Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49177
Книг: 122844
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Одна отвергнутая ночь»

    
размер шрифта:AAA

ДЖОДИ ЭЛЛЕН МАЛПАС
ОДНА ОТВЕРГНУТАЯ НОЧЬ 
 СЕРИЯ «ОДНА НОЧЬ». КНИГА 2

Посвящается
Бабуле, тётушке Долл и тётушке Филис. В образе бабушки Оливии лучшая часть каждой из вас. Мы скучаем по вам. ХХХ

Благодарности

Миллион спасибо завсегдатаям. Вам всем известно, кем вы являетесь! Мне повезло иметь вас за своей спиной. Особое спасибо Ли, моему редактору, которая сделала процесс редактирования почти приятным. Я сказала почти! Как бы то ни было, работа с тобой — истинное удовольствие. Спасибо тебе за всё и за создание «джодиизмов». Художественным отделам в издательских домах Соединённых Штатов и Великобритании. Я абсолютно ужасно объясняла, какими именно хочу видеть обложки, и всё же вы всё всегда понимали. Спасибо вам!
И моим девочкам. Хочу отвезти вас куда-нибудь и пить с вами мохито, пока мы все не отключимся.
Надеюсь, вам нравится Отвергнутая.
Джоди. ХХХ

Пролог

Уильям Андерсон медленно и задумчиво положил телефон на место, а потом развалился в большом офисном кресле. Его огромные руки то и дело прикрывали рот в течение десятиминутного разговора до тех пор, пока мужчина не оказался на грани сумасшествия. Он не знал, что думать, но понимал, что нужно выпить. Хорошенько выпить. Уильям прошел к шкафчику с алкоголем и поднял старомодную выпуклую дверцу. Он не остановился подумать, что именно будет пить: прямо сейчас любой алкоголь сойдет. До краев наполнив стакан бурбоном, он тут же осушил его наполовину и долил снова. Ему стало жарко, он взмок. Обычно собранный, мужчина был ошеломлен сегодняшними открытиями, и теперь все, что он мог видеть — прекрасные сапфировые глаза. Куда бы он ни посмотрел, всюду видел их, они истязали, напоминая о его провале. Он сорвал галстук и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки в надежде, что это облегчит дыхание. Увы, нет. Горло сжалось. Прошлое вернулось, чтобы преследовать Уильяма. Он так отчаянно старался не привязываться, не заботиться. И вот теперь это случилось снова.
В его мире решения должны приниматься на свежую голову и с объективным взглядом — то, в чем обычно он являлся экспертом. Обычно. Все в мире Уильяма случалось по определенной причине, и этой причиной обычно были его слова, потому что люди его слушали, они его уважали. Сейчас же он чувствовал, как ускользает весь контроль, и это ему не нравилось. Особенно там, где была она.
— Я слишком стар для этой фигни, — прорычал он, падая в кресло. Сделав еще один большой, тяжелый глоток бурбона, он запрокинул голову и уставился в потолок. Она заставила его потерять контроль прежде, и он вот-вот позволит ей повторить это снова.
Он глупец. Но появление Миллера Харта в этом и без того сложном уравнении не оставило ему выбора. Так же, как его принципы… Или любовь к этой женщине.

