Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54088
Книг: 132673
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Осколки прошлого»

    
размер шрифта:AAA

Сердце Ведьмы. Осколки прошлого
Салиева Александра

Чувства облили лидокаином.
Я тебе боль. Ты нож мне в спину.
Мы так играем. Мы вышибаем —
Клин клином.
Матвей Мельников

ПРОЛОГ

Ночная мгла и мелкие капли дождя монотонным фоном хранили покой среди густых раскидистых дубов восточной части Хайгейтского кладбища. Этой ночью обитель склепов, чопорных надгробий и мрачных землянок на склонах холмов не ждала гостей. Но и они не спрашивали дозволения.
Тяжёлой тенью приземлился Паладин около одиноко стоящего силуэта частички его души и сердца. Раскидистая крона векового дерева укрыла их обоих от стороннего взгляда. При нежданном появлении женщина вздрогнула.
— Ты не должна находиться здесь, Аэлин, — произнёс он тихим вкрадчивым тоном.
Ветер разнёс звучащий в голосе укор, смешивая с отголосками дождя, начинающего расходиться в полную силу. Как и тихий печальный вздох с её стороны.
— Знаю, — ответила она.
— Идём? — предложил ласково в ответ.
Сильная рука властно сжала тонкое запястье, потянув вверх.
— Подожди, — попросила негромко.
Мужчина тяжело выдохнул и остановился. Всегда знал, что принуждение с ней не срабатывает. Паладин проследил за умоляющим взглядом цвета зыбучей трясины. Там, на расстоянии в сто шагов, неуместным пятном вороха белоснежного шифона подвенечного платья шла молодая ведьмочка.
Киринион и раньше видел, как она приходила к бездушному куску белого мрамора, увенчанного золотой гравировкой с именем графини Камелии Деверо. Аэлин не знала, но он следил за подопечной новоиспечённого Паладина даже чаще, чем она сама. Сегодня в руках Евы не было маленького букетика белых тигровых лилий, которые по обыкновению девушка всегда приносила с собой. И спутник был совсем не тем, что обычно сопровождал ведьму.
Сдержанный, хладнокровный маг крови, затянутый в плотную чёрную одежду, был словно создан в противоположность тому, кого сегодня с ней не было. Молодую ведьму бил озноб и переполняла горечь сожалений о прошлом. Даже с такого расстояния боль её души ощущалась словно собственная. Оголённые плечи принимали на себя распоясавшуюся водную стихию, заставляя содрогаться каждую секунду, когда северный ветер порывисто проходился по стройному силуэту и терялся в складках подвенечного платья.
Шлейф тончайшего кружева окончательно испачкался, когда девушка склонила колени, зарываясь пальцами в землю.
— Insendia. — приказала ведьма.
Сиреневые букетики фрезий, украшающие место захоронения, полетели в сторону.
— Adge nures. — последовал следующий приказ.
Монолитное надгробие пошло трещиной. И только. Девушка недовольно поджала губы. Поднять гроб из-под земли уровнем в два метра оказалось не так легко, как она предположила себе изначально.
Стоящий в метре от неё мужчина старательно делал вид, будто бы ему всё равно. Хотя Паладин слышал каждую его мысль, противоречащей оному. Амитиас Адальстейн Эльрилейрдский пытался побороть порыв стянуть с себя куртку, укрыв хрупкие замёрзшие плечи, и взять её за руку, выпив страдания метавшейся души до последней капли. Внешне оставаясь неприступной крепостью, кареглазый маг внутренне сражался сам с собой. И этот безмолвный бой давался ему очень тяжело. Связанный кровно, он испытывал каждую эмоцию, что рождалась внутри неё, но у него был чёткий приказ. Первый личный децернент Прайма Алнаира не мог нарушить его. Девушка должна страдать. Она должна пропустить всю боль через себя. Только так возможно понять, что значит быть сильной. Его задача заключалась лишь в том, чтобы сохранить ей жизнь.
