Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47504
Книг: 118420
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Ответный удар»

    
размер шрифта:AAA

Ольга и Александр Лавровы
СЛЕДСТВИЕ ВЕДУТ ЗНАТОКИ

Ответный удар

Действующие лица 

Знаменский, старший следователь.
Томин, старший инспектор угрозыска.
Кибрит, эксперт-криминалист.
Скопин Вадим Александрович, полковник, начальник Знаменского.
Знаменская, мать Пал Палыча.
Медведев, майор, сотрудник УБХСС.
Аркадий, сотрудник уголовного розыска.
Воронцов, заведующий городской свалкой.
Ферапонтиков, старший кладовщик свалки.
Моралёв, приемщик утильной палатки.
Бах, инженер.
Жена Баха.
Миша, кладовщики свалки.
Гриша.
Валентин, шофер мусоровоза, попутно водит машину Воронцова.
Ляля, Лёля, манекенщицы из Дома моделей, подруги.
Ломов, профессор-металлургю
Зав. заводской лабораторией. 
Лаборантка. 
Персонажи на свалке:
                 старичок-библиоман;
                 старатель,мелкий барышник;
                 1-й и 2-й рабочие;
                 мужчина «от Семена Иваныча».
Свидетели на допросах у Скопина:
                 бульдозерист;
                 1-й и 2-й шоферы;
                 зав. складом вторсырья;
                 приемщик того же склада;
                 начальник цеха завода.
На приеме у Скопина:
                 парень лет 30;
                 желчный посетитель;
                 женщина-пенсионерка.
Таня, секретарь Скопина.
 Сотрудники милиции.
 Официант в ресторане.

Сцена первая 

Криминалистическая лаборатория. Кибрит одна. Осторожный стук в дверь.

Кибрит. Войдите.

Томин приостанавливается у двери.

Томин (скромным голосом). Извините, могу я видеть нового начальника отделения экспертов, майора Кибрит?
Кибрит. Да, товарищ... (Подыгрывая Томину.) Как ваша фамилия?
Томин. С вашего разрешения, Томин.
Кибрит. А-а... Помнится, когда-то я звала вас Шуриком.
Томин (утрированно вздыхает). Было время... С повышением тебя, Зиночка!
Кибрит. Спасибо. Как дела?
Томиин. Вот.

Кладет па стол сверток, Кибрит разворачивает его там упакованный по всем правилам криминалистики искореженный опой замок.

Кибрит. Опять?!
Томин. Да, скорей всего, те же умельцы. И снова никто ничего но заметил. Чертовщина какая-то!..
Кибрит (осторожно осматривая замок). Значит, третья похожая кража?
Томин. Если подтвердится, что орудовали тем же приспособлением. Зинуля, пользуясь старым знакомством и твоей новой должностью...
Кибрит. Шурик, не подхалимничай. Вечная песня: срочно-срочно-срочно ...
Томин. Но мое положение становится просто неприличным! Кроме того, ограбленные женщины весьма... темпераментны. Они решительно требуют назад свои сережки-сапожки-босоножки... Четвертой кражи я не переживу!

Сцена вторая 

Петровка, 38. С папкой в руках идет Знаменский, навстречу ему Томин.

Знаменский. Саш, что хмурый?
Томин. А ты что веселый?
Знаменский. Кончил писать обвинительное заключение и несу по начальству!
Томин. И по этому поводу сияние?
Знаменский. Видел бы ты дело! Четырнадцать томов, посвященных запутанным торговым аферам! У меня от них уже в глазах смеркалось... (Проходящей мимо секретарше.) Танюша, Вадим Александрович у себя?
Таня. Нет, Пал Палыч. Только после пяти. Сейчас ведет прием населения.

Сцена третья

Приемная Управления внутренних дел. Большая комната на первом этаже. Массивный стол с двумя телефонами, письменным прибором, графином и стаканом на хрустальном подносе; кожаное кресло, по другую сторону стола — два кресла поменьше. Перед полковником Скопиным 1-й посетитель молодой парень, держится неуверенно.

1-й посетитель. Войдите в положение, гражд... товарищ полковник! Матери уже 72, я у нее один. Неужели и последние годы врозь жить? (После паузы.) Может, хоть внука успеет понянчить...
Скопин. Все очень трогательно. Но смотрю я на вас, Махоркин, и встает перед глазами неприглядная картинка: утро вашего ареста.

