Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46474
Книг: 115290
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Перст судьбы»

    
размер шрифта:AAA

Перст судьбы
Ирина Муравская

Пролог

Каждый из нас мечтал хоть однажды закрыть глаза и очутиться в параллельном мире… или времени. Ведь это так увлекательно: иная страна, совершенно другие порядки, новые приключения. Что ждет тебя там, за гранью миров? К сожалению, глаза вновь открываются, но чуда не происходит. Все те же привыкшие взору дома, обыденные предметы, те же серые будни…
Но кто именно сказал, что чудес не бывает?

Глава 1. Вот же попала

Кэтрин резко открыла глаза. Еще полминуты ушло у нее на понимание того, что она лежит на чем-то не очень мягком. Сверху белел неясный силуэт, постепенно принимающий очертания просевшего потолка, обитого деревянными брусьями.
— Теодор, она очнулась! — послышался женский голос.
Заскрипел пол под ногами и перед девушкой всплыл силуэт пожилой женщины лет за шестьдесят. Седые волосы, собранные в аккуратный пучок, морщинки обрамляли ее на вид доброе лицо, а в серых глазах читалось неподдельное беспокойство.
— Как ты, дитя? Ты столько пролежала без сознания, что мы уже начали беспокоиться.
— Где я? — вместо ответа спросила Кэтрин, пытаясь приподняться на локтях.
— В Новой Англии, конечно. Бедняжка, так ударилась головой, что все позабыла, — горько всплеснула руками ее собеседница.
“Новая Англия? Какая к черту Новая Англия?” — девушка замотала головой, пытаясь восстановить память по кусочкам. Она, правда, пока не очень понимала, что здесь делает. Да и то, где в таком случае должна быть, тоже не очень помнила.
Кэтрин оглянулась вокруг. Это была совсем небольшая комната с уже замеченным ранее потолком и такими же деревянными стенами. Мебель скудная: пара шкафов, кресло, кровать на которой она лежала и обеденный стол с четырьмя стульями. Комнату освещали две масляные лампы.
В дверном проеме, ведущем, как поняла гостья, в другую комнату, стоял мужчина, которого та назвала Теодором. На вид, немногим старше женщины. Значит, супружеская пара. На мужчине надета широкополая соломенная шляпа, а все лицо кроме глаз скрывалось за рыжей бородой. А вот его глаза, в отличие от сердобольной жены, смотрели на Кэтрин с нескрываемым неодобрением.
Девушка перевела взгляд на их одежды и удивилась. “Странные они какие-то. Одежды раритетные, позапрошлого века. И дома ничего нет. Никакой электроники, лампочки нормальной и то нет. Я в какой-то деревне или что? Да как я оказалась-то тут вообще?”
— Ничего не помню. Ладно, со страной мы определились, Англия. А город? — за окном вдалеке послышался топот копыт и конское ржание. — Лошади?
— Лучше приляг, дитя. Тебе бы отлежаться. Ты упала с обрыва и ударилась головой. Память скоро вернется, главное не торопи ее, — успокаивающе погладила ее по плечу заботливая хозяйка.
“Обрыв? Какой обрыв? Что за чушь?” — Кэтрин напрягла память. — “Англия… Великобритания, Лондон. Мы были с девчонками в национальной британской галерее. Да, точно. Там были картины…” Из воспоминаний ее вывел голос до сих пор молчавшего Теодора.
— Обрыв!? Посмотри на ее одежды, Сара! Ты видела что-то подобное? Это ведьма. Ты приютила черную ведьму у нас дома. Если узнают, нам не миновать расплаты за пособничество. Ее нужно было оставить, где и нашли. А еще лучше позвать святого отца.
Кэтрин вспылила. Если ее потертые джинсы и кроссовки являются странными одеждами, то позвольте спросить, как выглядят тогда со стороны они сами?! И что еще значит, ведьма! С чего они имеют право ее так оскорблять!? Она подскочила с кровати.
— Спасибо за гостеприимство. Прошу прощения, что встала вам поперек горла. Я сейчас же уйду, чтобы ни у кого не было никаких неприятностей, — девушка пролетела мимо Теодора, ринувшись к единственной двери в комнате, отворила дверь и… застыла на месте.
