Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49425
Книг: 123239
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Курсант»

    
размер шрифта:AAA

Михаил Щукин
Курсант

Глава 1. Дела родственные и не очень

Майя привычно проскользнула в приемную императрицы. На странный взгляд секретаря она не обратила никакого внимания. Сам по себе приказ императрицы допускать ее даже без доклада был слишком необычен. И секретарь, даже зная о его причинах, все еще не мог с этим смириться. В кабинете свет был приглушен. Но не узнать женщину, стоящую рядом с императрицей, Майя не могла.
– Здравствуй, Майя. – Гринда постаралась смягчить свой голос. Для настоятельницы, в чьем подчинении были десятки разновозрастных девиц, целое хозяйство и даже небольшой отряд охраны, это было сделать нелегко.
– М-мастер-настоятельница? Добрый вечер. – Майя, не сводя глаз с Гринды, привычно приветствовала императрицу.
– Было бы неплохо посмотреть ее ребра. На всякий случай. Нашим врачам потребовалось время, чтобы их залечить. – Императрица говорила, обращаясь к гостье.
Женщина медленно приблизилась к девочке. Майя все еще пыталась прийти в себя. Нет, она понимала, что Гринда выйдет на связь. Но почему-то думала, что это произойдет не скоро, скорее всего, по связи. И сейчас совершенно растерялась.
– Я уже наслышана о твоих приключениях. Дедушка будет доволен.
– Он знает? – Голос с трудом подчинился. На глазах все-таки проступили сдерживаемые слезы, и Майя всхлипнула.
– Конечно, знает. Он сейчас наводит мосты с Киром. Пошли, у нас не так много времени. Потом они придут. – Гринда сделала движение к выходу, явно собираясь найти какое-нибудь место для тихого разговора.
– Идите в гостиную, там вам никто не помешает. А о мужчинах не беспокойтесь, подождут.

Спокойствия хватило только до дивана в гостиной покоев императрицы. Едва опустившись на него, Майя все-таки не выдержала. Гринде все отведенное время пришлось только молчать и осторожно гладить дочь своей подруги по волосам. А та взахлеб рассказывала о своих злоключениях. О гибели родителей, о побеге, о Мегере и стервах. О школе и академии, в которую прорвалась с боем. Потребовалось куда больше времени, чем несколько минут, пока она не вспомнила, где находится. Привычный зуд возмущенного ошейника, наконец, пробился через эмоции и напомнил о ее статусе. Но Майя только поморщилась. На это она жаловаться не стала.
– Ты молодец. Я не многих знаю, кто бы смог все это выдержать, даже будучи взрослым. Родители могут тобой гордиться. Скажи, я действительно такая страшная, что ты не захотела связаться со мной? – В ровном голосе мастера-настоятельницы проскользнули нотки обиды.
– Вы всегда ругались с мамой. Я хотела доказать, что чего-то стою. – Майя неохотно высвободилась из объятий и ладошками вытерла слезы.
– Доказала так доказала, – неловко пошутила Гринда. – Император, вон, теперь ждет в кабинете и даже не намекает.
– Ой, неудобно-то как! – Майя поспешно подхватилась с дивана.
– Неудобно, – проворчала Гринда. – Заставить ждать императора со свитой для нее всего лишь «неудобно». Вся в мать.
Поговорить дольше не получалось, надо было возвращаться в кабинет.
Протокольное приветствие было смазано присутствием еще одного действующего лица. Высокий, хоть и в годах, но еще крепкий мужчина с седыми волосами радостно обнял Майю сразу, как позади нее закрылась дверь в кабинет.
– Ну, наконец-то. Выросла-то как.
– Дедушка, как ты тут оказался? Ты же не покидаешь гор. – Майя растерянно смотрела на родное лицо и никак не могла понять, почему до сих пор не попыталась хотя бы дать ему о себе знать. Первые проблески подозрения на что-то неладное зародились где-то в глубине памяти.
– Не покидаю, – кивнул мужчина. – Но тут вот через совет кланов пришел весьма оригинальный запрос на мнемоключи от головы одной юной особы. Дескать, она сцепилась с каким-то суперневменяемым мнемиком, и ей срочно нужна помощь.