Парень испуганно вскидывается.

Скопин. Не припомните, как вы себя вели?
1-й посетитель. Понадеялся, что вы забыли... столько тому лет... на вас тогда и погоны еще не те были...
Скопин. Мы тут не забывчивы, Махоркин. Зря понадеялись.
1-й посетитель (разочарованно). Стало быть, от ворот поворот... (Порывается встать, но снова садится.) Не ради себя, поймите! Мне один черт, где дышать, абы на воле! Но старуху разве тронешь с места?! Поедем, говорит, сынок, вместе, куда скажут. А что выйдет? Схороню ее в чужих краях безо времени — и точка.
Скопин. И, по-вашему, виноват будет злопамятный полковник Скопин?
1-й посетитель. Да нет, чего уж... Виноват я сам. Не надо грабить, не надо садиться — все верно. Только все в прошлом времени. А вот что теперь делать?! (Пауза.) Завязал я намертво, а дороги, выходит, так и так нет? Безнадега?
Скопин (вместо ответа пишет что-то па официальном бланке, подписывает, протягивает парню). Отдадите в приемной лейтенанту.

Парень читает написанное, лицо его расцветает.

Скопин (Опережая слова благодарности.). В следующем месяце я веду прием двенадцатого числа. Обязательно расскажите, как устроились. Попросите следующего.
1-й посетитель. Двенадцатого числа... Товарищ полковник... Я приду... Спасибо! Я обязательно... До свидания!

Входит 2-й посетитель — пожилой человек желчного вида.

2-й посетитель. Здравствуйте, Калуев.
Скопин. Прошу садиться, товарищ Калуев. Слушаю вас.
2-й посетитель. Вот мое официальное заявление. (Кладет заявление на стол.)
Скопин (быстро прочитывает его). А в отделение милиции вы обращались?
2-й посетитель (горделиво). Нет. Прямо к вам!
Скопин. Отчего же?
2-й посетитель. Любой вопрос оперативно решается только сверху. Аксиома.
Скопин. Ваш вопрос входит в компетенцию участкового уполномоченного. Поставьте его в известность, и он примет меры. Не примет - вот тогда позвоните прямо мне. До свидания. Пригласите следующего.
2-й посетитель. Гм... И что вам стоит наложить резолюцию? Один росчерк.
Скопин. На все есть свой порядок. Вы ведь не идете к директору ГУМа, чтобы купить коробок спичек?
2-й посетитель. До свидания. (Нехотя забирает свое заявление и выходит.)

Появляется женщина пенсионного возраста.

Женщина. Добрый день. (Без перерыва.) Я прошу выслушать меня по делу, имеющему важное педагогическое значение. С вашего разрешения, я сяду, товарищ... простите, не разбираюсь в чинах...
Скопин. Разумеется, садитесь и перестаньте, пожалуйста, волноваться. Называйте меня Вадим Александрович, без чинов. А вас как?
Женщина. Татьяна Сергеевна... Так вот, Вадим Александрович, при нашем жэке есть детская комната. Занимаемся с ребятами, чтобы не околачивались на улице. Есть ведь такие, у которых дома... словом, неблагополучно. Мы стараемся компенсировать.
Скопин. Понимаю. И спасибо вам за этих ребят. В чем нужна помощь?
Женщина. Да вот одна история... Решили мы купить швейную машинку для кружка «Иголка с ниткой». Объявили сбор утиля... Теперь это называется вторсырье. Думали скопить какую-то сумму, остальное брала на себя общественность. Но было психологически необходимо, чтобы девочки не просто получили подарок, вы согласны?
Скопин. Согласен.
Женщина. Так вот, ничего не вышло! То есть утиля-то собрали много, особенно макулатуры, начальник жэка даже выделил машину, чтобы отвезти. Но отвезли, сгрузили, а палатка закрыта. Хотя по расписанию часы рабочие. Наутро ребята пошли — груды наши лежат, а па окошке табличка: «Учет». Потом два дня подряд объявление: «Приема нет». Дальше суббота и воскресенье. Наконец сама отправилась... Я не слишком длинно?
Скопин. Нет-нет, продолжайте.
Женщина. Вижу, сидит этакий молодой щеголь и бумажки пишет. Вышел ко мне, пнул, не глядя, кучу тряпок ногой и говорит: «Навалили всякой дряни, ни пройти, ни проехать». Я ему отвечаю — по-моему, резонно, — что никто новых вещей в утиль не сдает, это ведь не комиссионный магазин, верно?
Скопин. Естественно.
Женщина. А он заявляет, что на утиль, дескать, тоже нормативы, а наше все мокрое и грязное. Действительно, накануне раза три принимался дождь, но мы-то привезли совершенно сухое, разве наша вина?

