Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49425
Книг: 123239
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Клинок Шарпа»

    
размер шрифта:AAA

Бернард Корнуэлл
Приключения Ричарда Шарпа
Клинок Шарпа
(Июнь 1812 года)

Часть первая
14 июня, воскресенье – 23 июня, вторник


Пролог


Высокий всадник был убийцей.
Он был здоровым, сильным и беспощадным. Кое-кто считал, что он слишком молод для полковника наполеоновской Императорской гвардии, но молодость его еще никому не дала преимущества. Одного взгляда его неожиданно прозрачных глаз из-под белесых ресниц, – глаз, из-за которых красивое волевое лицо выглядело смертельно бледным, – было достаточно, чтобы считаться с полковником Леру.
Леру душой и телом был предан императору. Он мчался туда, куда посылал его Наполеон, выполняя все задания своего господина ловко и безжалостно эффективно. Личным приказом императора его занесло в Испанию, и тут полковник Леру допустил ошибку. Он проклинал себя за минутную расслабленность, но в то же время ум его уже пытался найти выход из затруднительного положения, созданного им самим.
Он попал в ловушку.
Вместе с кавалеристским эскортом он прискакал в нищую деревушку, затерянную на краю обширных равнин Леона[1], и нашел там нужного человека, священника. Леру пытал несчастного, сдирая по кусочку кожу с еще живого человека, и, разумеется, в конце концов священник заговорил. У полковника Леру все они говорили – правда, в этот раз пришлось повозиться. И именно в тот победный момент, когда священник, не в силах дальше переносить боль, выкрикнул имя, из-за которого Леру забрался так далеко, в деревню ворвалась германская кавалерия. Солдаты Королевского германского легиона[2], сражавшиеся в этой войне на стороне Британии, рубили французских драгун: их сабли взлетали и падали, копыта коней выбивали ритм, заглушавший крики боли, – а полковник Леру обратился в бегство.
Он взял с собой только одного спутника, капитана кавалеристского эскорта: вместе они, прорубившись через группу легионеров, отчаянно поскакали на север и теперь, час спустя, остановились на опушке леса, выросшего вдоль неожиданно быстрой речушки, впадавшей в Тормес[3].
Капитан драгун обернулся:
– Мы оторвались.
– Вовсе нет, – конь Леру был покрыт пеной, бока его тяжело вздымались. Полковник чувствовал солнечные лучи, невыносимо жарившие через пышную униформу: алый мундир с золотыми шнурами, зеленые рейтузы, подшитые по внутренней стороне кожей, с серебряными пуговицами по всей длине. Черный меховой кольбак[4], достаточно толстый, чтобы удержать удар сабли, висел на луке седла. Легкий ветерок даже и не думал шевелить взмокшие от пота светлые волосы.
Леру вдруг улыбнулся своему спутнику:
– Как вас зовут?
Капитан был обезоружен этой улыбкой: он боялся Леру, и эта внезапная дружелюбность была ему приятна.
– Дельма, сэр. Поль Дельма.
Улыбка Леру была само очарование.
– Итак, Поль Дельма, пока все у нас шло отлично! Давайте-ка посмотрим, нельзя ли сделать еще лучше, а?
Дельма, которому такая фамильярность льстила, улыбнулся в ответ:
– Да, сэр.
Он снова обернулся – и снова ничего не увидел, кроме блеклых лугов под жарким солнцем. Казалось, там ничто не двигалось, лишь ветерок колыхал траву да одинокий ястреб, неподвижно раскинув крылья, тяжело кружил в безоблачном небе.
Полковник Леру не был обманут кажущейся пустотой. Он знал, что немцы, настоящие мастера своего дела, сейчас развернулись в цепь на равнине и начинают загонять беглецов к реке. Он также знал, что британская армия движется на восток, кто-то пойдет и вдоль реки – а значит, они со спутником попадут прямо в засаду. Да, так и есть. Это ловушка, противников больше, но Леру еще не сломлен.