Майя погрустнела и как-то сникла. Слова Индерского ее все-таки не убедили, хоть и вселили на время надежду, что все не так плохо, как кажется. Не оглянувшись на вошедшую Иллис, она опустила голову и снова всхлипнула.
– Ты зря приехал. Я не справилась и проиграла схватку.
– Кто это тебе внушил такую чушь? – Дед даже глаза округлил от удивления. – И вообще, почему ты не попыталась связаться с Гриндой?
– Я хотела сначала получить свободу. Чтобы вы не стыдились меня, – снова попыталась объясниться Майя. – Кроме того, она постоянно ругалась с мамой.
– Вообще-то по делу, – недовольно откликнулась Гринда. – Мы с твоей мамой еще адептками вместе учились. Наши пути разошлись, и по многим вопросам мы действительно спорили до хрипоты. Маленькой девочке это могло показаться войной. Но поверь старой тетке, мы с большим уважением относились друг к другу. Даже если на какое-то время и переставали общаться.
– Просто мне было неприятно. Мне казалось, что мое положение может ухудшить ваше мнение обо мне и маме, – протянула Майя.
– Тебе следовало более тщательно отслеживать свои эмоции и все же связаться со мной из Ирбинска. Твоя работа, Райвен. – Гринда недовольно покосилась на дедушку.
– Даже если и так. Недоработка вышла, – развел руками дед. – Внучка, подумай сама. Где бы были кланы, кидай мы своих детей после первого же проигрыша в реальной схватке? Да и хотя бы после сотой?
– Но я думала… – Майя совсем растерялась от таких нападок. – Папа никогда не говорил, что можно с тобой связаться.
– Майя, ты всегда была умной девочкой. Но иногда ставишь в тупик своей глупостью. Я отлично знаю, что ты думала о связи со мной. Сам над этим работал. То, что вы с Лютимиром из кланов и дети вольного воина, скрыть нельзя. Да и не нужно. В любом другом суде за вами бы пришли только потому, что там дети воина из кланов. Ради проверки пришел бы ближайший из наших, а потом сообщил бы информацию дальше. Мы просто не успели, вас продали и увезли слишком быстро, а ребятам, что пришли на следующий день, навешали на уши сказку об однофамильцах. О том, что ты ученица мастера альтер, у них даже пометки не стояло.
– Я промолчала, – неохотно буркнула Майя, понимая уже, какую она допустила ошибку.
– А вот родство со старейшиной рода одного из закрытых кланов совсем другое дело, – продолжил Райвен. – Кланы только снаружи вместе держатся. За первенство между собой мы воюем долго и со вкусом, причем не всегда благородными способами. И попади ты не в те руки, можно попытаться использовать внучку старейшины одного из влиятельных родов клана Рыси. От банального желания нажиться на выкупе до серьезных копаний в голове. Не говоря уже о попадании в лапки служб страны, не связанной с нами обязательствами. Мнеморазработки не просто так охраняются всюду. Даже имена мнемиков, способных заниматься этой темой, закрыты, а те, кто известен, за пределы страны не выпускаются.
Майя покосилась на слушателей, но дедушка только успокаивающе кивнул.
– С Арденом у нашего клана союзный договор. В этой области мы сотрудничаем, до определенного предела, конечно. В вашем с Лютимиром случае я сам контролировал разработку и установку двух особых блоков. По одному, в случае нужды, вы делаете упор на родстве с горным кланом. Он сработал сразу, у вас обоих. Жаль, мы не разобрались, что произошло. А второй не позволяет вам проговориться о любимом, надеюсь, дедушке. Точнее, это вы могли сделать только в присутствии тех, кому доверяете и через кого можно рассчитывать выйти на меня. Тебя же инструктировали. Ты должна была все понять по своим эмоциям и вспомнить.
– Извини, я забыла, – повинилась Майя, действительно что-то такое припоминая.
– Нет, вы слышали? Она забыла! – Дед призвал в свидетели своего возмущения всех окружающих. – Скажи лучше, поддалась эмоциям и вообще ни о чем не думала. Хорошо, главный дворец империи при этом не пострадал!