— Adge nures. — повторила ведьма, до крови раскусывая губы.
Бессилие жутко раздражало.
— Думаю, тут дело не только в глубине покрытия, — холодно отозвался сопровождающий.
Охранные маяки, оберегающие одну из тайн архимага Лилит Аэлин Камелии Де Алькарро, для ведьмы были недоступны. Насколько сильной бы она ни была — она не маг. И Амит прекрасно понимал это. Даже тогда, когда пошёл у неё на поводу и отправился сюда только за тем, чтобы ведьмочка могла удостовериться в своих подозрениях.
Он, конечно, мог бы и сам рассказать ей о том, что она права, но… у него приказ. И судя по тому, что маг крови ощущал, за исполнением пристально следили.
Конечно же, Первый личный децернент Прайма Алнаира был прав.
— Adge nures. — в очередной раз попыталась чёрная ведьма.
Венец падшего Паладина послушно отозвался в помощь хозяйке. Пространство исказило вибрацией силы, исходящей от могущественного артефакта. Амит едва успел возвести защиту, когда мраморный памятник взорвался. Осколки полетели в разные стороны, задевая в том числе и ведьму.
Незримая для большинства тень женского силуэта Паладина метнулась в сторону выброса силы и крушившегося камня. Но ей не позволили продвинуться далеко. Стальной неумолимой хваткой частичка её личного хаоса поймал на полпути, сцепляя крепкими объятиями поперёк живота и прижимая к себе.
— Отпусти, — взмолилась тихо.
Киринион чувствовал, как сердце Аэлин разрывается миллионами болезненных осколков горечи и сожаления. Он и сам испытывал это сейчас, ведь когда плохо ей — плохо и ему.
— Рано, — только и сказал Паладин. — Она ещё не готова.
— Я разрушила её жизнь.
— Ты разрушила одну жизнь, чтобы спасти другую. Более ценную, Аэлин.
Взгляд болотного цвета наполнился слезами.
— Разве можно решать, чья жизнь более ценна? — произнесла почти беззвучно.
На самом деле, не хотела слышать ответ, потому что и так прекрасно знала каким он будет. Когда-то она сама сделала подобный выбор.
И ничего хорошего не вышло…
— Наша суть — восстанавливать баланс между мирами, Аэлин. Мы рождены для подобного. Такова воля Создателя. Над этим мы не властны, ты же знаешь, — произнёс уговаривающим шёпотом ей на ухо. — Я прошу тебя, идём.
Она знала, он прав. Просто не хотела признавать это даже для самой себя.
В любом случае, выбора у неё действительно не было.
Невидимым, даже магически не ощущаемым потоком Паладин выпила энергию охранных маяков, позволяя персональному лучику света из тёмного прошлого выиграть хотя бы в этой маленькой битве.
— Ты прав, Кир. Идём, — нехотя отозвалась Аэлин.
Лицо с бронзовым оттенком кожи тронула едва заметная усмешка. Его крайность и противоположность, частичка его личного хаоса всё равно сделала по-своему.
Две тени, никогда не принадлежащие этому миру, взмыли вверх, растворяясь в гранях бытия. Они вернулись в свою обитель, чтобы вновь покинуть её уже через мгновение. Земное измерение — не единственное, в котором у них были поручения, не терпящие промедления.

ГЛАВА 1

Рыхлая земля поделилась холодом, когда я опустилась на колени. Несколько слоёв шифона моментально впитали дождевую влагу. Стало ещё холоднее, чем прежде. Порыв ветра прошёлся сквозь мрачные надгробья Хайгейтского кладбища, одаривая очередным приступом озноба. Он принёс чей-то тихий шёпот, которого не смогла разобрать.