Перед ней расстилалась бескрайняя долина. Распаханные поля, деревья, деревянные низкие дома в стороне и выложенная камнем дорога, по которой неторопливо катилась запряженная лошадью деревянная телега, набитая клетками с курами.
Мужчина на телеге, толстенький и усатый, в такой же старомодной одежде, что и Сара, с удивлением оглянулся на девушку. И не только он, но и еще несколько женщин в чепчиках и с корзиной в руках, проходящих мимо. Одна из них сразу спрятала маленького мальчика у себя за спиной. Левее в паре миль отсюда высилась серая кирпичная стена и много маленьких крошечных движущихся по песчаной дороге точек.
Да, по сравнению с этим всем наряд Кэтрин действительно смотрелся вызывающе. Она не поворачивая головы, осевшим голосом задала единственный пришедший на ум вопрос:
— Какой сейчас год?
Сара подошла к ней сзади.
— Тысяча шестьсот девяносто седьмой год. Ты в Салеме, милая.
Кэтрин, подперев руками голову, сидела на стуле и смотрела в противоположную стенку невидящим взглядом. Серьезно? Если это не сон и не чей-то розыгрыш, то скажите на милость, как ее занесло в Салем? В век инквизиции и охоты на ведьм?
Перед глазами всплыл большой портрет с изображенной на ней темноволосой девушкой. Та с легкой усмешкой смотрела с полотна. И было что-то необычное в этом взгляде. Он казался слишком… реалистичным, живым… “Британская национальная галерея. И этот портрет. Я подошла к нему… Теперь мне кажется, что та девушка звала меня… Как дико звучит! Бр-р-р…”
К ней подошла Сара с чашкой травяного чая. Она выжидающе стояла над незнакомкой, пока та отпивала.
— Фу, я, конечно, редко пью чай, но мне кажется, у него должен быть не такой горький вкус, — поморщилась Кэтрин. — Что это? Ромашка?
Женщина села в кресло напротив.
— Ромашка и чертополох.
— Как-то не очень съедобно, уж просите. Так значит, я в Салеме, в самый разгар охоты на ведьм? И ваш муж считает, что я одна из них.
— Нет, теперь уже не считает, — покачала головой Сара.
— Почему?
— Потому что ведьмы ненавидят чертополох.
— Ооо… — Кэтрин повертела в руках свою кружку. — Значит, проверяли меня?
— Прости, для собственной безопасности. Но я сразу поняла, что ты не одна из них. Ты другая, хоть и выглядишь очень странно. Как тебя зовут? Откуда ты? Как оказалась здесь?
Девушка замялась. Если это все же сон, конечно, не страшно сказать правду. А если нет? В любом случае, вряд ли опасений бы поубавились, если бы она сказала, что ее затянул портрет и перенес на триста с лишним лет назад. Если предположить, конечно, что все происходящее правда.
— Меня зовут Кэтрин Моро… ммм… Я из Манхэттена, — Кэтрин очень понадеялась, что великие умы еще не успели ее открыть в семнадцатом веке. — Там все одеваются в нечто похожее. Я плохо еще помню, что именно случилось… но, кажется, на нашу деревню напали. Помню корабли, крики и огонь. А дальше очнулась уже здесь, — она бросила взгляд на Сару, проверяя, поверила та ей или нет. Женщина сочувствующе улыбнулась. Видимо, купилась.
— Да, пираты. Это вторая проблема нашего времени. Пираты и ведьмы, вот наши страхи и опасения.
“Разве в Салеме были пираты?” — Кэтрин мысленно пустилась в дебри остаточного образования. — “Черт, нужно было лучше учить историю. Ладно, разберемся уже по факту”. — Она посмотрела на свою собеседницу.
— У вас, случайно нет ненужного наряда? Я бы хотела немного осмотреться и узнать поближе город.
Девушка пробыла в их доме пять дней. Каждое утро, просыпаясь, она лежала по несколько минут с закрытыми глазами, прислушиваясь к звукам. И каждый раз топот копыт и конское ржание обрушивали все надежды, что уж на этот раз она точно проснулась в родной квартирке на окраине Манхэттена. Всего несколько дней, но господи, как же она соскучилась по гулу машин!