Глава 1

Моей судьбой управляет кто-то другой. Все мои усилия, осмотрительные поступки и защитные барьеры, которые я так старательно выстраивала вокруг себя, были уничтожены в день, когда я встретила Миллера Харта. Вскоре стало очевидно, что я достигла в своей жизни той точки, где стало важно вести себя благоразумно, cохранять внешнее спокойствие и оставаться осторожной. Потому что этот мужчина, бесспорно, собирался проверить меня на прочность. Так и случилось. Так и было сейчас. Довериться мужчине, открыться мужчине, отдаться ему было пределом. Это и случилось, и теперь всем я сердцем жалею, что не сделала по-другому. Напрасным беспокойством было бояться, что он оставит меня из-за моего прошлого. Это должно было быть самым последним из моих страхов.
Миллер Харт — высококлассный мужчина-проститутка. Назвал «эскортом», только от менее резких слов смысл не меняется.
Миллер Харт продает свое тело.
Жизнь Миллера Харта — фальшивка.
Миллер Харт — это мужской аналог моей мамы. Я влюбилась в мужчину, с которым не могу быть. Он заставил меня чувствовать себя живой после моего слишком долгого блеклого существования, а потом он забрал придающее сил чувство, оставив на его месте пустоту. Теперь в моей душе жизни меньше, чем когда-либо до встречи с ним.
Унижение от неоправдавшейся реальности утопает в боли. Я не чувствую ничего, кроме парализующей боли. Это были самые долгие две недели, которые только можно представить, и мне придется мириться с этим всю оставшуюся жизнь. Одной мысли достаточно, чтобы появилось желание закрыть глаза и никогда больше их не открывать.
Снова и снова прокручиваю в голове ту ночь в отеле — ощущение ремня Миллера на своих запястьях, холодное безразличие на его лице, когда он со знанием дела заставлял меня кончить, боль на его лице, когда он осознал, какую обиду нанес. Конечно, я должна была исчезнуть.
Я просто не осознавала, что бегу прямиком в ещё большую проблему. Уильям. Знаю, это только вопрос времени — он найдет меня снова. Я видела удивление на его лице, когда он заметил меня и точно узнал Миллера. Уильям Андерсон и Миллер Харт знакомы, и Уильям заинтересуется, откуда я знаю Миллера, и, Боже упаси, чтобы он интересовался тем, что я делала в том отеле. Я не только провела две недели в аду, я провела две недели, оглядываясь через плечо в ожидании его появления.

***


Заставив себя принять душ и надеть первое, что попалось под руку, спускаюсь с лестницы и нахожу Нан стоящей на коленях, загружающей стиральную машинку. Я молча сажусь за стол, только у бабули, кажется, все эти дни на меня настроен радар, и каждое движение, каждый вздох и каждая слезинка замечены, не важно, находится ли она со мной в комнате или нет. Она переживает, но не понимает, сочувствует и подбадривает. Попытки заставить меня увидеть положительное в моих встречах с Миллером Хартом стало целью ее жизни, только я не вижу ничего, кроме неминуемых страданий, и не чувствую ничего, только затянувшуюся боль. Никого больше быть не может. Ни один мужчина не разожжет эти чувства, не заставит меня чувствовать себя защищенной, любимой и в безопасности.
