Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52903
Книг: 129731
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Наперегонки с судьбой»

    
размер шрифта:AAA

Мария Ветрова
САЛОН КРАСОТЫ

Наперегонки с судьбой

1

Нет, этот день, а заодно и вечер были явно не Настины!
Еще три минуты назад она мирно дремала в пустом автобусе, трясущемся через всю Москву к Курскому вокзалу. У Насти с детства была такая особенность: если в ее жизни происходили какие-нибудь крупные неприятности, сон наваливался на нее мгновенно. Так что ничего не было удивительного в том, что именно сегодня она уснула под непрерывный шелест дождя, исправно поливавшего столицу с самого утра. Потому как неприятностями этот день был наполнен более чем достаточно.
— Ну как ты не понимаешь, а?
Девушка с искренним недоумением посмотрела на растолкавшего ее парня.
— Я же тебе уже два раза объяснила: нет у меня денег… И вообще, если бы у меня были деньги на штраф, я бы лучше сразу билет купила!
— Да кончай ты с ней базарить! — Второй парень, видимо партнер первого по контролю за безбилетниками, возник перед Настей, и она окончательно проснулась. — Через остановочку милиция, там с ней и разберемся!
— Не надо в милицию! Я не хочу… — испуганно воскликнула Настя.
И что бы ей в этот момент хоть капельку помолчать! Может, и удалось бы уговорить этих паразитов отпустить ее с миром?
Так нет! Именно тут-то автобус и остановился, перед Настей услужливо раздвинулись двери. А остальное она проделала, можно сказать, на автопилоте: отпихнула придурков и выскочила из уже тронувшегося автобуса в холодную, мокрую тьму. А про то, что сумка со всеми ее вещами осталась там, в теплом и уютном салоне, девушка вспомнила только в следующий момент, когда предпринимать что-либо было уже поздно.
— Стой!.. Ой, стойте, подождите!..
Не обращая внимания на дождь, Настя подпрыгнула и рванула обратно, совершенно уже ничего не соображая. Но автобус, издевательски фыркнув на прощание, резко наддал с места, продемонстрировав ей задние окна с двумя мутными силуэтами контролеров…
— Сумка… — прошептала Настя. — Сумка!..
И, бессильно всплеснув руками, расплакалась… Хотя, скажите на милость, ну какой смысл плакать под дождем? Даже слез не видно! Именно эта дурацкая мысль почему-то и пришла ей в голову при виде стеклянного навеса автобусной остановки, на которую в прямом смысле слова вышвырнул ее злой рок сегодняшнего дня.
Еще счастье, что в столице, в отличие от ее родного Лихославля, все остановки имеют что-то вроде крыш и стенок!
Легкий порыв ветра, совсем недавно такого теплого, заставил Настю поежиться от холода. И немудрено, если учесть, что лучшее платье, надетое утром в честь предстоящего экзамена, вымокло так, что хоть отжимай… И она решила хотя бы отжать подол, облепивший ее ноги, одновременно подумав, что платье-то оказалось несчастливым…
Настя едва успела приподнять юбку, когда вспышка молнии ярко осветила место действия, и девушка застыла от неожиданности. Под спасительной стеклянной крышей Настя, оказывается, была не одна! Какой-то бородатый парень стоял в самом углу, прижимая к животу довольно большой предмет, рассмотреть который она не успела.
Зато его лицо, бледное и немного грустное в слепящем свете молнии, запечатлелось в ее сознании четко и ясно. Еще раз она увидела его, когда открыла глаза после яростного раската грома, ударившего вслед за молнией.
Трусихой Настя Каменкова не была никогда. И надо сказать, что у нее для этого имелись еще и свои особые основания. Да и вид бородача не внушал страха, и тем не менее Настя удивилась, услышав сквозь шум ливня тихое: «Добрый вечер…»
Конечно, ее опыт столичной жизни исчислялся всего несколькими днями, и все же…
— Вы, наверное, не москвич? — Она поспешно опустила подол юбки.
— Простите, не понял?
Насте вдруг стало смешно:
— Ну просто вы — первый, кто со мной сегодня поздоровался. За целый день!.. Ой, это у вас гитара!
— А-а-а… Да нет, я москвич. И живу рядом, во-он там… Ну, вон та «сталинка» слева…
— И вы на ней играете?
