Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49313
Книг: 123106
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Второй раунд»

    
размер шрифта:AAA

Андрей Поповский
КАРАТИЛА
Книга 2
ВТОРОЙ РАУНД

Июнь 1993 года, Владикавказ
В тихом уютном дворике, рядом с кирпичной пятиэтажкой типовой «хрущевской» постройки, замер порядком потрепанный жизнью синий «Форд-Гранада». Неподалеку, на шумной городской трассе, громко грохоча стальными колесами, катились по изношенным рельсам трамваи, забитые потными телами пассажиров, распаренных летней жарой, а рядом, натужно ревя моторами, и подрезая друг друга, как на гоночном треке, носились джигиты-водители на своих неукротимых стальных жеребцах…

Около видавшего виды «Форда» стояли трое крепких молодых парней, одетых по-летнему – в легкие шелковые рубашки и тонкие джинсы. На улице, уже которую неделю, стояла тридцатиградусная жара, но они будто не замечали изнуряющего летнего зноя, напряженно обсуждая какую-то очень важную для них тему.

Рядом с машиной, лениво облокотившись на приоткрытую заднюю дверь, расположился высокий, мощный и чуть сутуловатый парень с густыми курчавыми черными волосами. Звали его Казбек, а для своих – просто Кес. Чуть поодаль от него, прямо друг напротив друга, стояли еще двое молодых людей ростом чуть выше среднего. Одного из них звали Егором. Он был примерно двадцати двух лет отроду, с живыми насмешливыми глазами на круглом улыбчивом лице. На нем была одета темная шелковая рубашка, расстегнутая, по причине жары, на две верхних пуговицы, и широкие светло синие турецкие джинсы-«пирамиды». На крепких руках парня, густо перевитых толстыми венами, нездоровой желтизной выделялись набитые костяшки кулаков, явно показывающие, что их обладатель не дурак подраться и вполне может за себя постоять. Но в настоящее время Егор совсем не собирался ничего отстаивать, наоборот, он пытался успокоить своего явно рассерженного собеседника, которого он называл Маратом.

Марат – плотно сбитый парень с чуть кривоватыми мощными ногами и черным чубчиком, нависавшим забавным козырьком над его хмурым небритым лицом, стоял, угрюмо набычившись и засунув руки в карманы своих широких черных брюк, из-под которых выглядывали острые носы итальянских модельных туфель.

– Ты, Егор, как хочешь, а лично я больше с Мариком работать не буду. С тобой, с Кесом, с Виталиком – всегда пожалуйста, а с Мариком я больше никаких общих дел вести не хочу, – сказав это, Марат со злостью сплюнул в сторону.

Кес переступил с ноги на ногу и одобрительно кивнул, всем своим видом показывая, что он полностью разделяет мнение друга.

– Да постой ты, Марат, не горячись так. Ты лучше мне объясни, ну чего такого произошло, что я не знаю? Меня здесь всего-то пару месяцев не было, я же только неделю как вернулся из Москвы, а у вас тут полный раздрай. – Егор по-дружески обнял Марата за плечи и примиряюще улыбнулся. – Ну, рассказывай, чего вы с Мариком не поделили?

– А нечего нам с ним делить. Просто он стал слишком много корчить из себя. Прямо дон Корлеоне местного разлива, – Марат, недовольно дернув плечом, зло сверкнул колючими черными глазами – Пойди туда, сделай это, принеси то… Ты что, не видишь, как он изменился за последние полгода? Он же никого из нас не считает равными себе. Все мы для него просто тупое рабочее быдло, а он – наш босс. Ты сам посмотри, Марик единолично ведет все переговоры с банкирами, с коммерсами, с бандитами и никого из нас не пускает в этот круг. Он специально замкнул все каналы общения с нужными людьми только на себя, оставив нам функции шоферов, посыльных и охранников. Мало того, посмотри, как он вольно распоряжается нашими общими деньгами. Он же постоянно водит по кабакам своих баб, покупает себе разную ерунду, снисходительно объясняя нам, что это нужно для общего дела. Он посадил нам на шею этого бандюка Валеху! Вот кто теперь для него лучший советчик и друг, а все остальные – так, не пришей кобыле хвост. Пусть мы и сами провели несколько острых акций но по большому счету мы с Кесом не желаем идти с Мариком по пути Валехи и ему подобных. Эта кривая дорожка нас далеко завести может, потом не обрадуемся… В общем, ты, Егор, как хочешь, а мы с Казиком выходим из общака и забираем свою долю.

