе, что чувствовалось практически в каждом жесте.
— Владимир Туманский, командир станции «Хронопус», — представился он, протягивая Форману руку. После чего тут же добавил, — Рад, что вы столь оперативно прибыли, чтобы во всем досконально разобраться. Скажу откровенно, ваш проект доставил нам немало беспокойств на станции.
— Что делать, все новое, порой вызывает недоумение, тревогу и озабоченность.
Туманский смотрела на Формана, пытаясь в сказанном хоть как-то оценить собеседника, который с любопытством рассматривал всё вокруг. Складывалось впечатление, что прежде ему не доводилось бывать на космическом корабле. Он взглянул на командира станции и добавил:
— Я вас понимаю, и разделяю ваши чувства. Наша страна уже высказала свои соболезнования родственникам погибших астронавтов. Замечу, что один из погибших, наш соотечественник.
— Поэтому я так и выразился о проекте. Одно дело скепсис в отношении нового, а совсем другое, когда это новое таит в себе угрозу для окружающих. Вы понимаете, к чему я клоню?
Форман секунд помедлил, словно оценивая фразу, произнесенную командиром станции, после чего произнес:
— Да, безусловно, — уверенным голосом произнес он, — Вы довольно деликатно выражаетесь, поскольку события, которые имели место на станции просто ужасные. Незадолго до гибели руководителя лаборатории Хелен Кайт, мы получили донесение, что образец ведет себя крайне не стабильно. К сожалению, мы слишком поздно приняли решение прервать на время эксперименты, а в результате события развернулись в худшую сторону. Мы сожалеем, что так получилось и одновременно благодарны за помощь, которую вы оказывали нам все это время, — Форман обернулся и, посмотрев на человека стоящего позади него, добавил, — извините, забыл представить своего помощника.
— Марк Донгар, — произнес мужчина, которому на вид было около сорока. Он протянул руку и поздоровался с Туманским. Загорело лицо, белоснежная улыбка, скорее заставляла думать о нем, как о киноактере, или телохранителе при Формане.
Туманский решил, что не стоит откладывать разговор с американцами в долгий ящик, и поэтому тут же предложил им расположиться вокруг журнального столика. Все расселись, внимательно, и одновременно непринужденно рассматривая друг друга.
— Какие у вас планы? — спросил Туманский, обращаясь к Форману.
— К сожалению, иные, чем намечались перед вылетом на станцию. Объект, как мне сообщили, умудрился сбежать еще до нашего прилета, и погиб при взрыве, поэтому нам необходимо согласовать с руководством наши дальнейшие действия. По всей вероятности, нам придется слетать на Луну, чтобы провести там тщательное расследование, а уже потом решить перспективы продолжения работ над проектом.
— Вот как, я полагал, что раз объект, как вы выразились, погиб, работы будут свернуты на станции?
— Прерогатива решения подобных вопросов вне моей компетенции. Многомиллионные затраты на объект не могут позволить моментально свернуть программу. Но каким образом будет выглядеть её продолжение, не мне решать.
Туманский понял, что обсуждать далее планы американцев бессмысленно. Либо они изначально знают, каковы их планы и просто темнят, либо действительно не готовы к ответу в силу того, что сначала хотели бы лично убедиться, что их многомиллионная затея погибла и надо либо закрывать проект, либо каким-то образом продолжить его.
— Понимаю вас. В таком случае, рад, что мы нашли взаимопонимание. Если у вас появятся ко мне или моему старшему помощнику, господину Качмареку, какие-либо вопросы, или помощь, мы к вашим услугам.
— Благодарю за помощь.
Все встали и направились к выходу.
— Вы первый раз на станции? — спросил Туманский Формана, когда они вышли в коридор.
— Я вообще первый раз в космосе. Так что для меня все в диковинку. Я привык работать на Земле, а тут такое…, - и он повел рукой, как бы показывая, свое потрясение от увиденного.
— А я уже пять лет на станции. На Земле только во время отпуска.
— Даже представить себе не могу, как вы живете и работаете вдали от Земли!
— Привычка.
— Понимаю, точнее наоборот, понять такое еще не в состоянии.
— Ничего, если задержитесь на станции, быстро привыкните, и вполне возможно, что понравится.
