Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44314
Книг: 110240
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Куриный бульон для души: 101 история о животных»

    
размер шрифта:AAA

Джек Кэнфилд, Марк Хансен, Марти Беккер, Кэрол Клайн
Куриный бульон для души: 101 история о животных (сборник)

Отзывы о книге «Куриный бульон для души: 101 история о животных»

«Рассказы из «Куриного бульона…» придают сил и согревают сердце, они полны жизни. Каждая история говорит мне об особой любви, связывающей нас с нашими питомцами. Я и мой пес Шелдон получили особое удовольствие от этой книги».
Стивен Кови, писатель, автор книги «Семь навыков высокоэффективных людей»
«В наших отношениях с миром самая глубокая тайна из всех – это сила любви. «Куриный бульон…» посвящен этой тайне. Она исходит из сокровеннейших глубин сердца – и раскрывает их. Эта книга – радостное переживание».
Роджер Карас, писатель и президент ASPCA (Американское общество по предотвращению жестокости к животным)
«Спасибо за то, что почтили одних из самых важных наших друзей на земле – наших домашних любимцев. «Куриный бульон…» ярко показывает, как многогранно они обогащают нашу жизнь. Я не мог оторваться от этой книги. Вы ее полюбите!»
Монти Робертс, писатель, автор книги «Человек, который слушает лошадей»
«Я, как владелица и любительница домашних питомцев, знаю, насколько важны животные для нашего ощущения благополучия и как глубоко мы их любим. «Куриный бульон…» – прекрасный коллективный дар во славу нашим особым отношениям с домашними любимцами».
Лиза Гиббонс, исполнительный продюсер и ведущая программы «Лиза»
«Три вещи поддерживали меня в худшие и в лучшие времена: собаки, кошки и куриный бульон. Теперь все три этих спасительных ингредиента объединились в собрании трогательных рассказов об уникальной роли, которую наши любимые животные играют в нашей жизни. Держите наготове бумажные платочки. Они вам понадобятся».
Мордекай Сигал, писатель, автор книги «Книга Дэвиса о собаках», президент Американской ассоциации авторов литературы о собаках
«Куриный бульон…» – это радостное облизывание и дружелюбное «мяу» в вашем будущем. Отличное чтение для вас и вашего любимца в вашем общем «коконе»!»
Фейт Попкорн, футуролог, прогнозист потребительских трендов и основатель консалтинговой компании BrainReserve
«Это едва ли не лучшая среди поднимающих настроение коллекция жизненных историй, рассказанных людьми, которые любят своих компаньонов-животных – и пользуются взаимностью».
Филлис Леви, литературный редактор, журнал Good Housekeeping
«Куриный бульон…» поможет вам исцеляться, быть счастливыми и вдохновенными и даже спасать мир единственным способом, при котором возможны эти чудеса, – разделяя со всеми живыми существами дух надежды и любви, живущий в них и в нас».
Майкл Капуццо, соавтор книги «Кот поймал мое сердце» и авторитетный колумнист журнала Newsday
«Наконец-то! Книга, которую я могу читать своим собакам! Серьезно, «Куриный бульон…» – замечательная книга, каждый рассказ – жемчужина!»
Матильда де Каньи (Кэгни), тренер «Эдди» из сериала «Фрейзер»
«Эти истории схватывают саму суть удивительных уз, которые существуют между домашними любимцами и людьми. Эта книга должна быть у каждого любителя животных!»
Джефф Вербер, D.V.M., ведущий программы Petcetera на канале Animal Planet
«За целую жизнь, что я люблю животных, мне редко попадалось что-то столь же необыкновенное, как рассказы в этой книге. Если вам хоть раз довелось познать щедрую любовь спутника-животного, вы будете дорожить этой книгой».
Джина Спадафори, выпускающий редактор программы Pet Care Forum на канале America Online, писатель, автор книги «Собаки для «чайников», соавтор книги «Кошки для «чайников»
«Примите пару рассказов – и утром почувствуете себя лучше. Эти биографические истории поднимут вам настроение!»
Стив Дейл, авторитетный колумнист My Pet World и журнала PetLife, ведущий программы Pet Central на радио WGN
«Браво! «Куриный бульон…» получился по-настоящему согревающим и вкусным».
Беа Артур, актриса