Егор спокойно выслушавший всю тираду Марата, вскинул руки в примиряющем жесте.

– Блин, да не горячись ты так! Зачем же сразу уходить? Давай-ка лучше, когда Марик вернется из Нальчика, сядем и поговорим все вместе, и вот увидишь, все сразу встанет на свои места.

– Егор, ну что ты заладил – не горячись, не горячись! Я уже давно для себя все обдумал! Пока с ним можно было разговаривать и убеждать, я пытался это делать. Марик уже давно считает себя непогрешимым и никого слушать не хочет. Лучше давай уйдем вместе. Пусть он со своим Валехой занимается кредитами, якшается с бандитами ездит на разборки и кидает лохов. Смотри, повесит он на тебя банковский кредит, все деньги растранжирит на баб и кабаки, а потом спокойно свалит в сторону и все разборки с банкирами взвалит на тебя, – Марат решительно рубанул рукой воздух и пристально посмотрел на товарища. – Егор попомни мои сегодняшние слова! В конце концов, так все и будет.
– Марат, ты хорошо знаешь, как я отношусь к тебе и к Кесу, но в любом случае Марик мой лучший друг, мы с ним столько лет дружим, и столько всего вместе прошли. Я ему полностью доверяю и поэтому остаюсь. Вы с Кесом, конечно, можете поступать так, как считаете нужным, но я думаю, что вы делаете ошибку. Вместе мы сила, а порознь – совсем не то. Ты брат пойми, Марик был просто вынужден взять на себя все переговоры с деловыми людьми. Сами ведь знаете, как у него подвешен язык, к тому же он единственный из нас имеет экономическое образование. Ну а высокомерия с его стороны я пока не замечал. Да и вообще, он никогда не подставит близких друзей. Лучше забыть все мелкие обиды и держаться всем вместе, тем более что мы хорошо знаем плюсы и минусы друг друга по разным совместным делам.
Марат только покачал головой и ехидно хмыкнул.
– Сигаретный магнат Аслан тоже когда-то был близким другом Марика, и вспомни, чем это закончилось. Нет, Егор, нам с ним больше не по пути. Мы пойдем своей дорогой. Ты братуха лучше сам смотри внимательнее, не ошибись в своем лучшем друге. Он очень изменился за последнее время, и эти изменения были отнюдь не в лучшую сторону.
– Да нет же, Марат, ты просто сгущаешь краски. Ладно, дело ваше, поступайте как знаете.
Егор огорченно махнул рукой и, повернувшись, понуро побрел в сторону дороги. Марат с Кесом с сожалением смотрели ему вслед, но не попытались остановить. Дороги друзей действительно расходились.