Его нельзя победить. Еще ни разу он не был побит – тем более он не позволит этого сейчас. Нужно добраться до спасительного укрытия в рядах французской армии. Леру был так близок к успеху – а когда работа будет завершена, он нанесет британцам такой урон, какого они не получали за всю войну. При мысли об этом полковник почувствовал удовольствие. Ей-богу, им будет больно! Леру был послан в Испанию, чтобы раскрыть личность Эль-Мирадора[5] – и сегодня он достиг цели. Оставалось только притащить Эль-Мирадора в камеру пыток и вытянуть из этого британского шпиона имена его корреспондентов в Испании, Италии и Франции, людей, отсылающих донесения Эль-Мирадору в Саламанку. Эль-Мирадор собирал информацию по всей наполеоновской империи, его псевдоним давно был известен французам, но личность его до сих пор оставалась нераскрытой. Леру удалось узнать, кто он, теперь нужно было вырваться из западни и привезти пленника во Францию – тогда вся британская шпионская сеть, работавшая на Эль-Мирадора, будет разрушена. Но сперва – вырваться.
Леру пустил коня шагом, позволив тому укрыться в зеленой прохладе леса.
– Давайте, Дельма! Еще не конец!
Он нашел то, что искал, буквально в нескольких ярдах[6] от опушки: перед кустом ежевики, еще прошлой осенью засыпанной опавшими листьями, лежал подгнивший ствол бука. Леру спешился:
– Надо поработать, Дельма! – голос его звучал оптимистично и весело.
Дельма не понимал, что тот задумал, но боялся спросить и только, подражая Леру, скинул мундир. Он помогал полковнику расчистить пространство под кустом, где им предстояло прятаться, и гадал, как долго придется валяться в колючках, пока германские кавалеристы не прекратят охоту. Закончив с укрытием, он несмело улыбнулся Леру:
– Где же мы спрячем лошадей?
– Минутку, – отрезал Леру.
Казалось, полковник оценивает размеры убежища. Он вынул клинок и потыкал в ежевику. Дельма во все глаза глядел на оружие: это было творение рук настоящего мастера. Прямой тяжелый палаш был сделан в Клигентале[7], как и большинство кавалеристских клинков Франции, но над этим конкретным, выкованным специально для Леру, трудился лучший из тамошних оружейников. Лезвие было длиннее и тяжелее обычного, поскольку Леру был высок и силен. Великолепная сталь отсвечивала зеленью, отражая нависающие кроны деревьев, из той же стали были сделаны эфес и гарда. Рукоять была промотана серебряной проволокой, единственным декоративным элементом, но за кажущейся простотой скрывались убийственное изящество и выверенный баланс. Держа в руках такое оружие, подумал Дельма, можно понять, что ощущал король Артур, когда вытащил гладкий, как полоса серого шелка, Экскалибур из камня.
Леру выпрямился, как будто придя к какому-то решению:
– Погоню видно, Дельма?
Драгунский капитан обернулся, но ничто не нарушало спокойствие окрестных буков и дубов.
– Нет, сэр.
– Продолжайте наблюдение. Они должны быть где-то рядом.
Леру решил, что у него есть минут десять, хватит с лихвой. Он улыбнулся в спину Дельма, взглядом измерил дистанцию и сделал выпад.
Ему хотелось убить капитана быстро, безболезненно и почти бескровно. Дельма не должен был даже вскрикнуть, чтобы никто не услышал за шелестом листвы. Лезвие, столь же острое, как в тот день, когда его последний раз касались руки мастера, вошло Дельма точно в основание черепа. Невероятная сила Леру позволила клинку пробить кость и, проникнув сквозь позвоночник, рассечь спинной мозг. Дельма тихо вздохнул и рухнул лицом вперед.
Снова наступила тишина.
Леру понимал, что плена не избежать, но он также понимал, что британцы никогда не обменяют полковника Леру на любого из британских полковников, захваченного французами. Леру был желанной добычей, он сам этого хотел. Его оружием был страх, даже само имя его наводило ужас. На телах своих жертв он всегда оставлял нетронутым участок кожи с двумя вырезанными словами: «Leroux fecit». Как скульптор, закончив истинный шедевр, он ставил свою подпись: «Это сделал Леру». Когда его поймают, пощады не жди. Но британцам плевать на капитана Поля Дельма.