Введение

Мы рады поделиться с вами особым даром – книгой «Куриный бульон для души: 101 история о животных». Эти рассказы были подобраны таким образом, чтобы дать вам более глубокое и разностороннее представление о животном царстве в целом – и о домашних любимцах, которые делят с нами жизнь.
Каждая из тысяч историй, которые мы получили для возможного включения в нашу книгу, – это дар. Процесс отбора был трудным, тем не менее все отобранные для «Куриного бульона…» рассказы ярко демонстрируют, как украшают жизнь полные любви и взаимозависимости отношения с домашним любимцем.
Нас покорили многие истории, иллюстрирующие огромную любовь, которая связывает животных и их владельцев. За нашу заботу драгоценные любимцы платят нам безусловной любовью, бесконечной привязанностью и непоколебимой верностью. Они любят нас, верят в нас и всегда, что бы ни случилось, приветствуют нас беспредельным энтузиазмом.
Читая все эти истории, мы обратили внимание, что в них часто прослеживаются определенные темы. Первая и самая мощная: сегодня домашние любимцы – члены семьи! Большинство владельцев животных считают своих меньших братьев родственниками, а многие даже относятся к ним как к своим детям. Связь между семьей и домашним любимцем действительно очень сильна!
Также стало ясно, что животные – не просто компаньоны для людей. Многим людям наличие животного, о котором можно заботиться, поистине придает смысл жизни – причина подниматься по утрам с постели, повод стремиться вернуться домой по вечерам. Животные удовлетворяют нашу вечную и осязаемую человеческую потребность любить и быть любимыми – нуждаться и быть нужными.
Многие полученные нами истории отражали позитивное влияние, которое животные оказывают на своих владельцев. Они связывают нас с природой и остальным животным царством, заставляя яснее осознавать божественные тайны, присущие всем вещам. Благодаря нашим любимцам раскрывается сокровенная часть нашей натуры – более сострадательная, менее высокомерная, не такая торопливая; та наша сторона, которая охотнее делится всем, что имеет, с другими существами. Когда такое случается, мы познаем истинное, полное и простое значение счастья.
Было также много рассказов о способности любимцев утешать и даже исцелять. Наши любимцы не позволяют нам часто болеть, а если мы все же заболеваем, то выздоравливаем быстрее.
Все эти свидетельства приводят к ошеломительному выводу: животные полезны для наших сердец, тел и душ.
После чтения этих рассказов вы, возможно, поймаете себя на том, что купаетесь в теплых воспоминаниях о любимом животном. Мы также надеемся преподнести вам новый взгляд на животных-компаньонов, который вы примените на практике; вы безоговорочно полюбите их и оцените те простые дары, которые они привнесут в вашу жизнь. Если у вас нет домашнего любимца, возможно, эти рассказы вдохновят вас обогатить свою жизнь, отправиться в местный приют для животных и принять в семью животное, которое нуждается в вашей любви и вернет ее сторицей. Или, если вы не в том положении, чтобы брать животное к себе, возможно, вы захотите сделать жизнь своих братьев меньших чуточку ярче, вложив свое время в волонтерскую работу – пусть даже час в неделю, – чтобы выгуливать, кормить, прихорашивать или просто любить бездомных животных в вашем местном приюте.
В конечном счете наша самая сокровенная молитва о том, чтобы эта книга оказала позитивное воздействие на жизнь миллионов животных и людей во всем мире.

Глава 1
О любви

Любите все создание Божие, и целое, и каждую песчинку. Каждый листик, каждый луч Божий любите. Любите животных, любите растения, любите всякую вещь. Будешь любить всякую вещь и тайну Божию постигнешь в вещах. Постигнешь однажды и уже неустанно начнешь ее познавать все далее и более, на всяк день. И полюбишь, наконец, весь мир уже всецелою, всемирною любовью.
Федор Достоевский