Вечером этого же дня Егор заехал к Марику домой. Легко взлетев на четвертый этаж пятиэтажки, он нажал красную кнопку звонка, закрепленного около двери, обитой красным дерматином. Из-за дверей раздалась давно знакомая мелодия. Ему открыл сам Марик – смуглый, худощавый, но весьма жилистый и крепкий парень среднего роста в спортивном костюме, с такими же, как и у Егора, желтоватыми мозолями на костяшках костлявых кулаков.
Марик был давним другом Егора. Познакомились они восемь лет назад, вместе пройдя очень жесткий отбор в подпольную секцию каратэ, маскировавшуюся под группу общей физической подготовки, необходимой для службы в армии. Все эти годы они были лучшими друзьями, вместе тренировались, взрослели и постигали жизнь, быстро меняющуюся не в лучшую сторону. За все эти годы, побывав в весьма щекотливых ситуациях, они ни разу не подвели друг друга и были уверены, что так будет и дальше.
Марик буквально только что вернулся из Нальчика, куда ездил навестить свою девушку Алину, которая, в прошлом году закончив мединститут во Владикавказе, вернулась к себе домой.
Друзья обнялись, и Егор без долгих предисловий тихонько толкнул друга кулаком в плечо.
– Пойдем-ка в машину. Поговорить надо.
Марик приглашающе махнул рукой в сторону кухни.
– Так давай лучше у меня на кухне посидим, чаю с пирогами попьем. Бабушка как раз сегодня пироги пекла, как ты любишь.
– Марик, мне с тобой по важному делу поговорить надо, а у тебя дома это будет не совсем удобно, – отрицательно покачал головой Егор.
– Ладно, – Марик зашел в комнату и тут же вернувшись, протянул другу ключи от машины. – Ты спускайся, а я сейчас следом за тобой, только майку сменю и кроссовки одену.
Марик переоделся в идеально наглаженную белую майку, одел кроссовки и, не зашнуровывая их, метя своими длинными белыми шнурками пол в подъезде, спустился вслед за Егором. Подойдя к вишневой «семерке» с тонированными стеклами, припаркованной прямо рядом с подъездом, он открыл дверь и сел рядом с Егором, занявшим кресло водителя.
Тот дождался, пока друг закроет дверцу и повернулся к нему:
– Как съездил? Как там Алина поживает?
– Да нормально так скатался. Алинка тебе привет передавала. Кстати, она недавно разговаривала с Зарой. Та после аварии уже понемногу начинает ходить. Слава богу, она ничего не знает о твоем недавнем грозненском вояже.
– Да, я тоже говорил вчера по телефону с Зарой и уже в курсе ее дел. Дернул же меня черт поехать в Грозный в такое время! Хорошо, что все благополучно закончилось.
– А я тебе говорил, чтобы ты не порол горячку и дождался, пока Алина свяжется с родными Зары. Если бы не везение, то играли бы твоей головой в футбол ингушские боевики, удивляясь, зачем этот глупый русский из Владикавказа сам сунулся к ним в лапы.
Друзья немного помолчали, и Егор первым прервал сильно затянувшуюся паузу.
– Ладно, все это дела прошлые. Слушай, а что у тебя тут произошло с Маратом и Кесом? Почему они буровят на тебя и хотят вместе выйти из общака?
