Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52094
Книг: 127655
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «S-T-I-K-S. Черный заповедник»

    
размер шрифта:AAA

Александр Гарин
S-T-I-K-S. Черный заповедник

1

Автобус шел, как и полагалось идти по проселочной дороге любому транспорту — подпрыгивая на ухабах, взревывая и обреченно дребезжа. Из-за этого Яна то и дело билась лбом о стекло, к которому отворачивалась, чтобы хоть как-то избежать вездесущего запаха перегара. Сидение рядом с ней прочно оккупировал теткин сосед Михалыч — личность, широко известная даже в их поселке алконавтов. Судьба подкинула ей этот сюрприз перед самой отправкой, когда Яна как раз уже было окончательно обрадовалась, что какая-то часть дороги пройдет без сюрпризов.
Впрочем, в данный исторический момент Михалыч был если и поддат, то самую малость. Хотя перегар об этом явно не знал. Подкрепляемый испарениями от давно не стиранной робы, он волнами расходился по салону. Ввиду близости к источнику, Яне перепадало больше всех, но пересесть было некуда. Поэтому, теткин сосед раздражал неимоверно, но еще больше злила нужда переться к самой тетке за двести километров и убивать выходные на ее брюзжание.
Не ехать тоже было нельзя. Тетка оставалась единственной живой родственницей и, скрепя сердце, Яна моталась к ней из города не реже раза в месяц.
… Наверное, она все-таки задремала. Потому что, когда девушка открыла глаза, Михалыча рядом с ней уже не было. Зато солнце заметно сместилось к западу. Должно быть, пока она спала, прошло не меньше двух, а то и трех часов.
Автобус стоял, накренившись на одну сторону и вперед. В салоне кроме самой Яны оказалось еще несколько женщин. Подсев поближе друг к другу, они громко и с вполне понятными эмоциями обсуждали безрукого водилу, который «нашел-таки яму посреди ровной дороги». Причем, судя по всему, эту тему тетки мусолили уже не по первому разу и давно.
Не поленившись выбраться из автобуса, Яна сумела лично оценить весь масштаб проблемы. Автобус, действительно, «нашел яму». И, похоже, этим не ограничился. Скорее всего, под колеса попалось что-то серьезнее простой колдобины. Корпус транспорта в районе снятого колеса сильно покорежило, как будто имел место наезд, как минимум, на бревно.
Яна некоторое время наблюдала, как незадачливый водила воюет с домкратами, а весь мужской контингент автобуса, столпившись вокруг, даёт ему ценные советы. Потом вытащила мобильник. То, что тетка не принялась названивать, не встретив племянницу в положенное время, само по себе казалось необычным. Такая несвойственная родственнице сдержанность настораживала, и Яна даже слегка встревожилась за теткино здоровье.
Впрочем, объяснение нашлось быстро — несмотря на то, что перед выездом батарея мобильника была предусмотрительно заряжена под завязку, связь на этом пятачке географии отсутствовала напрочь. Некоторое время Яна пыталась победить технические неполадки всеми известными ей способами. А именно — для начала потрясла трубкой в воздухе. Потом, встав на носки, что добавило ее полутора метрам еще с пяток сантиметров, как можно выше задрала руку вверх. Она не раз видела в кино, как некоторым людям таким нехитрым способом удавалось поймать заветное самое мизерное деление, хотя бы ненадолго.
Однако, в ее случае такой номер не прошел. Вожделенный сигнал не появлялся.
— Зря стараетесь. Связь пропала как раз перед аварией. Я сам не могу позвонить уже четвертый час.
Заговоривший с ней мужик выглядел неважно. Похоже ему нездоровилось — об этом можно было судить по заметной бледности и запавшим глазам. Впрочем, большинство пассажиров выглядели не лучше. Долгая дорога и долгое ожидание незапланированной остановки никому не добавляли бодрости. Яна подавила желание вытащить зеркало и полюбоваться на собственную щекастую физиономию. Наверняка, такую мятую и одутловатую после автобусного сна, что болезненный мужик на ее фоне еще красавец.