Ее прерывает телефонный звонок, Скопин, извинившись, поднимает трубку.

Скопин. Полковник Скопин... Так... Оружие нашли?.. Ищите оружие!.. Ни в коем случае! (Кладет трубку.)

Заминка. Женщина сбилась с рассказа и смущена.

Скопин. На чем мы остановились?
Женщина. Что шел дождь... Наверно, бессовестно отнимать у вас время...
Скопин (мягко прерывая). Вот эти извинения — как раз пустая трата времени. Продолжайте.
Женщина. Да, собственно, уже всё. Воз, как говорится, и ныне там... Перед ребятами прямо стыдно, они так разочарованы, и даже начались... разные настроения.
Скопин. Какого рода?
Женщина. Мальчишки ударились шпионить, а теперь утверждают, что утильщик вообще ничего не берет, появляется в палатке для виду, а ездит на шикарной собственной машине. И значит, он аферист, и ему надо стекла побить и проколоть шины. В общем, нужны экстренные меры, а я не знаю какие.
Скопин. Всё ясно. Постарайтесь придержать ребят, меры будут приняты. (Берется за авторучку.) Где находится палатка?..

Сцена четвертая

Кабинет Томина. Звонит телефон.

Томин. Да?.. Зина, я весь внимание... Ясненько. Так и думал!.. Как сказать, оно и лучше и хуже. Три кражи, конечно, хуже двух. Зато одна банда лучше, чем несколько. Ну, спасибо тебе большое. (Кладет трубку, после короткого размышления звонит по телефону.) Сто тридцать четвертое? Зимина... Привет, коллега, Томин. Видел в сводке новую кражу?.. Да, из той же серии... Слушай, у меня вот какая идея. Все три раза дело было ранним утром, и, естественно, уносили не в руках — столько не дотащишь, и даже в легковую машину не уместится. Что если воры использовали грузовик с контейнером или крытый фургон? Понимаешь, такой, который утром вовсе не привлекает внимания: "Хлеб", "Мясо", "Почта" — в этом роде... Вот и мне кажется, в этой идее что-то есть. Давай попытаемся сделать так: в прилежащих домах выявим всех, кто рано выходит. Дворники, работники трамвайных парков, водители автобусов, владельцы собак и так далее... Может быть, кто-то страдает бессонницей, кто-то мог уезжать или приехать на рассвете — сейчас конец сезона на юге... Ну, сам сообразишь... Верно, они тоже ранние пташки... Давай, берись! Жду результатов. (Набирает другой номер.) Двадцать четвертое?.. Савельева попрошу из угрозыска... Товарищ Савельев? Здравствуйте, майор Томин из МУРа... В связи с квартирной кражей на вашей территории есть одно предположение...

Сцена пятая

Вечер. Улица в центре. Ляля «голосует», пытаясь поймать такси. Рядом с ней тормозит машина Воронцова.

Воронцов (опуская стекло). Буду счастлив подвезти!
Ляля. Ой, спасибо, жутко опаздываю!

Валентин открывает ей дверцу, Ляля усаживается, машина отъезжает.

Сцена шестая

Кабинет Скопина. Входит Знаменский.

