Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49515
Книг: 123371
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Сопротивляющаяся пара»

    
размер шрифта:AAA

Чандра Райан
Сопротивляющаяся пара
Волки Блэк Хиллс — 11

1 глава

Эйми сидела в баре Джи, прислонившись спиной к двери. Положение было не таким, в каком ей обычно было бы удобно, но ее стая окружала ее в том месте, где она была в безопасности. К ней пришло осознание, и оно заставило ее пересмотреть свое положение. Люди не могли бы навредить ей здесь, но были и другие опасности, которые она должна была рассмотреть.
Она положила двадцатку на стойку, оплатив счёт, затем поднялась. Ей нужно выбраться оттуда. Страх и предчувствие воевали внутри живота, пока усиливалось покалывание. По мере того как источник становился ближе к ней, ощущение росло. Если она чувствовала его, значит, он чувствовал ее. Нужно уйти, прежде чем он увидел ее лицо.
Бар стал размытым, когда она проходила между покровителями. Никто ее не заметил. Или, если они это сделали, им было все равно. У них не было причин беспокоиться о женщине, которая шаталась в их среде. Эйми уже видела перед собой дверь. Она может дойти до свободы.
— Простите. — Массивная стена в виде мужчины, выступила перед ней, блокируя бегство и ликующую надежду на большое расстояние.
— Я ухожу. — Эйми не посмела взглянуть на него. Он учуял ее. Она ничего не могла с этим поделать. Но не хотела, чтобы он запомнил ее лицо.
— Так рано? Я только пришёл.
Она не пыталась скрыть грубый затаённый смех.
— Слишком высокомерный? Похоже на то, что я кого-то ждала?
— Ты не ждала меня. — Один из его пальцев скользнул под ее подбородок и поднял голову, пока ее взгляд не встретился с его.
Его прикосновение пронзило ее тело, но она не обратила внимания на это ощущение. Если она не признает притяжение, тогда его не существует. Однако Эйми не могла сделать то же самое с ним. Не было никакого отрицания его существования. Его густые черные волосы падали на плечи свободными локонами, и на челюсти росла щетина. Его взгляд заставил ее сердце биться быстрее, и у нее перехватило дыхание. Короче говоря, он был всем, что волчица могла бы хотеть в мужчине. И судя по всему он понял это, продолжив разговор.
— Я пришел сюда не для того, чтобы тебя искать. Но теперь мы нашли друг друга, я думаю…
— Как я уже сказала, я ухожу. — Ей было наплевать, что он думал. С жестким движением она подняла свою левую руку и покрутила кольцо на своем безымянном пальце.
Он ахнул, увидев обручальное кольцо, но отпустил ее и отошел в сторону.
— Прости. Я не знал, что ты замужем.
Откуда ему знать? Он нашел свою пару. В близи с ним ее кожа жужжала от покалывания. Но Эми не хотела быть его парой. Она похоронила свою настоящую любовь. И никогда не заменит его. Она прошла мимо незнакомца в ясную ночь.
Ей нужно пойти домой и залезть в постель. Если попытается, сможет забыть о нем вовсе. Вместо этого она испустила вздох, когда направилась к лесу. Эйми реалист, и реальность, в которой она оказалась, зависела от одного факта — она ​​не сможет забыть его. Эйми видела его в течение одной короткой секунды, и он уже горел в ее душе. Так было с парами. Он уже успел попасть под ее кожу, независимо от того, как она себя чувствовала в этой ситуации.
Как только она сошла с тропы, поняла, что ее дизайнерские туфли за четыреста долларов будут испорчены. Одна пара обуви не имела значения. У нее была свора из них. Но у нее не было никакого места, чтобы носить их, так как она переехала в глушь. Дни в суде закончились. Старая жизнь закончилась. Никто больше не заботился о ее туфлях.
Ветки деревьев изворачивались, из-за чего ее светлые волосы цеплялись за них, но она не пыталась увернуться. Некоторые вещи нельзя было контролировать. Схватка и дергание природы оказались одними из них. Она даже не потрудилась убрать маленькие веточки и листья с волос, когда ворвалась на поляну.
Как бы направляемая невидимой силой, она добралась до середины поляны и уставилась на луну. Свет, который она излучала, наполнял ее теплом, несмотря на свою тонкую серповидную форму. Луна звала ее — громко. Словно небесное тело знало, что она игнорирует его и требует внимания.
— Я… — Она опустилась на мягкую траву и всхлипнула: — Не могу этого сделать. Не могу полюбить другого. — Эйми была там, сделала это, и у нее было разбитое сердце, чтобы это доказать. — Просить меня нечестно.
Жизнь не справедлива.
Голос Макса эхом отдавался в затылок. Такой спокойный и терпеливый.
Это было их место. Место, где их отношения начались. Она привыкла красться, чтобы встретиться с ним здесь, когда они были дома на каникулах и праздниках. До того, как убежали и поженились.
— Должна, черт возьми. Ты защищала собственные интересы. Спасала свою жалкую шкуру, свою жизнь. Они были тебе обязаны. Они были должны мне. — Одна горячая слеза скользнула по ее щеке, но она со злостью отбросила её в сторону.
Чтобы объяснить вселенной, почему не примет свою пару, она снова взглянула на небо и заговорила прямо на луну.
— Но они позволили ему умереть, потому что он был человеком.
Они могли его спасти. Если бы ее стая считала его достойным, он мог бы быть связан с ней. Ее здоровье и долголетие вылечили бы рак, съедающий его. Но ее Альфа в то время не верил в связь человека и волка. Привязывание человека к волку несет смертный приговор. Никто из ее сородичей не помог ей. Они не рискнули. Даже для человека, который каждый день боролся за них. Конечно, у стаи был другой альфа. Но что, черт возьми, хорошего это дало ей? Макс был мертв. Эта глава ее жизни подошла к концу.
Она легла на траву и позволила горьким слезам течь беспрепятственно. Они не собирались что-либо менять или заставить ее пару исчезнуть, но могли заставить ее почувствовать себя лучше. Чувствовать себя лучше будет достаточно.
Когда слезы ушли, и земля потеряла свой комфорт, хотя, она должна была признать, плач был безнадежен. Она не чувствовала себя хорошо с того момента, как Максу поставили диагноз. Несколько слез, пролитых в лесу, ничего не изменят.
Поднявшись, она оттряхнула все, что могла, грязь и траву, на юбке-карандаш и блейзере. Если бы кто-нибудь увидел ее, то, вероятно, подумал бы, что у нее было дикое свидание под луной. Эта мысль заставила ее рассмеяться. Словно будучи адвокатом, ее дни диких свиданий были далеко за ее пределами. Они принадлежали волку намного моложе.
Лес остался позади нее, когда она возвращалась к цивилизации. Эйми улыбнулась, подумав о Лос-Лобос, как о цивилизации. Она была здесь две недели, и уже считала городок цивилизованным. Это поразило ее, как далеко она упала с тех пор, как покинула большой город. Этот город нельзя было даже считать городским, не говоря уже о культурном.
Тем не менее, мир и покой выросли в ней. Проводились ремонтные работы. Даже если новый Альфа не смог помочь Максу, он выглядел как отличный парень. Может быть, это не будет таким плохим местом, чтобы найти новую жизнь. Но ей хотелось знать, что хочет делать дальше.
Эйми подошла к маленькому домику и тихонько открыла дверь. Товарищи из стаи говорили ей, что город безопасен, но она лучше доверяет своему носу, чем пустым обещаниям. Ее острый нюх определил, что никто не прятался в маленьком убежище.
С облегчением, она шагнула в дверной проем и включила свет, когда сняла туфли. Она была права. Они испорчены. Как и ее дизайнерский наряд. Но ей было все равно. Единственное, о чем она заботилась, был хороший бокал вина, горячая ванна с пузырьками и хороший ночной сон. Утром все будет выглядеть лучше.
Эйми вошла в кухню, открыла бутылку красного вина и налила себе большой стакан, прежде чем пробралась в ванную. Выпив, она вздохнула. Все уже началось. Спирт в вине нагревал кровь. Это было превосходно для того, чтобы потягивать, наслаждаясь ванной с пузырьками. После того, как она прошла в ванну и разделась, установила свой MP3-плеер на случайное воспроизведение и скользнула в горячую, пенистую воду. Да, ситуация улучшается.
Ну и что, что она встретила свою пару? Никто не мог приказать ей влюбиться в него.