— Надеюсь, — улыбнувшись, произнес Форман. Распрощавшись, Туманский направился в командирский отсек, а Форман и Донгар в медико-биологическую лабораторию.
По дороге Туманский мысленно прокручивал фразы, сказанные Форманом, одновременно пытаясь определить, догадываются ли они, что он как-то причастен к побегу Луни, или нет. Судя по разговору, вряд ли, но кто знает, пока это лишь предположения и не более того. Дойдя до двери, он на секунду задержался, словно пытаясь вспомнить, не упустил ли в разговоре какой-то мелочи, которая могла бы дать импульс для каких-то опасений, и, убедившись, что таковой нет, открыл дверь. Качмарек стоял неподалеку и, увидав командира, поспешил к нему.
— Как там наши гости? — поинтересовался Качмарек, поравнявшись с командиром.
— Обрадовать нечем. Они хотят отправиться на лунную станцию, после чего вернуться, чтобы, как я правильно понял, продолжить работы над проектом.
— Я же говорил, заменят тело и мозги, и все начнется снова.
— Не знаю, что у них на уме, но покой нам, вряд ли обеспечен.
— Ишь, чего захотел. Покой ему подавай. На пенсию выйдешь, вот тогда покой будешь иметь, и то вряд ли.
— Это почему, вряд ли?
— Как почему, репортеры будут наседать, дамочки разные, которые жуть как обожают героев космоса.
— Сказал то же. Это первые астронавты и космонавты были героями, а мы так, трудяги космоса. Нам ордена и медали за это не дают, а стало быть, в герои нас не зачислят.
— Так считаешь?
— Уверен.
— Все равно. Покой на пенсии вряд ли будет. Начнутся всякие воспоминания. Потянет мемуары писать…. Глядишь, слава появится, опять не до покоя будет. Как тебе такая перспектива?
— Иди ты, — смеясь, произнес Туманский.
— Понял. Уже свалил, — и он, хлопнув командира по плечу, успел шепнуть ему на ухо:
— А здорово мы прокрутили операцию с побегом. Ни одна собака не догадается, что мы к ней причастны.
— Дай-то бог. Главное теперь, что они отыщут на Луне.
— Вряд ли что-то стоящее. Я разговаривал недавно с лунной базой. Корабль разнесло так, что даже вещь доков практически не осталось. Луни молодец. Если она и смогла выжить, что, на мой взгляд, из области фантастики, то выполнила свою часть работы на пять с плюсом.
— Поживем-увидим.
— Это верно.
— Между прочим, убитая Хелен Кайт, в разговоре со мной, призналась, что являлась сотрудником разведки.
— Я в этом нисколько не сомневался с тех пор, как поговорил с ней.
— А мне ни слова не сказал.
— Так ты меня не спрашивал, и потом, я считал, ты сам догадался об этом.
— Поверишь, был удивлен, когда она мне это сказала.
— Такой проект, да еще под эгидой Пентагона, тут даже сомневаться не стоило. Вряд ли гражданским доверили бы такое дело. Возможно специалисты настоящее, но где они числятся, сказать затрудняюсь, допускаю, что большинство на службе в военных организациях. У них там полно закрытых институтов и лабораторий.
— Выходит, что Форман тоже из этого ведомства?
— Насчет Формана не знаю, я еще с ним не беседовал, поэтому не буду гадать.
— Наверное, они знают, кто убил Кайт, и постараются убийцу под каким-нибудь предлогом, отправить на Землю.
— Еще бы им не знать. Кому-то отдали приказ её убрать! А отправлять на Землю агента, вовсе не обязательно. Такие исполнители всегда могут понадобиться, а менять шило на мыло, вряд ли стоит.
— Возможно, ты прав.
— Не возможно, а абсолютно точно.
— Командир, — произнес дежурный офицер, прервав их беседу, — американцы хотели бы еще раз с вами встретиться, прежде чем отправятся на лунную станцию. Что им ответить?
— Передай, что я прибуду вместе с первым помощником в медико-биологический отдел.
— Слушаюсь.