Парень, которого теперь, привыкнув к полутьме, вполне можно было как следует разглядеть, изумился. И не сразу, видимо, понял, что Настя имеет в виду гитару.
— Ах, это… Да нет, она не моя, друзьям несу… А тут ливень. Вот, пережидаю…
— Друзья — это хорошо, — вздохнула Настя и, подумав, добавила: — И дом — это тоже хорошо.
— А у вас что — ни дома, ни друзей? — Парень усмехнулся и посмотрел на Настю с интересом.
Возможно, она и ответила бы ему, а возможно, и нет. Об этом ни ей, ни парню узнать так и не довелось, поскольку именно тут-то проклятый денек под занавес преподнес очередной сюрприз. На сей раз в виде троих, как определила Настя, явно «подогретых» козлов, появившихся из стены ливня.
Ну надо же, чтобы так не везло — об этом Настя только в книжках читала и в кино видела, просто классика какая-то! В отличие от нее козлы сразу разглядели гитару:
— О-о-о, щас музыка будет! — завопил, видимо, главный из них, стриженный наголо и, как успела рассмотреть Настя, в кожаной жилетке, усыпанной заклепками и надетой прямо на голое тело. — Мужик, играй! Слышал, что я сказал?.. Ну?!
— Ребята… Вы что?!
Настя увидела растерянное лицо парня и лысого заводилу, вцепившегося в гитару. И поняла, что ей сегодня все-таки удастся предъявить столице свой главный аргумент, на который они с мамой так рассчитывали, уповая на счастливое будущее.
— Эй, пацаны! — Она решительно шагнула вперед. — Вы чего к человеку пристаете? Он вас не трогает.
— А эт-то еще хто? — Лысый в заклепках изумленно повернулся в Настину сторону и икнул. — Гля, девка… С тобой, что ли?
— Со мной… — Бородатый поспешно кивнул. — Отойди, пожалуйста, мы сами разберемся…
— И не подумаю! А ты, козел, не груби!
— Ч-чего-о?! Ну, пацаны, она меня достала! Слушай, ты…
Все, что произошло дальше, Настя проделала автоматически, словно и впрямь находилась не в чужом городе, а в знакомом ей спортзале, на очередной тренировке. Во всяком случае, когда лысый козел в заклепках под дружный вопль своих приятелей взлетел вверх, а затем со смачным звуком шлепнулся в лужу, Настя почти услышала одобрительный возглас их любимого тренера.
Последующие события заняли считанные секунды, включившие в себя вопль второго пострадавшего и… гулкий музыкальный звук: это оправившийся от изумления бородач опустил на голову третьего мгновенно отозвавшуюся аккордом гитару…
— Ну зачем вы так? — Настя посмотрела в ту сторону, куда поспешно ретировались приятели, и огорченно покачала головой: — Сломаете же!
— Ну и ну… — в его голосе слышалось смущение и растерянность. — Даже не знаю, что сказать. Вы девушка, а я… Что это было, самбо или карате?
— Ушу… Гитара цела?
— Кажется, да, — он улыбнулся. — Меня, между прочим, Павел зовут… Просто не знаю даже, как вас благодарить…
К сожалению, благодарить ему Настю не пришлось. Потому что в следующее мгновение им обоим стало не только не до благодарности, но и вообще не до разговоров. Что-то тяжелое просвистело прямо над головой, и разлетевшаяся на мельчайшие, острые, как ятаган, осколки стенка остановки посыпалась прямо на них… Хорошо, что у Насти была такая отличная реакция, что каким-то чудом она успела не только сама уклониться от стеклянных брызг, но и к тому моменту, когда второй камень разнес вслед за стенкой сам навес, выдернуть наружу этого беспомощного Павла.
— Гады! — кричала Настя в темноту. — Гады проклятые!
Ох, напрасно она это сделала, вместо того чтобы спасать себя и своего неожиданного знакомца. От третьего снаряда этих бандюков, на этот раз в виде расколотой бутылки, сама-то Настя успела уклониться, а вот Павел…
— Господи… — прошептала Настя, почувствовав, как на нее внезапно оседает парень. — Ой, мамочка… Павел, что с вами?!
Могла бы и не спрашивать: чуть выше виска у него зияла совершенно кошмарная рана, и кровь залила половину лица.