Отложенная доставка

Cтелла была готова к смерти мужа. С того момента, как врачи сообщили им о неизлечимом раке, они оба смотрели в лицо неизбежному, стремясь как можно лучше провести оставшееся время вдвоем. Финансовые дела Дейва всегда были в порядке. Никакое новое бремя не пало на плечи женщины в ее вдо́вой жизни. Только ужасное одиночество – отсутствие цели в ее нынешних днях.
Супруги были бездетными по собственному выбору. Их жизнь была так полна и богата! Они довольствовались насыщенной профессиональной жизнью и обществом друг друга. У них было много друзей. Было. Теперь это слово повторялось так часто… Лишиться одного человека, которого ты любила всем сердцем, – уже одно это достаточно тяжело. Но в последние несколько лет они с Дейвом то и дело узнавали о смерти очередного друга или родственника. Все они были одного возраста – того возраста, в котором человеческие тела начинают сдавать. Умирать. Не стоит обманываться – они постарели!
И теперь, приближаясь к своему первому Рождеству без Дейва, Стелла слишком хорошо сознавала, что осталась одна.
Дрожащими пальцами она покрутила ручку радиоприемника, чтобы приглушить рождественскую музыку до едва различимого фона. К своему удивлению, увидела, что доставили почту. Морщась от неизбежной боли, причиняемой артритом, она нагнулась, чтобы поднять с пола белые конверты. В основном это были рождественские открытки, и печальные глаза Стеллы улыбались при виде привычных традиционных картинок и наполненных любовью строк внутри. Она разложила их среди прочих на крышке рояля. Во всем ее доме они были единственными праздничными украшениями. До праздников осталось меньше недели, но у нее просто не хватало духу поставить эту легкомысленную елку или хотя бы вытащить из коробки рождественские ясли, которые Дейв изготовил собственными руками.
Охваченная внезапным порывом беспредельного одиночества, Стелла закрыла лицо ладонями и дала волю слезам. Как она переживет это Рождество и грядущую за ним зиму?
Звонок в дверь оказался настолько неожиданным, что Стелле пришлось подавить удивленный вскрик. Кто это мог заглянуть к ней? Она осторожно открыла деревянную внутреннюю дверь и напряженно уставилась в окошко штормовой двери. На ее переднем крыльце стоял какой-то незнакомый молодой человек, чья голова едва виднелась из-за большой картонной коробки, которую он держал в руках. Стелла заглянула через его плечо на дорожку, но там не было ничего похожего на машину, которая намекнула бы ей, кто это такой. Собравшись с мужеством, пожилая женщина немного приоткрыла дверь, и юноша отступил вбок, чтобы проговорить в образовавшуюся щелку:
– Миссис Торнхоуп?
Она кивнула. Он продолжил:
– У меня для вас посылка.
Любопытство изгнало из ее мыслей осторожность. Она распахнула дверь, и он вошел. Улыбаясь, осторожно опустил свою ношу на пол и выпрямился, чтобы вынуть конверт, который торчал из его нагрудного кармана. Когда он протянул его ей, из коробки послышался какой-то звук. Стелла аж подскочила. Юноша рассмеялся, извинившись, наклонился над коробкой, чтобы приподнять верхние картонные крылышки, и придержал их открытыми, предлагая ей заглянуть внутрь.
Это была собака! Точнее, щенок золотистого лабрадора-ретривера. Молодой человек, подняв на руки непоседливое тельце, объяснил:
– Это вам, мэм.
Щенок весь извивался от радости, что его вызволили из плена, и лез с экстатическими мокрыми «поцелуями» к лицу молодого человека.