— Так что случилось-то? — воспользовавшись моментом, уточнила она. — Прокол?
Мужик пожал плечами и сунул в губы сигарету.
— Да кто его знает. Вроде как что-то лежало поперек дороги. Удар был ощутимый, хотя ничего, что могло бы подвернуться под колеса и погнуть мост, на обочине не валяется. Перед этим еще сильно громыхнуло. Мотор заглох. Мистика.
Он умолк, чиркая зажигалкой и затягиваясь. Яна еще раз проверила мобильник, и сунула его обратно в карман.
Как ни крути, пассажир был не прав — то, во что они вляпались, называлось не «мистика», а совсем другим словом. Если поломки не сумели устранить толпой рукастых мужиков за целых четыре часа, они относились к категории серьезных. А это значит — автобус застрял надолго. Особенно с учетом того, что в медвежий угол, где располагался теткин пгт, ходил только этот транспорт — и то раз в сутки. Что до прочих средств передвижения — за весь день здесь вполне реально никого не встретить вообще. А ввиду отсутствия связи, тягач пришлют в лучшем случае — завтра, в худшем — послезавтра. И то, только для автобуса.
Яна оценивающе огляделась по сторонам. Местность была знакомой. Примерно километрах в двух дальше перелесок заканчивался, и начинались кукурузно-помидорные поля. Там дорога раздваивалась. Правая часть развилки вела дальше, к группке из нескольких пгт, среди которых затерялось обиталище тетки. Левая уходила к какому-то хутору. В общей сложности, по прикидкам девушки, до конечной цели назначения оставалось не больше семи-восьми километров. Даже с рюкзаком, который был набит ежемесячными городскими «подарками» для пожилой родственницы, весь путь пешком не должен занять больше двух-трехчасов. К тому же, если плестись быстрее черепахи, можно запросто успеть еще до темноты.
Идти пешком Яне не хотелось. Места, хотя совсем не страшные, были и не особенно людными. Здесь еще встречались лисы, или хуже того — одичавшие собаки. Правда, целые стаи по три-пять морд держались дальше от дорог, ближе к соляным лиманам, но перспектива нарваться даже на одну такую тварь радовать не могла. Как и необходимость отшагать с десяток километров с грузом на плечах для коротконогой коротышки, у которой и собственного веса было больше, чем просто много.
Подавив раздраженный вздох, девушка сходила за рюкзаком. Успела она вовремя, потому что отчаявшийся совладать с неисправным домкратом водила уже гнал из салона огрызавшихся теток. Тетки, которые были раздражены и утомлены не меньше водилы, распалялись все сильнее. К скандалу стали подключаться мужики, и Яна окончательно приняла решение. Поддернув лямки и проверив в чехле отцовский армейский нож, который для морального успокоения всегда носила при себе по городу и за городом, она в последний раз оглянулась на бурлящий автобус. И решительно зашагала вперед.

2

Первые несколько сотен метров девушка боролась с желанием вставить наушники, и отключиться от реальности. Но по здравому измышлению, решила этого не делать. Хотя бы затем, чтобы услышать, если какая-нибудь зверюга все-таки захочет искать гастрономического сближения. Палку она подобрала почти сразу. О том, что в городе палками на собак лучше не махать, не знали только самые мелкие. Но Яна махать не собиралась. Опыт подсказывал ей, что при встрече с одичавшей собакой дубинка для самозащиты была куда вернее ножа.
Меж тем окрестности чем дальше, тем нравились ей все меньше. По прикидкам девушки, лесу давно пора было бы начать редеть, а дороге — становиться наезженной из-за приближения к населенным пунктам.
Однако, этого не происходило. Напротив, лес становился гуще, вплотную подступая к дороге. Да и сама дорога из проселочной превратилась в едва заметные колеи. Яна ездила к тетке каждый месяц, и по пути знала каждое дерево. Те, что смыкали над ней свои кроны сейчас, были точно незнакомы. Как и тропа, в которую в конце концов превратилась дорога.
Она заблудилась. Должно быть, задумавшись, незаметно сошла с дороги на какое-то левое ответвление. Иного объяснения тому, что Яна стояла теперь в густом буреломе, каких сроду не могло произрастать в их степях, и где не проехал бы не то, что автобус, но и даже велосипедист, быть не могло.
