Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53205
Книг: 130519
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Колин»

    
размер шрифта:AAA

Хейзел Хантер
Колин

Глава 1

В десять вечера в среду огни закусочной лили идеальный свет в Чикагскую тьму. Впервые за сезон пошел снег, и Селена улучила минутку, чтобы посмотреть из окна закусочной на кружащиеся снежинки.
Зрелище было прекрасным, но в то же время она задавалась вопросом — разве это не печально? Она прожила в Чикаго уже почти четыре года и знала, какими длинными и беспощадными бывают здешние зимы. Город на краю озера мог похвастаться примерно тремя месяцами жаркого лета, а потом внезапно оказывался в капкане зимы.
Молодая парочка в углу жестом попросила принести им еще чаю. Они просидели тут уже почти четыре часа, но босса Селены не было поблизости, чтобы вышвырнуть их. Она дружелюбно улыбнулась, подливая им чаю и невольно гадая, от чего же они прячутся в маленькой закусочной.
Звякнул кухонный звоночек — Селена забрала бургер и картошку фри, поставила на поднос и отнесла их печальному мужчине в бейсболке, который сидел в одной из кабинок.
— Похоже, зима будет холодной, — прокомментировал он, кивая в сторону окна.
— Как и любая другая, — согласилась Селена, и мужчина посмотрел на нее с надеждой.
— Возможно, милашка вроде тебя не возражает согреться сегодня ночью? Например, в моем гостиничном номере?
Обычно Селена могла бы и разозлиться, но этот мужчина выглядел таким уставшим и поверженным, что она лишь покачала головой.
— Сожалею, но моему парню это не понравится.
Мужчина философски пожал плечами.
— Ну разве так не всегда? Все хорошие уже заняты.
— Не такие уж и хорошие, — сказала она, подмигнув, и вернулась на свое место за кассовым аппаратом.
В свои двадцать с большим хвостиком Селена была фигуристой, не коротышка, но и далека от модельного роста. Медно-красные локоны она собирала в прыгучий конский хвостик и давно уже смирилась с россыпью веснушек на носу. Она достаточно часто слышала подобные комментарии, чтобы они не производили на нее особого впечатления, но и не вредили ее эго.
Давненько у меня никто не оставался на ночь, мрачно подумала Селена. Возможно, стоит снова пойти танцевать, вступить в книжный клуб или типа того.
На деле она была далеко не такой безбашенной, как в подростковые годы или когда ей только-только стукнуло двадцать, и сейчас даже слегка устала от всего. Учитывая работу в захудалой закусочной в одном из самых нефешенебельных пригородов Чикаго, Селена знала, что шансы встретить кого-то совсем не фантастичны, но в данный момент она не ощущала желания что-то с этим делать.
Ее жизнь сейчас была намного безопаснее, чем раньше, и хоть ночью она иногда просыпалась в ужасе, она как никогда близка к тому, чтобы обзавестись домом. Селена знала, что эта мысль должна ее радовать, но на деле она чувствовала себя немного усталой, немного загнанной в угол и немного подавленной.
Селена знала, что импульсивное поведение точно доставит ей проблем. Чувствуя себя загнанной в угол, она могла пуститься во все тяжкие в поисках выхода из ситуации. Ее методы обретения свободы далеко не всегда были мудрыми и безопасными. Так что она осталась. Постаралась вести себя как взрослая. В данный момент Чикаго был для нее неплохим местом, и она это понимала.
Колокольчик над дверью звякнул, и Селена вздрогнула.
Вошедшая девушка казалась стройной и милой в длинном желтом пальто, слишком легком для первого дня настоящей чикагской зимы. Она безумным взглядом осмотрелась вокруг, словно не понимала, как очутилась в закусочной, и Селена осторожно приблизилась к ней.
— Привет, милая, ты кажешься немного потерянной. Все хорошо?
Девушка повернулась к Селене, и теперь стало заметно, что она плакала. Глаза опухли, она часто дышала, а когда попыталась заговорить, с губ сорвалось лишь рыдание.
Поблизости располагался колледж, и Селена нередко имела дело с разбитыми сердцами. Бормоча слова сочувствия, она отвела девушку в одну из самых укромных кабинок в закусочной.
— Хочешь покушать, дорогая? У нас очень вкусный пирог.
Девушка издала звук, который вроде бы должен был быть смешком, и покачала головой.
— Что ж, чего тебе тогда хочется? Могу принести чаю и просто позволить немножко посидеть тут.
Девушка отчаянно затрясла головой.
— Нет, я… я хочу еды, но… но дело в моей матери.
Слово за слово, вышла и вся история. Селена сочувственно кивала, и между доливанием чая парочке, все еще сидевшей у окна, и доставкой яблочного пирога мужчине, звавшего ее в номер отеля, она выслушала историю полностью.
Девушку звали Ясмин, и ее мать только что умерла после продолжительной борьбы с раком. Это само по себе достаточно ужасно, но истинным кошмаром для Ясмин стало то, что она чувствовала себя вовсе не так, как ей хотелось бы.
— Я просто чувствую такое… такое облегчение, — произнесла она напуганным шепотом. — Я ненавижу себя, но я чувствую такую свободу.
Селена, которая сама прошла через некоторые проблемы со свободой, кивнула.
— Это нормально. Твоя мама страдала, но теперь ее страдания закончились. Многие люди чувствуют себя так, особенно если их родители болеют чем-то вроде рака.
Ясмин помотала головой.
— Нет! Дело… дело не в этом, или не только в этом. Нет, проблема в том, что я в любом случае чувствовала бы себя так. Моя мама, эээ… была ко мне не очень добра.
— Понимаю.
Уклончивый ответ Селены тут же заставил девушку защищать свою покойную родительницу.
— Не понимаете, вы правда не понимаете! Во времена моего детства она то и дело болела, и у нее не всегда хватало времени, сил или терпения заботиться обо мне и моих сестрах. Я старалась изо всех сил, но иногда не получалось. Иногда она злилась, если у меня подгорал ужин. Иногда она орала, если я забывала подмести полы.
— Она не только орала? — твердо спросила Селена.
Она и раньше слышала вариации этой истории, и понимала, когда кто-то оправдывает того, кто этого не заслуживает.
Ясмин дернулась, как будто пыталась избежать удара, а потом нервно пожала плечами.
— Наверное, да. Рукой, ремнем. Но только тогда, когда я давала отпор, и это было не слишком больно.
Хватит и этого, зло подумала Селена.