Пока они неспеша шли на встречу, Туманский раздумывал относительно предстоящего разговора. Невеселые мысли сами собой пришли на ум. Прокручивая воспоминания об аварии, последующем разговоре с Кайт и её внезапном убийстве и вслед за этим организацию побега Луни со станции, он мучительно размышлял, а не могла ли вся эта последовательность событий, быть, ни чем иным, как хорошо срежесированным спектаклем? Но с другой стороны, убийство Хелен Кайт вряд ли могло быть запланировано заранее? Нет, слишком много вопросов, на которые он, человек хоть и отвечающий как руководитель за коллектив международной станции, вряд ли в состоянии ответить. Одно слово — политика, к которой он вряд ли готов приспособиться так быстро. Поэтому, как бы продолжая размышлять сам с собой, он произнес, обращаясь к Качмареку:
— Как мыслишь, они могут что-то заподозрить?
— Подозревать все, их удел, однако, вряд ли они найдут какие-то материалы, чтобы говорить о нашей причастности к тому, что произошло.
— А тебе не кажется, что если проанализировать мое поведение, то можно все же за что-то зацепиться и начать копать?
— Копай, не копай, вряд ли они что-то нароют. К тому же, для этого им понадобится разрешение комитета, чтобы снять данные в главном компьютере станции. Но прежде чем это сделать, им потребуются убедительные доказательства.
— Вовсе нет. Они могут мотивировать это самим фактом убийства Кайт, и сделать запрос в рамках общего расследования всего, что произошло, в том числе и убийства и захват корабля.
— А хоть бы и так. Я не вижу повода для волнений.
— Я тоже особо не вижу, но….
— Не горюй, проскочим.
— Скорее всего, и все же гложет иной раз под ложечкой.
— Ну, знаешь, такие дела прокручивать, и хочешь, чтобы под ложечкой не сосало, на это ты не рассчитывай.
— Так ведь хочется.
— Продолжай хотеть, как говорит моя Баська.

Глава 2

Когда Туманский и Качмарек появились в медико-биологическом секторе, их встретил один из сотрудников лаборатории. Поздоровавшись, он проводил их в комнату отдыха.
Помимо Формана и его заместителя Донгара, в комнате находились еще два сотрудника, Набсон и Кэмбэл, которые работали вместе с убитой Кайт. Туманский обвел присутствующих взглядом, оценивая на предмет того, с чего столь поспешно американцы пригласили его и помощника для беседы. Он машинально взглянул на часы. Выходило, что прошло менее часа с того момента, как они расстались.
— Прошу извинить, что вторично побеспокоил вас, господин Туманский, — произнес Форман, — но перед тем, как отправится на лунную базу, хотелось бы уточнить несколько моментов, связанных с убийством Хелен Кайт, и захватом биороботом космического корабля. Вы позволите, если мой помощник задаст вам несколько вопросов?
— Так-так, кажется, определился кандидат из Лэнгли, — подумал Туманский, и тут же ответил:
— Разве что дополнить то, что вам известно.
— Разумеется, — Донгар сделал паузу, пытливо, всматриваясь в невозмутимое лицо командира, после чего спросил:
— После того, как стало известно, что Хелен Кайт убита, вы решили допросить всех сотрудников лаборатории. С какой целью, если не секрет? — и снова голос Донгар напомнил командиру монотонный голос Луни, в котором совершенно отсутствовала интонация.
— Сначала я уточню один момент. Об убийстве мне и моему помощнику стало известно от сотрудников лаборатории, когда они сообщили об этом на центральный пост станции. Это и стало поводом для того, чтобы по горячим следам, восстановить картину происшедшего. К тому же, это моя обязанность, как командира станции.
— Я прекрасно понимаю, что вы действовали строго по уставу. Речь о другом. Как мне сообщили, Хелен Кайт незадолго перед тем, как была убита, имела с вами продолжительную беседу. На какой предмет? Она что, опасалась за свою жизнь, или это была личная, так сказать, дружеская встреча?
— Вы угадали. Я пригласил Хелен Кайт на чашку кофе. Видите ли, я человек холостой и между нами сложились вполне дружеские отношения, к тому же, как я понял, она была не замужем, — Туманский произнес это чуть игриво, давая тем самым понять собеседнику, что разговор носил чисто личный характер, и не касался работы, однако Донгар не воспринял сказанного, и тут же спросил:
— Иными словами, речь шла не о делах?