Наверное, показалось…
Последние сутки вообще напоминали чью-то злую шутку. Надежда, будто бы завтра проснусь, а всё это окажется лишь дурным сном — смутно мелькала в подсознании, заставляя тьму, опоясывающую душу с каждым мигом всё больше и больше, замирать в нерешительности.
Да, я надеялась. Несмотря ни на что. Потому что осознание того, что вся моя жизнь — лишь чьё-то внушение, казалась немыслимой. До сих пор.
— Insendia. — произнесла вслух.
Сиреневые букетики фрезий, украшающие кусок белого мрамора с золотой гравировкой имени графини Деверо, полетели в сторону.
— Adge nures. — добавила решительно.
Монолитное надгробие пошло трещиной. И только.
Они всегда были сильней меня. Все.
«Однажды Максимилиан сказал, что у таких как он — нет души, и они просто не способны любить. Все они не умеют любить, Ева»
Но я всё равно не хотела верить.
«Ты не уйдёшь, Ева. Забыла? Ты моя. Нравится тебе это или нет»
Разве не это признак того, что я нужна ему?
«Однажды Максимилиан сказал, что у таких как он — нет души, и они просто не способны любить. Все они не умеют любить, Ева»
А может быть это всего лишь очередной способ заставить меня выполнить то, что он пожелает? Очередное внушение? Или веление последней из рода Де Алькарро?
«Если ты хочешь уйти, придётся убить меня. Только так, Ева»
В его глазах было столько боли… Видела её. Даже сквозь холод, так и разящий от облика Древнего, я чувствовала — ему тоже больно.
Или и это очередное внушение самой себе?
«Однажды Максимилиан сказал, что у таких как он — нет души, и они просто не способны любить. Все они не умеют любить, Ева»
Совсем запуталась. Разве возможно быть настолько жестокой и бессердечной, чтобы заставить меня столько лет верить в то, что и не существовало никогда?
Зачем?. Зачем она сделала это?. Зачем ей именно я?.
Невольно поджала губы.
Оказалось, поднять гроб из-под земли уровнем в два метра оказалось не так легко, как я предположила изначально. Как и понять всё то, что со мной произошло.
Солоноватый привкус крови на губах заставил отвлечься от призрачных мыслей и завершить начатое — ещё немного и я просто упаду в обморок, больше не в силах совладать с обстоятельствами.
— Adge nures. — повторила громче.
Вместе с заклятьем, сконцентрировала всю волю, которую только смогла собрать.
Безрезультатно.
— Думаю, тут дело не только в глубине покрытия, — холодно подметил Амит.
Он так и стоял за моей спиной безмолвным каменным изваянием. Я уже почти и забыла об его присутствии. Отрешённый, ничего не выражающий тон заставил окончательно вернуться в реальность. В суровую реальность, где мне давно пора стать самостоятельной. Независимой и сильной. Мне оставалось только это.
— Adge nures.
Венец падшего Паладина послушно отозвался вибрирующим холодом, усиливая потенциал выхода заклятья тысячекратно. Я лишь успела прикрыть глаза, когда памятник разлетелся на бессчётное количество осколков, а мраморные кусочки больно врезались под кожу.
Запах крови ощущался нестерпимо ярко. А вот собственное тело — совсем нет.
— Ева, — позвал Амит.
Горячие сухие ладони коснулись моих плеч.
— Хватит. Идём домой, Ева.
Громкий заливистый смех разнёсся по Хайгейтскому кладбищу, перебивая монотонный звук ливня. Мой истеричный смех.
— Домой, Амит? У меня нет дома.
Только теперь поняла, что по лицу катились горькие слёзы.
— Ты ошибаешься, — сухо ответил маг крови.
— Неужели? — удивилась искренне.
Переплетение синего титана и платины, обрамляющего кровавый алмаз, царапнуло щеку, когда я попыталась утереть солёную влагу.
Бездна. Ещё и это.