Такого доброго от природы и хорошего человека, как Ясмин, даже намек на наказание может довести до слез. Более того, физическое наказание — особенно в адрес ребенка, слишком маленького, чтобы выполнять порученную работу по дому — это жестокость в чистом виде.
Селена окинула взглядом закусочную. Остальные посетители жили в собственном мирке, и она знала, что повар скорее всего читает комиксы на кухне. Снаружи снег валил все сильнее и гуще. Ее смена почти закончилась, и скоро она с нескрываемым облегчением сможет пойти домой. Не нужно было беспокоиться о том, что она вымотается, или ей придется иметь дело с какими-то неожиданностями.
— Ясмин, ты очень, очень хорошая девочка, — пробормотала Селена. — Почему бы тебе не посмотреть на меня, мм?
Ясмин удивленно подняла взгляд и неподвижно замерла, когда Селена посмотрела ей в глаза. Селена прекрасно понимала, что происходит. Когда их взгляды встретились, Ясмин увидела глаза Селены, глубокие и золотые как мед. Ясмин чувствовала, как ее накрывает ощущение безграничной апатии, и у нее не осталось желания сопротивляться этому.
Селена просидела с Ясмин еще одну минуту, медленно считая до шестидесяти. Это обеспечивало достаточно глубокий транс, и Селена удовлетворенно кивнула. Еще один быстрый взгляд на закусочную подтвердил, что никто не смотрит в их сторону. Она повернулась обратно к Ясмин.
— Грустно, очень грустно, что твоя мать умерла, — тихо сказала Селена низким торопливым голосом. — В детстве тебе пришлось нелегко, и твоя мать не очень хорошо справлялась. Вместо того чтобы поднять руки и признать, что ей нужна помощь, она свалила все на тебя, и это было жестоко и несправедливо с ее стороны. Ты меня понимаешь? Это было несправедливо.
Ясмин кивнула, как будто одурманенная, и Селена сообразила, что она рассказала далеко не всю правду.
— Ты заслуживаешь двигаться дальше без этого бремени, Ясмин. Я хочу, чтобы ты вернулась к этим воспоминаниям. Вспомни, когда твоя мать кричала на тебя или причиняла боль. Хорошенько посмотри на эти воспоминания.
Ясмин медленно кивнула, и Селена сочувственно наблюдала, как ее большие темные глаза наполняются слезами. Она слышала, как вдалеке звякнул дверной колокольчик, но все ее внимание было сосредоточено на этой девочке. Во всей вселенной не существовало больше ничего.
— Да, милая, я знаю, что это больно. Но видишь, все кажется уже не таким острым, не так ли? Теперь не все так плохо. Эти воспоминания всегда будут с тобой, как камни в реке, но пройдет достаточно времени, утечет достаточно воды, и камни этих воспоминаний утратят острые грани. Они все еще лежат под водой, но уже не причиняют такой боли, правда?
Селена сосредоточилась, и хоть ее глаза были открыты, вся закусочная как будто подернулась дымкой. Она видела воспоминания в голове Ясмин, и если бы не погрузилась так глубоко в транс, то содрогнулась бы. Насилие было серьезным. Она видела вещи и похуже, но эти воспоминания об ударах и проклятиях все равно ранили Ясмин. Селена сознательно сосредоточилась на этих сценах и заставила их померкнуть. Она не стала стирать их полностью — это само по себе было бы травмой. Однако она убрала их силу и таким образом устранила часть острой боли, причиненной ими.
Закончив, Селена услышала, как Ясмин сделала глубокий вдох, потом еще один. Что-то в ней уже просветлело. Она немного выпрямилась и моргнула, как будто задумалась и только сейчас вернулась в реальность.
— Ох, боже, я заснула? — спросила Ясмин, и Селена с улыбкой сжала ее ладонь.
— Ты просто немного задумалась, сладенькая. Ты так устала. Хочешь, я принесу тебе немного пирога?
— О да, — немедленно ответила Ясмин. — Пирог, бургер с картошкой, и может еще салат? Я просто умираю от голода, хотя и не замечала этого раньше.
— Все будет, милая. Я сейчас же передам твой заказ. Я уже заканчиваю смену, но похоже Доун уже здесь, и она хорошенько о тебе позаботится.
Повернувшись, чтобы передать заказ девушки, Селена заметила, как закрылась дверь, и какой-то мужчина поспешил прочь. Босса здесь не было, так что он не узнает, что она проигнорировала клиента, а остальное не имело значения.
Она улыбнулась Доун, которая уже устраивалась за прилавком, и прицепила бумажку с заказом Ясмин на «карусельку».
— Эй, Фрэнк, я на сегодня закончила.
— Нет проблем, просто выбрось мусор по дороге, хорошо?
Селена скорчила гримасу, но надев куртку, забрала мусор, как и было сказано. Выходя в переулок, она думала о тихой ночи дома с вином, любимыми фильмами и, возможно, долгим отмоканием в горячей ванной. Снег все еще валил, но не так сильно. Выбросив мусор в контейнер, Селена подняла взгляд к небу.
В Чикаго даже в такое позднее время суток можно было увидеть лишь несколько самых ярких звезд. Небо было темным, но озарялось оранжевым свечением огней большого города. Внезапно Селена ощутила отчаянную тоску по Монтане. Она родилась в Стране Бескрайнего Неба[1] и девочкой любила бегать под звездами, такими яркими и многочисленными, что всех и не сосчитать. Она скучала по этой бархатной тьме и начинала подумывать, а не получится ли вернуться. Теперь, наверное, уже безопасно.
— Это было впечатляюще.
Голос звучал низко и самую чуточку хрипло. Селена резко развернулась, вскинув руки, чтобы защититься, и увидела мужчину, прислонившегося к кирпичной стене в нескольких ярдах от нее. Она подумала, что он явно не случайно стоял между ней и свободой в лице улицы. Подумав о том, чтобы нырнуть обратно в закусочную, Селена все же осталась на месте.
— Впечатляюще? — настороженно переспросила она. — Я всего лишь выбросила мусор. Неужели для вас это такое большое дело?
— Нет, хотя некоторым моим родственникам не помешал бы урок, как поддерживать дом в порядке. Нет, я имел в виду то, что ты сделала в закусочной. С этой девушкой.
Селена выдавила из себя смешок, рукой пытаясь нащупать дверь закусочной. Кем бы ни был этот мужчина, он заставлял каждый нерв в ее теле кричать от напряжения. Он не был до ужаса высоким, но сейчас она видела лишь широту его плеч и его манеру двигаться с холодной уверенностью сильного хищника. В оранжевом свете сложно было различить черты его лица, но Селена не позволяла себе запаниковать. Она, может, и коротышка, но далеко не беспомощна, и этот мужчина скоро узнает это на своей шкуре, если спровоцирует ее.