Скопин. Пал Палыч, хочу сосватать вам одну историю. Садитесь.
Знаменский. А какова она собой, моя суженая?
Скопин (протягивает тоненькую папку, в ней всего три машинописных листа). Заявление и материалы первоначальной проверки. (Пока Знаменский внимательно читает, Скопин поднимает трубку одного из телефонов.) Привет, Николай Иваныч! Вышло что-нибудь?.. Э-э, нет, это увольте! Это пойдет волокита часа на четыре с хвостиком. Будем обходиться без них. Результаты доложить утром. Желаю успеха. (Кладет трубку, смотрит на скептическое лицо Знаменского.) Конечно, не бог весть... но с некими загадками.
Знаменский. А знаете, я еще застал старьевщиков, которые ходили по дворам и совершали натуральный товарообмен. Помните: «Старье бере-ем! Старье бере-ем!» Ставка делалась на мелюзгу: мячики на резинке, свистульки «Уйди-уйди»... Однажды я ради такой свистульки стянул пару отцовских калош... Подумать только, тогда еще носили калоши!.. И вот предлагается дело: страшные тайны утильной палатки...

Входит Медведев. Крупный, но не грузный, ему лет около 40, манерой держаться напоминает военного.

Медведев. Разрешите? Добрый день.
Скопин. Здравствуйте. Вы знакомы? Наш старший следователь Знаменский. Товарищ Медведев из УБХСС, теперь специалист по вторсырью.
Знаменский. И отыскались какие-нибудь ключи к утильным тайнам?
Медведев. Кое-что разведал. Фамилия того приемщика Моралев... но сомнительно, чтобы от слова «мораль». Вот его послужной список. (Протягивает Скопину листок, тот просматривает и передает Знаменскому.)
Скопин. В глазах пестрит. За шесть лет — десять мест.
Знаменский. И все больше такие, что слывут «хлебными».
Медведев. Но — обратите внимание — проходит несколько месяцев, и он увольняется. Слухи не оправдывались. Только в системе вторсырья осел прочно.
Скопин. Какой же доход его удовлетворил?
Медведев. Про доход не знаю. Но вот справка об официальной зарплате за полгода имеется.
Знаменский. Не Ротшильд, конечно, но... он женат?
Медведев. Холостой, бездетный, мать с отцом в деревне на своих харчах.
Знаменский. Тогда можно жить не тужить.
Медведев. Он и не тужит, будьте уверены! Завтрак и обед в «Арагви». Вечерами развлечения в обществе девиц разного профиля.
Скопин. Обеды, завтраки, девицы. Еще?
Медведев. Только что купил машину — формально на брата. И не какую-нибудь — подержанный, но крепенький ЗИМ!
Знаменский. Хм... Шустрый мальчик. Пижон?
Медведев. Первостатейный. Парикмахера и маникюршу регулярно вызывает на дом!
Знаменский. Живут же люди!
Скопин. Да, Пал Палыч, у нас с вами убогие запросы и никакого воображения.
Знаменский. Чувствуешь себя просто неотесанной деревенщиной!
Скопин. А мы-то до вас вспоминали идиллических старьевщиков нашего детства...
Медведев (рассказывает, постепенно увлекаясь). Куда там! Это теперь сильная организация. Кроме «оседлых» приемщиков, как Моралев, в сельских местах есть конные — с телегами. Работают часто парами — муж и жена. И если выполнят план, получают очень неплохие деньги. Да оно в общем-то справедливо: вторсырье спасает уйму ценного добра. Даже валюту для государства добывает!
Знаменский. Валюту?
Скопин. Каким образом?
Медведев. Нипочем не догадаетесь! Представляете, скачет тебе лягушка или хоть лягушонок — тоже годится, лишь бы хвост отпал. Его хоп — и в корзину. Второго, десятого, в ином прудишке их невпроворот. Наловил — и во вторсырье. Там их на лед — и в анабиозе за границу. Для лабораторий, для фермеров всяких, садоводов. Туда, где с химией перестарались, живность потравили и теперь от вредителей стонут. Словом, оттаял лягушонок и прыгает дальше где-нибудь в Англии. Ему, понятно, разница невелика — было бы мокро, — а мы получаем фунты стерлингов!
Скопин. Вы меня вдохновили. Выйду на пенсию — буду лягушек ловить. Но пока...
Медведев. Ясно: ближе к делу. Эту неделю я лично вел наблюдение за палаткой. Моралев купил: один примус, один медный таз с дыркой и у какого-то паренька пять подшивок дореволюционных журналов — подозреваю, что для собственного развлечения. Всё. А вот что он за ту же неделю сдал на склад. (Передает Скопину накладную.)
Скопин. Недурно!