Не раздумывая, стянула ненавистное ювелирное изделие, так напоминающее о невозможности быть свободной. Даже замахнулась, чтобы отправить его куда подальше, но резкий перехват и сжатие моей ладони в кулак не позволили завершить начатое.
— Если не хочешь носить — не надо, — всё также равнодушно сказал Амит, — но оно должно быть при тебе. Или ещё не поняла, что кое-кто теряет весь самоконтроль при отсутствии этой детали на твоём теле?
Честно говоря, даже не задумывалась над этим.
— Самоконтроль? — переспросила неуверенно.
— А ты думаешь, подобные творения просто так являются несъёмными, Ева? — усмехнулся первый личный децернент Прайма Алнаира. — Забыла, кто есть твой трижды-вроде-как-супруг?
Неопределённо пожала плечами. Ответить мне нечего. Может и правда забыла. Я, как оказывается, вообще часто чего забываю в своей жизни.
— Архивампиры, конечно, не нежить, в отличие от вампиров. Наполовину, я бы сказал. Да, они рождены, а не созданы, но часть сущности, которая жаждет охотиться, в них тоже присутствует. Он — охотник, а ты для него — добыча. Его собственность.
«Ты не уйдёшь, Ева. Забыла? Ты моя. Нравится тебе это или нет»
В словах Амита звучал определённый смысл. Пусть он мне и не нравился вовсе.
Обернулась, с готовностью слушать дальше.
— Ты сняла кольцо. Ушла. Выказала намерение разорвать привязку. Это спровоцировало истинную ипостась пробудиться. Артур — по признаку крови вожак клана, сколько бы он не отрицал это даже для самого себя. А вожаки никогда не отдают то, что принадлежит им, Ева. Он инстинктивно будет желать вернуть себе то, что по праву является его трофеем. И он не сможет подавить зов крови, даже если захочет.
Так. Сначала я была дичью, теперь уже и трофеем стала. Интересно.
Вспомнила, как архивампир порывисто сгрёб в охапку, как только оказался поблизости. Вспомнила его неразборчивые бормотания. Вспомнила все собственнические замашки с маниакальным уклоном… И ведь действительно, от прежней выдержки Артура тогда не осталось и следа. Особенно если прибавить к этому факту почти закончившуюся трансформацию и холодный металл огнестрела с разрывными пулями, направленный ему прямо в сердце.
В общем, про невменяемость я оказалась права целиком и полностью.
— И что мне теперь делать? — простонала вслух своим же мыслям.
Маг крови усмехнулся и окинул меня придирчивым взглядом.
— Как насчёт того, чтобы жить дальше?
Ага. Жить дальше. Легко сказать. Гораздо труднее — сделать.
Создатель, как мне жить дальше?.
— Если забыла, мы всё ещё связаны с тобой, — словно прочитал мои мысли маг крови. — Моя прямая обязанность помочь тебе, если ты не можешь справиться самостоятельно, но я не буду вмешиваться в твои отношения с архивампиром. Ты сделала свой выбор на глазах у целого измерения, Ева. Ты должна была думать о последствиях.
— И я бы подумала о них, если бы кое-кто не подумал о них ещё раньше меня, — пробурчала обиженно.
Мужчина печально улыбнулся. Скорее, не моим словам, а собственным мыслям.
— Сними цепочку.
Мои пальцы сами собой судорожно сжали подвеску с чёрными ониксами, которая всегда была при мне с семи лет. Даже сейчас расставаться с подарком не хотелось.
— Кесарь Ашерро вычислит тебя, едва я отойду на расстояние хотя бы в десять шагов, Ева.
Довод оказался более чем веским. Пришлось послушно выполнить требуемое.
В руке первого личного децернента правителя закрытого измерения вспыхнуло ализариновое плетение, впитавшись в серебро. Через пару секунд медальон покоился в его кармане, а на цепочке красовался ювелирный символ привязки между мной и архивампиром. Ещё через пару секунд маг крови застегнул цепочку на моей шее, вновь пройдясь по ней энергетическим плетением.