— И что, по-вашему, я сделала с этой девушкой? — протянула Селена. — Вы так говорите, будто я устроила настоящее шоу.
— Думаю, вы совершили хороший поступок, — сказал он, и в его голосе звучала искренность. — Думаю, вы сняли с нее бремя, которое висело бы на ее плечах всю оставшуюся жизнь.
— Я поговорила с ней, вот и все, — сказала Селена, но мужчина ее перебил.
— Я все знаю, мисс Лапойнт.
Селена невольно вздрогнула, услышав свое настоящее имя, и выпрямилась, чтобы посмотреть мужчине в лицо. К ее тихому изумлению он не попытался сократить расстояние между ними. Он оставался на прежнем месте, и Селена слегка расслабилась. Если он собирался ее убить, то явно не торопился, но она в любом случае не очень-то волновалась.
— Полагаю, мое темное прошлое меня наконец настигло, — пробормотала она, и мужчина рассмеялся.
Это был роскошный бархатный звук, который застал ее врасплох, и Селена с легким уколом совести осознала, что ее влечет к этому мужчине. Возможно, дело в ночи. Возможно, дело в слегка волнующей угрозе, сквозившей в том, как он на нее смотрел. Возможно, просто прошло слишком много времени с тех пор, как она оказывалась в постели с кем-то, но какая-то часть ее души реагировала на этого мужчину. А может быть, это просто ведьма реагировала на присутствие колдуна.
— Не темное прошлое, нет, — сказал он. — Хотя сейчас достаточно темно. Если кто-то из темноты вдруг приходит за тобой, лучше держаться настороже.
— Так вы не член Корпуса Магов? — саркастично поинтересовалась Селена. — Вы не скажете мне вернуться в лоно ковена и встать в строй, как подобает хорошей ведьмочке?
— Вы одновременно правы и ошибаетесь, — ответил он. — Я член Корпуса. Полковник Колин МакДэниэл, к вашим услугам.
Он действительно поклонился с учтивой галантностью, напомнившей Селене о джентльменах из фильма и почему-то заставившей ее покраснеть.
— Так в чем я ошиблась?
— Вы не получите очередного приглашения присоединиться к ковену, — сказал он, и в его голове звучала сталь. — Вы беглянка, и в данный момент, раз мы вас нашли, я хочу предложить вам выбор.
— Звучит здорово. И что вы мне приготовили?
Все нервы Селены снова обострились. Она знала, что будет дальше, и не боялась, но все равно никто в здравом уме не станет сражаться один на один с офицером Корпуса Магов, дослужившегося до чина полковника. Как и все члены Корпуса, он был одет в черное, но темное пальто сидело просто отлично. Селена готова была поспорить, что едва заметное поблескивание на воротке — это эмблема, демонстрирующая его ранг, начищенный до блеска стальной пентакль. Она и раньше имела дело с членами Корпуса, только не с такими высокопоставленными.
— Вас, Селену Лапойнт, сочли слишком сильной и проблематичной отшельницей, чтобы позволить жить в одиночку. Мне поручили следующее задание: либо доставить вас в ковен или в подчинение самого Корпуса, или устранить.
Эти слова повисли в воздухе на долгое мгновение, а потом Селена наклонила голову.
— Устранить. Это звучит как более вежливое название казни, полковник. Полагаю, вы исполните роль палача?
После недолгого колебания он кивнул.
— Поверьте, это не доставит мне никакого удовольствия. Но вы нанесли травму главе ковена безо всякой провокации с его стороны, исчезли после принесения клятвы верности ковену Монтаны. Корпус прощает, но если говорить прямо, вы опасны, мисс Лапойнт.
Селена улыбнулась, но ее улыбкой можно было резать стекло.
— Настолько опасна, что меня надо доставить как пленницу или пристрелить как бешеную псину? Полагаю, мне это должно польстить.
Он начал говорить, но она покачала головой.
— И что ждет меня по возвращению?
— Сначала слушание, — сказал Колин с явным облегчением. Честно, она бы рассмеялась. — Вы предстанете перед советом посредников и объясните, почему причинили вред главе ковена. Ему разрешат представить свою версию событий. Последствия могут быть серьезными, но не сомневайтесь, все будет справедливо.
— Уверена в этом, — сказала Селена, изо всех сил стараясь выглядеть сокрушенной.
Она подошла ближе, и это, казалось, ошеломило Колина. Теперь, когда их разделяло всего несколько футов, она осознала, как хорошо он пахнет. Присутствовала лишь легкая нотка одеколона, какого-то спокойного и пряного аромата, и Селене это нравилось.
— Думаете, со мной все будет хорошо? — пробормотала она, и Колин на время опустил взгляд — далеко не этого она хотела.
— Думаю, да, — наконец ответил он. — Я не посредник. Но кое-что слышал о главе вашего ковена, и это далеко не первое слушание на его счету.
Селена тихо хихикнула, и Колин удивленно поднял взгляд. Этого-то она и ждала. На таком близком расстоянии она увидела, что глаза его были светлыми. В сочетании с темными волосами это казалось удивительным, но куда важнее то, что она сумела удержать его взгляд.
— Праксис[2], - пробормотала Селена и увидела, как Колин застыл.
Это был другой вариант заклинания, которое она применила к Ясмин. Он удержал полковника неподвижно и продемонстрировал, что ее способности могут проявляться по-разному. Чары праксиса помогли бы ему вспомнить, но имели очень удобный побочный эффект в виде погружения в транс, пока кто-то его не спугнет. Сейчас Колин был спокоен, и Селена улыбнулась.
— Наверное, мне стоит отчитать тебя за беспечность в отношении такой мятежницы, как я, — тихо сказала она, — но уверена, что твой драгоценный командир сделает это за меня. Я хочу, чтобы ты и любые другие офицеры Корпуса, посланные за мной, понимали, с кем имеют дело. Я не какая-то перепуганная ведьмочка, которая только что осознала, что может управлять огнем. Я не запуганная беглянка, которая отчаянно хочет быть найденной. Я справилась с главой ковена. Ты знаешь, что это значит. Сейчас я ухожу, и если ты не хочешь серьезно пострадать, ты не станешь меня преследовать.
Селена помедлила, и на какой-то странный безумный момент ей захотелось закончить речь поцелуем. Было нечто манящее в сочетании его запаха, вида его губ в приглушенном свете и самого его тела. Она заставила себя отстраниться и вместо этого довольствовалась воздушным поцелуем, который послала через плечо, обойдя полковника и направляясь вниз по улице.