Короткие телефонные звонки — междугородный вызов.

Скопин (берет трубку). Брянск? Да-да, соединяйте.

Знаменский с Медведевым отходят, чтобы не мешать, и устраиваются в стороне за столом для совещаний.

Знаменский. Итак, цветные металлы. Где ж он их все-таки взял?
Медведев. Пока можно только гадать.
Знаменский (шутливо). Гипотеза, что мимо вас скользнули десятки старушек с медными тазами, отпадает. И что у Моралева собственные рудники — тоже. Остается какое-то предприятие: завод, мастерские.
Медведев. Безусловно. Неучтенные отходы.
Знаменский. Но у предприятий он не имеет права покупать?
Медведев. Нет, те должны сдавать по безналичному расчету. А у палаточников реальные деньги — для граждан.
Знаменский (помолчав). Не мог он накопить постепенно и разом отвезти?
Медведев. Беседовал я с жителями окрестных домов, они готовы засвидетельствовать, что в зимнее время лавочка вообще была засыпана снегом по крышу. А Моралев по документам все равно из месяца в месяц шел с перевыполнением плана.
Знаменский. Что-то уж слишком нагло. Если рыльце в пуху, соблюдают хоть элементарную осторожность... Почему бы нашему Моралеву — пусть для близира — не принять того, что ему тащат?
Медведев (довольный). Э-э, Пал Палыч, недопонимаете! Он бы, может, и принял, да ведь извольте наличные платить. Из своего кармана — жалко. Ведь выданные ему денежки он уже поделил с кем надо и пропил-прогулял!
Знаменский. Крупные суммы?
Медведев. Солидные.

Скопин кончил телефонный разговор и присоединился к Знаменскому с Медведевым.

Знаменский (Скопину). Ищем кончик веревочки, которой Моралев связан с неким предприятием...
Скопин. Ясно. Продолжайте.
Знаменский. Значит, приемщик везет свои товар на склад?
Медведев. На склад.
Знаменский. При осмотре или по документам там можно установить, какое сырье он сдал?
Медведев. Эх, если бы!.. Валят все вместе. Сгрузил, получил квитанцию и отчаливай. Поди потом разберись, где чье. Тем более при самом складе есть цехи по переработке, многое прямиком туда и идет.
Скопин. А не обсуждался тот вариант, что склад напрямик связан с искомым предприятием? И бездельник Моралев — только ширма?
Медведев. Между прочим, не исключено... Однако так и так — уголовщина.
Скопин (Знаменскому). Но пока оснований для возбуждения дела не имеется?
Знаменский (разводит руками, Медведеву). Надо еще поработать. (Короткая пауза.) Вы о транспорте не думали?
Медведев. Думал...
Знаменский. Как это организовано?
Медведев. Периодически приемщики должны заказывать машины и перевозить что набрали. Но к документам я еще не подобрался.
Скопин. А возможно, тут и торчит хвостик, за который удастся...
Медведев. Возможно, товарищ полковник. Но очень трудно проверить путевые листы, не привлекая внимания.
Скопин. Убежден, что вы найдете способ.
Знаменский. Главное — выяснить, заказывает ли Моралев машины вообще. А если заказывает, то с одним шофером он всегда имеет дело или с разными. И кто эти шоферы...
Медведев. Понимаю, все понимаю... Значит, так. Сегодня пятница. За субботу и воскресенье постараюсь управиться, в понедельник приду с новостями.

Сцена седьмая

Бензоколонка на окраине города. Воронцов и Ферапонтиков стоят в стороне и ждут, пока шофер Валентин заправит машину Воронцова. Воронцов — полный, холеный человек лет 50, держится светски; к подчиненным относится с иронией. Ферапонтиков — низкорослый, рыжеватый прощелыга, на Воронцова глядит с собачьей преданностью, но, как верный слуга, позволяет себе иногда поворчать по поводу барских причуд.