Что смешно, на самом деле. Всю свою жизнь я презирала то, что мама бросила меня ради жизни среди мужчин, удовольствий и подарков. А потом выясняется, что Миллер Харт — мужской эскорт. Он продает свое тело, берет деньги за то, что доставляет женщинам удовольствие. Для него каждый раз, когда он брал у меня свое, ласково держал в своих руках, это был способ стереть грязь от встреч с другими женщинами. Из всех мужчин в мире, кто мог бы так всецело меня пленить, почему это сделал именно он?
— Хочешь пойти со мной на сбор клуба по понедельникам? — буднично спрашивает Нан, пока я пытаюсь проглотить немного хлопьев.
— Нет, останусь дома, — отправляю ложку в миску и снова набиваю рот. — Ты выиграла в бинго прошлой ночью?
Фыркнув пару раз, она захлопывает дверцу стиральной машины и начинает насыпать стиральный порошок.
— Черт побери! Пустая трата дурацкого времени.
— Зачем тогда ты ходишь туда? — спрашиваю, медленно пережевывая свой завтрак.
— Потому что сотрясаю этот зал бинго, — она подмигивает и едва заметно улыбается, и я молча умоляю ее не приставать ко мне снова со своими ободряющими словами. Мои мольбы не услышаны. — Я провела годы, оплакивая смерть твоего дедушки, Оливия, — ее слова немного шокируют: упоминание дедушки — последнее, чего я ожидала. Жую теперь еще медленнее. — Я потеряла спутника жизни и выплакала океаны слёз. — Она пытается посмотреть на вещи в перспективе, и именно в эту секунду я спрашиваю себя, неужели бабушка думает, что я настолько жалкая, чтобы так убиваться по мужчине, с которым знакома совсем недолго. — Не думала, что снова когда-нибудь почувствую что-то, свойственное человеку.
— Я помню, — говорю тихо. И помню, насколько приблизилась к тому, чтобы умножить горе Нан. Она еще не отошла от исчезновения моей мамы, когда столкнулась с преждевременной кончиной ее обожаемого Джима.
— Но это случилось, — она ободряюще кивает. — Сейчас ты этого не чувствуешь, но вот увидишь, жизнь продолжается, — теперь она поднимается по лестнице, а я размышляю над ее словами и чувствую вину, ведь я горюю о том, что едва ли имела. И еще большую вину за то, что она, в попытке утешить меня, сравнивает это с потерей своего мужа.
Погружаюсь в воспоминания, встреча за встречей, поцелуй за поцелуем, слово за словом. Мое размытое сознание, кажется, во что бы то ни стало стремится мучить меня, но это моя собственная глупая ошибка. Я просила этого . У безнадежности теперь новое лицо.
Звон мобильника заставляет меня подскочить на стуле, вырывая из мыслей, где все потери снова становятся реальными. Я не особо хочу с кем-то выходить на связь, в особенности с мужчиной, по чьей вине разрывается сердце, поэтому при виде его имени на экране бросаю ложку в миску и безразлично пялюсь на экран. Сердце рвется из груди. Я впадаю в панику и еще больше вжимаюсь в спинку стула, как можно больше увеличивая расстояние между мной и телефоном. Не могу отодвинуться еще дальше, потому что каждая безвольная клеточка тела впала в ступор. Не работает ничего, только чертова память, и она приносит новую боль, заставляя мысли проходить через каждый момент, проведенный с Миллером Хартом. Глаза наполняются слезами отчаяния. Не слишком осмотрительно открывать сообщение. Ну конечно, неосмотрительно открывать это сообщение. Только прямо сейчас я не очень-то осмотрительна. С тех пор, как встретила Миллера Харта.
Хватаю телефон и открываю сообщение.