— Да, с юмором у вас напряг, — хотел было ответить Туманский, но посчитал, что чересчур простой ответ, явно приведет к дополнительным вопросам, поэтому ответил иначе:
— Все гораздо проще, чем вам кажется. Хелен Кайт проходила мимо моей каюты, и я пригласил её на чашку кофе, и речь шла, разумеется, в основном о делах. События последних дней волей-неволей, касались этой темы. К тому же не стоит забывать, что кроме меня и господина Качмарека о проекте на станции никто не знал, так что поговорить об этом кроме как с нами, — Туманский обернулся и посмотрел на Качмарека, — и со своими сотрудниками, ей было не с кем. Кроме того, мы договорились, что всё, что касается экспериментов, она будет согласовывать со мной.
— Выходит, что сам проект вы так же обсуждали?
— Нет, проект мы не обсуждали. Знаете, мне достаточно было одного раза сказать, что техническая сторона дела закрыта для разговора, а я не любитель выведывать чужие секреты. Мне на станции хватает дел и проблем и без этого.
Туманский посмотрел на сидящего рядом с Донгаром Формана. Тот с мрачным видом слушал задаваемые вопросы и ответы, и по выражению лица трудно было понять, о чем он думает. Изредка он проводил рукой, точнее пальцами по щеке, и Туманскому показалось в этом жесте, что он нервничает. То ли ему не нравилось, как ведет себя его помощник, то ли его не совсем устраивали ответы командира станции.
— В таком случае, я не понимаю, о чем же могла идти речь, если она касалась проекта? — впервые за время разговора с удивлением спросил Донгар, изменив интонацию.
— О том, как я оцениваю с точки зрения командира станции поведение Луни в тех экспериментах, в которых она участвовала. Что я мог на это ответить? Только одно — выше всяких похвал. А чтобы вы ответили, если она фактически спасла станцию от падения на Луну? — Туманский внимательно посмотрел на Донгара, ожидая, как тот прореагирует на встречный вопрос и что ответит на него. Однако тот уклонился от прямого ответа, лишь констатировал:
— Да, я согласен с вами. Она показала себя с самой лучшей стороны.
Туманскому все больше и больше начинал раздражать тон и поведение Донгара. Получалось, что он у себя на станции выступает в роли допрашиваемого. Чтобы найти предлог для того, чтобы уйти от столь прямых вопросов, Туманский неожиданно произнес:
— Знаете, женщины, в отличие от мужчин, любят, чтобы их работу не только хорошо оплачивали, но и просто хвалили.
Однако Донгар, проглотив эту реплику, снова задал вопрос, который его интересовал гораздо больше.
— Скажите, господин Туманский, а почему, допрашивая сотрудников лаборатории, вы сочли необходимым вызвать Луни? Она робот, не член лаборатории?…
Туманский не выдержал, и, оборвав вопрос, ответил:
— Во-первых, я не допрашивал, а всего лишь задал несколько вопросов сотрудникам лаборатории, для уточнения картины происшествия. Если рассматривать мою беседу с вашими сотрудниками как допрос, то могу точно так же сказать, что наша беседа носит характер допроса, или я ошибаюсь? И замечу, что в отличие от вас, у меня было на то право, а я всего лишь делаю вам любезность, — при этом Туманский нахмурился и демонстративно перевел взгляд на Формана, пытаясь заставить того вмешаться в ход беседы. Однако руководитель американской делегации дипломатично промолчал, что еще больше вывело из себя командира.
— Извините, я вовсе не хотел вас оскорбить, — смутившись, ответил Донгар, понимая, что его вопросы к командиру станции превысили полномочия.
Наступила пауза. И та, и другая сторона ожидали, кто сделает следующий ход. Возможно, именно этого и добивался Донгар, разозлить командира и тем самым спровоцировать его к резкому заявлению. Хотя, трудно было понять, зачем ему это было нужно. Туманский чуть скосил взгляд в сторону Качмарека, словно ища в его взгляде поддержки, и не найдя ничего лучшего, неожиданно произнес:
— А что касается Луни, то могу вам ответить. После того, что она сделала для станции, я с полной уверенностью мог считать её членом лаборатории, а, учитывая, что она робот, как никто другой могла помочь в установлении истины и назвать имя убийцы Хелен Кайт.