— Павел, пожалуйста… Ой, только не умирайте!.. Вы живы? Живы?!
— К-кажется… Б-больно только очень… О, черт!
— Павел, миленький, — Настя почти что плакала, — обопритесь на меня, идти можете?.. Осторожно! Счастье, что дождь кончился, сейчас, сейчас… Павел, не молчите, говорите, ну, пожалуйста!
И хотя до дома, на который он ей показал, перед тем как все произошло, было рукой подать, Насте показалось, что шли они целую вечность. В лифте ей с трудом удалось у теряющего сознание Павла узнать нужный этаж.
Про номер квартиры едва державшаяся на ногах Настя спрашивать не стала. Просто взяла да и позвонила во все по очереди. И когда на пороге одной из них возникла миловидная пожилая женщина с прической, напомнившей Насте старые фотоснимки ее бабушки, она почувствовала: именно сюда им с Павлом и надо!

2

В глазах женщины, открывшей дверь, отразился ужас, должно быть, она вскрикнула, потому что откуда-то вдруг возникло сразу много людей, кто-то из них освободил ее от окончательно обмякшего Павла, кто-то взял из Настиных рук подмокшую гитару… Но девушка среди всех почему-то видела исключительно то самое лицо со старой фотографии, удивительно милое и доброе… Именно ей она и сказала: «Не волнуйтесь, все в порядке! Я ему жизнь спасла!..» И, поскольку все почему-то замолчали, добавила:
— Я — Настя… А вы — его мама?
— Настя?! — Мария Петровна даже отвлеклась от происходящего и с новым интересом уставилась на девушку. «Не с этой ли Настей в последнее время Паша постоянно разговаривает по телефону? Если да, то вкус у мальчика отличный. Да она просто прехорошенькая! Длинноногая, словно кузнечик, вполне складненькая. Личико такое еще детское, нежное, огромные черные глазищи сияют… Молодец, Павлик!» — мысленно одобрила она Павла.
— Почти… — Женщина, незаметно коснувшись ее локтя, мягко подтолкнула Настю в маленькую, неярко освещенную прихожую. — Проходи, девочка… Господи, да что случилось-то?.. Кедыч, что там?
— Живой, Мария Петровна! — Перед Настей возник, как ей показалось, пожилой мужчина с круглым добрым лицом. — На вас что, напали?.. Меня, кстати, Володей зовут… Да не бледнейте вы так, Марусенька Петровна! Сейчас Капитан его перевяжет не хуже, чем своих кошек и собак! И Снежана поможет…
— Я — Настя… — Продолжить она не успела, потому что как раз в этот момент они, все трое, достигли следующих дверей. Яркий свет заставил Настю на секундочку зажмуриться. А когда она перестала жмуриться, то увидела себя посреди удивительно уютной и довольно просторной комнаты, уставленной диванами, креслами и вообще чем-то старомодным, но страшно приятным.
Прямо напротив Насти в кресле сидел Павел, между прочим, совершенно живой, хотя и с повязкой на голове. Только тут, при нормальном освещении, Настя наконец окончательно рассмотрела Павла и едва сдержалась, чтобы не фыркнуть, — настолько ее ночной знакомец оказался похож на портреты разночинцев из школьного учебника по истории. Тот же аристократический овал лица, та же мировая скорбь в задумчивых и умных глазах и редко встречающиеся с расческой длинные темно-русые волосы… Честное слово, только кругленького пенсне в золотом ободочке и не хватает для полного сходства! Чтобы не выдать своей неуместной веселости, Настя поспешно прикусила губу и опустила глаза. Со всех сторон на девушку смотрели какие-то люди. Пусть и не в таком количестве, как ей показалось вначале, но все же… Помимо Володи, которого Мария Петровна назвала Кедычем, возле Павла суетились еще двое: довольно щуплый и тоже не молодой человек с озабоченным лицом, как видно тот самый Капитан, который и наложил повязку. И женщина, показавшаяся ослепительно красивой и как будто знакомой… Несомненно, она уже видела это бледное правильное лицо с прямо-таки бездонными черными глазами и волосами цвета воронова крыла. Главное, эту манеру двигаться. Ну прямо как царица какая-нибудь…

…Мария Петровна Долина-Заднепровская перевела дыхание и покачала головой: ну почему Павел вечно попадает в какие-то непредсказуемые ситуации? Счастье, что девчушка эта по дороге попалась. Или они вместе во что-то вляпались?