Как ты? Миллер Харт

Хмурюсь, глядя на экран, и перечитываю сообщение, спрашивая себя, думает ли он, что я уже могла его забыть. Миллер Харт? Как я? Как я, по его мнению? Танцую на потолке, потому что совершенно бесплатно получила несколько раундов с Миллером Хартом, самым скандально известным мужским эскортом Лондона? Нет, не бесплатно. Далеко не бесплатно. Время и опыт, пережитый с этим мужчиной, дорого мне обойдутся. Я еще даже не начинала переваривать то, что случилось. В голове куча вопросов, все перемешалось, но мне нужно распутать и разобраться с каждым, прежде чем я смогу это осмыслить. С одним только фактом, что единственный мужчина, с которым я разделила всю себя, вдруг исчез, безумно сложно жить. Только попытки понять, почему и как, являются изнурительной работой для эмоций, отказывающихся заглядывать на вершину моей потери.
Как я?
— Гребаная развалина! — я ору на свой телефон, нажимая на кнопку удалить снова и снова, пока большой палец не начинает болеть. В порыве злости, швыряю телефон через кухню, даже не вздрогнув от грохота, когда он, врезавшись в кафельную стену, разлетается на мелкие кусочки. Падаю на стул, сквозь бешеное дыхание едва ли слышу спешный звук шагов по лестнице.
— Какого черта? — шокировано кричит Нан из-за моего плеча, только я не оборачиваюсь, чтобы увидеть потрясенный взгляд, который, должно быть, омрачает ее старое лицо. — Оливия?
Резко встаю, отчего стул отлетает, звук скрипа ножек по полу эхом заполняет нашу старую кухню.
— Я ухожу, — не смотрю на бабушку, сбегая, просто мчусь по коридору и яростно срываю с вешалки свою куртку и сумку.
— Оливия! — ее шаги почти настигают меня, когда я, распахнув входную дверь, чуть не сбиваю с ног Джорджа.
— Утр — ох! — Он смотрит, как я протискиваюсь мимо него, и я только успеваю заметить, как радостная улыбка на его лице превращается в шокированную гримасу, прежде чем я убегаю по дорожке, ведущей от дома.