Он быстро и аккуратно поменялся мундирами с трупом, закинув свою старую униформу вместе с телом Дельма в укрытие. Вход он слегка прикрыл листьями и кустами ежевики: пусть звери пируют. Потом он отвязал лошадь Дельма, не особенно заботясь, куда та пойдет, взобрался на собственного коня, надел высокий медный шлем[8] Дельма и направился на север вдоль реки, надеясь на скорый плен. Пустив коня шагом, Леру даже начал насвистывать, чтобы сделать свое присутствие еще более заметным. У бедра его висел замечательный клинок, а в голове скрывался секрет, который буквально ослепит британцев. Леру нельзя победить.
Полковник Леру был взят в плен двадцатью минутами позже. Британские стрелки, «зеленые куртки», неожиданно появились из леса и окружили его. На мгновение Леру решил, что совершил ужасную ошибку. Офицерами у британцев, как он знал, всегда были джентльмены, люди, серьезно относившиеся к вопросам чести, но офицер, захвативший его, казался столь же жестким и беспощадным, как и он сам. Офицер был высоким, загорелым, темные волосы беспорядочно свисали по сторонам лица с выделяющимся шрамом. Он не обратил внимания на просьбы Леру быть повежливее, приказав обыскать француза, и Леру встревожился, когда дюжий сержант, еще выше офицера, нашел между седлом и чепраком[9] свернутый лист бумаги. Полковник решил сделать вид, что не говорит по-английски, но привели стрелка, способного на скверный французский, и офицер задал вопрос насчет бумаги: в ней был список имен, все испанские, и возле каждого – цифры, сумма денег.
– Лошадники, – пожал плечами Леру. – Мы покупаем лошадей. Мы же кавалерия.
Высокий офицер-стрелок выслушал перевод и снова взглянул на список. Может, и правда. Он вздохнул, сложил лист бумаги и засунул его в свой ранец. Затем он взял из рук громадного сержанта клинок Леру, и француз вдруг увидел в глазах офицера желание. Стрелок, как бы это ни было странно для пехотинца, тоже носил тяжелый кавалеристский палаш, но если у Леру он был дорогим и прекрасным, то у этого офицера – дешевым и грубым. Британец взял палаш в руки и ощутил великолепный баланс. Он страстно желал это оружие.
– Спроси, как его зовут.
Вопрос был задан, ответ не замедлил ждать.
– Поль Дельма, сэр. Капитан 5-го драгунского.
Леру увидел, что темные глаза изучают его. Шрам на лице стрелка придавал ему ухмыляющееся выражение. Леру понимал, что этот человек умел и жесток, что он вполне может убить француза сейчас и забрать палаш себе. Леру поискал поддержки, но остальные стрелки выглядели столь же безжалостными и сильными. Тогда полковник снова заговорил.
– Он хочет сдаться под честное слово, сэр, – перевел стрелок.
Офицер ничего не сказал. Он медленно обошел пленника, держа в руке замечательный клинок, потом так же медленно и четко произнес:
– А что же капитан Дельма делает здесь в одиночестве? Французские офицеры поодиночке не ездят, они боятся партизан, – он обходил Леру по кругу, тусклые глаза француза следили за его размеренным шагом. – Что-то ты чертовски лощен, Дельма. Шрамов маловато. Ничего хорошего тебя, черт возьми, не ждет, – теперь он был у Леру за спиной. – Думаю, я тебя просто прикончу.
Леру не реагировал, не двигался, даже не моргал, пока стрелок снова не оказался перед ним. Высокий офицер заглянул в глаза пленника, как будто там мог быть ключ к разгадке его внезапного появления.
– Возьмите его с собой, сержант. Но приглядывайте за мерзавцем!
– Да, сэр! – сержант Патрик Харпер подтолкнул француза вперед по тропе, вслед капитану Ричарду Шарпу, уже вышедшему из леса.
Леру наконец-то смог расслабиться. Момент пленения был самым опасным, но теперь, рядом с высоким стрелком, он был в безопасности, а с ним – и тайна, которую хотел узнать Наполеон. Тайна Эль-Мирадора.

Глава 1


– Черт возьми, Шарп! Побыстрее!
– Да, сэр, – Шарп не сделал ни малейшей попытки ускориться. Он тщательно изучал лист бумаги, зная, что его медлительность раздражает лейтенант-полковника[10] Уиндхэма. Полковник в нетерпении постукивал стеком[11] для верховой езды по голенищу высокого сапога.