Она внимательно осмотрела свою неожиданную гостью: тоненькую, длинноногую и очень молоденькую девчонку с короткой стрижкой каштановых волос, абсолютно наивными огромными глазищами, почти такими же темными, как у Ромашки. Между прочим, мокрую насквозь… Недаром Ромашка при виде Насти поморщилась: даже Капитан — и тот издал какой-то невразумительный звук, глядя на длиннющие ноги гостьи, облепленные мокрым подолом платьица.
Но саму девчонку ее вид не занимал нисколько. Стоя посреди гостиной, она с щенячьим любопытством оглядывалась по сторонам. Марии Петровне стало смешно:
— Ну, Настя, проходи и знакомься с теми, кого не знаешь!
— Спасибо… Как у вас тут здорово!. Я только вас запомнила, вы Мария Петровна. Ну и Павла… А вас почему так смешно назвали? — обратилась она к Кедычу, продемонстрировав присутствующим ровные белоснежные зубы.
— Вообще-то, если вы расслышали, меня Володей зовут, — Кедыч с готовностью ответил на Настину улыбку и оставил наконец в покое гитару, которую старательно протирал все это время. — А Кедычем называют с той поры, когда я все время кеды носил!
— Вот увидите, сейчас он вам сообщит, что кеды — лучшее изобретение человечества со времен Потопа, — вмешалась Мария Петровна.
— Для ног, Мария Петровна, для ног…
— Да, ноги — это важно… — весьма задумчивым голосом проговорил тот, кого называли здесь Капитаном. — Что касается меня, — добавил он, одновременно поправляя повязку на голове Павла, — то я — Сергей…
— А я — Снежана Кимовна! — Черноокая красавица пристально посмотрела на Настю, и, как ей показалось, не слишком доброжелательно. И голос у нее тоже оказался строгий…
— Очень приятно, Настя… А я вас, кажется, уже где-то видела!
Ответить Снежана не успела, потому что за нее это сделал Капитан-Сергей… Похоже, у всех в этом доме были прозвища!
— Знаете, Настенька, так очень многим кажется, кто видит Ромашку в первый раз… Снежаночка — актриса. Всю жизнь играла снегурочек и принцесс!
— Вспомнила! — Настя вновь ощутила прилив какой-то совершенно непонятной радости. — Ой, вспомнила! Вас под Новый год показывали в сказке, вы там еще с Абдуловым играете… Как здорово! Как раз принцессу… А сейчас? Ой, вы там такая молодая…
— Сейчас, деточка, играть принцесс мне уже немного поздновато, а других ролей пока не предлагают… Послушайте, по-моему, вы дымитесь!
— Дымлюсь?!
— Да это пар! — Мария Петровна бесшумно возникла рядом. — Боже мой, Паша, да она же совершенно мокрая! Ну-ка, быстренько за мной, срочно переодеваться в сухое! И не думай возражать, милая, здесь парадом командую я… Ромашка, ты…
— Я, разумеется, на кухню…
Именно в этот момент Настя впервые за весь этот страшный вечер ощутила странное чувство, которое и описать бы не смогла. Пожалуй, именно такое состояние должен испытывать экипаж корабля, возвращающегося в родную гавань после долгого плавания…
«При чем тут корабль? Тем более гавань?»
Но подумать на эту тему времени не оказалось. Следуя за Марией Петровной, Настя очутилась в маленькой, но тоже на редкость уютной комнатке с узким, до самого пола окном. В старинном зеркале, которое тоже достигало пола, отражалась сама Настя и Мария Петровна с каким-то платьем в руках. Хозяйка скорее годилась Насте в бабушки, но назвать ее старушкой язык не поворачивался. «Она такая… — подумала девушка, — такая… Ну просто как со старинного портрета!» И Настя совершенно не удивилась, когда в следующую минуту увидела платье: старомодное и необыкновенно красивое.
— Быстро одевайся, ты же вся посинела от холода! И мурашки по коже.
Минутой позже, увидев Настю в зеркальном отражении, Мария Петровна удовлетворенно улыбнулась: «Отлично!»