— Ни кесарь, ни архивампир не смогут отследить или почувствовать твоё присутствие, если расстояние между тобой и ними будет больше ста шагов. Это всё, что я могу, — сказал маг.
И только? А как же могущество его дара? Предполагала, что магия крови сильней, чем дар альтеррского измерения, либо любая другая энергетическая магия.
Видимо недоумение отразилось на моём лице, потому что Амит поспешно добавил:
— Я, правда, силён как маг, Ева. Сильнее твоего отчима. Но всегда существует определённый предел возможностей, за который не стоит переступать. Кроме того, в конце концов, тебе всё равно придётся сделать выбор. Либо ты позволишь архивампиру вернуть тебя, либо добровольно вернёшься сама, либо тебе придётся разорвать привязку. Бегать от него вечно тебе не удастся в любом случае, Ева.
— Ясно, — пробормотала в ответ.
Хотя, как именно разорвать эту привязку, мне как раз и было не ясно. В теории я, конечно, знала, потому что прекрасно помнила слова Катарины, а вот как это претворить в практическую сторону — становилось более проблематично.
«Если сочтёшь нужным завершить обряд единения на крови, Амит станет твоим супругом по законам не только Альтерры, но и большей части измерений этой Вселенной. Тогда ты и Арт — всё закончится. Возврата не будет. Никогда, Ева. И да. Это единственный способ, если ты решишь, что клан Полуночников не для тебя»
Воспоминание, услужливо подсунутое собственным разумом, заставило содрогнуться. К такому повороту события я явно не готова. И неизвестно, буду ли готова когда-либо вообще.
— И желательно сделать выбор как можно скорее, — добил эмоционально Амит.
«Это с какой стороны посмотреть, Ева. Кольцо твоё всё равно не снимется. Привязка не отменяется в любом случае. Арт будет чувствовать тебя. Всегда. Можешь считать союз с кронпринцем Аксартона вторым браком»
Про кольцо, как оказалось, Катарина была не права.
Может и в остальном тоже найдётся другой вариант?
— Ясно, — ответила вслух Амиту.
Мужчина натянуто улыбнулся, а затем резко повернул голову вправо, замерев. Он словно пытался что-то уловить. Я лично не ощущала никаких аномалий, поэтому это показалось довольно подозрительным. К ещё большему моему изумлению — вскоре Амит снял с себя куртку, которую тут же не замедлил надеть на меня.
Едва плотный чёрный материал неизвестного мне названия коснулся моих плеч, стало значительно теплее. По крайней мере, дрожать, как осиновый лист, я перестала сразу же.
— Может, ты уже закончишь свои археологические исследования, и мы пойдём? — предложил очень даже мягко маг крови.
И это мне тоже показалось подозрительным. Ещё минуту назад мужчина так и излучал каменное равнодушие, а теперь в нём буквально что-то изменилось.
С чего бы это вдруг?
— Куда?
Аксартонец тяжело вздохнул.
— Как думаешь, сколько времени архивампиру требуется, чтобы регенерировать, вывести из организма последствия моего вмешательства и прикинуть куда могла бы пойти на ночь глядя его… — смерил пристальным цепким взглядом и очень плохо подавил откровенную насмешку, — так до конца и не состоявшаяся супруга?
Последний аргумент, надо сказать, оказался весьма действенным. Даже вспыхнувшее в одной ведьминской персоне чувство стыда по поводу проскользнувшего намёка о личной жизни не смогло перевесить основную смысловую нагрузку высказывания.
— Ну, так что? — участливо дополнил Амит.
С тоской перевела взор с тёмно-карих глаз на до сих пор уцелевшее место захоронения. Моих сил явно недостаточно, но просить о помощи мага крови всё равно не хотелось. Как и сдаваться, признавая, что ведьма — магу не соперник. Осталось надеяться на артефакт.