Вокруг тихо переглянулись. Явно не согласные с последним утверждением.
– Но почему тогда этот блок сейчас не работает? – попыталась найти неувязку Майя.
– Ключом моя физиономия в комплекте с голосом и ключевой фразой является. Когда расстанемся, блок снова заработает, – проворчал дедушка и кивнул в уголок кабинета, где сидел смутно знакомый человек, не сводящий глаз с Майи.
– Защитники Гринды здесь по ее просьбе. Кроме того, это еще и прикрытие. Я сопровождаю мнемика из клана. Он уже просмотрел записи и пообщался с местными мозгоправами. Полчасика за тобой последит, а потом доложит, что к чему. – И уже обернувшись к Индерскому, продолжил: – Ключиков мы вам не передадим. Даже не надейтесь. Если что, будете с нею работать под нашим контролем.
– Да в общем-то, я и не надеялся. – Макс только хмыкнул. – Но попробовать-то стоило.
– Знаю я ваше попробовать. Как ты, кстати, свою собственную разработку не признал? Подвальчик с твоей статьи делался.
– Так связка не стандартная. Блок разрыва все закрыл. – Индерский виновато развел руками, признавая свою оплошность. А гость при этих словах довольно рассмеялся.
– Дедушка, ты что, меня провоцировал? – Майя, наконец, сообразила, что за подозрения брезжили у нее с самого начала. Для старейшины, пусть и не последнего рода, дедушка вел себя странно в присутствии императора союзной империи. При этом никто из присутствующих даже не поморщился, они явно были предупреждены.
– Так надо, для дела, – весело развел руками тот. – А вот то, что ты не поняла это сразу, это плохо. Недостаточно с тобой младший работал. Ну, что там надумал?
Дед обернулся к мнемику, даже не называя его по имени, и тот неторопливо поднялся.
– Сделанные имперской службой выводы в целом верны, старейшина. Лобовых атак прослеживается три. Прорывы шли на голой силе и легко читаются. Какой-то план можно наблюдать только в начале каждой из атак, потом у нападающего кончалось терпение или знания, и шла только сила. Крушил все подряд, не разбирая. Как какой-то первогодок. Верхние три уровня защиты разрушены полностью, что не удивительно. Четвертый только частично. Несколько блоков вообще не затронуто, парочка восстановлены, видимо уже после сработки лифта в ложный подвал. Там он и застрял. Есть следы попытки взлома, но безуспешные. Сознательная личность не пострадала. Если не считать блокировки памяти. Самые сильные антистрессовые блоки стоят на пятом уровне и действуют до сих пор.
– Ясно, можешь что сказать по нападавшему?
– Судя по почерку, мужчина, возраст тридцать пять – сорок лет. Нетерпелив, имеет повышенное самомнение, самолюбив. Практикует давно, но без системы. Действительно самоучка. Базовых навыков практически нет. Скорее всего, имеет богатую практику с обычным уровнем защиты, от силы рядовой и младший офицерский состав. Очень ограниченный опыт с серьезной защитой.
– Но имеет ее? – тут же прицепился Индерский. – Для глубокого эмпатического обследования были нужны мнемоключи и знание структуры защиты. Сам он считать такую информацию не мог.
– Да, нападавший уже сталкивался с большинством стандартных блоков. В конце концов, персонал дворца вы защищаете серьезнее, чем рядовых солдат, даже служанок. Он имел возможность поработать с ними при общении, а может, с кем и более основательно. Но теряется на индивидуальных блоках, тем более с системной эшелонированной защитой. Что интересно, он, похоже, впервые столкнулся с активной обороной. По крайней мере, на практике.
– О как! С чего такой вывод? – заинтересовался дедушка.
– Кроме нескольких многократных атак на разрушенные блоки, которые отмечены и графом Индерским, наблюдаются следы неоднократного использования атакующих блоков. Сопровождающий фон положительный. Зная, что это за закладки, такое возможно, только если напавший вообще не понял, что его атаковали. Причем не распознал и повторные атаки.
– Что? Но я не нашел у нее способностей мнемика! – Теперь уже Индерский растерялся.