– Мы должны были доставить его в канун Рождества, – продолжал юноша с некоторым трудом, стараясь уберечь подбородок от влажного маленького язычка, – но у ребят в собачьей гостинице праздники начинаются с завтрашнего дня. Надеюсь, вы не против получить подарок пораньше?
Потрясение лишило Стеллу способности ясно мыслить. Не в силах составить внятное цельное предложение, она, заикаясь, пробормотала:
– Но… я не… я имею в виду… кто?..
Юноша опустил собачку на придверный коврик между ними, потом протянул руку и постучал пальцем по конверту, который она продолжала держать в руках.
– Там, внутри, письмо, которое объясняет все – практически все. Этот пес был куплен, когда его мать еще была щенной. Он должен был стать рождественским подарком.
Незнакомец развернулся, чтобы уйти. Отчаяние заставило ее непослушные губы выдавить слова:
– Но кто… кто его купил?
Задержавшись у открытой двери, он ответил:
– Ваш муж, мэм, – и исчез.
Все действительно было изложено в письме. Совершенно забыв о щенке при виде знакомого почерка, Стелла, точно лунатик, добрела до своего кресла у окна. Она заставляла наполнившиеся слезами глаза читать слова, написанные рукой мужа. Он написал это письмо за три недели до своей смерти и оставил его у владельцев собачьей гостиницы, чтобы те доставили его вместе со щенком ей, его супруге, как последний рождественский подарок от мужа. Слова письма были полны любви, они подбадривали и призывали быть сильной. Он обещал ей, что будет ждать того дня, когда она присоединится к нему. И прислал этого юного товарища, чтобы он составил ей до тех пор компанию.
Впервые вспомнив о маленьком создании, Стелла с удивлением обнаружила, что щенок молча смотрит на нее, и его маленькая, быстро дышащая пасть напоминает забавную улыбку. Стелла отложила страницы письма в сторону и потянулась к клубочку золотистого меха. Она думала, что он окажется тяжелее, но песик размером и весом был всего лишь с диванную подушечку-думку. И такой мягкий и теплый! Она пристроила его на руках, точно в колыбельке, и он лизнул ее в подбородок, потом прижался мордочкой к впадинке у основания шеи. При этом проявлении привязанности слезы по ее щекам заструились с новой силой, и щенок терпел ее плач, не шевелясь.
Наконец Стелла опустила его на колени и стала пристально разглядывать. Рассеянно вытерла влагу со щек, потом с трудом выдавила улыбку:
– Ну что ж, паренек, полагаю, жить теперь будем вместе.
Розовый язычок согласно задрожал. Улыбка Стеллы стала уверенней, а взор скользнул вбок, к окну. Сгустились сумерки. Сквозь снежные хлопья, планирующие с небес, она видела веселые рождественские огоньки, обрамляющие контуры соседских домов. Звуки гимна «Радость миру» вплывали в комнаты из кухни.
Внезапно Стелла ощутила поразительное состояние покоя, и благодать осенила ее. Это было все равно что оказаться в ласковых объятиях любимого человека. Ее сердце болезненно забилось, но билось оно от радости и изумления, а не от скорбного одиночества. Ей больше не придется чувствовать себя одинокой.
Вновь переключив внимание на песика, она заговорила с ним:
– Знаешь, приятель, у меня в подвале есть коробка, которая, думаю, тебе понравится. В ней лежат елка, украшения и гирлянды, которые произведут на тебя потрясающее впечатление! И, мне кажется, я сумею найти там и те старые ясли. Что скажешь, пойдем ее выслеживать?
Щенок согласно и радостно тявкнул, словно понимал каждое слово. Стелла поднялась, опустила щенка на пол, и они вдвоем направились в подвал, готовые вместе праздновать Рождество.
Кэти Миллер