Сделала вдох поглубже, вновь зарываясь пальцами в стылую мокрую землю, сосредоточившись на холоде платины и розового золота в моих волосах.
— Insendia.
Венец падшего Паладина подхватил заклятье вибрирующим холодом. Послышался треск. Земля дрогнула, сдавшись перед магическим напором. Четырёхгранное деревянное изделие орехового цвета одним резким рывком поднялось на поверхность, осыпав меня метровым слоем почвы.
— Бл*, - выругалась, сидя по пояс в земле.
Благоразумно отошедший заранее маг крови довольно ухмыльнулся. Смерила его презрительным взглядом. Мужчина мгновенно прекратил улыбаться и подал руку, помогая выбраться.
Ещё с минуту я стояла в нерешительности, не в силах открыть с таким трудом раздобытый предмет плотницкой мысли для проводов мёртвых тел в последний путь. Покрытое тёмным лаком полотно сосны выглядело абсолютно не тронутым временем или природными явлениями.
Возвращаясь к былым мыслям о том, что всё происходящее — просто чья-то дурная шутка, поняла… Как последняя дура стою ночью в подвенечном платье своей мечты, напрочь испорченного дождём и грязью посреди захороненных трупов, вместо того, чтобы нежиться в объятиях Артура, исполняя все давние мечты и желания. Да, меня обманули. Даже предали (почему-то теперь, когда прошло некоторое время, прошлое воспринималось не так остро, как в первые минуты после возвращения воспоминаний), но ведь Арт и не отрицал своей вины. Более того, он признал её. Ещё до того, как я смогла совладать с силой алнаирийского артефакта. Быть может, мне не стоило вот так резко реагировать? Может, есть какое-то объяснение тому, что они сделали?
Создатель, пожалуйста, пусть будет объяснение. А ещё лучше, пусть это всё окажется действительно чьей-то злой шуткой и не по-настоящему.
— Ева? — вырвал из пелены раздумий Амит.
Шумно выдохнула. Конечно, объяснение есть. И я его обязательно получу, так или иначе. Не от Артура. Сама. И может быть тогда смогу принять решение о том, вернуться мне к архивампиру или расторгнуть мой странный трижды брак в одностороннем порядке.
Накрутки золотистого цвета пришлось отсоединять вручную. Маг крови так и стоял, внимательно наблюдая за тем, что я делаю, но не предпринимал и единой попытки помочь.
Добротно смазанные петли не издали ни единого звука, когда я открыла глянцевую крышку. Белоснежный стёганый атлас хранил свою первозданность, как и внешний облик гроба. Парчовое покрывало, вышитое золотыми нитями — расстелено идеально ровно. И даже вышитая оборкой подушка была словно новая. Конечно, они выглядели как новые, ведь кроме этих предметов там больше ничего не было.
— Бездна. Она действительно жива, — произнесла, едва шевеля губами.
Ещё некоторое время я просто стояла, бесцельно смотря на роскошное убранство, успевшее подпортиться от непогоды.
Глубоко внутри себя заранее знала, что так и будет, но… Одно дело — думать об этом, и совершенно другое — столкнуться лицом к лицу.
Она не мертва. А я её целый год оплакивала. У Арханиэлиуса так вообще сразу крыша поехала. Кристиан остался один. А она… Ни за какую Бездну не мертва.
Стремление найти и придушить последнюю из рода Де Алькарро возникло само собой. Если я злилась на неё за то, что она перекроила на своё усмотрение мою жизнь, то теперь получалось, не я одна пострадала от её интриг.
Да как она вообще могла так поступить со всеми нами?.
Волна обиды, смешанной с горьким сожалением, накрыла так быстро, что сама не поняла, как поднялась с места и двинулась в сторону Амита.
— Ты знал, — ткнула указательным пальцем мужчину в грудь.
Маг крови судорожно сглотнул — отступил назад. Я — сделала шаг вперёд.