Какой-то бесконечный и долгий сон. Хотя сон ли это? Кэтрин в первый же день испробовала все возможные методы: щипала себя, колола пальцы иглой, даже ошпарила руку о разгоряченную печь, заработав ожог. Увы. Либо ученые лгали, что во сне не чувствуется боли, либо это слишком уж реалистичное сновидение. Потому что боль самая что ни на есть настоящей. Слишком реалистично. Настолько, что пробирало до мурашек.
Была еще одна вещь, которую та никак не могла связать с происходящим. Последнее воспоминание — галерея. И скажите, как она могла заснуть и очутиться здесь? В автобусе на обратном пути до отеля? Нет. Ведь последнее, что она отчетливо помнила — картина с женщиной. Столько не состыковывающихся между собой вещей, мозаика никак не сходилась. И вывод напрашивался сам собой…
Неужели, правда? Неужели она действительно перенеслась во времени? Такое возможно? А если да и все это происходит на самом деле? А почему нет? Столько книг, фильмов, сериалов, документальных программ сделано на тему паранормальных явлений. Почему это в действительности не имеет право на жизнь?
Как бы то ни было, Кэтрин пришла к выводу, что чем бы не оказалось это ее путешествие: правдой или изощренными играми разума, нужно плыть по течению и пользоваться возможностью. Если это сон — замечательно. Только бы проснувшись не забыть его. А вот если явь… хм…
Так что девушка решила немного пожить жизнью салемской пуританки, приняв на правду происходящее. И чем больше Кэтрин во все это втягивалась, тем сильнее ей это… нравилось. Сон оказался со вкусом.
Ее благодетели оказались хорошими и добрыми людьми. Как потом узналось, у Сары и Теодора была дочь восемнадцати лет. Она жила со своим мужем в центре города, том самом, что простирался за кирпичной стеной, а родителей навещала лишь пару-тройку раз в месяц. Там по ее мнению и была самая жизнь, а не здесь, на окраине, среди фермеров и рабочих. Девушка явно хотела выбраться из бедняков поближе к роскоши, и, судя по всему, ей это удалось.
Кэтрин видела ее лишь раз, но успела сделать неутешительное заключение, что, несмотря на время, века, эпохи — подростки остаются подростками везде. Только их желания, только их мнение и равнодушное отношение к родным. Со стороны во всяком случае казалось, что Лара, так звали ее, попросту брезговала и стыдилась родителей, что как-то не делало девушке особой чести.
Но чего не могла не признать Кэтрин, за стенами воистину начинался иной мир. Количество кирпичных двух-трех и даже четырех этажных домов преобладало над приземистыми. Магазины, увеселительные заведения, трактиры, аптеки, библиотека. Высокий шпиль церкви виднелся за деревьями. Царила оживленность. Везде ходили, общались и смеялись люди. Цветочные магазины и редкие клумбы придавали серым оттенкам праздный вид.
Единственное, что совсем не пришлось по вкусу Кэтрин так это большой постамент с подготовленной виселицей и позорным столбом на площади в центре города. Привыкшие к неприятной инсталляции жители спокойно проходили мимо, а вот у девушки каждый раз мороз бежал по коже, если случалось оказаться поблизости.
И было еще кое-что, что заметила Кэтрин. Одежды у граждан были гораздо лучшего качества и из более дорогих тканей, нежели то, что она уже видела. Ей даже стало немного стыдно, когда она в старом потрепанном платье Сары, оказавшемся даже чуть великоватым ей в плечах, проходя мимо нескольких девушек, еще долго чувствовала на себе снисходительные взгляды.
А вот мужчин города не смущал ее внешний вид, как раз наоборот. Они с приветливыми улыбками то и дело пытались приобнять Кэтрин за талию и неоднозначно подмигивали вдогонку. Видимо тут считалось, что низкое положение девушки повышало ее доступность.
М-да, городок еще тот. Однако выбирать не приходилось. Неизвестно, насколько она застряла здесь и есть ли вообще шанс вернуться домой, а значит, сидеть без самая — глупая из затей. И девушка решила влиться в эту жизнь. Была — не была. Почему бы и не рискнуть, верно? Если уж на то пошло, любоваться на роскошь издалека уж точно не входило в ее планы, для этого Кэтрин слишком амбициозна. Перво-наперво, ей нужно раздобыть денег, чтобы приодеться и снять хотя бы какую-нибудь лачугу поближе к центру. Тут же можно где-то отыскать временное жилье, да?