Беки и волк

Его имя уже не Дикий Пес, а Первый Друг, и он будет нам другом во веки веков.
Редьярд Киплинг
Когда старшие братья и сестры разъехались по школам, нашей трехлетней дочери Беки стало одиноко на семейном ранчо. Ей не хватало товарищей по играм. Коровы и лошади были слишком велики, чтобы обниматься с ними, а сельскохозяйственные машины – слишком опасны для такого маленького ребенка. Мы обещали купить ей щенка, но пока этого не произошло, все новые «щенки понарошку» объявлялись чуть ли не каждый день.
Я как раз заканчивала мыть посуду после обеда, когда хлопнула экранная дверь и в дом влетела Беки, щечки которой раскраснелись от возбуждения.
– Мама! – закричала она. – Иди посмотри мою новую собачку! Я уже два раза поила ее водичкой. Ей так хочется пить!
Я вздохнула. Еще одна воображаемая собака Беки.
– Пожалуйста, пойдем, мама! – она тянула меня за джинсы, ее карие глаза смотрели умоляюще. – Песик плачет – и он не может ходить!
– Не может ходить?
А вот это что-то новенькое. Все ее предыдущие «собаки понарошку» были способны на удивительные трюки. Одна балансировала на мяче, стоя на носу. Другая прорыла нору сквозь всю землю и выпала на звезду с другой стороны. Третья танцевала на канате. И почему вдруг появилась собака, которая не умеет ходить?
– Хорошо, милая, – сказала я. К тому времени как я была готова следовать за ней, Беки уже исчезла в мескитовых зарослях. – Ты где? – позвала я.
– Я здесь, у дубовой колоды. Скорее, мама!
Я развела в стороны шипастые ветки и прикрыла глаза ладонью от ослепительного аризонского солнца. Леденящий холод сковал меня.
Она была там, сидела на корточках, закопавшись пальцами ног в песок, а на коленях у нее лежала – ошибиться было невозможно – голова волка! Над его головой возвышался массивный черный загривок. Остальная часть тела лежала, полностью скрытая, внутри полого ствола упавшего дуба.
– Беки, – во рту у меня пересохло. – Не двигайся.
Я подступила ближе. Бледно-желтые глаза сузились. Черные губы напряглись, обнажая двойной набор пятисантиметровых клыков. Вдруг волк задрожал. Его зубы щелкнули, и из глотки вырвался жалостный скулеж.
– Все хорошо, мальчик, – замурлыкала Беки. – Не бойся. Это моя мама, и она тоже тебя любит.
И тут случилось невероятное. Когда ее крохотные ручонки гладили огромную косматую голову, я услышала мягкое «хлоп, хлоп, хлоп», которое издавал хвост волка глубоко внутри ствола поваленного дерева.
«Что такое случилось с этим животным? – задумалась я. – Почему он не может встать?» Я не могла понять. Не осмеливалась и подойти ближе.
Бросила взгляд на пустую миску для воды. В мыслях мелькнуло воспоминание о том, как на прошлой неделе пять скунсов оторвали брезентовую заплату от прохудившейся трубы в лихорадочной попытке добраться до воды в последних муках бешенства. Конечно! Бешенство! Предупредительные знаки были развешаны по всему округу, и разве Беки не сказала мне: «Ему так хочется пить»?
Я должна была увести оттуда Беки.
– Милая, – в горле словно ком стоял. – Опусти его голову и подойди к маме. Мы пойдем за помощью.
Беки неохотно поднялась и поцеловала волка в нос, а потом медленно пошла ко мне, прямо в распростертые объятия. Печальные желтые глаза следили за ней. Потом волк уронил голову на песок.
Когда Беки оказалась в моих руках, в безопасности, я побежала к амбарам, где Брайан, один из наших пастухов, седлал лошадь, чтобы проведать телок на северном пастбище.
– Брайан! Иди сюда, быстро. Беки нашла волка в полой дубовой колоде возле оврага! Я думаю, у него бешенство!
– Буду там одним духом, – заверил он, а я поспешила обратно в дом, торопясь уложить Беки в кроватку на дневной сон. Я не хотела, чтобы она видела, как Брайан выходит из спального барака. Я знала, что в руках у него будет ружье.
– Но я хочу дать моей собачке водички! – упрямилась она. Я поцеловала ее и дала мягкие игрушки, чтобы она отвлеклась.
– Милая, теперь мама и Брайан о ней позаботятся, – сказала я.
Пару минут спустя я добежала до поваленного дуба. Брайан стоял возле него и смотрел на животное.
– Это мексиканский лобо, точно говорю, – сказал он, – и здоровенный какой!
Волк заскулил. И тут мы оба ощутили гангренозную вонь.
– Фу-у! Это не бешенство, – проговорил Брайан. – Но он наверняка очень серьезно ранен. Как думаете, не лучше ли мне избавить его от мучений?
Слово «да» уже готово было сорваться с моих губ, когда из кустов появилась Беки.
– Брайан поможет ему выздороветь, мама?
Она снова взгромоздила волчью голову себе на колени и зарылась лицом в грубый темный мех. На этот раз не я одна услышала мягкие удары хвоста лобо по стволу дерева.
Во второй половине дня мой муж Билл и наш ветеринар пришли осмотреть волка. Видя, какое доверие оказывает зверь нашему ребенку, док сказал мне:
– Думаю, вы позволите нам с Беки вместе позаботиться об этом парне.
Спустя пару минут, пока девочка и ветеринар утешали раненого зверя, игла для инъекций нашла свою цель. Желтые глаза закрылись.
– Теперь он спит, – проговорил ветеринар. – Помоги-ка мне, Билл.