Выругавшись, девушка повернула обратно. Яна уже успела устать, но теперь из-за потерянного времени идти пришлось еще быстрее. Радовало, что собираясь за город, она оделась соответственно — в то, что было не особо жалко. Видавшая виды куртка, камуфляжные штаны и удобные ботинки на толстой подошве оставались еще с тех времен, когда отец таскал ее на охоту. Уже потом Яна приспособила практичный камуфляж для загородных поездок.
Постепенно тропа снова разошлась до привычной проселочной ширины. Приунывшая было девушка приободрилась. Она даже ускорила шаг, предвкушая скорое возвращение на правильный путь. В приободренном настроении, Яна прошагала еще пару десятков метров, ожидая, что вот-вот из-за поворота покажется основная, наезженная дорога. А, если особенно повезет — и какой-нибудь движущийся, исправный транспорт…
Чувство опасности пришло мгновенно.
Яна замерла, стиснув пальцы на подобранной палке. Предупреждающая тревога стучала в висках, поднимая откуда-то изнутри волну мутного страха. Как и всегда в таких случаях, девушка не была в курсе, в чем тут дело. Единственное, что она могла знать точно — за поворотом что-то было. Что-то такое, чего по идее лучше избежать.
Избежать — значит, вернуться в те же заросли, из которых она только что вышла. Или — идти напролом через лес, с треском и хрустом, которые наверняка будут разноситься далеко вокруг.
Поколебавшись какое-то время, она решилась. Еще раз беззвучно помянув чью-то мать, Яна двинулась вперед, осторожно выступая из-за желтеющей листвы и веток, за которыми виднелся выход на знакомую проселочную дорогу.
Источник звука она увидела сразу.
Прямо посреди дороги крупная, большеголовая собака пожирала другую. До слуха девушки донеслись сопение и чавканье, перемежаемое негромким утробным урчанием. Собака была самой здоровой из тех, что доводилось видеть раньше, не исключая даже сенбернаров. И самой уродливой. Яна успела рассмотреть огромную широкую челюсть, узкий лоб и раздутый кожистый затылок, когда пес поднял измазанную кровью морду. На незваную гостью взглянули мутные темные глаза.
Медленно, преодолевая холод, что разливался по телу от сжавшегося желудка, девушка присела, спуская с плеча рюкзак. Левую руку она оставила упертой в землю, а правую до боли стиснула на тяжелой палке, которую она все-таки не зря так долго таскала за собой. В голову ткнулась очень своевременная мысль о том, что стоило все-таки прислушаться к никогда не подводившему чутью и свернуть прямо в заросли — авось бы пронесло…
Яна едва не пропустила миг, когда тварь решилась напасть. Она моргнула — а в следующее мгновение огромная зверюга оказалась рядом с ней, невесть как за долю секунды преодолев около полутора десятков метров. Девушка успела только отшатнуться, швыряя в оскаленную морду пылью. И, немыслимым образом увернувшись от жамкнувших рядом челюстей, что было сил врезала палкой по открывшемуся собачьему носу.
Удар был страшен. Яна знала об этом заранее и сильно рассчитывала на него. Ее расчет оправдался — утробно взвизгнув, собака припала на передние лапы, и затрясла головой, вымаргивая запорошивший глаза песок. Воспользовавшись этой секундной заминкой, девушка отбросила остатки переломившейся дубинки и выхватила из кармана нож. Собака, которая, судя по дерганью морды, так и не проморгалась до конца, неуверенно дернулась в ее сторону — но промахнулась. Миг спустя крепкая, закаленная сталь с размаху воткнулась в ее уродливый затылок.
Пес уркнул и пал на подкосившиеся передние лапы. Отклянченный широкий зад шлепнулся вниз почему-то на несколько мгновений позже. Яна перехватила нож обеими руками, и ударила снова, потом еще… Широкая кожистая нашлепка на затылке собаки лопнула после первого удара, но только к третьему девушка сообразила, что что-то не так.