Глава 2

— Сэр? Сэр, вы в порядке?
Колин открыл глаза, как будто просыпаясь в своей кровати в домике в Катскилле[3]. Он покачал головой. Всего секунду назад он смотрел на женщину, которая могла оказаться самой опасной ведьмой в своем поколении, а теперь перед ним стояла приятной наружности светловолосая женщина с небольшим пакетиком мусора.
— Сэр, мне стоит кого-нибудь позвать?
Колин улыбнулся и покачал головой.
— Нет, нет, я в порядке. Просто потерялся в своих мыслях.
На добрых полтора часа, осознал он, посмотрев на наручные часы.
Женщина, казалось, немного успокоилась и кивнула.
— Вам нужна еда или что-нибудь еще?
Оторопев, Колин понял, что ей показалось, будто он просит подаяния, и тут же рассмеялся.
— Нет, но спасибо за вашу доброту. Кажется, сегодня я не в себе. Так что лучше пойду домой.
Он вышел на улицу и сразу же вытащил из кармана смартфон, разблокировал и набрал номер по памяти. На том конце линии ответили немедленно.
— Стефан слушает. Как дела, Колин?
— Ну, я установил контакт.
— И как прошло?
— Я установил контакт. Она парализовала меня и доступным языком посоветовала отвалить нахрен. И оставила мне мои воспоминания.
— Это хорошо?
— Ну, это неплохо, — ответил Колин. — Я понял, что для ее дара нужен зрительный контакт. Это мне и нужно было знать.
— Я рад, что ты это выяснил и все еще помнишь, как пользоваться телефоном.
Облегчение в голосе Стефана было нешуточным. Десять лет назад, когда Селену Лапойнт только обнаружили, уже пошли разговоры о том, что стоит делать с такой могущественной ведьмой. Способность манипулировать воспоминаниями была редким даром, и в прошлом ходили слухи, что этот дар был еще реже из-за того, что обладающие этой силой часто признавались виновными в совершении ужасных вещей и по большей части были казнены.
— Итак, похоже, первая часть твоего плана выполнена, — заметил Стефан. — Что дальше?
— Дальше я использую твою хитрую маленькую игрушку, чтобы выследить ее. Это ведь сработает, верно?
— За кого ты меня принимаешь, полковник? Конечно, сработает. Теперь, когда ты уже говорил с ней, просто представь ее, сотвори свою магию, и бум. Вот и все.
— Звучит даже слишком удобно. Есть ли какие-нибудь подвохи, о которых мне нужно знать?
— Неа. Просто если потеряешь, я совершенно точно не дам тебе замену. Это уникальная вещь, и пройдет добрая сотня лет, прежде чем я смогу сделать еще одну такую.
Другие офицеры подшучивали над Стефаном из-за его игрушек, но Колин слишком много времени провел за полевой работой, чтобы высмеивать таланты этого мужчины. Они приносили пользу и делали реальными такие вещи, которые не были возможны на протяжении почти всей его карьеры как офицера Корпуса. Он знал, что устройства Стефана спасли не одну жизнь.
— Я понимаю. Тогда сейчас отправлюсь за мисс Лапойнт.
— Удачи. Надеюсь, через несколько часов ты все еще будешь помнить эти слова.
Стефан повесил трубку, и Колин предусмотрительно убрал телефон в карман. Амулет в его руке выглядел скромненько. Всего лишь кожаный шнурок с несколькими узлами, продетый через дырочку в черном камне. Однако Колин чувствовал его силу, которая реагировала на его собственный дар. Теперь, вступив в контакт с Селеной Лапойнт, он мог снова ее найти. И от этой мысли он улыбнулся.
Колин видел, как зажглись ее золотые глаза, когда она приблизилась. Он знал, что его массивное мускулистое тело повлияло на нее. Его тоже влекло к ней. Ему всегда нравились фигуристые женщины, которые знают, чего хотят.
Он знал, что в погоне был и более здравый компонент. Селену официально признали мятежницей, а значит, если он не сумеет ее убедить, девушку придется убить. Однако за свою долгую жизнь ему пришлось наблюдать всего несколько казней. Колин понимал, что несмотря на всю ее проблематичность, Селену можно заставить мыслить разумно. Несмотря на потенциальную неприятную работенку, часть его упивалась погоней. Это охота, а он всегда был хорошим охотником.
Амулет в его руках засветился, исторгнув дождь медных искорок, напомнивших Колину о волосах Селены. Широко улыбнувшись, он призвал свою силу и буквально за пару секунд растворился в воздухе.