Они вызволили массивное тело из полого ствола. Зверь был, должно быть, пяти футов в длину и весил больше сотни фунтов. Его бедро и лапа были изрешечены пулями. Док сделал все, что нужно, чтобы очистить рану, а потом ввел косматому пациенту дозу пенициллина. На следующий день снова приехал и вставил металлический штырь на место отсутствующей кости.
– Что ж, похоже, вы завели себе мексиканского лобо, – сказал док. – На вид ему года три, а они даже щенками приручаются не слишком хорошо. Я изумлен тем, как этот большой парень проникся к вашей малышке. Но между детьми и животными часто происходит нечто такое, чего мы, взрослые, не понимаем.
Беки назвала волка Ральфом и каждый день носила к поваленному дубу еду и воду. Выздоравливал Ральф тяжело. Три месяца он таскал раненую неподвижную заднюю половину тела, вцепляясь в землю когтями передних лап. Судя по тому, как он опускал веки, когда мы массировали атрофированные конечности, ясно было, что зверь испытывает мучительную боль, но он ни разу не попытался укусить руки тех, кто о нем заботился.
Через четыре месяца после того дня Ральф наконец встал сам, без посторонней помощи. Его огромное тело дрожало, когда приходили в движение долго пробывшие без работы мышцы. Мы с Биллом гладили и хвалили его. Но именно к Беки он обращался за добрым словом, за поцелуем или улыбкой. Он реагировал на эти жесты любви, размахивая своим пышным хвостом, точно маятником.
Окрепнув, Ральф стал ходить по пятам за Беки по всему ранчо. Вместе они носились по пустынным пастбищам, и златовласый ребенок часто наклонялся, шепотом делясь с хромым волком секретами чудес природы. Когда наступал вечер, он, точно безмолвная тень, возвращался в свою пустую колоду, которая определенно стала его собственным логовом. С течением времени, хотя жил он преимущественно в зарослях, манеры этого кроткого создания все больше и больше располагали нас всех к нему.
Его реакция на людей, не принадлежавших к нашей семье, – это отдельная история. Незнакомцы приводили его в ужас, однако его привязанность к Беки и желание защитить ее выгоняли волка из пустыни и полей при виде любого незнакомого пикапа или легковушки. Порой он приближался, с напряженными губами, обнажавшими нервный оскал, полный стучащих зубов. Чаще он просто отходил подальше и, наконец, забирался в свою колоду – наверное, чтобы бояться там в одиночестве.
Тот первый день, когда Беки пошла в школу, был печальным днем для Ральфа. После того как ушел школьный автобус, он отказался возвращаться в сад. Вместо этого он улегся у обочины дороги и стал ждать. Когда Беки вернулась, он принялся, хромая, скакать подле нее, нарезая безумные радостные круги. Этот приветственный ритуал соблюдался все ее школьные годы.
Хотя Ральф, казалось, был счастлив на ранчо, бывало, что в весенний брачный сезон он пропадал в окружающих пустынях и горах по нескольку недель кряду, заставляя нас волноваться о его безопасности. Это был к тому же сезон отела, и местные пастухи зорко следили за появлением койотов, кугуаров, диких собак и – разумеется – одинокого волка. Но Ральфу везло.
За двенадцать лет, что Ральф прожил на нашем ранчо, его привычки оставались неизменными. Всегда держась на расстоянии, он терпимо относился к остальным домашним любимцам и занятиям нашей хлопотливой семьи, но его любовь к Беки ни разу не поколебалась. И вот настала весна, когда наш сосед сказал нам, что застрелил насмерть волчицу и подранил ее самца, который бегал вместе с ней. И, разумеется, Ральф вернулся домой с новым пулевым ранением.
Беки, которой было уже почти пятнадцать, сидела, держа на коленях голову Ральфа. Ему тоже было, должно быть, около пятнадцати, и он поседел от старости. Пока Билл извлекал пулю, мои воспоминания устремились назад сквозь годы. И снова я видела перед собой пухленькую трехлетнюю девчушку, которая гладила голову волка, и слышала тихий голосок, шептавший: «Все хорошо, мальчик. Не бойся. Это моя мама, и она тоже тебя любит».
Хотя рана оказалась несерьезной, на сей раз Ральф никак не мог поправиться. Драгоценные килограммы веса словно стекали с него. Некогда роскошный мех стал тусклым и сухим, и он перестал наведываться в сад, ища общества Беки. Все дни напролет он тихонько лежал.
Но когда наступала ночь, несмотря на старость и дряхлость, он исчезал в пустыне и окружающих холмах. К рассвету еды в его миске не оставалось.
И вот настало то утро, когда мы нашли его мертвым. Желтые глаза закрылись. Вытянувшись перед старой дубовой колодой, он казался лишь тенью того гордого зверя, каким был когда-то. Ком в горле душил меня, когда я смотрела, как Беки гладила его косматую шею, и по лицу ее струились слезы.
– Я буду так по нему скучать! – плакала она.
Потом, когда я укрыла его одеялом, нас заставил вздрогнуть странный шорох, послышавшийся изнутри колоды. Беки заглянула внутрь. На нее в ответ уставились два маленьких желтых глаза, и в полутьме блеснули щенячьи клычки. Волчонок Ральфа!
Может быть, инстинкт умирающего подсказал ему, что оставшийся без матери отпрыск будет здесь в безопасности, как когда-то он сам, с теми, кто любил его? Горячие слезы капали на младенческую шерстку, когда Беки взяла трясущийся комочек на руки.
– Все хорошо, малыш… Ральфи, – бормотала она. – Не бойся. Это моя мама, и она тоже тебя любит.
Пенни Портер