– У нас нет на это лишнего дня, Шарп! Надо еще выиграть войну!
– Да, сэр, – повторил Шарп вежливым, но упрямым тоном. Он не будет торопиться: маленькая месть Уиндхэму за разрешение капитану Дельма быть свободным под честное слово. Он повернул бумагу так, чтобы отсвет огня падал на чернила.
«Я, нижеподписавшийся Поль Дельма, капитан 5-го драгунского полка, взят в плен английскими частями 14 июня 1812 года, ручаюсь моей Честью не пытаться бежать или Покидать место моего Пленения без Разрешения и не передавать Информацию французским вооруженным силам или их союзникам до тех пор, пока не буду Обменян, Чин по Чину, или Другим образом Освобожден от этого Обязательства. Подписано: Поль Дельма. Засвидетельствовано мной, Джозефом Форрестом, майором Его Британского Величества полка Южного Эссекса».
Полковник Уиндхэм снова щелкнул стеком, звук показался неожиданно громким в предрассветной прохладе.
– Проклятие, Шарп!
– Похоже, все в порядке, сэр.
– В порядке! Сукин вы сын, Шарп! Кто вы такой, чтобы говорить мне, что в порядке, а что нет! Боже милостивый! Я уже сказал, что все в порядке! Я! Помните меня, Шарп? Вашего командира?
Шарп улыбнулся:
– Да, сэр.
Он передал Уиндхэму обязательство, тот вежливо принял бумагу, привычка к соблюдению тонкостей этикета была в нем выработана годами.
– Спасибо, мистер Шарп. Не дадите ли милостивого разрешения двигаться, черт возьми, дальше?
– Продолжайте, сэр, – снова улыбнулся Шарп. За те шесть месяцев, что Уиндхэм командовал полком Южного Эссекса, полковник начал ему нравиться. Между ним и своенравным, но блестящим капитаном легкой роты даже установилось нечто вроде дружеской приязни. Но сейчас Уиндхэм выказывал все признаки нетерпения.
– Клинок, Шарп! Ради Бога! И побыстрее!
– Да, сэр, – Шарп повернулся к одному из деревенских домишек, где расположился на постой полк Южного Эссекса. На горизонте серой линией забрезжил рассвет. – Сержант!
– Сэр!
– Палаш чертова лягушатника!
– Шарп! – устало попытался протестовать полковник Уиндхэм.
Патрик Харпер повернулся и крикнул в сторону одного из домов:
– Мистер Макдональд, сэр! Палаш французского джентльмена, да поскорее, сэр!
Макдональд, новый прапорщик Шарпа, был всего шестнадцати лет от роду и отчаянно желал угодить своему знаменитому капитану, он уже мчался к ним, держа в руках упомянутый чудесный палаш в ножнах. Юноша так торопился, что запутался в собственных ногах, но, поддержанный Харпером, добрался-таки до Шарпа и передал клинок ему.
Боже, как хочется его иметь! Всю ночь Шарп держал его в руках, чувствуя его баланс, мощь гладкой, блестящей стали, и страстно хотел забрать его себе. Эта вещь была смертельно красива, ее сделал мастер, и она заслуживала великого бойца в качестве хозяина.
– Месье? – голос Дельма был мягким, вкрадчивым.
За спиной француза Шарп увидел Лоссова, капитана германской кавалерии и друга Шарпа, загнавшего Дельма в тщательно подготовленную ловушку. Лоссов тоже держал в руках этот клинок и мог только помотать головой в немом восхищении. Теперь же он смотрел, как Шарп передает палаш французу как символ того, что тот дал слово и теперь ему может быть доверено личное оружие.
Уиндхэм преувеличенно громко вздохнул:
– Ну а теперь-то можно начинать?