Вместо ожидаемой кровищи нож раз за разом погружался в вязкое переплетение каких-то черных нитей.
Она остановилась, тяжело дыша. Переждав несколько мгновений, окинула взглядом поле боя. Зверюга дохлой тушей лежала у ее ног. Яна уже два года не была на охоте, еще дольше — в спортзале, и понимала, что случившееся оказалось колоссальным везением. Тем более, с учетом размеров собаки, и того, что дело обошлось без единого укуса.
С трудом уняв колотившее ее возбуждение пополам с запоздалым испугом, девушка присела над убитой тварью. Теперь, когда она могла рассмотреть ее поближе, Яна видела, что зверюга была похожа на собаку только отчасти. Хотя несомненно, это была именно собака, но довольно странная. Размером гораздо больше обычных, диких, и даже откормленных, домашних бойцовских пород. Толстая шкура напоминала бычью. Необычайно развитая широкая челюсть с увеличенными клыками, сходилась едва не на затылке. На самом затылке твари вздувался уродливый темный кожаный мешок, который Яна пробила, защищаясь от нападения.
Для чистоты эксперимента девушка сходила к окровавленной тушке, которую пожирала тварь-мутант. От разъеденных ошметков мало что осталось. Но, все-таки, по ним можно было разглядеть, что как раз вот это была обычная тощая собака средних размеров, ничем не отличавшаяся от других своих собратьев. Ничего лишнего или необычного на ней не росло.
Яна снова вернулась к трофею. В нем было что-то, не дававшее ей покоя. Необычная зверюга могла быть переносчиком какой-то заразы и, возможно, следовало бы поостеречься. Однако Яна уже так замаралась в непонятном содержимом затылка собаки-мутанта в процессе схватки, что если зараза существовала и передавалась воздушно-капельным способом, метаться было поздно. Поэтому, после колебания, она вновь присела над зарезанной тварью. Покопавшись в рюкзаке, выудила резиновые перчатки, которые везла по просьбе тетки. И, помогая себе ножом, взяла образец материала, упаковав его в резиновую тару и наглухо перевязав.
Делая надрез, девушка почувствовала, как лезвие ножа едва заметно царапнуло обо что-то твердое. Она заколебалась снова. Но, бросив взгляд на изгвазданные руки, мысленно плюнула и позволила профессиональному любопытству взять свое.
Спустя какое-то время неуемная исследовательница-энтузиастка выпрямилась, с недоумением разглядывая небольшой твердый камешек в виде горошины, который лежал у нее на ладони. Горошина нашлась среди переплетения непонятных черных нитей в затылочной части твари, и о ее назначении Яне оставалось только догадываться.
Чувствуя себя на пороге открытия не то нового вида млекопитающих, не то его мутации, Яна упаковала горошину во вторую перчатку, и спрятала в рюкзак. После чего, отфотографировав с разных ракурсов тварь, оттащила ее в кусты и закидала ветками.
— Сначала — образцы в лабораторию. Потом… можно научникам или статью для медпрессы, — сама не особо веря в успех своего предприятия, пробормотала она. — На крайняк, к Кириллу. Он вечно рад подобной дряни. И свои связи в НИИ у него есть.
Кирилл Стеценко был младшим следаком, который работал в отделе немногим меньше самой Яны, но с самого начала успел прославиться неуемной страстью ко всему совершенно-секретному-инопланетному. Сотрудники подозревали, что неугомонный сержант и в институт МВД поступал исключительно с целью «покопаться в х-файлах», а не обнаружив таковых, писал заявление в органы ГБ. В ГБ его не взяли, но от неудач воля к исследованиям всего паранормального у Стеценко расцветала только пышнее. Горошина, взятые образцы ткани и фотки могли бы стать для увлеченного сержанта источником неизбывного счастья. Яна была уверена, что сотрудник примчится на место, как только увидит ее добычу, дабы самому воочию лицезреть загадочного мутанта.
Яна тщательно вымыла руки средством для мытья ванн, которое везла для нужд тетки, после чего до блеска протерла их влажными салфетками. И, почесывая раздраженную кожу, двинулась по дороге дальше, в сторону развилки к хуторам.