Глава 3

Официантка никак не могла позволить себе такое жилище, как у Селены. Это был прекрасный маленький особнячок в конце мощеной булыжником улицы. Интерьер был оформлен в очаровательном старомодном стиле, и единственное, что выглядело хоть слегка современным — это компьютер в рабочем кабинете.
Селена с облегчением скинула одежду, как только дверь за ней закрылась. Она широко улыбнулась, увидев, что к ней плавно подошел белый хорек.
— Ну привет, малышка Битси. Скучала по мне сегодня?
Она позволила хорьку легонько прикусить свои пальцы, а потом отправилась на кухню, чтобы приготовить своему питомцу ужин. Пока Битси довольно уминала корм, Селена осознала, что разрывается на части.
После такого дня ей обычно хотелось всего лишь забраться в ванну с огромным количеством пены и почитать любимую книжку. Но ее настоящая работа требовала внимания, и вместо этого Селена включила компьютер. Даже такой навороченной машине потребовалось несколько секунд, чтобы загрузиться и справиться с дешифровкой, и Селена поморщилась, увидев ждущее ее задание.
Она быстро просмотрела несколько строчек присланного ей текста. Выглядело довольно просто, и ограничивалось этим городом. Ей не придется путешествовать, и обычно такие задания ей нравились больше. На мгновение Селена подумала о привлекательном полковнике, с которым столкнулась этим вечером, но она сильно сомневалась, что увидит его еще раз. Большинство офицеров Корпуса Магов были рады убраться подальше после демонстрации ее способностей. Селена полагала, что и этот не станет исключением. И все же неплохо подыскать себе новое место в ближайшем будущем. Она провела в Чикаго некоторое время, а мобильность и смена мест еще никому не повредили.
Селена подтвердила задание и выключила компьютер. Она направилась в ванную и тут осознала, что жалко будет бросать дом, который она для себя создала. Он был прекрасен, и она с удовольствием подбирала предметы декора. Селена вздохнула. Все это рано или поздно уходило из ее жизни, и она старалась относиться философски. Квартира была очаровательна, но она начинала понимать, что для нее этот комфорт больше напоминает ловушку.
Ванная комната представляла собой современное чудо. К глубокой круглой ванне, быстро наполнявшейся горячей водой, вело две ступеньки. Селена добавила изрядное количество пены для ванн, и, шагнув в воду, погрузилась в нее с блаженным вздохом. Это было одно из тех удовольствий, которых ей не хватало в детстве. Будучи девочкой-подростком, она воображала себе это в ярких деталях. Но теперь, заполучив это, ей все равно кое-чего не хватало.
Погрузившись в воду под слой пузырьков, Селена подумала о полковнике, и губы сами собой сложились в улыбку. Она вспомнила, каким он был мускулистым, как приятно он пах. Как он смотрел на нее — как ястреб — как он наверняка двигался. Ох, опасно было так мечтать о мужчине, но она успокоила себя тем, что больше никогда его не увидит, а значит, все в порядке.
Селена представила себе эти широкие плечи, эти сильные руки на своем теле, и наслаждение согрело все ее тело при этой мысли. Она представляла себе, как он выглядел бы без одежды, упорно молчал бы или же ей удалось бы заставить его кричать от желания. Селена совсем потерялась в своих фантазиях. Она буквально чувствовала, как его рука ложится на ее шею, как его губы касаются ее грудей…
— Немного бестактно получилось, извиняюсь за это.
Селена распахнула глаза и взвизгнула, позабыв о достоинстве. Полковник — Колин — был вовсе не плодом ее воображения. Он стоял в ее ванной, вполне реальный мужчина во плоти, наблюдающий за ней с искоркой в глазах. Теперь она видела, что его глаза были зелеными как летняя листва, и не успев даже осознать это, она оказалась захвачена их красотой.
— Ты как тут очутился, черт подери? — потребовала Селена. — Как ты меня нашел?
— Вас несложно отследить, — беззаботно заявил Колин. — Для такого как я. Полагаю, вы не хотели сбегать от разговора, мисс Лапойнт. Как член Корпуса, я предлагаю вам шанс на возвращение домой. В конце концов, мы, виккане, такие же люди, и вы слишком много времени провели вдалеке от себе подобных.
— Нет никаких мне подобных, — рявкнула Селена. — Я одна.
Колин скользнул оценивающим взглядом по всей длине ванны. Селена убедилась, что все тело скрыто под пеной, и только потом посмотрела на него.
— Я охотно верю, что ты одна такая, — сказал он. — Ты права. Но это должно означать, что ты хочешь оказаться в обществе тех, кто тебя понимает. Зачем тебе жить среди людей, которые никогда не понимают тебя и не ценят, кто ты и на что способна?
— Я знаю нескольких людей, которые неплохо меня ценят, — заявила Селена, и его глаза потемнели.
— Любовники? — спросил Колин шелковым тоном, и она смущенно поежилась от жара, звучавшего в его голосе.
— Не твое дело. Убирайся из моего дома.
— Боюсь, что не стану этого делать, — сказал он с игривой улыбкой. — Мне нужен ответ. Я не сдвинусь с места, пока ты не согласишься или не откажешься вернуться со мной, и я не отстану от тебя, — до сих пор он избегал ее взгляда. Теперь он прямо посмотрел на нее широко раскрытыми зелеными глазами. — Что будет дальше, полностью зависит от тебя.
Селена слишком запаниковала, чтобы воспользоваться заклинанием с ключевым словом праксис. Вместо этого она прибегла к старому проявлению своих сил, которое просто убирало некоторые воспоминания и оставляло объект неподвижным. Колин замер, будто превратившись в камень. Селена осторожно выбралась из ванны и обошла мужчину. Она тоскливо подумала о кровати, но потом встряхнулась. Ей нужно было сменить место, и сделать это немедленно.
Селена натянула поношенный черный свитер и пару черных джинсов, и как бы ни было жалко оставлять растущую коллекцию туфель, она влезла в черные ботинки. Прикрыв яркие волосы черной лыжной шапочкой, она выглядела максимально непримечательно. Она забросила немного одежды в маленькую сумку и улыбнулась, когда Битси тут же забралась между ее футболок и носков.
Уходя из квартиры, Селена гадала, увидит ли это место еще раз, а потом напомнила себе, что ведет себя по-идиотски.
Я должна с радостью отказаться от дюжины квартир, если это гарантирует, что я никогда больше не увижу полковника Колина МакДэниэла, подумала она, но потом ей на ум пришла фантазия, каково было бы повалить Колина на ее огромную постель.
Селена выбросила эту мысль из головы и заперла за собой дверь. Ей нужно сменить место, и она это знала.