Об этом она и размышляла, когда наткнулась на второсортного вида кабак, в котором смогла перекусить за бесплатно. Владелец заведения, некогда сам бедняк, каким-то известным только ему образом смог разбогатеть и теперь раз в неделю устраивал бесплатные ужины. Никаких излишеств, но и голодным не останешься.
Кэтрин сидела за одним из самых дальних столиков с кружкой свежесваренного пива, когда ее взгляд упал на оживленный стол напротив. Человек восемь, пять молодых мужчин и три пышногрудые барышни, пристроившиеся к ним на скамейках, азартно кричали и хлопали, глядя как двое парней соревновались за столом на локтях.
В будущем, если она сама все-таки в прошлом, это соревнование будет называться армрестлинг, но кто-то из них вряд ли об этом догадывался. В тот момент, когда Кэтрин скользнула по ним заинтересованным взглядом, один из парней пересилил соперника и победоносно вскочил со скамейки.
Ее взгляд не остался незамеченным, так что девушка поспешно отвела глаза, рассматривая остальных людей. Слишком реалистично, чересчур. И эта мысль не давала покоя. Слишком по-настоящему. И потому так странно оглядываться вокруг и понимать, что, по сути, люди эти уже давно мертвы.
Мертвы или же всего лишь продукт ее воображения! Но, тем не менее, они тут: радуются, пьют, веселятся, не заморачиваясь о подобных вещах. Кэтрин тряхнула головой. Ну что за мысли такие полезли ей в голову?
Девушка осторожно завернула в тряпку едва начатую буханку ржаного хлеба и несколько ломтей вяленой свинины с сыром, убрав все в одолженную холщевую сумку на плече. Хоть немного порадовать Сару и Теодора. Благодарность, так сказать, за их гостеприимство.
Допив и поставив пустую кружку, она направилась к выходу, но на половине пути ей перегородил дорогу чей-то силуэт. Кэтрин взглянула на него и сразу узнала. Это был тот самый проигравший, за соревнованием которых она наблюдала совсем недавно. По одному его виду было понятно, что парень изрядно пьян. Удивительно, как он вообще умудрялся удерживать себя ровно во время состязания. Девушка нетерпеливо посмотрела на него.
— Советую отойти в любую доступную сторону.
Парень криво улыбнулся, но остался стоять на месте.
— Куда же вы, барышня? Останьтесь. Тут только-только начинается самое веселье, — улыбнулся он.
— Меня не интересует вечерние сборища пьянчуг. Дорогу, пожалуйста, — холодно повторила Кэтрин.
Но тот, видимо, решил притвориться глухим. Или, действительно, слышал только то, что ему хотелось.
— А что вас интересует? Уверен, я смогу помочь.
— Если ты не подвинешься, уверяю — непременно упадешь.
Парень снова улыбнулся и схватил ее за плечо. Это была его главная ошибка. Кэтрин ненавидела, когда ее касаются без разрешения. Тем более пьяные дебоширы. Сзади девушки послышался мужской окрик:
— Пол, отойди от нее немедленно.
Но руку девушки уже было не остановить. Она замахнулась и с немалой силой зарядила надоедливому ухажеру в челюсть. Тот, не ожидая подобного, поймал удар и мешком осел на пол. Музыка разом перестала играть и практически все уставились на Кэтрин.
— Ну я же предупреждала, что упадешь. В следующий раз слушай, что говорят, — прокомментировала она, оглядываясь за спину.
Человеком, который пытался вмешаться, оказался его соперник, тот, что победил. Высокий темноволосый молодой человек с золотисто-карими глазами, одетый в свободную светлую рубаху и широкие брюки, подпоясанные бордовым поясом.
— Разве барышни дерутся? — с интересом посмотрел он на нее. Даже больше, чем с интересом. С нескрываемым восторгом. — Я всегда думал, что это мужчина должен защищать слабый пол, а не наоборот.
— По всей видимости, ваша информация устарела. Сейчас такое время, что девушки сами способны себя защитить. И как видите, даже если вы и хотели вмешаться, я сделала это гораздо быстрее.