– Так вот ты про что поговорить хотел, – глаза Марика зло сузились. – Вот ведь суки! Как они запели-то! Этот недоучка Марат рвется в лидеры. Неймется ему, видите ли, не нравится, что я его к своим каналам и к нужным людям не подпускаю. Да у него же два класса и три коридора образования. С ним никто из серьезных людей и разговаривать не станет. Выйти они захотели из общака!.. Только, блин, это еще надо посмотреть, с чем они выйдут! Они оба ни хрена не наработали, а теперь, наверное, еще и свою долю требуют?
– Конечно, они собираются забрать свою часть денег, заработанных нами всеми. – кивнул Егор немного опешив от неприкрытой злости в голосе друга.
– А много они наработали? – Марик в сердцах сильно стукнул кулаком по приборной панели. – Марат только баранку горазд крутить, хотя, конечно, амбиций у него выше крыши. Кес без особых претензий, но толку с него тоже с гулькин нос. Он может только кулаками размахивать да служить пугалом на разборках. И туда же, долю им подавай! Я по городу с утра до ночи мотаюсь, с нужными людьми вопросы решаю, ты с Виталиком в Москве наши дела улаживаешь, а они на всем готовом сидят и еще недовольны. А вот хрен им на рыло, а не долю!
Егор, которого все эти разговоры уже порядком достали, недовольно поморщился.
– Да подожди ты, не кипятись так. Если пацаны хотят выйти, то нужно отдать им все по справедливости. Нас в общаке пятеро – ты, я, Виталик и они. Пусть уходят и забирают свои две пятых. Я думаю, что этот вариант всех устроит. Давай побыстрее покончим с этим и будем работать дальше. Зачем нам непонятки со своими пацанами?
Марик только развел руками.
– А что мы им отдадим? Из тех денег, что ты с Виталиком привез из Москвы, одной частью мы загасили первый кредит, вторая пошла на всякие расходы, а третья ушла на пробивку получения следующих двух больших кредитов вот так то брат. А ты говоришь по справедливости…
Немного успокоившись Марик деловито засопел и стал вводить друга в курс дела: – Пока ты отсутствовал, я тут немного подумал и решил брать сразу два кредита – и на твое, и на свое предприятие.
– А зачем же сразу два? – удивился Егор.
– Надо. Мы будем крутить деньги в разных областях. Так-то оно вернее выйдет. Нельзя класть все яйца в одну корзину.
– Ладно, с этим все понятно, а по расходу… – Егор на мгновение задумался, потом продолжил: – Давай тогда договоримся с пацанами, чтобы они подождали, пока мы не получим деньги в банке. Сейчас разделим то, что есть – машины и оружие – потом прикинем, что почем, и отдадим им их долю деньгами. Мы ведь вместе с ними многое пережили, надо и расстаться по-человечески.
– Блин! Добренький ты, Егор. Я бы лично им ни хрена не отдал бы. Пусть забирают машину и оружие и проваливают на все четыре стороны. Они и на это не наработали. Тебе же и самому сейчас деньги очень нужны. Ты ведь давно хочешь забрать Зару от родителей. Да и для меня эти деньги тоже совсем не лишние. Я на Алине жениться не могу, потому что гол и бос, а ты им готов все наши деньги отдать.
Егор укоризненно покачал головой.
– Марик, ну что ты несешь? Мы же все это время вместе работали. А разбираться сейчас, кто сделал больше, а кто меньше, по моему – это просто непорядочно. Каждый из нас делал все, что было в его силах. Кроме того, разве тебе нужны денежные разборки со своими парнями, с которыми мы плечом к плечу воевали, спали рядом, укрываясь одним одеялом, и ели из одной тарелки?