***


Знаю, что выгляжу не к месту, стоя у входа в тренажерный зал, явно колеблющаяся и немного ошеломленная. Все тренажеры кажутся космическими летательными аппаратами, сотни кнопочек и рычагов на каждом, и я без малейшего понятия, как ими пользоваться. Часовое вводное занятие на прошлой неделе стало для меня прекрасным отвлечением, но вся информация и инструкции вылетели из головы в ту же секунду, как я покинула эксклюзивный фитнес-центр. Осматриваю помещение, теребя кольцо, и вижу большое количество мужчин и женщин, которые усиленно работают на беговых дорожках, отчаянно крутят педали велосипедов и сражаются с тяжестями на огромных подъемных тренажерах. И все выглядят так, будто они совершенно точно знают, что делают.
В попытке включиться подхожу к кулеру и набираю стакан ледяной воды. Колеблясь, я попусту теряю время, а могла бы выплеснуть немного стресса и злости. Замечаю боксерскую грушу в дальнем углу, рядом с ней нет никого на расстоянии тридцати шагов, так что я решаю испытать. На ней нет ни кнопок, ни рычагов.
Подойдя, сама беру перчатки, висящие на стене неподалеку. Просовываю в них руки, как профессионал, как будто прихожу сюда каждое утро и начинаю свой день с часового обливания потом. Закрепив липучки, несильно ударяю по груше. Ничего себе она тяжелая! Мой слабый удар едва ее сдвинул. Замахиваюсь и ударяю сильнее, а после хмурюсь: все, чего смогла добиться, это небольшое покачивание гигантской груши. Решив, что она, должно быть, полна камней, вкладываю свои силы в слабую руку и новым ударом пытаюсь сдвинуть. Еще и рычу, и груша на этот раз значительно сдвигается, отклоняясь от меня, и как будто останавливается на полпути, прежде чем двинуться на меня. Быстро. Я паникую и отдергиваю кулак назад, а потом вытягиваю руку, чтобы не оказаться на полу. Шоковые волны стремятся верх по рукам, когда перчатки встречаются с грушей, и она снова от меня отлетает. Улыбаюсь и расставляю ноги немного, готовясь к ее возвращению, а потом опять сильно бью, заставляя грушу отклониться.
Рука уже болит, и я вдруг понимаю, что обе мои руки в перчатках, так что работаю левой на этот раз, улыбаюсь шире, соприкосновение кулака с грушей ощущается прекрасно. Я покрываюсь потом, в ногах появляется дрожь, и руки подбирают ритм. Вскрики удовлетворения разрывают меня, так что груша превращается нечто большее. Я выбиваю из нее дерьмо и наслаждаюсь каждой секундой.
Не знаю, как долго я здесь, но когда даю себе передохнуть и подумать, я измотана, костяшки болят, дыхание неровное. Хватаюсь за грушу и даю ей остановиться, потом бросаю осторожный взгляд на зал, интересуясь, был ли замечен мой отрыв. Никто не смотрит. Я осталась абсолютно незамеченной, каждый сосредоточен на собственной изнурительной работе. Улыбаясь сама себе, забираю стакан и полотенце с ближней полки, стираю с лица пот и уверенным шагом выхожу из огромного зала. Впервые за недели, я готова к новому дню.
Иду в раздевалку, отпивая воду и чувствуя, что выбила из себя мой пожизненный стресс и горести. Какая ирония. Чувство освобождения ново, и очень сложно сопротивляться соблазну вернуться назад и поколотить еще один час, но я и так уже рискую опоздать на работу, так что заставляю себя идти, думая, что это может стать зависимостью. Я вернусь сюда завтра, может даже сегодня после работы, буду бить эту грушу, пока не останется и следа Миллера Харта и той боли, что он мне причинил.
Прохожу мимо дверей: одна за другой, все они стеклянные, и я бросаю взгляд на каждую. Сквозь одну я вижу десятки упругих спин людей, крутящих педали так, словно от этого зависят их жизни, за другой женщины принимают всевозможные приводящие в ужас позы, а за третьей мужчины бегают назад и вперед, беспорядочно падая на маты, качая пресс и отжимаясь. Это должно быть занятия, о которых мне говорил инструктор. Мне, возможно, стоит попробовать одно или два. Или я могла бы попробовать их все.