Однако через несколько сотен шагов ее поджидал еще один сюрприз.
Дорога, которая, по памяти девушки, именно на этом участке абсолютно точно должна была раздваиваться, не раздваивалась. Больше того — проселочные колеи с кусками асфальта, кое-где оставшимися на них еще с советских времен, просто-напросто упирались в густой бурелом.
Некоторое время Яна простояла, тупо глядя перед собой. Потом недоверчиво и осторожно подошла к самому краю дороги, которая выглядела так, будто была отрезана большим ножом. И, помедлив, потрогала его носком ботинка. С тем же недоумением, сошла, как со ступеньки, в прелую листву, и уже рукой пощупала стоящий тут древесный ствол.
Ствол, как и другие вокруг, и могучий кустарник, выглядели давними и многолетними. Да еще в массе своей хвойными. Едва ли кто-то мог притащить такое множество елей и кедров, и укоренить их прямо посреди дороги просто шутки ради.
Все еще не веря, Яна попыталась пройти заросли насквозь. Углубляясь в чащу, она все время держала отрезанный край дороги в поле зрения. Наконец, тот скрылся за деревьями, а конца лесопосадки не намечалось.
Спустя еще несколько шагов Яна остановилась снова. Теперь, если бы она точно не знала, что находится в своей родной, южно-степной области, то могла бы поклясться, что стоит посреди сибирской тайги.
И, судя по виду, эта тайга тянулась на долгие километры вокруг.
— Чертовщина какая-то, — вслух проговорила девушка. И задрала голову.
Однако, затерявшиеся где-то высоко верхушки хвойной растительности ничего нового ей не рассказали.
Обычно Яна соображала быстро. Но появление огромного хвойного леса на месте кукурузного поля, которое она наблюдала, когда проезжала здесь месяц назад, ввело ее во временный ступор.
Впрочем, ненадолго. Жизнь и специфическая профессия приучили Яну к практичности. Убедившись в том, что прямо сейчас анализ ситуации и местонахождения не возможны, она приняла единственно правильное в ее ситуации решение. Идти в незнакомый, невесть откуда взявшийся лес напролом было бы глупостью и прямой дорогой к тому, чтобы заблудиться.
Девушка повернула назад. Вопреки опасениям, непонятный хвойный лес отпустил ее легко. Скоро она вновь шагала по знакомой проселочной дороге, отгоняя от себя нехорошие мысли о пространственно-временных континуумах, которые упорно лезли в голову в результате просмотров огромного числа ужастиков. Проходя мимо кустов, где она спрятала тушу собаки, Яна не удержалась и проверила — мертвая зверюга оставалась на месте, и воздухе не растворилась. Задранная ею псина тоже лежала там же, где и раньше. По падали ползали сонные осенние мухи.
Несмотря на то, что за сегодня она уже смертельно устала, набоялась и вымоталась, Яна ускорила шаг. Происходящее чем дальше, тем нравилось ей все меньше. Чувство опасности, сгинувшее было после победы над собакой, возвращалось. Она привыкла доверять своему чутью, которое не раз выручало и помогало ей в работе. Сейчас чутье вопило о том, что с дороги нужно уходить — и как можно дальше.
Но откуда именно исходила опасность, понять было сложно. Если верить пульсировавшему в неясной тревоге рассудку — угроза исходила уже повсюду.
Дорога к ближайшим наспунктам по какой-то причине оказалась перекрыта невесть откуда взявшейся тайгой. В окрестностях рыскал неизвестный биологии хищник, а до города оставалось около двухсот километров. Единственно разумным среди всего этого сумасшедшего бардака казалось вернуться к пассажирам автобуса и вместе с ними пытаться добраться до города, любого доступного населенного пункта или хотя бы поста ГАИ.
Это Яна и делала.
Мысли о том, что из-за той же аномальщины, дорога в город тоже может оказаться недоступной, девушка старательно отгоняла.
Впрочем, уже очень скоро ей представилась возможность убедиться, что полного объема проблемы она себе не представляла и близко.