Друзья

Двадцать один год назад муж подарил мне Сэма, восьминедельного шнауцера, чтобы помочь смягчить боль от потери нашей дочери, которая родилась мертвой. В последующие четырнадцать лет у нас с Сэмом возникла совершенно особенная связь. Казалось, ничто этого не изменит – никогда.
В какой-то момент мы с мужем решили перебраться из своей нью-йоркской квартиры в новый дом в Нью-Джерси. После того как мы некоторое время прожили там, наша соседка, у которой незадолго до нашего переезда окотилась кошка, спросила, не хотим ли мы взять одного котенка. Мы немного опасались ревности Сэма и его возможной реакции на вторжение в его владения, но решили рискнуть и согласились взять котенка.
Мы выбрали маленький серенький игривый меховой комочек. Это было все равно что завести в доме «дорожного бегуна» из мультика. Но постепенно, день за днем, Молния стала ходить за Сэмом по пятам – вверх по лестнице, вниз по лестнице; в кухню, наблюдать, как он ест; в гостиную, наблюдать, как он спит. Время шло, и они стали неразлучны. Спали они только вместе, ели всегда бок о бок. Когда я играла с одним, другой присоединялся. Если Сэм на что-то лаял, Молния бежала посмотреть, что там такое случилось. Когда я выводила кого-то из них из дома, другой всегда дожидался у порога нашего возвращения. Так продолжалось много лет.
А потом, ни с того ни с сего, Сэм вдруг стал страдать от конвульсий, и ему поставили диагноз: болезнь сердца. У меня не было другого выхода, кроме как усыпить его. Однако боль от принятия этого решения была ничто по сравнению с тем, что я испытывала, когда пришлось оставить Сэма у ветеринара и вернуться домой одной. На этот раз Молнии не довелось приветствовать Сэма, и не было никакого способа объяснить, что она больше никогда не увидит своего друга.
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Катя*** о книге: Джулия Ромуш - Ловушка для Броцкого
    Может и идея неплохая, но жуткая безграмотность, отсутствие хорошего слога, огромное количество косноязычных фразочек портит впечатление, создает устойчевое мнение, что автор деревенщина со слабым словарным запасом.

  • galya19730906 о книге: Юлия Риа - Игрушка демона
    Мне понравилась книга, прочитала с удовольствием и начинаю читать вторую книгу.

  • Юнона о книге: Наталья Жильцова - Ария для богов
    Да, порадовалась новой книжке от Н.Ж., но может хватит уже разводить "Санта-Барбару"? Ко времени выхода этой части, я, имхо, напрочь забыла предыдущие, только "Полуночный замок" хорошо запомнился (наверное, потому, что это одна из первых книг в этом жанре, которую прочла), да "Антимаг" вскользь, все остальное- проходное.

  • Конти о книге: Рина Лесникова - Белый дирижабль на синем море
    Антиутопия . Для меня было тяжеловато и мрачно все происходящее . Разочарована , что героиня с другим , но тут уж нет вины ни героини , ни героя . Система виновата и гад из начальства . Вот уж устроили , подменили слова свобода на диктатуру, промыли мозги населению ... кучка слизняков-чинуш .

  • Эльфочка о книге: Алина Ланская - Зачем я ему?
    А отзывы где? Голоса то есть. А то читать очередные сопли про несчастную но красивую и умную добрую бедняжку, которая вдруг стала объектом страсти Его - холодного жесткого злодея, который рядом с ней весь в розовых соплях ( ну или издевается над ней а у нее лубофь ) не хочется.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.