Марик растянул губы в хищной улыбке.
– Если ты так хочешь, то мы, конечно, отдадим им две пятых от общака, только вот вряд ли после этого они будут лучше относиться к нам с тобой. А разборок я ни с кем не боюсь, потому что прекрасно осознаю свою правоту и знаю, кто и сколько сделал для общего блага. У нас тут, слава богу, не коммунизм, чтобы всем все поровну делить. Сейчас в нашей стране рыночные отношения – сколько сделал, столько и получил!
– А ко мне твои слова тоже относятся? – опешил Егор, никак не ожидавший от Марика таких жестких слов.
Тот осекся, но после маленькой паузы вдруг широко улыбнулся в ответ и положил руку другу на плечо.
– Ну ты, блин, Егор даешь. Да как у тебя только язык повернулся это сказать! Ты себя-то с ними не ровняй. Мы с тобой столько лет вместе как братья, а они как пришли со стороны, так и ушли. Хрен с ними, пусть забирают свои две пятых. Мы с тобой еще больше заработаем.
– Ну вот и ладно, – улыбнулся ему в ответ Егор, у которого отлегло от сердца. – Расходиться с бывшими друзьями тоже нужно уметь красиво. Кстати, а на эти кредиты ты гарантии у кого будешь брать?
– Гарантии возьмем через бригаду Уртая. Они могут нам по-братски сделать бумаги под десять процентов от суммы кредита. Я там всех пацанов хорошо знаю – несколько лет вместе с ними у Заура тренировался. У них в бригаде сейчас наш Алан, что тоже важно. Он ведь по старой дружбе всегда за нас слово замолвит.
Марик не зря вспомнил про их общего друга Алана. Когда-то Егора, Марика, Алана и невысокого, но крепкого аварца Закира в шутку называли четверкой мушкетеров. Они несколько лет тренировались в одном зале у Казбека Муратовича и с тех пор были лучшими друзьями, деля вместе все радости и беды.
Потом Марик и Алан ушли тренироваться к Зауру, Егор – к Артуру, а Закир так и остался заниматься в зале у Казбека Муратовича. Несмотря на это, они не прекратили дружить, часто совершая совместные вылазки в кино и просто на прогулки в центр города. Пару лет назад Алан стал чемпионом Юга России по каратэ. Егор, Марик и Закир были тогда искренне рады за своего друга.
После окончания институтов Марик и Егор объединились для занятий совместным бизнесом, Закир вернулся домой, в Дагестан, а Алан пошел по другой стезе. Он стал членом небольшой бригады бывших спортсменов-каратистов, контролировавших часть города. Но парни не потеряли дружеских связей, и теперь это могло помочь им в обретении гарантий, так необходимых для получения банковских кредитов.
– Десять процентов от суммы кредита? – удивленно присвистнул Егор. – Нехилая сумма за посредничество!
– А ты думал. Как минимум десять лимонов мы им отвалим. Но у чужих это было бы еще дороже, да и то не факт, что получилось бы. Не очень-то сейчас банки гарантиями разбрасываются, осторожничают.
– И когда все это дело завертится?
– Да как раз завтра у меня встреча с Уртаем и его пацанами. Если хочешь, давай подъедем туда вместе и пообщаемся с ними накоротке. Спасибо Виталику и его дяде-банкиру. В банке, который будет давать деньги, уже все заряжено, и теперь все дело только за гарантиями.