– А их и нет, – хмыкнул чрезвычайно довольный дедушка. – Зато есть характер. Она с детства не уступает, даже если заранее знает, что проиграет. Не победит, так покусает. Она упросила меня разучить парочку атакующих блоков. Так и попросила: «Пусть научат, или я сама подгляжу у мнемиков».
Майя при этих словах смущенно хмыкнула. Этот давний разговор она вспомнила, но не стала поправлять дедушку. Общий смысл был верным, а о характере высказываний лучше не вспоминать при посторонних.
– Но как же? Или вы нашли способ создавать активные блоки для людей без способностей? – Макс озадаченно смотрел на гостя.
– Да какие блоки, уважаемый?! Ей всего три паттерна дали. Самых простых и безобидных. – И дедушка тут же переключился на Майю. – Это нормально, что ты их сейчас не помнишь. Они сознательного применения, но завязаны на ложный подвал и подсознание, который сейчас за блоком. Но вот следы их использования считать можно. Э-э-э… да, хм, Киви, насчет пробоя, это точно?
– Абсолютно. Многократное применение всех трех паттернов сопровождается эмоцией торжества. Я особенности этой ее эмоции хорошо запомнил. Она всегда возникает у вашей внучки во время удачно проведенного приема, если он достиг своей цели. Без разницы, физического уровня или ментального. Главное – увидеть, что поставленная цель достигнута.
– Ну, тогда понятно, почему у бедолаги столько ошибок в одной куче. Девочка моя, нельзя же так кусаться. Мне даже жалко этого самоучку.
Майя растерянно захлопала глазками, сильно сожалея, что ничего не может вспомнить.
– Прошу прощения, а что это за паттерны? – Индерский с опаской покосился на Майю. Другие слушатели пока предпочитали не вмешиваться.
– Да из начального курса активной обороны мнемиков. Он у нас с вами практически одинаковый. Паттерн неуверенности, самоуверенности и самолюбия.
– Не понял. Как неуверенность может помочь в реальной схватке с мемиком, тем более самоуверенность? – Вирт выразил всеобщее недоумение.
– Никак, – согласно кивнул довольный гость. – Если это нормально тренированный мнемик, готовый распознать и отразить такую атаку. Разве что отвлечет и даст выигрыш во времени. Но это не наш случай. Представьте, ваше высочество, вы атакуете крепость. Прорвались в ее центр, где засели остатки гарнизона. И вдруг проскакивает мысль, что у противника и сил больше, чем вы думаете, и, может быть, есть сюрпризы, уж слишком легко вас пропустили. Одна мысль вроде ничего. Подумал и забыл. Но вы не смогли взорвать какой-то простенький домик. Вторая попытка тоже не удалась. Поняли, что часть взорванной вами стеночки вдруг непонятным образом восстановилась и надо ее атаковать заново. Атакуете, а ее там нет. У вас появляется мысль, что что-то тут не так. Вы начинаете подозревать, что ваши отряды слабее, чем кажется, выставленные вами блокпосты не так крепки. А противник сильнее и слабым только притворяется. Что вы будете делать?
– Конечно, усилю защиту и штурмовые отряды, – уверенно ответил Вирт. – Это ведь признаки ловушки.
– Здесь то же самое, – кивнул Райвен. – Как следствие, во время атаки вы начинаете без необходимости все сильнее укреплять свою защиту. Атака с каждым разом требует все больше сил. В результате неуверенность в своих силах. А паттерн неуверенности имеет пакостное свойство наложения. Повтор атаки усиливает результат предыдущей. А перед атакой блокировку памяти надо снимать, и в конце ставить, чтобы не всплыли твои делишки. Это простейшее действие. Обычно оно требует так мало сил, что обнаружить вмешательство можно только при очень тщательном обследовании. Но теперь с каждым разом все больше кажется, что блок может самопроизвольно слететь, соответственно в него вбухивается все больше и больше силы. Так, на всякий случай. В конце концов даже не самый пристальный взгляд сможет его обнаружить. Что и произошло, когда уважаемый граф только глянул, как надо.
– А самомнение?