— И правда, очень элегантно, — Настя тоже улыбнулась и посмотрела на эту необыкновенную женщину. — Отлично скроено!
— А ты в этом разбираешься?
— Еще бы! Я, между прочим, все шью себе сама… И маме тоже.
— Это платье, детка, шилось давным-давно для самой Шульженко!
— А она кто?
— О боже! — В глазах Марии Петровны мелькнуло столь неподдельное удивление, что Настя мгновенно сникла:
— Извините, я, наверное, совсем темная…
А что тут еще скажешь?!
— Успокойся, миленькая, ты совсем даже не темная. Ты… Ты просто из другой цивилизации, вот и все. Это нестрашно… Была такая знаменитая певица в… доисторические времена. Мы с ней у одной портнихи одевались. Клавдии Ивановне это платье показалось чуть коротковатым, и я его взяла себе…
— А я бы его еще укоротила! — простодушно заметила Настя.
— Укорачивай на здоровье, я его тебе дарю!
— Ой… Неужели не жалко?
— Ничего не поделаешь! Если ты заметила, я из него уже выросла…
— Мария Петровна, — Насте вдруг безмерно захотелось броситься на шею, но она сдержалась, — я даже не знаю, что сказать… Спасибо! А давайте я вам другое платье сошью? Я видела подходящее на Тине Тернер!
— А это кто?
— Типа Шульженко, только — у них…
Они дружно и весело рассмеялись, словно их и не разделяло несколько десятков лет. Причем так, что мужчины в гостиной, прервав свой негромкий разговор, невольно посмотрели в сторону коридора.
— Интересно, где Паша нашел это феерическое дитя? — Капитан задал свой вопрос, явно думая о другом.
Кедыч пожал плечами, покосившись на задремавшего Павла, и спросил, кивнув в сторону кухни — Объяснился наконец?
— Нет…
— Долго будешь тянуть? Она уже не то что созрела — перезрела! Ты что, не видишь, какие на тебя бросают взгляды?
— И какие же?
— Томные!
— Она актриса, Володечка. Такими же глазами и на этот пуфик смотрит, и на эту мокрую девочку. Где Паша все же ее нашел?
— На улице.
— Молодец, умеет.
— По-моему, это совсем не то, о чем ты подумал…
— А я вообще ни о чем не думаю. Давно… Хожу вокруг нее, молчу, облизываюсь только… как маньяк какой-то! Даже по ночам репетирую, что ей скажу, что она мне ответит… А увижу — все, ступор!.. Одно знаю точно: если Снежка меня пошлет, больше я сюда ни ногой…
— Хочешь на спор — не пошлет?
— Да ну тебя!
— Кто это кого и, главное, куда пошлет? — Настя, как и надеялась, произвела настоящий фурор, появившись на пороге гостиной в платье Шульженко. Иначе чем еще можно было объяснить возникшее вдруг молчание ее новых знакомых? Особенно, судя по всему, был потрясен этот самый Сергей с усами. Привстав с диванчика, на котором сидел, он что-то пробормотал и поспешно направился в сторону кухни.
Что касается бородатого Кедыча, он свое отношение и к Насте, и к Сергею выразил наиболее доступным ему способом — с помощью гитары. Проведя пальцами по ее струнам, смешной Кедыч спел кусочек песни, которую очень любила и часто напевала Настина мама:
… Я не знаю, как начать,
В общем, значит, так сказать…
Нет, не получается опять…
Задумчиво поглядев вслед Капитану, Настя вернулась к Марии Петровне и к зеркалу: уж очень необычно для самой себя выглядела она в этом наряде.
— Ну с Кедычем все ясно! — сообщила Настя в ответ на ласковую улыбку хозяйки. — А почему Снежана Кимовна «Ромашка»?
— Ах, это… — Мария Петровна весело рассмеялась. — Потому что наша Снежаночка буквально помешана на всяких травках. Свято верит в их чудодейственную силу, считает, что они помогают буквально ото всего… А сколько рецептов всяких травяных чаев она знает!
— Да ну! Вот бы ее с моей мамой познакомить…
— Почему?
— Потому что моя мама так же, как и Ромашка, в травы верит…
Что касается самой Ромашки, она как раз в этот момент и завершила очередное священнодействие по завариванию одного из своих знаменитых чаев. Но предлагать его никому не спешила. Она в последнее время вообще перестала спешить. А сегодня еще и эта девчонка, которую Паша привел, основательно подпортила и без того негостевое настроение.