Легкая рота шла первой под прикрытием кавалеристской завесы Лоссова. Они хотели выдвинуться на равнину до того, как полуденный жар повиснет в воздухе, заливая глаза потом и забивая легкие горячей пылью вперемешку с песком. Шарп, в отличие от большинства офицеров, шел пешком: он всегда ходил пешком. Попав в армию рядовым, он носил красный мундир линейного полка и маршировал с тяжелым мушкетом на плече. Гораздо позже, невероятным образом перепрыгнув пропасть между сержантом и офицером, он присоединился к элитным стрелкам в узнаваемых зеленых куртках, но те тоже ходили пешком. Он был пехотинцем, шел пешком так же, как шли его люди, и так же нес винтовку, как они несли свои винтовки или мушкеты. Полк Южного Эссекса был красномундирным, но Шарп, сержант Харпер и ядро легкой роты были стрелками, когда-то случайно приданными батальону, и с гордостью носили свои темно-зеленые куртки.
Светало, равнину затопило белесым туманом. Солнце, еще нежно-розовое на востоке, грозило полуденным жаром. Шарп видел темные силуэты всадников на фоне рассвета: британцы наступали на восток, вторгаясь в удерживаемую французами Испанию, их целью был крупный город Саламанка. Большая часть армии была далеко на юге, двигаясь дюжиной разных путей, а полк Южного Эссекса в сопровождении людей Лоссова и горстки инженеров был послан на север, чтобы разрушить небольшой французский форт, защищавший брод через Тормес. Работа была сделана, враги оставили форт, и теперь задачей полка Южного Эссекса было вернуться к основным силам Веллингтона. До соединения с армией было еще дня два, и Шарп понимал, что это будут дни беспощадного жара и бесконечных выжженных равнин.
Капитан Лоссов спешился, чтобы побыть рядом с Шарпом. Он кивнул стрелку:
– Не доверяю я этому французу, Ричард.
– Я тоже.
Резкий тон Шарпа ни капли не смутил Лоссова: он привык к утренней угрюмости друга.
– Мне кажется странным, что у драгуна прямой клинок. Они же носят сабли, правда?
– Правда, – Шарп попытался выглядеть более расположенным к общению. – Надо было прикончить ублюдка еще в лесу.
– И это правда. Только это и стоит делать с французами: убивать, – Лоссов рассмеялся. Как большинство немцев в британской армии, он родился на земле, сейчас захваченной наполеоновскими войсками. – Интересно, куда делся второй.
– Вы его упустили.
Лоссов только усмехнулся в ответ на такое оскорбление:
– Никогда. Он где-то спрятался. Надеюсь, партизаны до него доберутся, – немец перечеркнул горло пальцем, подсказывая, как испанским герильерос следует поступать с французскими пленными, и улыбнулся Шарпу: – А ты ведь хочешь этот палаш, ja?[12]
Шарп пожал плечами, задумался, но признался:
Ja.
– Ты его получишь, друг мой! Ты его получишь! – Лоссов расхохотался и снова вскочил на лошадь, чтобы догнать своих людей. Он действительно верил, что Шарпу под силу получить клинок – другой вопрос, сделает ли это Шарпа счастливым. Лоссов хорошо знал Шарпа, его беспокойный дух, хранивший стрелка всю войну, ведущий от победы к победе. Шарп решил захватить французский штандарт, «орла», чего никогда не удавалось британцам – и добился этого под Талаверой. Потом он бросил вызов партизанам, французам, даже своим, чтобы провезти через всю Испанию золото. В процессе встретил Терезу, возжелал ее – и добился своего, пару месяцев назад женившись на ней всего через несколько часов после того, как первым ворвался в Бадахос через брешь, полную смерти. Лоссов подозревал, что Шарп обычно добивается желаемого, но никогда не удовлетворяется достигнутым. Его друг, решил немец, подобен человеку, который ищет горшок с золотом, находит десяток, но отвергает их все, потому что горшки были не той формы. Эта мысль окончательно развеселила немца.
Полк шел два дня, рано останавливаясь на ночлег и выходя на марш задолго до рассвета, а утром третьего дня рассветный ветерок донес до них запах теплой пыли, шлейфом тянувшейся за основными силами Веллингтона, уже почти добравшимися до Саламанки. Капитан Поль Дельма, сразу бросающийся в глаза из-за странных ржаво-красных панталон и высокого медного шлема на голове, промчался мимо Шарпа поглядеть на облако пыли, поднятой, как он надеялся, огромными массами пехоты, кавалерии и артиллерии, бросившими вызов превосходящей числом французской армии. Полковник Уиндхэм последовал было за французом, но осадил коня возле Шарпа.