– А вы не задавались вопросом, почему опытный конспиратор, практически не допускавший ранее ошибок, вдруг стал их совершать одну за другой? Вообразил, что его блок такой силы незаметен, его ведь не обнаружили только потому, что Майя не поднималась на этажи семьи и не обращалась за помощью. Первые подозрения появились уже при поверхностном отслеживании ее рефлексов. Допускает контакт с контрабандистами, наверняка не личные контакты. Пока это ничего не дает, но ведь это ниточка. В конце концов разбудил своих зомби среди слуг, для куцых покушений. Он слишком уверен в своей чистке и защите. Ну а самолюбие, видимо, и так было задето, по комплексу непризнанного гения. А тут не справился с какой-то девчонкой без способностей.
– Это что же мы теперь имеем? Мужчина, лет сорока, с сильными способностям мнемика, с наведенным или усиленным комплексом нарциссизма, неуверенный в себе и с уязвленным самолюбием, направленным против одной конкретной занозы во дворце? – подытожил Кир.
– Я не виновата! – Майя растерянно переводила взгляд с одного хмыкающего собеседника на другого.
– Ну да, мимо проходила, – с сарказмом откликнулся Вирт. – Не хочется узнать, что бывает, когда ты признаешь свою вину.
– Но из этого следует, что охота на нее не просто так. И не прекратится, – сделал свой вывод Кир.
– Они меня в качестве наживки собрались использовать, вместе с Илькой. Ой, – пожаловалась деду Майя и смутилась, сообразив, как при всех назвала принцессу.
– К сожалению, это логичное решение. – Райвен перешел на деловой тон. – И мы переходим к вопросу, что делать. Внучка, я бы очень хотел тебя забрать прямо сейчас. За этим, собственно, и ехал. Но эти сенти как саранча. Залезают во все дыры. В кланах их было меньше, чем в других местах. Но они были. И у нас они имеют очень хорошую подготовку. Что клан, что обитель. Для тебя это смена одной тюрьмы на другую. А обеспечить тебе охрану, как во дворце, мы не сможем. Мегеры и стервы есть везде. Тут ты их хотя бы знаешь. И они работают как прикрытие, под контролем. Кроме того, такой школы, как во дворце, я тебе обеспечить точно не смогу. Академия еще ладно, но школ такого уровня у нас нет. Насчет обители могу ошибаться, но я так понимаю, там тебе и делать нечего.
– Так и скажи, что нужна подсадная утка. С лорд-мастером сговорился? – немного обиделась Майя. Но почему-то совсем чуть-чуть. В глубине души она была даже рада, что не надо принимать решения немедленно.
– Ну, не без этого, – не стал скрывать дедушка. – У тебя тут есть практика. Практически идеальное прикрытие и внедрение. Школа, конечно, дорогая, но если потребуется…
– Об этом не может быть и речи, – резко вмешалась Адила. – Моих извинений ваша внучка не примет. Но в этом она мне отказать не сможет. Тем более в качестве платы за близнецов.
– Хм-м. Ну, это уже ваши дела. Что скажешь, внучка?
Майя мрачно смотрела в стол. О том, что она сидит за одним столом с императором, возмущался только ошейник. На зуд которого она привычно не обращала внимания. Но все-таки невольно провела под ним пальцем.
– Потерплю до лета. А потом все равно сбегу, – решительно сообщила она сразу всем. – По-настоящему сбегу, буду пробираться в обитель.
– Я буду тебя ловить. Тоже по-настоящему, – серьезно пообещал Кир. – Об этой встрече никто кроме здесь присутствующих не должен знать. В том числе ваша доверенная служанка и твои дружки из пятерки, Вирт. Я считаю, что Фрид тоже перебьется.
– Если я удеру, я к тебе приду, дедушка.
– С удовольствием буду ждать, – кивнул тот. – Только вот связи у нас с тобой не будет. И так мой приезд слишком большой риск для операции. Официально я тут по просьбе Гринды, в качестве ее личного защитника и поддержки. Все-таки ты из клана. Наша репутация тут хорошо поможет. Клан Рыси объявит отказ от претензий в твоем случае.
Майя согласно кинула, а Иллис с явным облегчением расслабилась и радостно заулыбалась. Желание родственника забрать подругу ей очень не нравилось.