Проходя мимо последней двери перед женской раздевалкой, я останавливаюсь, когда взгляд цепляется за что-то, и возвращаюсь, пока не оказываюсь перед стеклянной дверью и не смотрю на грушу, похожу на ту, что только что сама колотила. Она раскачивается на крюке под потолком, но я не вижу никого, кто мог заставить ее двигаться. Хмурюсь и подхожу ближе к двери, пристально следя за движения груши то влево, то вправо. А потом выдыхаю и отскакиваю, когда в поле зрения появляется кто-то с голым торсом и босыми ногами. Мое и без того колотящееся сердце виртуозно разрывается под обрушившейся на меня волной шока. Стакан с водой и полотенце падают на пол. Застываю.
На нем те самые шорты, которые он надевал, когда пытался заставить меня чувствовать себя комфортно. Меня всю трясет, но шоковое состояние не останавливает меня, и я смотрю сквозь стекло, только чтобы удостовериться, что это не галлюцинации. Нет. Его бешеные движения завораживают. Он кажется неистовым, атакуя эту грушу, как будто в ней угроза для его жизни, наказывая ее сильными ударами кулаков и еще более сильными ударами ног. Движения спортивных ног сменяются движением мускулистых рук. Он передвигается бесшумно, раскачивая грушу и уклоняясь от нее, когда она обратно на него налетает. Он кажется профессионалом. Бойцом.
Я замираю на месте, наблюдая за Миллером, с легкостью перемещающимся вокруг груши, его руки забинтованы, он превосходно контролирует движения рук и ног, снова и снова рассекая ударами воздух. Звук его хриплых рыков и ударов посылает по спине незнакомую дрожь. Кого он видит перед собой?
Голова идет кругом, вопросов становится все больше, а я стою и молча наблюдаю за тем, как утонченный, с хорошими манерами, временами джентльмен превращается в одержимого мужчину, теперь тот нрав, о котором он меня предупреждал, ясно и четко виден. А потом я отступаю на шаг, когда он вдруг хватает обеими руками грушу и прижимается лбом к коже, телом повторяя теперь слабые покачивания груши. Его спина влажная и грузная, и я вижу, как вдруг резко поднимаются его плечи. А потом он начинает разворачиваться к двери. Все происходит, как в замедленной съемке. Я приросла к месту, когда его покрытая капельками пота грудь оказывается в поле зрения, и мой взгляд медленно ползет вверх по его торсу, пока я не вижу его профиль. Он знает, что за ним наблюдают. Сдерживаемый воздух вырывается из моих легких, и я быстро прихожу в движение, проносясь по коридору и залетая в раздевалку, мое измученное сердце умоляет дать передышку.
— Ты в порядке?
Смотрю на душевые и вижу женщину, завернутую в полотенце и с тюрбаном на голове, в который завернуты мокрые волосы, она смотрит на меня немного выпученными глазами.
— Конечно, — выдыхаю, осознавая, что спиной прижимаюсь к двери. Не могу вспыхнуть, потому что лицо и так уже ярко-красного цвета и невероятно горит.
Она улыбается, но брови все еще немного нахмурены, и продолжает заниматься собой, оставляя меня искать свой шкафчик и доставать оттуда сумку с душевыми принадлежностями. Вода более чем горячая. Мне нужен лед. Спустя пять минут поисков нужной температуры я оказываюсь просто не способна охладить ее. Так что обхожусь тем, что есть, и принимаюсь мыть запутавшуюся и потную себя, намыливаю липкое тело. Расслабленное состояние головы и тела были стерты его видом, теперь в голове снова всплывают образы. В Лондоне сотни фитнес-центров, почему я выбрала именно этот?
У меня нет времени на пустые размышления и выражение благодарности действию горячей воды, которая теперь массирует перегруженные мышцы, не обжигая и без того пылающую кожу. Мне нужно идти на работу. Десять минут уходит на то, чтобы высушить тело и волосы и одеться. А потом я выбираюсь из тренажерного зала с опущенной головой и ссутуленными плечами, храбрясь услышать этот голос, зовущий меня, или поувствовать эти прикосновения, разжигающие пламя внутри. Но я сбегаю незамеченной и спешу к метро. Глаза благодарны за напоминание о совершенстве Миллера Харта, только разум нет.