Глава 4

Спустя некоторое время после ухода Селены Колин пришел в себя. Он лишь частично помнил произошедшее. Он припоминал тембр ее голоса, но не мог вспомнить конкретных слов. Задавшись вопросом, стоит ли из-за этого беспокоиться, он вспомнил, как она выглядела — роскошно, но удивленно, когда он застал ее в ванной. Пузырьки скрывали все, что он хотел бы увидеть, но он хорошо помнил румянец на ее щеках.
Колин вытащил телефон.
— Стефан слушает.
— Я в ее берлоге и сейчас пришлю тебе адрес. Она использовала против меня что-то, от чего слегка кружится голова, но я хорошо держусь. Сейчас последую за ней.
— Понял, — деловито ответил Стефан. — Если в следующие сорок восемь часов не получу от тебя весточки, пошлю кого-нибудь на твои поиски.
— Мне это не нравится, но это умно, — признал Колин. — Если она сделает со мной что-то совсем отвратительное, тебе придется прислать кого-то для зачистки.
Стефан помедлил.
— Ты уверен, что оно того стоит? — спросил он. — Она всего лишь одиночная мятежница.
— Эти ее силы против тамплиеров? Уверен, стоит. Сегодня я видел, как она исцелила молодую женщину просто потому, что могла. Она убрала ее боль, просто стерла. Это кое-что да значит, и мне хотелось бы убедиться, нельзя ли переманить ее на нашу сторону.
— Командир сомневался, стоит ли тебе браться за эту миссию, — прямо сказал Стефан. — Я думал, здесь сработает только четкая цель на убийство. Мне это не нравится, но иногда нельзя иначе. Ты единственный, кто считает, что это сработает.
— Да, считаю. Поверь в меня еще немножко.
— Полагаю, мне придется в тебя поверить.
Повесив трубку, Колин снова вытащил свой маленький амулет и подумал о Селене. Он подумал об огне, пылающем в ней, ее храбрости и красоте. Амулет выдал сноп искр, и его дар тут же отреагировал. Колин исчез.