– Теперь моя очередь, – хищно подобралась Гринда. – Я кое-что просмотрела по тому, чем ты тут развлекаешься. Да и граф Индерский мне кое-что рассказал из своих расследований. Голубушка, ты работаешь с синдромом первого и второго уровня в полной шкале?
– Да. – Майя слегка поежилась и покосилась на Адилу. – Но у меня сейчас мало клиентов.
– Этого достаточно. Какова эффективность на остальных уровнях?
– У меня сейчас только пять клиентов третьего уровня. Для него я уверена, что будет процентов семьдесят-восемьдесят. Если появятся пациенты с осложнениями, думаю, года через два смогу закончить мамины наработки. С четвертым уровнем хуже. Нам даже с мамой удалось выйти только на сорок процентов. А у меня сейчас нет ни одного клиента этого уровня.
Майя удивленно осмотрела стол, за которым наступило почти гробовое молчание. Только Иллис весело ей подмигнула.
– Прошу прощения, леди Гринда, просто очень хочется уточнить: эффективность – это?.. – Димир не отводил взгляда от Майи.
– Процент положительного результата. Есть общая эффективность по методике, это максимально возможный. Есть персональная, для каждого мастера. Соотношение этих показателей определяет уровень мастера в овладении конкретным направлением или методикой. Соответственно высший уровень – единица, – задумчиво объяснила Гринда, тоже не отводя взгляда от Майи. – Зная Лилиан, она вряд ли подала бы заявку на мастерство дочери, не будь у нее устойчивого результата. Майя, каков твой уровень по первым двум степеням измененных?
Майя быстро посмотрела на Гринду и, слегка покраснев, снова опустила глаза.
– Я так и думала, – удовлетворенно кивнула Гринда.
– А что не так? – решила уточнить Адила.
– Это слишком сложная техника. На сегодня у нас всего восемнадцать подмастерьев и семь мастеров. Причем полного уровня, то есть сто процентов эффективности, всего два. Продохнуть не могут. И такая ситуация сохранится еще долго.
– Первый и второй уровень изменения, насколько я понял? – Димир даже не спрашивал, а утверждал.
– О других уровнях только слышали, от Лилиан. И то я да еще пара из старших мастеров, с которыми она общалась. Передавать незавершенную разработку бессмысленно. С теорией и так большие сложности. А без нее можно только комплекс целиком отрабатывать. Учениц Лилиан не брала, сколько бы я с нею ни ругалась. До ссор доходило.
– Ну, пациентами мы обеспечим, – задумался Димир. – Планы уже есть, просто немного расширим. С этим сложностей не будет. Любой сложности.
– Это хорошо, – удовлетворенно кивнула Гринда. – Уломать наших можно, ты не думай про эти глупости с ошейником. Не ты первая, не ты последняя. Но в обители сейчас есть свои сложности. Нынешний наш повелитель хоть и внук того, кто нас приютил, но не столь дальновиден. Ему мало придворного мастера, присылаемого обителью. Очень ему не нравится наша независимость. Как только появился первый результат от твоей матери, очень уж ему захотелось прибрать к рукам всю обитель, вместе с мастерами и ученицами. Беглая рабыня-мастер – это в любом случае лакомый кусочек для него. А уж третий и четвертый уровень! – Гринда с сомнением осмотрелась. – Надеюсь, тут такого нет?
– Если надо, могу дать письменные гарантии. – Димир даже не обиделся, только серьезно посмотрел на Гринду. – Как для нее лично, так и для всех ее учениц.
– Отлично, не в обиду, не помешает. Но ты через год готовься, получишь ленту мастера и тогда уж будь любезна принять адепток. Мне мастера вот как нужны. – Гринда провела ладонью выше головы.
– Если мне удастся сбежать. А так, кто пойдет в ученицы к мастеру-рабыне? – с горечью заметила Майя.
– Не сразу. Это понятно. Пока не разберетесь с проблемой сенти, нечего даже думать что-то рассказывать. Но варианты найдутся. Об этом не беспокойся. У тебя есть право самостоятельной работы?
Майя послушно подняла руку и отвела волосы с виска. Там высветился еле заметный знак, рядом со звездчатым шрамом. Его еще ставила мама.