Тот фильм с Абдуловым, о котором вспомнила Настя, столько всего всколыхнул в душе… Вот тогда она не просто спешила — летала по жизни в предвкушении счастливого, несомненно счастливого будущего, в котором будет все: известность, любовь и когда-нибудь — семья… Настоящая семья с детьми…
Снежана поймала свое искаженное буфетным стеклом отражение и горько усмехнулась: пожалуй, теперь ей и впрямь некуда спешить… Ну разве что в широкие объятия Капитана, которые он, к тому же, никак не решится распахнуть. А если бы решился? Ей и самой было интересно узнать, что бы она ему ответила. Да разве в ее возрасте есть выбор? Только между одиночеством и неодиночеством.
— Не помешаю?
Ромашка вздрогнула и открыла глаза. Ну надо же, легок на помине. На пороге стоял Капитан собственной персоной. Как всегда, робок, словно школьник-переросток. Снежана внезапно ощутила прилив какого-то бесшабашного, почти злого веселья. В конце концов, какой ни на есть, а поклонник, да еще с приличным стажем! Без малого в полтинник и такому следует радоваться! А?
— Конечно нет. Чаю хотите?
— Чаю? Ах, чаю… Да-да, конечно!
Она ловко расставила чашки, и спустя секунду обжигающий травяной отвар уже плескался в них, а по кухне распространялся завораживающий аромат трав.
— Присаживайтесь рядышком!.. Вы что-то сказали?
Снежана была не просто женщиной до мозга костей, но еще и актрисой, и сейчас с видимым удовольствием вошла в эту почти забытую роль ловкой охотницы за мужчинами, уверенной в легкой победе.
— Да нет, я только пытаюсь сказать.
— Ну, и…
В этот момент ей стало его искренне жаль — столько неловкости и отчаяния отражалось во всем его облике. «Нет, — думала она, — я все-таки дрянь порядочная, а он — чудо… Сейчас таких не делают».
— Я хочу сказать… — он перестал топтаться посреди кухни и решительно сел напротив Снежаны, — что… В общем, надо что-то делать!
— С чем?
— С нашей жизнью.
— Не понимаю, Капитан, о чем вы?
— Хочу сказать, что это вообще не жизнь. Во всяком случае, моя… без вас!
— Капитан… Неужели вы наконец-то… решились объясниться?!
Снежана закусила губу, чтобы не рассмеяться, и почувствовала короткий укол ненависти… к себе самой. Боже, что она несет?
— Как вы сказали? — он медленно поднялся со стула.
— Я поняла, что это была… как бы попытка объяснения…
— Не как бы! А так и есть. Хотя, конечно, любовь в нашем возрасте скорее напоминает дружбу… Тьфу, черт, опять не то говорю!
— Сережа, стойте! — Она вдруг почувствовала какую-то непонятную усталость, охватившую все ее существо. — Не уходите, пожалуйста… Вы правы. Нам с вами вдвоем больше ста лет. Мы одиноки… Так почему бы и не объединиться?
— Вы… Вы это серьезно? Вы правда так думаете? Я знаю, вы — актриса Божьей милостью, но… но это все — совсем не театр, наверное, это выглядит смешно, но у меня такое чувствительное сердце!
Она не стала усаживать Капитана на стул во второй раз. Она встала сама и, уже протягивая руку, чтобы дотронуться до его плеча, подумала, что сейчас произнесет реплику, вполне подходящую для финала всей этой сцены.
— Успокойся, милый, хорошо?
И словно подыгрывая Снежане будто все было заранее задумано и отрежиссировано кем-то, в прихожей громко, заливисто, три раза подряд прозвенел звонок. Все, кто его услышал, разумеется, кроме Насти, знали: так может звонить только один-единственный человек!
— Дон Антонио!
— А это кто? — спросила Настя.
— Сейчас увидишь! — На ходу ответила Мария Петровна и бросилась в прихожую. — Здравствуй, Антонио, здравствуй, человек-праздник.