Глава 5

В три утра железнодорожный вокзал был практически пуст. Селена сгорбившись сидела на одном из синих стульчиков вдоль стены. Она не спала почти двадцать четыре часа и понимала, что усталость берет свое. Паника, спровоцировавшая ее бегство, начинала угасать, оставляя ее безвольной трясущейся массой.
Селена потянулась в сумку, где Битси изо всех сил притворялась парой белых носков, и ее тут же легонько куснули в знак утешения. Несмотря на ее отчаянное положение, присутствие питомца успокоило Селену, и она погладила узкую голову хорька.
Селена и раньше имела дело с Корпусом Магов. Большую часть их офицеров она обратила в бегство, хотя нужно было признаться себе самой — это потому что почти все они были лейтенантами. С ее стороны требовалось всего лишь стереть им память о простых маленьких вещах, и они тут же убирались прочь как можно быстрее. Было бы смешно, не будь это так печально.
Она изымала из их памяти имена близких друзей, важные телефонные номера, всякие бесполезные и тривиальные на ее взгляд факты, и как только она это делала, ей разрешали исчезнуть. Они никогда не ставили своей целью найти ее снова, и Селена подозревала, что о ней не раз докладывали как о решенной проблеме, лишь бы не признаваться в своем провале.
Но этот полковник был другим.
Селена задрожала.
Было что-то в его профиле, улыбке, решительности ярко-зеленых глаз, что говорило ей — его не так-то просто будет сбить со следа. Ей не удастся обратить его в бегство своими маленькими фокусами. В данный момент Селена даже сомневалась, работают ли вообще на нем эти фокусы. В этот раз что-то было иначе, и она ощутила, как по позвоночнику пробежала дрожь страха.
Страха? Только ли страха?
Холодной поздней ночью Селена решила быть честной с самой собой. Это не только страх. Здесь определенно присутствовало какое-то животное влечение. Было нечто совершенно непреодолимое в этом мужчине и том, как он воплощал свою волю в жизнь. Она давно считала Корпус кучкой мужиков, которые устанавливают правила и не могут обеспечить их соблюдение, но теперь уже сомневалась в этом.
Селена знала свою викканскую историю, как и любой другой мятежник, и знала, что Корпус создал орден на пустом месте. Где раньше была кучка беззаконных магов, теперь существовали железные правила поведения, нацеленные на безопасность всего рода ведьм и колдунов. Она легко могла представить Колина в числе первых членов этой организации колдунов, которые реализовывали свои законы жестокой мощью и силой воли.
Учитывая, как долго могли жить колдуны и ведьмы, он вполне мог быть одним из них.
— Откуда ты вообще взялся? — пробормотала она.
— Чистокровный англичанин до мозга костей, — сказал Колин, и Селена чуть не заорала в голос.
Сиденье рядом с ней пустовало. Она знала, что оно пустовало. А теперь там сидел Колин, как будто они оба ждали поезда — руки скрещены на груди, лицо выражает явный интерес.
— Конечно, дело было в тринадцатом веке, и тогда это значило больше, чем сейчас. Тогда кто-нибудь то и дело затевал крестовый поход или нападал на другого из праведной ярости. Ну, нападений и в наши дни хватает, но я предпочитаю сосредотачиваться на проблемах Корпуса.
— Откуда ты взялся? — тупо спросила Селена, и ответом ей стала мальчишеская улыбка.
— Из твоей квартиры, не помнишь, что ли? — сказал Колин, улыбаясь.
Будь он проклят. Он без страха смотрел ей в глаза, и Селена не могла точно сказать, глупость это или храбрость.
— Я-то помню, — резко ответила Селена. — Я помню, что ты прервал мою ванну как… как…
— Как мужчина, которому нужно тебя убедить? — предложил Колин, и она помрачнела. — В любом случае, ты спрашивала, откуда я. Ответ — из Англии. Я вырос там, ушел с крестовым походом, встретил женщину, которая оказалась могущественной ведьмой, ну а дальше сама понимаешь что.
Селена моргнула.
— Кажется, я никогда не встречала такого старого колдуна как ты, — удивленно произнесла она.
— Нас немного, но мы существуем. Многие предпочитают уйти в отставку, чтобы заняться исследованиями или другими медитативными искусствами. А мне нравится не терять форму, скажем так.
Колин помолчал, разглядывая ее. На мгновение у Селены создалось впечатление, что он смотрит прямиком ей в душу. Она невольно задумалась, что он там увидит.
— Тебе от меня не скрыться, — сказал он наконец. — Мне поручили эту миссию, и глядя на то, как она напугала многих молодых офицеров, я предпочту увидеть ее завершенной.
— Тогда у нас проблема, — парировала Селена.
Колин усмехнулся.
— Видимо, да. Однако я надеюсь уговорить тебя вернуться. Существует целый мир, который по тебе скучает, ты должна это понимать.
— Существует целый мир, который хочет связать меня и пленить, — сухо заявила Селена. — Этот мир нуждается во мне так же сильно, как противоположный мир хочет меня истребить.
Колин какое-то время не шевелился, и Селена видела, как помрачнели его глаза. Было в них что-то, чего она не могла понять.
— Тебя что-то беспокоит, — сказала она. — Возможно, вина за то, чем ты занимаешься?
Колин улыбнулся во все тридцать два, но все равно выглядел печальным.
— Нельзя дожить до моих лет и не иметь сожалений, — сказал он. — Воспоминания из прошлого беспокоят меня, и тебя тоже будут беспокоить, если ты решишь прожить такую долгую жизнь.
Селена прикусила губу. Она задалась вопросом, не пытается ли она втереться в доверие к тому, кто буквально прижал меч к ее горлу. По крайней мере, попытки втереться в доверие имели больше смысла, чем сострадание, которое она к нему испытывала.
— Я могла бы облегчить это, — тихо сказала Селена. — Я могла бы… забрать часть этих сожалений.
Колин не отшатнулся в ужасе, как сделали многие ведьмы и колдуны. Он не отверг ее предложение как нечто безумное. Вместо этого он посмотрел куда-то вдаль и заговорил.
— Когда я был молод, если можно так сказать, я преследовал похожую на тебя ведьму через леса современной Венгрии. Она была сильна, но крайне напугана. Она повелевала ветрами, но не знала, как их контролировать. Ее уже выгнала из деревни кучка агрессивно настроенных жителей, и когда я нашел ее, она бродила по лесам как истощенная кошка. Я пытался поговорить с ней, но она была слишком напугана. Она назвала меня дьяволом, искусителем, и удрала от меня. Всякий раз, когда я подбирался достаточно близко, чтобы поговорить, она насылала на меня что-то вроде торнадо, поднимая меня в воздух и отбрасывая куда-то в сторону. Вскоре после того, как она зашвырнула меня в последний раз, жители деревни увидели ее в деле. Они пытали ее и убили. Я наконец-то нашел ее день спустя, но было уже слишком поздно. Она умерла в мучениях.
Селена прижала ладонь ко рту. Она слышала, что такие истории случались столетия назад, когда люди действительно знали о ведьмах и их силах. Она знала, каким безопасным для них стал современный мир, и не была знакома ни с кем, кто сталкивался с такой жестокостью.
— Почему ты хочешь сохранить такое воспоминание? — спросила Селена.
Колин повернулся к ней лицом, и она чувствовала, что тонет в его зеленых глазах. Их взгляд был честным, и не знай она лучше, можно было подумать, что в них виднелась мольба.
— Потому что оно мое, — тихо ответил он. — Эта девушка умерла более пятисот лет назад. Ей было всего шестнадцать, когда они распяли ее тело на стене. У нее были веснушки, совсем как у тебя, но она была худышкой. Не уверен, что за всю жизнь она хоть раз нормально поужинала. Она могла бы овладеть своими силами и стать одной из самых сильных ведьм на континенте. Я точно знал, что она сильна, когда она отшвырнула меня этим вихрем. Возможно, я слишком романтизирую, и она всего лишь обрела бы свое скромное счастливое место в ковене.
Колин вздохнул, и на мгновение Селена буквально видела на его плечах груз всех этих лет. Она видела, сколько смертей вроде этой безымянной девочки из Венгрии висело на его душе.
— Я хочу сохранить ее, потому что никто другой этого не сделает, — тихо сказал он. — Она была потерянной и такой испуганной, и черт подери, я понимал, почему она мне не доверяет. Но все же это ее жизнь, и тот день я буду помнить как один из самых мрачных в моей жизни. Я не забуду его, Селена, но спасибо за утешение, которое ты мне предлагаешь.
— Знаешь, это благословение, — тихо ответила она. — Так и есть. Они говорят, что это проклятье — ну, другие офицеры, приходившие за мной, но нет. Это может быть благословением.
Селена слегка удивилась, когда Колин коснулся ее подбородка пальцами, приподнимая ее лицо. Он был так близко, что она чувствовала его вкусный запах, чувствовала жар, источаемый его телом.
— Возвращайся со мной, — мягко сказал он. — Я клянусь, что ты не пожалеешь об этом. Жизнь не всегда должна сводиться к охоте и пряткам. Все необязательно должно быть так.
Селена открыла рот, и ее испугал тот факт, что она не знала, согласится или нет. Вместо этого она прошептала слово «офир», и Колин недоуменно заозирался по сторонам. Его взгляд скользил мимо нее, как будто он сидел один. Пока он неуверенно осматривался вокруг, она взяла сумку и ушла.
Офир был более сильным заклинанием, чем праксис, и поэтому Селена чувствовала себя истощенной. Она знала, что если посмотрит в зеркало, то увидит болезненно бледное лицо, и после сегодняшней ночи она готова была рухнуть без задних ног.
Раздался гудок ее поезда, и Селена поколебалась, обернувшись на Колина. Он вертел в руках телефон, хлопал по карманам в поисках ключей и осматривался по сторонам, будучи раздраженным и сбитым с толку. Офир был заклинанием, вызывавшим чувство забывчивости. Эффект непостоянный, и поэтому это было одно из ее любимых заклинаний. Субъект заклинания будет жить своей жизнью, слегка досадуя и не понимая, что именно он забыл, и так продлится довольно долго. Селена знала, что в прошлые разы это продлилось по меньшей мере сутки, но сейчас могла рассчитывать хотя бы на несколько часов, которых ей хватит.
Она прикусила губу, вспомнив о задании на завтра. Она не хотела уезжать из Чикаго, не сделав работу. Наличные деньги ей не помешают, особенно если ее преследует Корпус.
Селена приняла решение. Посмотрев на Колина в последний раз, она исчезла в холодной зимней ночи.