3

Жидкий перелесок кончился. Яна, которая последний километр вышагивала, превозмогая свинцовую тяжесть в ногах, при виде открывшейся перед ней картины встала как вкопанная. Замерев с выпученными глазами, она не сразу нашла в себе силы, чтобы шелохнуться или хотя бы сделать вдох.
Автобус, который она запомнила стоящим на обочине на фоне засеянного поля, теперь валялся на боку в смятых и выдернутых с корнем подсолнухах. Обшивка выглядела так, как будто только что пережила нападение озверелых гопников с цепями и битами. Широкий и неровный кровавый след, который тянулся вдоль корпуса из одного из разбитых окон, был виден издали.
Но эти подробности застывшая Яна отметила только мельком. Ее внимание было приковано к мечущимся по дороге и в зарослях пассажирам. Заполошно орущих, беспорядочно разбегавшихся людей преследовали человекоподобные, нечеловечески стремительные твари.
Из того, что могла мельком разглядеть девушка, сходство с человеком у тварей казалось примерно таким же, как у зарезанного ею монстрас обычными собаками. Быстрые, подвижные и, должно быть, очень сильные, твари набрасывались на обезумевших от ужаса пассажиров, как зверье, и тут же вырывали целые куски мяса. У некоторых, по-видимому, не хватало сил, и они пытались повалить добычу, чтобы, насев тяжелой тушей, без помех сожрать уже на земле.
Тварей казалось много — почти втрое больше, чем обреченных людей. Хотя, впечатление могло быть ложным из-за того, что передвигались монстры очень быстро.
Для Яны это уже не имело значения. Она видела, что возле автобуса группка из зажатых со всех сторон мужиков пыталась чем-то отмахиваться от монстров. Но едва ли она могла им помочь. Нужно было спасаться самой — пока объективно это было возможно. Отчего-то не возникало сомнений в том, что у человекообразных тварей хороший нюх. И учуять новую жертву было для них вопросом времени.
Очень короткого времени.
Яна уже ныряла под защиту жидкого перелеска, когда со стороны погибавшего автобуса до нее донесся новый, и гораздо более тревожный звук.
Очевидно, кому-то из пассажиров удалось прорваться через чудовищную орду. Как именно это могло случиться, девушка не видела. Однако, как по закону подлости, теперь этот кто-то, отчаянно визжа и ломая подсолнухи, прямой наводкой мчался в сторону ее кустов.
— Твою мать.
Яна пробормотала это спокойно, даже отрешенно, глядя на быстро приближавшуюся расхристанную девчонку с безумными глазами, что летела сквозь подсолнухи не разбирая дороги. На вид той было не больше двадцати. За девчонкой, стремительно сокращая расстояние, неслась одна из человекоподобных тварей. Ростом выше самого высокого мужика, переплетенная непонятными, мокрыми жилами, которые кое-где прикрывали костяные пляшки, тварь казалась выходцем из кошмарного сна. Только хорошо слышимые крики обреченной жертвы и странное, с засасывающим придыханием, урканье зверя свидетельствовали о том, что все происходило взаправду.
— Твою мать, — повторила Яна, подрагивающей рукой вытаскивая нож.
Она уже понимала, что не успеет убежать так далеко, чтобы тварь, бросив девушку, не переключилась на нее. К тому же, с учетом того, что Яна была куда ниже и тяжелее, ее шансы уйти от монстра стремились к нулю. И даже выходили в минус.
— Ну, давай, — тиская пальцы на рукояти ножа, почти умоляюще бормотала она, смещаясь с предположительной траектории пути жертвы и ее преследователя. — Давай, с… котина. Давай!
Девушка вырвалась из подсолнухового поля и, спотыкаясь о прорытые борозды, из последних сил вломилась в заросли чуть левее обнимавшей дерево Яны.
Монстр прыгнул следом всего на две или три секунды позже. Миг — и он кинулся на плечи жертве, завалив ее в прелую листву и замаскированные под ней обломки веток.
Девушка завизжала так, что заложило уши. Этот последний вопль еще звенел в Яниной голове смесью запредельного, животного ужаса и обреченности, когда она, оттолкнувшись от ствола, дернулась вперед.