– Отлично. – И тут же пояснила остальным: – Этот знак мастер ставит своим личным ученицам, показывая, что он готов отвечать за все ошибки ученика своей репутацией. Его наличие у Майи дает мне право признать за ней право самостоятельной практики. Ты знаешь, как вести регистрацию пациентов и результата работ?
– Да, этим занимается Лера, я показала ей, что делать.
– Мне надо будет встретиться с этой девушкой, – обратилась Гринда к Адиле. – Для подтверждения уровня претендента мастер обычно лично представляет достижения ученицы. Но есть и другой путь. Можно представить результат своих работ, оформленный надлежащим образом. Тут главное – правильно задокументировать достаточное количество случаев из своей практики.
– Лера – личная служанка Иллисианны. Она у них одна на двоих. Не вижу проблем для личной встречи. Вы можете с Майей пройти посмотреть ее хозяйство. Заодно и поговорите. А Леру Иллис позже пришлет позвать Майю для чего-нибудь.
– Я, пожалуй, тоже посмотрю, что к чему, – решил Райвен. – Очень уж интересно, как тут внучка устроилась. Что это за узорчик у тебя на запястье?
– Это? – Майя привычно вызвала браслет и полюбовалась на красивый узор. – Ну, это так получилось.
– Она бы очень сопротивлялась, – усмехнулся Димир. – Пришлось воспользоваться идеей Вирта. И то чуть не сорвалось.
– Что именно надо сотворить, чтобы император захотел нацепить на тебя браслет связи своей семьи? – заинтересовался Райвен.
– Ничего такого, что бы нанесло ущерб кланам, – поспешно вмешался Кир. Выносить внутренние проблемы ему очень не хотелось. Впрочем, Майя тоже не горела желанием рассказывать больше необходимого.

В комнатах, оборудованных для приема клиентов, Майя немного расслабилась. И уже уверенно показывала свое хозяйство.
Гринда внимательно все осматривала, одобрительно хмыкала и слушала. Особенно внимательно она осмотрела травяные настои и вопросительно приподняла брови.
– Здесь хороший парк, много чего можно собрать. – Майя смущенно пожала плечами. – Но я поздно начала, да и не рассчитывала на стабильную практику.
– Ясно, кое-чем я с тобой поделюсь, но только в этот раз. Дальше будешь думать сама.
– Хорошо, – послушно кивнула Майя. – Дедушка, ты сказал, что ложный мнемоподвал на самом деле существует? Я просто не помню.
– Почему ложный? – Молчавший до сих пор Райвен включился в беседу. – Это дубль, именно для случаев плена. На пятом уровне у тебя есть еще несколько ловушек, и все они отбрасывают атаку в него. В основной подвальчик сможешь пройти только ты, причем только из той раковинки. Отличное определение придумал Индерский, мне нравится. А чужак будет биться на входе до скончания времен. Назад ему хода уже не будет. Так что тут все в порядке. Только вот блок этот моим спецам не нравится.
– Индерскому тоже, – мрачно буркнула Майя. И чисто автоматически потянулась к браслету, чтобы включить звуковую изоляцию.
– Вот-вот. Его соображения мне известны. Они представили отличный отчет. Насколько это возможно, конечно. Но ключей они не получат, обломятся. – Дед одобрительно кивнул, проследив за действиями внучки. – Интересное у тебя тут положение для рабыни. Ты даже имеешь доступ к стационарной защите покоев принцессы.
– Это нормально, что они меня как наживку используют?
– Сенты – это тебе не шутки, – снова посерьезнел дед. – А мнемик такого уровня и вовсе катастрофа. И не только для них. Кланы в свое время сильно пострадали от мнемовойн. С Киром будь поаккуратней. Я еще старого лиса знавал, его предшественника. Так что имей в виду. Кир никогда не действует просто так. За любым его действием есть второе дно, причем не одно. И действует он исключительно в интересах Арден, семьи императора. Тебе он ничего не сделает. Но и поможет только в двух случаях. Если империи не будет вреда или для нее будет явная польза. Впрочем, в спину тоже не ударит. Династия императора Арден славится своим понятием чести и щепетильным отношением ко всему своему.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.