Ферапонтиков. Теперь к Ларисе поедом?
Воронцов. Нет, свидание с Лялей.
Ферапонтиков (пренебрежительно). А-а... Эта манекенщица.
Воронцов. Мне она правится, тебе — нет. Что важнее?
Ферапонтиков. Раз с Лялей, опять шампанское пить. А у меня от него изжога.
Воронцов. Не пей. Тебе по роли вообще пить не положено. (Со смешком.) Тебе положено меня хранить и беречь как зеницу ока... на благо отечества. И глядеть, чтоб я по наивности не выдал какой государственный секрет... Наскучили мои забавы?
Ферапонтиков. Наше дело маленькое, Евгений Евгеньевич! Раз вам желательно покрасоваться и все такое...
Воронцов. Желательно. А на первом этапе необходим оруженосец. Гордиться должен, что тебя держу.
Ферапонтиков. Да я разве... я ж понимаю. (Не утерпев.) Только вот Ляля эта... сомнительно по части результату. Погуляет за ваш счет, а недели через две подхватит ее гаврик с такими патлами — и прощай!
Воронцов (снисходительно хлопает его по плечу ). Ты, Фитилькин, конечно, тонкий знаток женщин! Но не берись предсказывать, с кем будет моя Лялечка через две недели. Это, милейший, целиком вопрос стратегии!
Ферапонтиков (шарит по карманам, ищет спички, достает маленькую коробочку). Евгений Евгеньич, знакомая одна сережки продаёт. Старинные. Редкая вещь.
Воронцов (заглядывает в коробочку). Пожалуй, возьму. Но пора тебе кончать всякую эту торговлю. Несолидно. Ты у кого работаешь?

Сцена восьмая

В центре города по улице идут Ляля и Лёля. Останавливаются недалеко от перекрестка и ждут. Им обеим лет по 20. Как полагается манекенщицам Дома моделей, они стройны, элегантны, миловидны. Лёля — умнее. Ляля — симпатичнее.

Лёля. Зря ты меня тащишь. Мы с Севкой собрались сегодня в кино.
Ляля. Нет-нет, я непременно должна вас познакомить! Очень интересно твое мнение.
Лёля. А кто он такой?
Ляля. Понятия не имею.
Лёля (приостанавливается от удивления). Как — не имеешь?..
Ляля (нарочито легкомысленным тоном). Да так, Евгений Евгеньевич, и все.
Лёля. Что, даже без фамилии?
Ляля. Без.
Лёля. Лялька, ты сдурела! Встречаешься с человеком и не знаешь, кто он такой!
Ляля. Может, мне и нравится, что не знаю?
Лёля. С тебя станется. Вот фантазерка!
Ляля (таинственно понижает голос и даже оглядывается). Понимаешь, он какая-то шишка. Совершенно засекреченный. Я думаю, что-нибудь военное... или даже космос... личная машина с шофером. И всегда при нем очень странный человек. Вроде опекает его... или охраняет... Словом, ты увидишь, Евгений Евгеньич какой-то особенный.
Лёля (пожимает плечами, Лялино сообщение ее не взволновало). Пока вижу, что он опаздывает. Неоригинально.
Ляля (взглядывает на свои часы). Твои по обыкновению спешат. Мы пришли раньше.
Лёля. Ненавижу стоять на месте.
Ляля. Можешь прохаживаться. Вообрази, что ты демонстрируешь новейшую модель сезона.

Подъезжает машина Воронцова. Сидящий сзади Ферапонтиков распахивает дверцу и высовывается.

Ферапонтиков. Добрый день, карета подана.

Воронцов выходит из машины. Ферапонтиков тотчас выскакивает и становится чуть поодаль.

Ляля. Здравствуйте. Это моя подруга Лёля.
Воронцов (целует обеим ручки). Ляля и Лёля. Очаровательно! Лёля и Ляля... Нет, просто бесподобно! Очень рад познакомиться. Одна красивая девушка — хорошо, дне — вдвое лучше... (С улыбкой.) Вам придется потерпеть — еще некоторое время я буду говорить шалости. Своеобразная реакция на трудную рабочую обстановку. Прошу. (Приглашает подруг в машину.)
Валентин. Куда?
Воронцов. На дачу, за кислородом.

Сцена девятая

Просторная комната на даче Воронцова. Камин, рояль, стилизованная мебель. Воронцов, Ляля с Лёлей. Немного на отшибе Ферапонтиков сам с собой играет в карты. Приглушенно звучит музыка.