— Ты всё знал. — перешла на крик.
Худощавое лицо не выражало не единого признака раскаяния или признания вины, но я нутром чувствовала, что права. Тьма, скользящая внутри ведьминской сути и так на грани, возжелала выйти наружу — позволить себе выплеснуть мучившие эмоции… В жизни никогда не пробовала даже пульсар сгенерировать, поэтому, когда искрящийся ослепительным светом сгусток энергии появился у меня в ладонях, отвлеклась на него.
— Если ты сейчас не успокоишься, я тебя вырублю, — меланхолично предупредил Амит, глядя туда же, куда и я.
Логически, конечно, понимала, — он прав. Но вот морально у меня не было сил остановиться, поэтому, когда сияющая вспышка сгустка ведьминского энергетического резерва сорвалась с ладоней, а затем пространство озарило ализариновое плетение магии крови, я не удивилась. Впрочем, как и тому, что окружающий мир начал стремительно угасать, погружая измученный разум в небытие.

ГЛАВА 2

Гладкий шёлк простыней приятно холодил обнажённую спину. И не только спину. Судя по ощущениям, на мне кроме этих самой простыней из одежды вообще больше ничего не оказалось.
— Арт? — позвала по инерции.
Ответом послужила тишина. Пришлось открыть глаза.
Вокруг царил лёгкий полумрак.
Резко села, и только потом осознала, где находилась. И то в общих чертах.
Стены и потолки вокруг были виртуозно расписаны геометрическими фигурами и растительными мотивами в фисташковых, бирюзовых и коричневых тонах. Кровать, на которой я сидела, — на низких ножках, а вокруг — разбросано множество маленьких подушек. Спинка украшена резьбой и камнями из бирюзы, а сверху постель покрыта балдахином того же бирюзового оттенка. Недалеко от изножья кровати — невысокий столик из натурального дерева, украшенный изысканным орнаментом. Массивный комод с коваными элементами, стоял справа у стены, а на полу — пышный светлый ковёр. Высокие торшеры на кованых ножках по обе стороны от входных дверей, выполненные с имитацией решёток напоминали своеобразных стражей. Множество кувшинов, вазочек, статуэток и благовоний в нишах вдоль стены напротив вносили в атмосферу ощущение уюта. По левую стену от меня: два узких высоких окна, с остеклением бледно-серого цвета, а посреди них — широкая двустворчатая дверь всё из того же стекла.
— Так вот ты какой — новый дом, — пробормотала вслух.
Ещё у изножья кровати нашёлся кусок ткани, напоминающий… Платье?
Поднялась с кровати, окидывая тоскливым взглядом безразмерный трикотаж, ширина которого начиналась прямо от плеч и покрывала в теории не только руки, но и ноги до самых ступней. Шоколадно-чайный цвет пришёлся по душе, но вот сам вариант одеяния… Ведьма в моём лице осталась недовольна.
Вспомнилась парочка элементарных заклятий. Через минуту на моих губах расплылась довольная улыбка, ведь безразмерных наряд превратился в облегающее лёгкое платьице без рукавов длиной чуть ниже колена.
Из оставшейся ткани могло бы ещё минимум три таких платья получиться, чем я решила заняться чуть позже. Хотелось глотка свежего воздуха, поэтому вышла на балкон. Каменная кладка довольно просторной площадки тут же обожгла босые ступни. Судя по всему, солнца (а их было аж два.) стояли в зените.
Довольно жарко. Горячий воздух наполняла тишина и такая шикарная панорама, что я невольно задержала дыхание, любуясь на красоту нового для меня мира.
Два небесных светила лилового цвета ярко сверкали среди иссиня-зелёного небосвода. С высоты балкона на три уровня вниз были видны огромные бронзовые ворота, открывающие центральный вход не иначе как во дворец, окружённый высоченной стеной, похожей на неприступные скалы. Там, на первом уровне были едва различимы отряды воинов, все как один облачённых в латы. Судя по тёмно-серому цвету — обсидиантовые.