Яна оказалась рядом с чудищем не ловко и не грациозно, но достаточно быстро. Его жертва еще кричала, выпучив глаза, и бессмысленно молотя по страшной морде рукой. В другую ее руку, вцепились растущие вкривь и вкось, крепкие, почти в палец длиной, зубы твари. Одна передняя когтистая лапа монстра раздирала рубашку на плече и груди жертвы, второй тот упирался в землю.
На затылке твари безобразным черным бугром пульсировал знакомый пузырь.
Яна ударила туда — расчётливо и хладнокровно. Странный пузырь был уязвимым местом здоровенной, быстрой и сильной твари — смертельно уязвимым. Яна уже успела покопаться в голове похожего уродаи знала это абсолютно точно. Думала, что знала.
О том, что будет в случае ошибки, она подумать не успела.
Тварь выпустило порванную руку жертвы и взуркнула, резко дёрнувшись. Яна отпрыгнула в сторону, выставив перед собой нож. Монстр обратил к ней страшную, гнилую морду. И начал подниматься — медленно и неуклюже…
Решение пришло мгновенно. Яна подхватила из-под ног валявшуюся тут корягу. И — с силой врезала по раздутой костяной башке.
Будь монстр здоров, едва ли такой удар мог сильно ему навредить. Однако, проколотый затылок сделал свое дело — уркнув, тварь завалилась на бок. Не мешкая, Яна подскочила к уроду и обрушила ему на затылок ту же корягу, окончательно разрывая пузырь и превращая в черную кашу то, что было под ним.
Спасенная жертва корчилась на земле, окровавленными пальцами тиская свисавшие с ее кисти куски разорванного мяса. Яна бросила корягу и, дохромав до девчонки, бегло осмотрела пострадавшую руку.
— Не знаю, как так получилось, но артерия не задета, — она невольно оглянулась через плечо, на поле, откуда продолжали доноситься приглушенные вопли и уханье. — Ну? Чего разлеглась? Пошли давай отсюда!
И, видя, что реакции на ее слова у шокированной девчонки почти не последовало, окончательно взбеленилась.
— Пошли, говорю! Или ну тебя к еб… нафиг, а я сваливаю, пока меня не унюхали эти черти!

4

Перед глазами взмыленной, хрипящей Яны уже плавали радужные медузы, когда на стыке покрытых редкими низкими деревцами холмов, наконец, замаячили развалины какого-то древнего хозяйства. К этому времени Яна давно уже ни черта не соображала, и почти ничего не видела и не слышала. Все ее силы уходили на то, чтобы передвигать ноги, таща на себе рюкзак и все ту же спасенную девчонку. Последняя, по счастью, хоть и не твердо, но все же частично шла своими ногами, не наваливаясь на Яну всем весом. Впрочем, мешала тоже не меньше. И наверняка, запах ее крови надолго задерживался в стоячем воздухе, приманивая оголтелое зверье. Плюс ко всему, девчонка то и дело припадала то на левую, то на правую сторону и норовила закатить глаза. За время этой дороги — одной из самых тяжелых в ее жизни, Яна множество раз прокляла все и вся, и особенно — собственное решение эти выходные посвятить въедливой тетке.
Впрочем, краем сознания Яна не исключала тот факт, что случившееся с ними непойми что охватило площадь гораздо большую, чем пару полей и участок леса вокруг автобуса. А это значит, в городе могло теперь твориться то же самое.
… Развалины какого-то хутора появились в пределах видимости очень кстати. Как раз мигом раньше Яна было решила, что сделать еще хоть с десяток шагов для нее гораздо страшнее, чем быть заживо сожранной клыкастой тварью. Поэтому вид хоть какого-то, но укрытия, сумел поддержать ее настолько, что Яна сумела добраться до остатков гнилого забора и даже дотащить дотуда стонущую девчонку.
— П-посиди, — сбросив ношу у стены, и шатаясь, как пьяная, прохрипела она, вытирая потную щеку и лоб рукавом. — Я п-посмотрю, не засела там еще к-какая-нибудь св-волочь…
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.