Глава 6

Спустя чуть больше часа Колин наконец-то вспомнил, что он запамятовал — Селена. Но вместо того, чтобы злиться, он широко улыбнулся и вытащил смартфон.
— Стефан слушает, и что бы там ни происходило, лучше бы тебе не забывать о разнице в часовых поясах. Тут пять утра.
— Заканчивай ныть, у меня есть новые данные.
— Ладно, что случилось?
Колин улыбнулся, понимая, что его удовлетворенность ситуацией все равно вылезет наружу.
— Добавь еще одну способность к файлу Селены Лапойнт. Она может помутить разум. Я почти целый час бродил по железнодорожному вокзалу, пытаясь вспомнить, что забыл — а забыл я о ней. Я о ней забыл.
Стефан тихо и заковыристо выругался.
— Слушай, мы об этом знали или, по крайней мере, подозревали. Она сделала то же самое со старшим лейтенантом Франклином буквально в прошлом году. Он сказал, что ему потребовалось полтора дня, чтобы отойти.
Колин рассмеялся, буквально слыша обеспокоенный взгляд Стефана.
— Ты разве не понимаешь?
— Просветите меня, полковник, — настороженно произнес колдун-техник.
— Или она не атакует меня в полную силу, или непосредственная близость к ней даровала мне легкий иммунитет.
На линии воцарилась тишина, пока Стефан обдумывал его слова.
— Хорошая догадка, но похоже на этом все. Она все равно сумела поразить тебя заклинанием памяти. Она все равно ушла.
— Ну, а я снова отправлюсь за ней. Просто хотел сообщить тебе последнюю информацию и отметиться.
— Ладно, принято к сведению, полковник. Просто мне хотелось бы…
Колин повесил трубку. Когда он был маленьким мальчиком в Англии, почти все охотились. Важные лорды охотились на оленей и кабанов. Простолюдины вроде его семьи охотились на зайцев и белок. Колин знал, что во время погони ему слегка сносило крышу, но это казалось совершенно уместным для выслеживания такой дикой женщины, как Селена.
Он вытащил из кармана амулет, и когда тот засиял ярко-медным цветом — цветом ее волос — Колин исчез.

Глава 7

Найденный Селеной номер отеля был невообразимо роскошным. На его фоне ее прежний дом выглядел жалкой лачугой, а это кое-что да значило. Она окончательно вымоталась, воспользовавшись своими силами, чтобы миновать стойку администратора. А потом она стащила ключ-карту, которая позволила ей попасть в ныне пустующий пентхаус. Он был абсолютно белым, а окна от пола до потолка давали прекрасный вид на Чикаго и озеро. Над темными водами глубокого озера она различала лишь небольшие проблески голубого, понимая, что рассвет уже близок.
Селена отпустила Битси исследовать помещение и плюхнулась на диван. Хоть огромная кровать и манила ее, она понимала, что пока не сможет уснуть. Ее голова все еще гудела, а тело жаждало…
Чего там оно жаждало?
Разум предложил ответ в виде мускулистого полковника с зелеными как весна глазами. Селена отбросила эту мысль. Она знала, в чем заключалась его миссия, но ее тело почему-то эти сведения игнорировало. Он должен был пугать ее до чертиков, но почему-то не пугал.
Селена попыталась сосредоточиться на том, что нужно было сделать. Сегодня днем она разберется с работой. Сегодня вечером будет на самолете, летящем куда глаза глядят. Селена задалась вопросом, не стоит ли попытать удачу во Франции или же податься на юг, в Бразилию. Мир полон возможностей, но она с ужасом осознала, что ни одна из них ее не привлекает. Ей действительно нравился Чикаго. Она с уколом тоски подумала о работе официантки, где были свои раздражающие моменты, но она знала этих людей, а они знали ее. И теперь они подумают, что она их бросила, и почему-то эта мысль причиняла боль.
Селена попыталась представить себе объяснение: «Извините, мне нужно покинуть город, потому что мужчина, которого я нахожу ужасно привлекательным, хочет, чтобы я присоединилась к нему или умерла».
Селена уже засыпала на диване, когда услышала заинтересованное воркование Битси. Маленький хорек отчаянно защищал свою хозяйку, даже если ничего не мог поделать, она все равно распушалась, шипела и исполняла свой безумный агрессивный танец, когда в квартиру приходил кто-то, кто ей не нравился. Однако именно таким воркованием она обычно встречала Селену, когда та возвращалась домой.
Селена подняла голову и почти не удивилась, увидев Колина, сидящего на небольшом кресле у двери и бережно поглаживающего ее хорька по голове одним нежным толстым пальцем.
— Она такая милая, — заметил он. — Как ее зовут?
— Битси, но в данный момент я подумываю переименовать ее в Предательницу. Так ты меня нашел.
— Нашел, и к этому времени ты должна была понять, что я буду и дальше тебя находить.
Его улыбка была на удивление доброй, и часть Селены потянулась к теплу, которое он мог ей подарить. Она заставила себя отстраниться. Нет никакого смысла прижиматься к тому, чего не существует. Он был офицером Корпуса, и она знала, чем они занимаются.
— Значит, у меня выбор — присоединиться к вам или умереть, — тихо сказала Селена.
Колин склонил голову.
— Разве это так сложно? Мы не монстры, что бы ты ни думала.
Она проигнорировала его вопрос. Она устала бежать, слишком устала оглядываться через плечо. Возможно, пришло время попробовать нечто иное.
Колин настороженно наблюдал за тем, как она поднимается с дивана. Она все еще была одета в толстовку и джинсы, но успела стянуть кроссовки и носки, и приближаясь к нему по пушистому белому ковру, она не издала ни звука.
— Это ведь телепортация, да? — мягко спросила Селена. — У меня было время подумать, и до меня дошло, что дело должно быть в этом. Ты можешь просто моргнуть и оказаться рядом со мной.
Колин задумчиво посмотрел на нее, и Селена буквально увидела тот момент, когда он решил ей довериться. Она гадала, не играл ли он с ней, не собирался ли быть открытым ровно до того момента, когда она сдастся. Честность могла покорять целые миры, с которыми не справлялась ложь, и Селена знала, какой убедительной была эта политика.
— Я могу отправиться практически куда угодно, — сказал Колин мгновение спустя. — Однако единственная причина, по которой я тебя нашел — это.
Селена удивленно моргнула, увидев хитроумное сооружение из кожи и камня, которое он вытащил из кармана. Напоминало это работу неуклюжего, но вдохновенного ребенка.
— Понятия не имею, что это, — призналась она.
Колин улыбнулся.
— Люди называют это технической магией. Это сила, привязанная к физической оболочке. После того, как я встретил тебя, эта штука помогает мне найти тебя. Но ты была права, моя сила — телепортация, и сегодня ты устроила мне знатную погоню.
— Я могла забрать у тебя воспоминание о встрече со мной. Правда, могла. Ты бы вообще не помнил, зачем очутился в Чикаго.
Она слишком устала быть разумной. Она хотела, чтобы это прозвучало угрозой, но вместо этого получилась тихая жалоба.
Колин посмотрел на нее так, будто всерьез обдумывал ее слова, а потом пожал плечами.
Страницы:

1 2 3 4





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.