Резкий порыв ветра прошёлся по волосам и заставил отвернуться. Теперь смогла обратить внимание и на само строение, внутри которого находилась. Возведённый прямо в скале, с бессчётным количеством этажей, украшенный архитектурными деталями и скульптурными рельефами из чистого золота, ослепительно белый дворец, — переплюнул в своём размахе даже здание Академии Боевой Магии ковена Альтерры. Если раньше думала, что магистр Яниус Риус зациклен на безопасности и замкнутости, то теперь поняла, — если где и есть настоящая неприступная крепость, так я как раз в ней и находилась.
— Бездна, — обронила вслух.
Созерцание возникнувшей в голове ассоциации с картиной из кабинета поместья Деверо, которая была явно списана с пейзажа этого измерения, наводила на смутные подозрения о том, что даже то, что я вспомнила — ещё далеко не предел настоящего прошлого последней из рода Де Алькарро. Очень далеко.
Раздумья о моих воспоминаниях прервал очередной порыв ветра. Правда, на этот раз не совсем естественного происхождения.
— Мать моя… — вырвалось само собой от неожиданности.
Воин, приземлившийся прямо на балконный парапет на полусогнутых коленях, очутился на недозволительно близком расстоянии. Он одарил меня пронизывающим взглядом, сильно напоминающим сам Адский Сумрак, заставив невольно содрогнуться. Широкие, обманчиво мягкие черты лица, в обрамлении коротких густых чёрных волос с заметной проседью, так и источали мужественность и непомерную силу воли. Ту, которая безоговорочно подавляла, не интересуясь вообще ничем. На мужчине — широкие светлые брюки и такая же рубашка, с закатанными на три четверти рукавами. Поверх — латы, сплавленные из титана и обсидианта.
Насколько успела уяснить, у них тут почти всё с добавлением этого непомерно дорого и редкого в большинстве измерений материала.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • realiti999 о книге: Артем Сапеев - Елена - оружие возрождения
    Поверхностно и глупо как то, для школьников 14ти лет пойдёт.


  • len.glu о книге: Ольга Владимировна Николаева - Не беси меня!
    О, моя голова! Моя бедная, задолбанная дятлом голова! (чисто физиологическая реакция на данную книгу) Вообще-то Ольга Николаева Anabolik не плохая писательница, она пишет интересно, захватывающе... и читаю я её время от времени с давних пор, НО... больше я не в силах — её эти главные героиньки (здесь — Надюша) просто вымораживают: КАК, мля, можно ТАК клевать мозг не только гг-ю, второстепенным персонажам, но и, в конце концов, читателям, вынужденным читать "думалки" гг-ни о том, как она права и какие все подлецы?! Я понимаю, у О. Николаевой своё видение самостоятельной, умной, самодостаточной Гг-ни, но пассивный абьюз — это, ИМХО, перебор: Наде, гордой птице, все должны, все перед ней виноваты, разговор с Надей — ловля бабочек на минном поле, неизвестно, когда рванёт чувство собственного достоинства у закомплексованной "птицы"

  • elag64 о книге: Ива Лебедева - Злата. Медвежья сказка
    Очень люблю эту серию. Тут и любовь, и юмор, и чуток быта. Замечательно!

  • happyltd@mail.ru о книге: Оксана Гринберга - Полуночные тайны Академии Грейридж
    Интересная, лёгкая книга

  • galya19730906 о книге: Ольга Обская - Невеста на неделю, или Моя навеки
    По мне сюжет больше глупый, чем смешной,такие же герои,одна бабуля с мозгами. Прочитала до конца, так как книга небольшая и слог у автора хороший, да и иногда приходилось через страницу читать-не выдерживал мой мозг "смешных ситуаций".

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.