— Вы просто не дали мне возможности проявить себя. Я бы вас покорил, уверяю!
— Крайне сомневаюсь.
Их диалог прервал стон с пола. Пол, сморщившись от боли, трогал свое лицо. Молодой человек опомнился и кинулся на помощь товарищу.
— Передайте своему другу, чтобы в следующий раз он не позволял себе подобного отношения к женщинам и заблаговременно думал о том, что можно, а что нельзя, — Кэтрин не без гордости оценила результат своих стараний, подобрала полы платья и пройдя мимо, вышла на улицу.

Глава 2. Новые — старые знакомства

Дальше девушка действовала решительней. Отблагодарив и попрощавшись с Сарой и Теодором, заметно проникшегося к ней за эти дни, она решила обосноваться в городе. И первым нехорошим проступком в качестве “жительницы” Салема стало воровство.
В мелких масштабах, конечно. Буквально пара кошельков у богатых представителей “столицы”. Подобные махинации давались ей с легкостью, спасибо местным дворовым мальчишкам, их беззаботным играм в далеком детстве и миловидному лицу, которое сложно было заподозрить в чем-то подобном.
Вроде как Кэтрин должна была съедать совесть, только вот она ничего не чувствовала. Нет, а почему бы, собственно, и нет? Будто от них убудет! К тому же, нечего сверлить ее таким презрительным взглядом! А ей на какое-то время хватит, чтобы просуществовать.
А что прикажете еще делать? Найти работу? Торчать на ней целые дни, чтобы вечером приходить домой и ложиться спать? Это в том-то веке, в котором она вообще не должна существовать? Или которого вообще не существует? Чтобы она работала в своем же сне? Ну уж нет! Раз вляпалась, так нужно отрываться по полной.
Нескольких вечеров в трактирах ей хватило, чтобы узнать последние новости “большого города”. “Да, сплетники были во все времена”, не переставала удивляться Кэтрин, внимательно прислушиваясь к каждой истории. О ведьмах, как их распознать и применяющихся к ним наказаниям, она знала теперь больше, чем написано в современных книжонках. Тут посоревноваться с такими знаниями мог разве что только интернет.
Что ни говори, а такая жизнь даже начала ее понемногу затягивать. Всего за пару недель Кэтрин успела привыкнуть к странному окружению, нарядам и веселью, что начиналось ближе к ночи. Настолько, что с заметной редкостью она вспоминала про настоящий дом. Вспоминала, конечно, скучала, тосковала, спору нет, но продолжала жить в какой-то эфемерной надежде, что все это лишь вопрос времени…
Из очередных сплетен, девушка узнала, что через пару дней на площади состоится бал-маскарад, в честь празднования Дня Всех Святых, Хэллоуин на современный лад. Значит, здесь в этом мире, куда ее затянуло, конец октября. А раз намечалось веселье — это означало, что денежных возможностей у нее явно маловато. Но и эту проблему она быстро решила.
Настал вечер празднований. Кэтрин прикупила себе роскошный наряд из льняного кремового платья, с пышными юбками и темно-коричневым стеганым корсетом. Роскошный — громко сказано, но он точно был лучше, чем потертые юбки старого платья Сары.
Темные непослушные, вьющиеся волосы девушка убрала назад, а голубые глаза озорно блестели за коричневой, под стать платью, атласной маской. Да, спору нет, выглядела она очень ничего.
“И почему к нашему времени отменили эту красоту”, вздыхала она, поправляя шнуровку на корсете. Ей всегда нравились подобные вещи. В своем мире она частенько устраивала тематические фотосессии или наряжалась на праздники, но все же эти платья были другими. Менее удобными, юбки слишком тяжелыми, корсет болезненно сдавливал ребра. С непривычки первые дни она обнаруживала у себя красные следы от натертостей, пока не догадалась поддевать вниз тонкие кружевные сорочки.
Вечер поистине оказался увлекательным. Танцующие люди, живая музыка, расстеленные прямо на улице столы с разными угощениями, пускай и не особо богатыми, но от этого не менее вкусными. В стороне продавали запеченные яблоки. На площади даже стояли в большинстве уже старые, сморщенные старухи и предлагали погадать на счастье или на суженого.