На следующий день Марик и Егор подъехали к небольшому полуподвальному ресторанчику, носившему звучное название «Интерклуб», который находился на центральной улице города, проспекте Мира, рядом с большим книжным магазином. Внутри ресторана, в углу, за богато накрытым столом, их уже ждали трое парней – сам Уртай, Хадар и Алан. Друзья подошли к столику и тепло поздоровались со всей троицей. Уртай, черноусый сухощавый парень лет двадцати семи, одетый в белую рубашку с короткими рукавами и черные брюки, радушно кивнул им на свободные места за столиком.
– Садитесь, пацаны, угоститесь с нами, чем бог послал.
– Да, бог вас сегодня явно не обидел, – ответил Марик с усмешкой обводя глазами аппетитно дымящееся жареное мясо, разнообразные салаты и уже разрезанные осетинские пироги. – Пусть пацаны это будет самый бедный ваш стол в этой жизни.
– Ладно тебе, Марик, хватит краснобайствовать, мы и так знаем что язык у тебя здорово подвешен. Тут, слава богу, не официальное застолье. Лучше садись и лопай быстрее. Наверное, знаешь пословицу – среди друзей таблом не щелкай, а то моментом все со стола сметут, пока ты изощряешься в красноречии, – вгрызаясь крепкими белыми зубами в сочное мясо, подколол его Хадар – широкоплечий лысый здоровяк в синей джинсовой рубашке.
– Пожалуй, он прав, – подмигнул Марику Егор, занимая предложенное ему место. – Пока мы с тобой менжуемся, такие друзья сожрут все до костей.
– И косточек не оставим, – гулко захохотал Хадар.
За столом на некоторое время установилась тишина, нарушаемая только хрустом хрящей, перемалываемых крепкими зубами Хадара.
«Да, такой точно и косточек не оставит», – подумал Егор, опасливо покосившись на этого здоровяка.
– Ну что, парни, у нас будет все как договорено. Две гарантии на пятьдесят лимонов каждая, – насытившись наконец прервал молчание Уртай. – С вас, как со своих, за все про все десять лимонов.
– Хорошо, – сразу же отозвался Марик и вытирая салфеткой масляные губы. – Только, если ты не против, мы все деньги отдадим вам после получения кредита. Сразу как получим кредит и обналичим деньги, так и отдадим.
– Вообще-то, мы всегда бабки берем вперед, но для тебя, Марик, сделаем исключение, – немного подумав, согласился Уртай. – Мы проплатим за гарантии нашему банкиру из своих денег, а потом вы нам их вернете. Ты ведь нас не подведешь?
– Да ладно тебе! Когда я тебя подводил?! Ты же меня не первый год знаешь, – сделал вид что обиделся Марик и небрежно бросил скомканную салфетку в свою пустую тарелку.
– Да не дуйся ты. Это я так, к слову сказал. В общем, через неделю все бумаги будут у вас, и вперед, на всех парусах в светлое капиталистическое завтра. Если что, мы вам и с обналичкой можем помочь.
– Спасибо, не надо. У нас есть свои неплохие каналы, – отказался Марик.
– Дело ваше. Мы просто помочь хотели.
– Да вы и так уже с гарантиями нам здорово помогли. Дальше мы сами.
На некоторое за столом снова установилось молчание, которое прервал Алан:
– Кстати, Егор, помнишь, я тебе, еще прошлой осенью говорил, что Заур собирается снимать художественный фильм по своему сценарию?
– Угу, – кивнул тот с набитым ртом, с интересом уставившись на друга.
– Ну так вот, фильм уже сняли. Он будет называться «Чужая игра». Заур пригласил сниматься меня, Хугу и еще пару знакомых пацанов. Мы там играем бандосов, которые охотятся за главным героем. Его, простого парня из высокогорного села, фанатично занимающегося каратэ, играл, конечно, сам Заур. У меня с ним в конце фильма там такой классный бой вышел – просто загляденье. Мы потом просмотрели отснятые материалы – все просто супер получилось.
– Класс! А что там за сюжет?