Туманский заметил, как заходили желваки скул у Донгара. Он явно занервничал, хотя всеми силами пытался скрыть это.
— Однако психологическая подготовка у американских агентов оставляет желать лучшего, если чуть что и уже мандраж лезет наружу, — подумал Туманский, и поэтому тут же успокоил его ответом:
— Увы, я был разочарован. Она ничего не смогла сообщить полезного, что позволило бы прояснить картину убийства. Возможно, что если она и была убийцей, раз совершила после этого захват корабля, то надо отдать ей должное. Во всяком случае, я ничего не заметил в разговоре с ней подозрительного, что натолкнуло бы на мысль, что Луни и есть убийца. Впрочем, робот есть робот. Ни эмоций, ни путаницы в ответах.
— Благодарю вас, господин Туманский. Полагаю, что на Луне мы сможем добыть хоть какую-то новую информацию по этому вопросу. В любом случае, вы нам очень помогли, — наконец-то вмешался в разговор Форман, подымаясь со своего кресла, давая тем самым понять, что разговор закончен. Видимо помощник стал его раздражать и манерой разговора невольно бросил тень на репутацию руководителя делегации.
— Сожалею, что не смог прояснить вопрос и вряд ли вы узнали что-то новое. Со своей стороны, я просил бы вас в рамках возможного, держать меня в курсе событий. Честно говоря, ваш проект, как говорится, одна головная боль.
— Понимаю, но все согласовано с Международным комитетом.
— Знаю, поэтому у меня нет возражений. Я всегда за развитие прогресса. Одно плохо, когда в результате него погибают люди. Вы понимаете, к чему я клоню?
— Безусловно. Мы постараемся держать вас в курсе событий и по мере возможности, избавим от повторения подобных эксцессов.
— Отлично. В таком случае, разрешите откланяться.
— Разумеется. Еще раз спасибо, что ответили на вопросы моего помощника, — хмурясь, произнес Форман, пожимая на прощание руку командиру и его помощнику.

Американцы улетели на Луну в тот же день. Качмарек сообщил командиру, что по данным компьютера, на лунную базу отправились не все прибывшие. Форман и еще кто-то, остались в лаборатории.
Разговор с американцами немного успокоил Туманского, хотя и не полностью. Теперь многое зависело от того, что им удастся узнать на Луне относительно взрыва космического корабля. Но в любом случае, опасения, которые он испытывал по поводу возможных подозрениях о его причастности к побегу, если и не исчезли полностью, то заметно уменьшились. Это улучшило настроение командира, к тому же Качмарек, когда они возвращались в командный отсек, смеясь, заметил:
— А лихо ты поддел Донгара насчет вопросов и допросов.
— Ничего, пусть знает своё место. Прыткий больно. Я сразу хотел его обломать, но решил подождать для более удобного случая. А когда он спросил про Луни, я не выдержал.
— А ты видел, как он побледнел?
— Еще бы.
— Короче, будем ждать, что они там обнаружат.
— Скорее всего, ничего.
— Я того же мнения.
— Слушай, Вацлав, а если все же Луни удалось выжить? Как, по-твоему, что она станет делать?
— Понятия не имею.
— Сколько сейчас на Луне поселенцев?
— Что-то около шестисот человек.
— Не так много, но и не так мало, чтобы в случае чего, раствориться среди персонала горнодобывающего комплекса. Вахты там регулярно меняются. Люди вряд ли хорошо знают друг друга, а внешне её невозможно отличить от человека. К тому же, она не случайно направила корабль к терминалу комплекса.
— Ты что, серьезно рассматриваешь вариант, что она спаслась!? — удивленно спросил Качмарек, глядя на задумчивое лицо Туманского.
— А кто его знает. Она ведь робот, откуда мы знаем о её потенциальных возможностях.
— По-моему, лучше будет, если это только твое предположение.
— Почему?
— Ты же сам только что сказал, что она робот. А что если американцы её найдут, пусть даже отдельные фрагменты? Наверняка блоки памяти надежно защищены, а значит, их легко можно будет прочесть. Вот тогда возникнут проблемы, и еще какие.