– Чертовски хороший наездник, Шарп!
– Да, сэр.
Уиндхэм сдвинул на затылок свою двууголку и почесал седеющий череп.
– Он кажется вполне приличным человеком, Шарп.
– Вы с ним говорили, сэр?
– Боже милостивый, нет! Я не говорю по-лягушачьи. Хват! Сюда, Хват! – закричал Уиндхэм одной из гончих, его вечных спутников. Большая часть своры осталась в Португалии, на летних квартирах, но полдюжины возмутительно избалованных собак были рядом с полковником. – Нет, с ним говорил Лерой, – Уиндхэм имел в виду, что майор-американец мог знать французский только потому, что сам был иностранцем. Американцы – странные люди. Впрочем, для Уиндхэма странным был любой, в ком не текла настоящая английская кровь. – Он охотится, знаете ли.
– Майор Лерой, сэр?
– Нет, Шарп. Дельма. Знаете, во Франции так чертовски странно охотятся: со сворой этих чертовых пуделей. Думаю, они пытаются копировать нас, но ничего не выходит.
– Возможно, сэр.
Уиндхэм взглянул на Шарпа, пытаясь понять, не смеются ли над ним, но лицо стрелка ничего не выражало. Полковник вежливо тронул шляпу:
– Не задерживаю вас больше, Шарп, – он повернулся к легкой роте: – Отлично, негодяи вы этакие! Тяжко идти, а? Ничего, скоро дойдем!
Перевалило за полдень, когда батальон достиг холмов, расположенных через реку от Саламанки. Прискакавший вестовой велел полку Южного Эссекса оставаться там, пока армия двинется на восток, к бродам, ведущим на северный берег. Французы оставили в городе гарнизон, приглядывавший за длинным римским мостом. Задачей полка было блокировать мост и не дать гарнизону ускользнуть. Вечер обещал быть легким, можно было отдохнуть: гарнизон явно собирался драться, так что охрана моста была не более чем формальным жестом.
Шарп уже был в Саламанке четыре года назад, со злосчастной армией сэра Джона Мура[13]. Он видел город зимой, под мокрым снегом попеременно с дождем, но не мог его забыть. Сейчас, стоя на вершине холма в каких-то двух сотнях ярдов от южного конца моста, он снова смотрел на город за рекой. Батальон располагался ниже, вне поля видимости французских артиллеристов, на виду оставалась только легкая рота да полковник Уиндхэм, приехавший посмотреть город.
Здесь все было построено из камня теплого медового оттенка: мешанина колоколен и башен, церквей и дворцов, сгрудившихся вокруг двух соборов на высоком холме. Две массивные куполообразные башни нового собора, всего трех веков отроду, безмятежно возвышались в лучах клонившегося к закату солнца. Это место не было центром торговли, как Лондон, не было и облицованной гранитом крепостью, как Бадахос, оно было предназначено для учебы, молитвы, благодати, красоты, должно было только радовать – и больше ничего. Золотой город стоял над серебряной рекой, и Шарп был счастлив, что вернулся.
Впрочем, панорама города была слегка подпорчена: французы снесли весь юго-западный угол Саламанки, оставив всего три здания, превращенные в крепости. Получившимся фортам придали рвы и стены, бойницы и амбразуры, а старые дома и церкви, колледжи и монастыри были безжалостно снесены, чтобы дать артиллерии фортов пространство для обстрела. Пушки двух смотрели на мост, не давая британцам им воспользоваться, третий был ближе к центру города. Все три, знал Шарп, должны быть взяты прежде, чем британцы покинут город, преследуя отступающую на север французскую армию.
Он перевел взгляд с фортов на реку, что медленно текла под мостом между зеленых деревьев. Болотные луни[14] с задранными вверх кончиками крыльев скользили от одного зеленого островка к другому. Шарп снова глянул на великолепный собор, в солнечном свете казавшийся золотым, затем задумался, как будет входить в город. Когда Шестая дивизия обезопасит дальний конец моста, полку Южного Эссекса придется пройти две мили на восток, до ближайших бродов, а потом на север, на соединение с армией. Немногим в армии Веллингтона удастся увидеть Саламанку до поражения Мармона[15], но в тот момент Шарпу было достаточно просто смотреть на безмятежную красоту города за рекой и надеяться, что скоро, очень скоро у него будет шанс снова пройти по этим улицам.