Ляля. Планы? Планов много. Вот надеемся недели через две махнуть в Будапешт. Повезем коллекцию осенних моделей.
Лёля. Вы не бывали в Будапеште?
Воронцов. Увы, нет.
Ферапонтиков. Разве нам можно?
Лёля. Отчего же?
Воронцов. Как вы похожи и непохожи... Ляля почти не задает вопросов.
Лёля. А мне вот любопытно знать, чем вы, собственно, занимаетесь!
Воронцов. Я бы, пожалуй, сказал, но этот мерзкий человек не позволит (оглядывается на Ферапонтикова).
Ферапонтиков (не отрываясь от своей игры). Еще бы!
Лёля. А мне кажется, вам самому нравится окружать себя тайнами.
Воронцов. Ах, Лёля!.. Лёля и Ляля... Давайте лучше танцевать!
Лёля. Вы танцуете? Надеюсь, такой вопрос дозволен.
Воронцов. Дозволен, моя прелесть! Но в нем заключен обидный подтекст. «Боже мой, думаете вы, наш Евгений Евгеньич собирается танцевать? Через полторы минуты начнется одышка, и через пять он свалится замертво!..» Ну-ка, попробуем!

Прибавляет громкость. Танцует с Лялей, потом с Лёлей.

Лёля. Евгений Евгеньич, сколько вам лет?
Воронцов (смеется). Государственная тайна.
Лёля. Вы были женаты?
Воронцов (после паузы). Да. Мы работали вместе... Моя жена... погибла.
Ферапонтиков (в притворной панике). Девочки, Евгения Евгеньича нельзя расстраивать! У него завтра эксперимент!
Воронцов (Лёле). Вы, очевидно, спросите какой?
Лёля. Нет, я устала спрашивать и не получать ответа.
Ляля. Наконец-то!
Воронцов. Не обольщайтесь, Лялечка, это временное затишье, и надо им воспользоваться, чтобы выпить. Пошли-ка, Федя, организуем. А девочки пока посудачат на мой счет.

Воронцов и Ферапонтиков выходят.

Ляля. Посудачим?..
Лёля. Занятный дядька. А дача — просто обалдеть!
Ляля. Но верно, в нем что-то есть?
Лёля. Много чего в нем есть, Лялька. Только не пойму, что именно. Жаль, староват, а то бы...
Ляля. Что?
Лёля. Женила бы его на тебе, и стала бы ты у нас знатной дамой!
Ляля. И каждый день ездила бы на машине в Дом моделей — на всех вас любоваться!.. Знаешь, иногда его немного жаль... иногда чудится, что он не настоящий... Хочется понять.
Лёля. Не задавая вопросов?
Ляля. Ты же видишь — вопросы бесполезны.
Лёля. Евгений Евгеньич... А знаешь, порой мелькает что-то неприятное. Может быть, от присутствия этого Феди... Но безусловно большое обаяние.
Ляля. Лёлечка, уступаю. И оцени мое благородство: вместе с дачей, машиной и телохранителем!

Смеются. Входит Воронцов, за ним — Ферапонтиков. Он несет поднос с шампанским, фруктами и легкой закуской.

Воронцов. Вот, Федя, меня уже обсудили и надо мной посмеялись.
Ляля. Да нет, мы не над вами.
Воронцов. Тогда над Федей. У него такое свойство — вызывать смех... пока с ним не познакомишься поближе.
Лёля. А если поближе?
Воронцов. Если поближе?.. Видите, Лялечка, у нее уже наготове ворох новых вопросов. Поближе он ужасен, мой Федя! Но предан как пес... За сколько ты меня продал бы, Федя?
Ферапонтиков (вздрогнув). Кому?
Воронцов. Я знаю? Кому-нибудь.
Ферапонтиков. Смотря и какой валюте.
Воронцов. Скажем, в долларах... нет, доллар неустойчив, советую в рублях. (Пауза.) Ну - за сколько?
Ферапонтиков. Да вот все считаю-считаю... нет, больно дорого выйдет, Евгений Евгеньич. Никому не по карману.
Воронцов. Так, Федя... Ну, у всех налито? Выпьем за именинника!.. Как, я не сообщил, что сегодня день рождения моего кота? И вы его не видели?! Федя, немедленно доставь Мурлыку! Он либо в спальне, либо на террасе.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.