– Да в общем то сюжет там вполне обычный для каратистского боевика. Мафия наехала на двоюродного брата главного героя, который связался с плохой компанией и стал наркошей, а потом его и вовсе убили. Естественно, брат-каратист, приехавший из далекого горного села, мстит за своего убитого родственника и мочит всех направо и налево.
– Ты лучше расскажи ему, Алан, как вы снимали сцены боев, – вмешался в разговор Хадар, уже закончивший есть и теперь небрежно развалившийся на стуле.
– С этим вообще одни хохмы были, – еще больше загорелся Алан. – Мы поначалу все драки хотели наработать на показуху. Сам знаешь, как это бывает. Договаривались между собой. Ты, мол, бьешь меня в ухо, а я, допустим, уклоняюсь и отвечаю тебе ударом ноги в челюсть. Попробовали, а потом посмотрели, что выходит на пленке. Вышло, прямо скажем, плоховато, сразу было видно, что все подстроено. Мы эту сцену боя переделывали и так и эдак, но ничего не получалось. Потом, запарившись от всей этой ерунды, мы с Зауром просто сцепились перед камерами, прямо как на тренировке. Мы с ним так разошлись, что я разбил ему нос, а он в ответ угодил мне левой ногой в челюсть и натурально послал в нокаут на съемочной площадке. Я упал, лежу и не могу встать. Руки и ноги свело в судороге. Режиссер нам кричит: «Отлично! Алан, так и лежи, а ты, Заур, быстрее уходи за угол». А я, даже если бы и захотел, все равно не смог бы встать. Тело совсем меня не слушалось. Заур тоже весь в запале от схватки, не сразу сообразил, что от него хочет режиссер, и стоит надо мной, чтобы добить, если я еще дернусь. Мы эту сцену потом несколько раз просмотрели, получилось здорово – просто отпад. Там одна камера момент выхватила, как я падаю после удара ногой и у меня медленно закатываются глаза – такого нарочно не сыграешь. В общем, у нас на съемочной площадке получился настоящий бой и подлинный нокаут. Я, конечно, Зауру тоже нос подравнял. Ему после этого лицо целый час гримировали, чтобы можно было снимать другие сцены.
– А когда фильм выйдет? – безразлично спросил Марик, немного обиженный на своего тренера тем, что тот не пригласил его сняться в фильме.
Алан пожал плечами.
– Не знаю. Пока его смонтируют, озвучат, пройдет время. Наверное, это будет не раньше осени.
– Надо будет обязательно посмотреть, – Егор дружески хлопнул Алана по спине. – Теперь и ты у нас станешь кинозвездой.
– Да ладно, не подкалывай, какая там кинозвезда, – небрежно отмахнулся тот. – Так, мелькнул в паре-тройке сцен.
Несмотря на показное равнодушие было видно, что Алану приятны похвалы друзей и что съемка в фильме для него отнюдь не рядовое событие.
Марик это четко вычислил и решил еще немного подыграть товарищу.
– Ну-ну не скромничай, все равно засветился на большом экране а это далеко не каждому по жизни выпадает, – сказал он, поднимаясь из-за стола. – Ладно, братва, нам с Егором еще по другим делам проехаться нужно, так что до встречи. Если что, звоните мне на домашний телефон.
Выйдя из ресторана на улицу, Марик спросил Егора:
– У тебя сейчас какие планы?
– Да, в общем-то, никаких, а что?
– Если ты не против, то я хотел бы заскочить этим вечером на огонек к одной длинноногой и блондинистой девчонке, а то меня проклятый спермотоксикоз уже совсем замучил.
– Ну да, ты, как всегда, в своем репертуаре, – подмигнул другу Егор – Конечно, я не против. Ты езжай, а я зайду к Артуру. Он как раз здесь рядом живет.
Друзья обнялись, Марик сел в машину, развернулся через сплошную линию, посигналил на прощание и с пробуксовкой сорвался с места, оставив на асфальте две длинных полосы жженой резины. Егор усмехнулся, увидев такое мальчишество, и махнул рукой вслед удаляющейся машине. Потом он перешел дорогу и не спеша пошел к дому инструктора.