Рот полковника Уиндхэма скривился в полуулыбке:
– Исключительно!
– Исключительно, сэр?
Уиндхэм указал стеком на собор, потом на реку:
– Собор, Шарп. И река. Совсем как в Глостере[16].
– Мне казалось, Глостер плоский.
Уиндхэм фыркнул, услышав такое:
– Река и собор. Совсем как там, правда.
– Очень красивый город, сэр.
– Глостер? Конечно! Он же английский. Чистые улицы. Не то что в этом проклятом месте, – Уиндхэм, наверное, никогда не забредал дальше главной улицы любого английского города, в районы забитых мусором переулочков и ночлежек. Полковник был типичным сельским помещиком, превозносящим добродетели своей страны и глубоко подозрительным по отношению ко всему иностранному. А вот дураком он не был, хотя Шарп подозревал, что лейтенант-полковник Уиндхэм предпочитает играть дурака, чтобы избежать самого обидного из всех возможных для англичанина оскорблений: быть чересчур умным. Уиндхэм поерзал в седле и оглянулся на отдыхающий батальон: – О, вот наш француз.
Дельма отсалютовал Уиндхэму. С ним, к удовольствию полковника, подъехал и майор Лерой, который мог служить переводчиком.
– Капитан Дельма спрашивает, когда его отошлют в расположение штаба, сэр.
– Чертовски спешит, а? – загорелое морщинистое лицо Уиндхэма помрачнело, потом он пожал плечами: – Думаю, хочет, чтобы его обменяли до того, как чертовы лягушатники добегут до Парижа.
Дельма низко свесился с седла, чтобы дать одной из собак полковника лизнуть его пальцы. Лерой начал что-то говорить ему. Уиндхэм нервничал. Наконец майор снова повернулся к полковнику:
– Он был бы очень благодарен, если бы его обменяли поскорее, сэр. Говорит, его мать больна, и он очень ждет известий от нее.
Шарп сочувственно хмыкнул, но Уиндхэм рявкнул, чтобы он помолчал: полковник одобрительно наблюдал, как француз  играет с его собаками.
– Я не возражаю, Лерой. Правда, черт возьми, не представляю, кто его сопроводит до штаба. Не хотите прогуляться?
Майор покачал головой:
– Нет, сэр.
Уиндхэм снова повернулся в сторону батальона:
– Думаю, можно попросить Батлера. Он любит прокатиться верхом, – тут взгляд его упал на стоявшего совсем рядом прапорщика Макдональда: – А ваш молодой человек ездит верхом. Шарп?
– Да, сэр. Но у него нет лошади.
– У вас чертовски странные убеждения, Шарп, – в отличие от Шарпа, Уиндхэм не считал, что пехотный офицер должен идти пешком, как и его люди. Некоторым офицерам было бы полезно ездить верхом: в бою они видели бы дальше, а их люди могли бы всегда видеть их самих. Но легкая рота сражалась в стрелковой цепи, и верховой был бы среди них идеальной мишенью, так что офицерам Шарпа лошадь не полагалась. Макдональд услышал, что Шарп и Уиндхэм говорят о нем, приблизился и изобразил рвение. Майор Лерой предложил юноше поводья своей кобылы:
– Возьмите мою. Да полегче с ней! – Лерой достал из кармана сложенный лист бумаги. – Вот обязательство капитана Дельма. Передадите его только дежурному офицеру в штабе, поняли?
– Да, сэр, – Макдональд был взволнован.
Лерой подсадил прапорщика на лошадь:
– Знаете, где штаб?
– Нет, сэр.
– И никто не знает, – проворчал Уиндхэм. Он указал на юг: – Езжайте туда, пока не увидите армию, потом на восток – и найдете штаб. Я хочу, чтобы вы вернулись до заката, если Веллингтон предложит накормить вас обедом, так ему и передайте.
– Да, сэр, – Макдональд польщенно улыбнулся. – Думаете, он может предложить, сэр?
– Не болтайте глупостей! – Уиндхэм махнул рукой в ответ на прощальный салют Дельма.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.