Глава 2

По мере того как время ланча в бистро, где я работаю, стремительно близится к концу, Сильвия набрасывается на меня, словно волчица.
— Рассказывай, — говорит она, падая на софу рядом со мной.
— Нечего рассказывать.
— Да хватит уже, Ливи! Ты все утро ходила с кислой миной.
Бросаю в сторону хмурый взгляд и вижу, как моя напарница нетерпеливо поджимает ярко-розовые губы.
— Что?
— У тебя все лицо перекосило от раздражения.
— Он мне написал, — бормочу я. Не рассказываю ей об остальном. — Он написал, чтобы спросить, как я.
Она посмеивается, забирает мою колу и громко отхлебывает.
— Высокомерный придурок.
Тут же набрасываюсь на нее, не подумав:
— Он не придурок! — я кричу, защищая его, но тут же захлопываю рот и вжимаюсь в диван, уловив понимающий взгляд Сильвии. — Он не придурок и не высокомерный, — говорю спокойно. Он был любящим, внимательным и задумчивым… когда не был высокомерным придурком… или самым скандально известным мужским эскортом Лондона. Вздохнув, опускаю голову. Попасться на крючок один раз — неудача. Два? Ну, это просто необъяснимая шутка свыше.
Она наклоняется и сжимает мое колено:
— Надеюсь, ты не удостоила его ответом.
— Не могла, даже если бы захотела. А я не хочу, — говорю, поднимаясь.
— Почему?
— Телефон разбился, — оставляю Сильвию одну на диване с нахмуренными бровями и без дальнейших объяснений.
О своем разрыве с Миллером ей я лишь сказала то, что была другая женщина. Так легче. Правда отвратительна.
Когда я захожу на кухню, Дэл и Пол смеются, как гиены. У каждого по ужасному ножу в одной руке и по огурцу в другой.
— Что такого смешного? — спрашиваю, отчего их радостное хихиканье прекращается. Оценив мой безвольный силуэт и психическое состояние, они напустили на лица тень жалости. Стою тихо и позволяю им прийти к единственно возможному заключению. По-прежнему выгляжу изможденной.
Первым отмирает Дэл, указывая на меня своим ножом, явно заставляя себя улыбаться:
— Ливи сможет рассудить. Она будет беспристрастной.
— Рассудить что? — спрашиваю, отступая от направленного на меня лезвия.
Пол, цыкнув, с силой опускает руку Дэла и улыбается мне:
— У нас состязание по нарезке огурцов. Твой глупый босс думает, что сможет меня уделать.
Я не собиралась, но смеюсь. В результате Пол с Дэлом вздрагивают, шокированные. Я видела, как Пол нарезает огурцы, ну или пыталась увидеть. Его рука едва заметна в движении несколько секунд, после которых овощ порезан аккуратно, каждая долька идеальна.
— Удачи!
Дэл улыбается мне широко:
— Ливи, милая, мне не нужна удача, — он ставит ноги на ширину плеч и кладет огурец на разделочную доску. — Скажи, когда.
Пол закатывает глаза, глядя на меня, и отступает — разумный шаг, учитывая то, как Дэл вцепился в нож.
— Готова засекать? — спрашивает, протягивая мне секундомер.
— Это вообще нормально? — я беру его и настраиваю экран.
— Ага, — отвечает Дэл, сконцентрировавшись на огурце. — Он сделал меня с перцем, луком и салатом латук, но огурец за мной.
— Время! — кричит Пол, и я тут же включаю таймер, а Дэл действует, снова и снова зверски впиваясь ножом в бедный огурец.
— Готово! — кричит он на выдохе и смотрит на меня. Он покрылся испариной. — Сколько у меня?
Опускаю взгляд:
— Десять секунд.
— Пых! — он подпрыгивает в воздухе и Пол тут же отбирает у него нож. — Попробуй побей, мистер Шеф-повар!
— Проще простого, — заявляет Пол, занимает место перед разделочной доской и отодвигает расчлененный огурец, после чего кладет на доску свой. — Говори, когда.
Я быстро сбрасываю таймер, как раз вовремя, Дэл кричит:
— Время!
Пол, как я и думала, точно и спокойно проходится по огурцу, что совсем не похоже на тяжелые, зверские движения рук Дэла.
— Готово, — заявляет он хладнокровно, ни пота, ни тяжелого дыхания, свойственных для его излишнего веса.
Посмотрев на секундомер, улыбаюсь про себя:
— Шесть секунд.
— Не может быть! — кричит Дэл, подходит ко мне и вырывает из рук секундомер. — Ты, должно быть, сжульничала.
— Неправда! — на самом деле я смеюсь. — И в любом случае, Пол нарезал, а ты рубил.
Дэл вздыхает, а Пол смеется вместе со мной и очаровательно мне подмигивает.
— Итак, теперь у меня есть перец, лук, латук и огурец, — он берет маркер и делает пометку в центре крупного изображения огурца на стене.
— Чушь, — рычит Дэл. — Если бы не «Tuna Crunch», ты бы уже вошел в историю, парень. — Недовольство Дэла еще больше распаляет наш смех, мы оба хихикаем, когда наш босс уходит с громким топотом. — Приберитесь тут, — кричит он нам, уходя.
— Мальчишки, — бормочу я.
Пол открыто улыбается:
— Рад видеть хоть немного настроения, милая, — он ласково пожимает мне руку, не уделяя этому жесту излишнего внимания, после чего отходит и встряхивает что-то в разогревающейся на плите сковороде. Наблюдая за тем, как он счастливо насвистывает себе под нос, я понимаю, что бурлящей ранее злости во мне больше нет. Отвлечение. Мне нужно отвлечение.