Егору повезло. Артур оказался у себя дома. Открывший дверь после третьего звонка инструктор был одет по-домашнему – в сланцы, синие шорты, открывающие мощные ляжки, и застиранную белую майку, рукава которой распирали крепкие бицепсы. Он явно обрадовался ученику, отсутствовавшему в городе несколько месяцев, и, поздоровавшись, сразу же провел его на кухню, усадил за стол и налил ему свежезаваренного ароматного чая.
Чай был любимым напитком Артура. Он знал в нем толк и умел правильно его приготовить. Многочисленные друзья, зная его пристрастие, всегда привозили из различных поездок новые сорта чая в подарок этому гостеприимному человеку. Егор вспомнил это и с досадой подумал, что, проведя более двух месяцев Москве, он так и не догадался поискать в магазинах какой-нибудь особо экзотический сорт чая для любимого тренера.
– Ну, рассказывай, пропащий, ты куда делся? – добродушно улыбаясь, спросил Егора Артур.
– Да так сразу и не расскажешь, – смущенно улыбнулся тот и осторожно, чтобы не обжечься, отпил чая из большой гостевой чашки, метко названной кем-то из гостей сиротской. – Меня засосали мутные воды частного бизнеса. Я только недавно вернулся из Москвы, возил туда продавать газовые плиты, и не все гладко сложилось. Поэтому мне и пришлось там задержаться на некоторое время, чтобы уладить возникшие проблемы.
– Значит, и ты подался в коммерсанты, – неодобрительно покачал головой тренер. – Хорошо, что хоть не в бандиты. Смотри! Сейчас такое поганое время настало, что за деньги даже родной брат продать может. Кругом один криминал. Нынче всякая шушера и шваль повылазила из всех щелей и стала хозяевами жизни. Видеть не могу эти румяные круглые ряхи новых русских и нерусских, бычьи шеи наших доморощенных бандюков с толстыми золотыми цепями, на которых можно было бы спокойно держать здоровенных блохастых дворовых кобелей.
– Да, времечко, конечно, сейчас настало еще то, но мы с друзьями стараемся работать аккуратно и не суемся, куда не следует.
– А друзья то твои хоть надежные? – поставив чашку с чаем на блюдце, спросил Артур.
– Да, конечно. Мы друг друга уже восемь лет знаем, вместе в разных переделках бывали, так что в своих друзьях я совершенно уверен.
– Это здорово, когда ты уверен в тех, кто рядом с тобой. Деньги – мусор, главное – остаться человеком и сохранить отношения с близкими тебе людьми, не изгадив их ради ложно понятой выгоды.
– Артур, а как тренировки, наши все ходят? – поинтересовался Егор, допив чай и откинувшись на спинку старого стула, жалобно скрипнувшего под ним.
– Потеряли мы свой зал.
– Как так потеряли? – удивленно округлил глаза Егор.
– А вот так. Выкупили его деловые люди, выкинули все наше оборудование, отремонтировали и сейчас сделали в нем коммерческий магазин. Теперь они там разным китайским барахлом торгуют.
– Как же так? Разве ничего нельзя было сделать?
– А что тут сделаешь? Подвал-то не был нашей собственностью. При советской власти нам только спасибо сказали за то, что мы прогнали оттуда алкашей, вычистили и отремонтировали его, а теперь зал у нас забрали.
– Так, может, наехать на этих коммерсантов и выкинуть их к чертям собачьим из нашего зала? – опершись локтями на стол и с силой сцепив кисти, в сердцах предложил Егор.
– Нет, эти новомодные штучки не для меня. Наехать, швырнуть, загрузить, опустить – это не по мне. Я боевой офицер, пусть и бывший, марать руки не стану и тебе не советую. Не стоит переходить грань после которой не будет возврата.
– Нет, я не в этом смысле, – сразу смутился Егор. – Становиться бандитом мне тоже не хочется, но разве можно вот так, сразу сдаваться?
– А я и не сдаюсь, – Артур снова хитро улыбнулся. – Это мои ученики разбежались, подавшись кто в коммерцию, кто в ГАИ, а кто в налоговую, а я все также постоянно тренируюсь. Мне для этого вовсе не нужен зал. Я буду тренироваться всегда и везде – хоть в зале, хоть в коридоре на лестничной клетке, потому что это моя жизнь, это внутри меня и не зависит от изменяющихся внешних условий.
– Да не разбежались мы, просто так получилось… Нужно же нам всем как-то зарабатывать на жизнь, – виновато потупившись, ответил ученик.
Страницы:

1 2 3





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Gaidelia о книге: Алайна Салах - Американ Босс
    про сыночка читать тоже было читать интересно. герои понравились, но концовка сильно срезана, хотя и понятная.
    почитала бы обо всех детишках Матрешки и Гаса.

  • Gaidelia о книге: Алайна Салах - Новый босс [СИ]
    хорошее продолжение. аннотация полная фигня и упоминание поттерианы немного раздражало. написано эмоционально и любоФФно.

  • Doka001 об авторе Сергей Владимирович Кротов
    неплохо читается,правда много огрехов-невнятное начало цикла,непонятная девочка Оля с абсолютно необъяснимыми метаниями между мужиками мотивации действий тоже местами натянуты на глобус и ухо достаётся акробатическим этюдом дотягиваясь через междуножие...однако же читается...если не скрестись,то вполне на 4 с плюсом за эрудицию и динамику...

  • Дьяви о книге: Антон Демченко - Запечатанный
    Жаль, что про Николаева дописывать не стал автор, а просто второстепенным персом его сделал

  • WhiteLittleDevil о книге: Вадим Сагайдачный - Бигра
    Фанатам "героев меча и магии 3" посвящается. Название артефактов, заклинаний, мобов "содрано" из игры.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.