И даже Настя не задала следующего вопроса, который должен был начаться с «почему?». Все было понятно и так: он — человек-праздник! Такого оживления она еще не видела на лице ни у кого из своих новых знакомых. И такой кучи пакетов, свертков и фирменных упаковок, какую чудом удерживал он сам и сопровождавший его человек (почему-то сразу было видно, что человек — именно сопровождает), тоже. Главное, вместе с ним в тихой уютной — такой домашней квартире Марии Петровны началось что-то невообразимое.
— Кедычу, Капитану и Павлику привет! А Снежка где? Быстро берите пакеты, сейчас все вывалится… Да не у моего водителя, а у меня, дурачье! А это кто?
— Это я, Настя…
— Настя, быстро на кухню, я сейчас… Кедыч, где, черт побери, музыка? У вас тут что сегодня — вечер траура? Сейчас будем жарить оленя…
Очевидно он обладал каким-то магическим действием, если вся компания вместе с гитарой, издавшей какой-то бравурный аккорд, рванулась в сторону кухни. Настя едва успела ухватить на ходу Марию Петровну, поскольку любопытство ее буквально распирало!
— Ой, Мария Петровна, а он что — тоже из ваших?
— Конечно! А почему это ты усомнилась? — В глазах хозяйки дома так и прыгали смешинки.
— Ну… Вы все такие тихие, а он какой-то не такой… Он часом не бандит?
Мария Петровна расхохоталась:
— Нет, конечно… С чего ты это взяла?!
— Так вот водитель у него и пакеты, и… он правда хороший?
— Хороший-хороший, успокойся… Господи, ты еще совсем ребенок! Пойдем!
К Настиному изумлению, новый гость уже успел расположиться на кухне так, словно «командовал парадом» тут по меньшей мере с утра! Мало того что все, включая мясо и овощи, было аккуратно разложено посреди стола, так и сам Дон Антонио успел повязать вокруг пояса чистенькое полотенце, очевидно собираясь заняться приготовлением пищи собственноручно!
На мгновение их с Настей взгляды встретились, и она почувствовала какую-то легкую тревогу в области сердца — впрочем, тут же исчезнувшую. А Дона Антонио она, видимо, навела на мысль о новом распоряжении:
— Так… Здесь остаются трое: я, дивное создание под названием «Настя» и Кедыч. Остальные — марш в каминный зал готовить стол и ожидать, когда олень будет зажарен!
— А это вовсе и не олень, — Настя едва подавила желание показать Дону язык.
— А кто? — спросил он.
— Баран.
— Возможно, — легко согласился Дон Антонио. — Но за жизнь он боролся ничуть не хуже оленя, честное слово! Поэтому будем относиться к нему, как к оленю — с уважением: жарить на огне, как древние охотники. Кедыч, бери ступку, она на шкафу… Теперь очисти чеснок и дольки в ступку, туда же соль, перец и — толки! Итак, вас зовут Настя?
— Да.
— Что ж… Бывают имена и похуже… Так, Настя! Ты возьмешь зелень, лук, помидорчики, все тщательно помоешь-порежешь… Кедыч, ты что делаешь? Бери и втирай то, что натолок, в мясо… Настя, ты на меня обиделась?
— Скорее рассердилась…
— Напрасно! Я тебе еще наверняка пригожусь!
— То же мне золотая рыбка… А где это вы так готовить научились?
— В одном достаточно закрытом заведении. Пошел в ученики сам, по доброй воле. К известнейшему повару по кличке Мясоруб.
— Наверное, это был очень хороший повар?
— О, да… Готовил для одного клиента. А впрочем… Дурной человек, погиб от несварения желудка… Настена, салат мой тщательно! Если в листьях останутся песчинки — ни за что на тебе не женюсь!
— Ой, как я испугалась!
Вот так, как они разговаривали сейчас, можно было говорить до бесконечности. Такая манера разговора напоминала ей чем-то спортивные состязания, после которых чувствуешь пронизывающую каждую клеточку тела усталость… Но этот самый Дон Антонио даже не подозревает, какая она, Настя, выносливая. И азартная! И еще хорошо, что ни Мария Петровна, ни эта неприступная Снежана-Ромашка не слышат их разговора. Могли бы понять неправильно и подумать о Насте неизвестно что. Особенно хорошо, что не слышит Павел. Кстати, а где это он вообще? Настя только сейчас поняла, что давно уже не видит Пашу, с которого, собственно говоря, и начался этот невероятный, абсолютно необычный вечер.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.