***


Это был самый долгий из всех дней, и он не предвещал ничего хорошего. Я осталась закрывать бистро с Полом, Сильвия убежала пораньше, чтобы успеть занять центральное место в баре недалеко от своего дома: сегодня там выступает ее любимая группа. Она изводила меня добрых полчаса, пытаясь уговорить пойти с ней, но, судя по всему, эта группа играет хэви-метал, а у меня голова и так сильно болит.
Пол опять сжимает мое плечо в дружеском жесте, большому парню явно неуютно с взвинченной девушкой, а потом он уходит в сторону метро, я же в одиночестве бреду в другую сторону.
— Милашка! — взволнованный голос Грегори пронзает меня со спины, и я разворачиваюсь, чтобы увидеть, как он бежит ко мне в армейских штанах и футболке, одежда выглядит грязной и неопрятной.
— Привет, — борюсь с желанием прятаться в кокон, избегая еще одного ободряющего разговора.
Он догоняет меня, и мы вместе идет к автобусной остановке.
— Я пытался дозвониться тебе миллион раз, Ливи, — говорит он, взволнованный и раздраженный.
— Телефон накрылся.
— Как?
— Неважно. Ты в порядке?
— Нет, не в порядке, — он на меня скалится. — Я о тебе волнуюсь.
— Не стоит, — бормочу, не говоря ничего больше. Так же, как Сильвии, ему ничего не известно о мужском эскорте и номерах отеля, да и не нужно. Мой лучший друг и так уже достаточно ненавидит Миллера. Нет нужды давать ему еще больше поводов. — Со мной все хорошо.
— Хуесос! — выплевывает он.
Я над ним не подшучиваю, просто перевожу разговор на другую тему.
— Ты уже говорил с Бенджамином?
Грегори делает долгий, усталый вдох.
— Недолго. Он ответил на один из моих звонков и сказал мне держаться подальше. Твой хуесосовый кофененавистник до чертиков его напугал.
— Ну, и чья это вина? Ты говорил, что не позволишь ничему со мной случиться той ночью, но когда ты был мне нужен, развлекался с Бенджамином.
— Знаю, — шепчет он. — Я и подумать не мог, так ведь?
— Нет, не мог, — подтверждаю, мысленно залепив себе пощечину.
— И теперь Бен окончательно от меня закрылся, — говорит он.
Смотрю на Грегори и вижу боль, и она мне не нравится. Он влюбился в парня, который хочет казаться не тем, кто есть на самом деле… Немного напоминает Миллера. Или он притворялся все время, пока был со мной?
— Окончательно? — спрашиваю я. — Нет возможности связаться?
Грегори удрученно вздыхает:
— Той ночью в субботу он привел домой женщину и был чрезвычайно рад мне об этом сообщить.
— О-о-о, — выдыхаю я. — Ты не упоминал об этом прежде.
Он пожимает плечами, наигранно легкомысленно.
— Типа задел мое эго, — говорит он, его вымученно безразличное лицо обращается ко мне. — Ты выглядишь немного румяной.
Все еще?
— Ходила в тренажерный зал утром. — Я поднимаю руку и касаюсь лба. Мне жарко целый день.
— Правда? — спрашивает друг удивленно. — Это же здорово. Что ты делала? — он начинает пританцовывать на лужайке. — Что-то типа круговой тренировки? Йоги? — Грегори принимает самую непристойную позу и смотрит на меня, улыбаясь. — Поза собаки?
Не могу удержаться и улыбаюсь ему в ответ, тяну его, заставляя встать прямо.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Vikontik о книге: Екатерина Кариди - Я отомщу. Забуду. Прощу?
    Легко, сказочно, отдыхающе. Автору .

  • Anna86 о книге: Катерина Ши - Видящая. Во сне и наяву
    Понравилась история, такая неубиваемая героиня. Люблю таких. И пара у нее норм, не то что ректор.
    Я думаю демону она больше подходит.

  • Anna86 о книге: Виктория Свободина - Магия игры
    Когда начала читать, отнеслась скептически к книге. Но потом так втянулась. Я считаю в нашем современном мире, где каждый второй играет в какую-нибудь онлайн игру, тема этой книги очень актуальна.
    Интересно было читать, как она набирала уровни, собирала бонусы. И даже когда она стала главой своего клана, думала. ну вот она, вершина игры. Так нет же такой облом в конце с этим вампиром Стейном. Вот для чего она развивала своего игрока, чтобы потом так бездарно слиться???
    И эта тема с ее другом детства. Зачем его было вводить в историю.. Вообще концовка смазанная, будто посреди книги прервали. И ведь законченная же книга, написано.
    Короче, я осталась очень недовольна. Хотя всю книгу читала с огромным удовольствием.

  • book.com о книге: Блэки Хол - Предновогодье. Внутренние связи [СИ]
    Извините, но это жутко нудно и скучно. Все шесть "не глав" мы с главной героиней жевали сопли, пока она не получила в самое темечно, да и после этого происшествия в голове не прояснилось. Ну о-о-очень тяжелый стиль написания.

  • basmanna о книге: Валерия Чернованова - Замуж за колдуна, или Любовь не предлагать
    А мне понравилось

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.