— Если сейчас ведется охота на ведьм, разве никого не должны смущать подобные вещи? — удивилась Кэтрин, подходя к одной из них. Сухонькая старуха в темном плаще стояла возле деревянной бочки, наполненной водой.
— Да разве ж это магия, милое дитя? — расплылась в улыбке та. — Обычное баловство, чтобы потешить себя. Не хочешь узнать первую букву имени своего любимого?
— У меня его нет, — покачала головой девушка. — Да и не верю я во все эти глупости.
— Попробуй, почему бы и нет? — сзади послышался мужской голос.
К ним подошел молодой мужчина в белой рубашке, темном жилете и таких же темных брюках. На лице черная маска, но Кэтрин сразу узнала его. Ее знакомый из кабака. Тот, что хотел ей тогда помочь.
— Я же сказала, мне это не нужно, — повторила она, поправляя на лице свою собственную маску. На всякий случай.
— И все же? — мужчина кивнул старухе.
Та проворно достала из сумки большое красное яблоко, и осторожно срезав с него длинную полоску кожуры, поднесла ее над бочкой.
— Подуй, — велела она Кэтрин.
Девушка, всем своим видом давая понять, какая это глупость, просьбу выполнила. Старуха разжала пальцы, и кожура упала в воду. Несколько томительных секунд та, плавая в воде, распрямлялась, приобретая форму.
— Имя твоего суженого будет начинаться на “Д”, - наконец, с улыбкой изрекла старуха. И, правда, кожура неторопливо приобретала форму этой буквы. Молодой человек с интересом взглянул на Кэтрин.
— Как тебе? — спросил он.
— Глупость ужасная, — пожала плечами та в ответ. — Не хватало еще, чтобы яблоко решало мою судьбу.
— Кто знает, а? — улыбнулся он, а затем обернулся к старухе. — Я тоже хочу попробовать.
— Ну, это уже без меня, — отмахнулась Кэтрин, отходя от них.
Она еще некоторое время побродила вдоль танцующих. Столько всего разного происходило в этот вечер, что глупое гадание быстро вылетело из головы, особенно когда в стороне была замечена небольшая группа людей, собравшихся в круг под раскидистым деревом. Кэтрин подошла поближе, и к своему удивлению обнаружила двух мужчин, сидящих поддеревом и играющих в карты.
А были ли вообще карты в семнадцатом веке? Видимо, были. Партия подошла к концу, проигравший гневно отбросил на землю немаленький веер.
— На что играете? — поинтересовалась она.
Тот мужчина, что, видимо, выиграл, поднял голову и с улыбкой ответил:
— На деньги, красавица. Но, если нет денег, с тебя можем взять и что-нибудь другое.
— Это очень мило, но у меня есть деньги, — Кэтрин потрясла мешочком на поясе, присаживаясь на свободное место.
Девушка с удивлением покосилась на розданные карты. Да, это были совсем не те, к которым она привыкла. В колоде тоже было четыре масти, как и у современных, но эти подразделялись по цвету и рисунку. Хотя числовая значимость и соотношение было в принципе таким же.
— Если несложно изложите вкратце смысл, чтобы я ничего не упустила, — попросила она.
Послышался смех. Ее противник хоть и объяснил ей правила, но не переставал при этом смеяться. Видимо, уже мысленно разбил девчонку в пух и прах. Но каково же было всеобщее удивление, когда Кэтрин выиграла первую партию.
— Наверное, новичкам везет. Большое спасибо, — поблагодарила она, сгребая свой выигрыш. — Я бы сыграла еще разок. Есть добровольцы?
Она выигрывала четыре партии подряд. Мужчины удивленно смотрели на нее, пытаясь подловить на мухлеже. Только вот девушка играла честно. Она хоть и не была азартным человеком, но с самого детства любила порубиться с друзьями в подкидного дурака.
— Кто-нибудь еще желает попытать счастья? — Кэтрин оглянулась на собравшихся любопытных зрителей.
Все молчали, пока вперед не вышел один доброволец.
— Я хочу попробовать, — улыбнулся молодой человек.
— Опять ты? Преследуешь? — невольно вырвалось у девушки.
— Вовсе нет, просто вы собрали тут такую толпу, что я не мог пройти мимо. Так что, сыграете со мной?
— Надеюсь, у тебя есть, что ставить на кон?