Возразить против такого аргумента было нечего, и Туманский промолчал, размышляя по поводу такой перспективы. Действительно, а что если американцам удастся найти останки Луни, более того, смогут прочесть блоки памяти? Такая перспектива совсем не вписывалась в схему, как вариант возможных последствий. Он снова погрузился в размышления, но, пройдя несколько метров по коридору, произнес:
— Ты прав, это было бы самым наихудшим вариантом из всех возможных. И все же, я вот что подумал. Если она стала мыслить, о чем много свидетельств её поведения и поступков за последние дни и часы, то она могла запросто стереть из своей памяти всю информацию, относящуюся к побегу. Тогда, даже в случае гибели, в её блоках памяти может и не содержаться информации о ходе операции.
— Хорошее предположение, а что если у неё стоят защитные коды на стирание?
— Если бы да кабы. А если бы он вез патроны?
— Чего!?
— Это я так. Вспомнил присказку, которую любил мой отец говорить. То ли фраза из книги, то ли из кинофильма, не помню, но частенько говорил так. Ладно, всё нормально. Это ведь я просто рассуждаю вслух, не более того.
— Я тоже.
— Одним словом, будем ждать вестей.
— Вот именно. Чего гадать, жива она или нет. В ближайшие день-два всё прояснится.
— Верно. Ты иди, отдохни, заодно жену навести, а я за тебя подежурю.
— Тогда я пошел.
— Давай. И не забудь привет от меня передать.
— Обязательно.

Туманский вернулся в командный отсек и, усевшись за рабочий стол, бросил взгляд на главную панель управления станцией. Вахтенный офицер внимательно смотрел на экраны, висевшие со всех сторон. Командир перевел взгляд на монитор и неожиданно открыл личные файлы.
Его внимание сразу же привлекла фраза:
— Вам пришло новое послание!
— Надо же, в кои-то веки мне кто-то кинул письмецо в ящик, — улыбаясь, подумал Туманский и нажал кнопку, чтобы открыть папку входящих, но неожиданно на экране появилось сообщение:
— Вы забыли ввести код допуска!
— Это как понимать? — недоуменно произнес Туманский и почти автоматически отсканировал карту личного доступа.
Вслед за этим открылась пака входящих посланий. Адрес отправителя был неизвестен. Он ткнул пальцем на экран, дав команду прочесть письмо. То, что он увидел и прочел на экране, повергло его в волнение, о чем незамедлительно оповестил прибор, висящий на поясе. Пульс превысил сто ударов в минуту, и было от чего. Короткое послание гласило:
— Я жива. Луни.
— Я был прав. Она выжила. Не представляю, как ей это удалось, но она перехитрила всех. И она мыслит, теперь я это точно знаю, — закрывая послание, подумал Туманский, — она все делает продуманно и логично. Раз мой личный архив был открыт, она закрыла доступ на папку входящих. Умница, другого слова не скажешь. Теперь надо ожидать возвращения американцев. Что-то они там нароют?

Глава 3

Американцы вернулись с лунной базы в конце следующего дня. Столь поспешное возвращение не могло не вызвать удивления. Стараясь сохранять спокойствие, он, тем не менее, с трудом сдержал волнение, когда вахтенный офицер доложил, что американцы возвратились с Луны, и просят разрешения на стыковку со станцией.
— Разрешите стыковку, — стараясь подчеркнуто спокойно и безразлично, отдал команду Туманский, и подумал:
— Интересно, что они выяснили?
Впрочем, ждать новостей оказалось недолго. Не успел корабль состыковаться со станцией, а экипаж пройти дезинфекцию, как спустя двадцать минут, Форман лично попросил о встрече с командиром, чтобы обсудить дальнейшие планы медико-биологического отдела.
Встреча произошла, как всегда, в комнате приема. На этот раз Форман был один. Он любезно поздоровался, и удобно расположился в кресле напротив командира.
— Как слетали ваши сотрудники на Луну? — сохраняя полное спокойствие, задал вопрос Туманский.
— Как и следовало ожидать, взрыв корабля не оставил никаких свидетельств того, что наш объект остался в живых. Впрочем, этого и следовало ожидать. Удивительно, что постройки остались целы. Мощность взрыва соизмерима с ядерным устройством малой мощности, а вы хотите, чтобы объект остался невредим. Но, сами понимаете, формальность, есть формальность.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.