— Есть. Но я хочу поднять ставки. Если проиграете — поцелуете меня, а? — присаживаясь напротив, предложил он.
Послышались очередные смешки среди собравшихся.
— Что? Да никогда, — возмутилась Кэтрин, с недовольством разглядывая наглеца.
— Почему? Не уверены в победе?
— Уверена. Но свои поцелуи я не продаю.
— Это похвально, — согласился парень. — Тогда другой вариант. Назовете хотя бы свое имя? Для начала.
— Это еще зачем?
— Ради интереса. Имя вы тоже не продаете?
— Хорошо, пусть будет имя. А если выиграю я, ты удвоишь свой проигрыш.
— По рукам.
Карты порхали в их пальцах, а глаза сверкали азартом. И к самому большому разочарованию Кэтрин — она проиграла. Ее соперник победоносно вскинул руки, показывая, что он пуст и карты биты.
— Погляжу, тебе удаются все азартные игры? — поджала губы девушка, запоздало понимая, что имела в виду ту игру на локтях в трактире.
— Только в тех, где я уверен в победе, — расплылся в улыбке тот. — Ну, так что? Ваша ставка?
— Кэтрин. Меня зовут Кэтрин, — она встала с земли, отряхиваясь. — Что ж, спасибо за игру.
Девушка проскользнула через толпу и направилась к ближайшей дороге, которая должна была вывести ее к постоялому двору, а оттуда уже к маленькому покосившемуся домику с соломенной крышей, где она сняла на какое-то время комнатку. Место не самое лицеприятное, но по ценам оказалось доступным. На улице к тому времени совсем стемнело. Музыка, огни и голоса уже скрылись за домами, когда она почувствовала кого-то за спиной. Кэтрин резко обернулась.
— Ты шутишь, да? — закатила она глаза к небу.
— Почему вы ушли? — молодой человек поравнялся с ней.
— Потому что стало скучно.
— Не умеете проигрывать?
— С чего вдруг. Вполне так умею.
— Этого не скажешь, — он снял маску с лица, чтобы лучше ее видеть. — Кэтрин, значит?
— Слушай, я не знаю тебя и мне, в общем-то, это ни к чему. Но объясни, зачем ты за мной ходишь?
— Меня зовут Джек, Джек Картер. Кстати, буква “Д”. Может, я и есть ваша судьба, а?
— Ты сам в это веришь? — усмехнулась девушка.
— Я? Почему бы и нет? Я вот лично сражен вами Кэтрин, еще с того вечера, как вы отделали моего друга.
Кэтрин удивленно приподняла на лоб свою маску.
— Узнал таки?
— Разумеется, да. Искал вас все эти дни, но шанс представился только сегодня.
— Зачем?
— Спросить. Может, вы согласитесь посидеть со мной где-нибудь, выпить?
— Что? — девушке показалось, что она ослышалась.
Он приглашает ее на свидание?
— Я серьезно. Пожалуйста.
Кэтрин замялась. Он, конечно, был приятен внешне, мил и, если совсем уж по-честному, весьма привлекателен. Но уместно ли это, если вспомнить ее маленькую проблемку?
— Слушай, не думаю, что это хорошая идея…
— Почему нет? — Джек был настойчив. — Назовите хоть одну причину.
— Мне это не интересно, — пожала плечами она.
— Не интересно пообщаться? Поделиться запасом опыта, допустим в тех же картах?
— У меня просто нет желания тратить время на глупости.
— Но почему?
— Почему? Потому что я сказала — нет. Еще нужна какая-то причина? — вспылила та.
Молодой человек печально вздохнул.
— Ну что ж, как скажете. Могу я тогда хоть проводить вас? На улице темно, мало ли что.
— Я и сама за себя могу постоять, — не унималась Кэтрин.
— Это я прекрасно помню. Слушайте, но нельзя же быть такой! Это неправильно, в конце концов. Дайте шанс проявить себя!
Девушка, закусив губу, побеждено закатила глаза
— Ладно. Можешь проводить.
— Чудесно, — Джек расплылся в улыбке, подавая ей согнутую в локте руку. — Позволите?
— Нет. Давай без этого.
— Как скажете.
Они двинулись по еле освещенной дороге. Пару минут оба сохраняли молчание. Первым его нарушил Картер.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.