* * *

Джексон направился к стойке и опустился на табурет. Как предсказуемо. Он нашел свою пару после целой жизни в поисках, и у нее есть муж. Наверное, к лучшему, учитывая все обстоятельства. Она выглядела слишком интеллигентной из-за своих вкусов, с заостренными ботинками и застегивающимся на пуговицы костюмом. Скорее всего, она кричала бы ему, чтобы он мыл руки каждый раз, когда прикасался к ней.
— Что я могу вам предложить?
Он поднял глаза на огромного человека с загорелой кожей за стойкой бара. Он не пах, как волк. У него другой аромат. Но Джексон не потратил достаточно времени на других оборотней, чтобы узнать, каким животным пах бармен. Тем не менее, у остальной части стаи, похоже, не было проблем с ним, поэтому у Джексона не было никаких жалоб.
— Виски. Чистый.
— Тяжелая ночь, да?
— Да. Отшила маленькая мисс всезнайка. — Он не осмелился сказать, что она его пара. Он не был готов допустить, чтобы этот маленький лакомый кусочек стал общеизвестным.
— Не принимай близко к сердцу. — Бармен поставил перед ним стакан, а затем налил Джексону здоровое количество янтарного спирта. — Меня зовут Джи.
— Джексон. — Он снова принюхался, пытаясь распознать запах.
— Я медведь, ты принюхиваешься.
Его лицо покраснело от того, что его поймали.
— Ой. Сожалею. Медведь-оборотень живет в стае волков? Должно быть, интересно.
— Ага. Каждый день — приключение. — Джи долго разглядывал его, затем кивнул. — Ты не отсюда.
— Неа. Но надеялся сделать это своим домом. Я открыл гараж.
— Хорошо иметь новую кровь. А что касается мисс всезнайки…. ее отказ не имеет ничего общего с тобой. Эйми потеряла мужа. Ее раны еще заживают.
Он понимал отдельные слова, но не смог обработать фразу.
— Потеряла мужа?
— Да. Он умер пару лет назад. — Так она солгала. Почувствовала связь и соврала. — Ты должен выпить виски и сделать глубокий вдох, — сказал бармен, прервав мысли Джексона. — Ты нехорошо выглядишь.
— Да. Не очень хорошо себя чувствую. — Он одним глотком выпил напиток. — Вселенная имеет испорченное чувство юмора.
— Может быть.
— Может быть? — Он хотел рассмеяться. Не было, может быть, в этом. Заносчивая сука, которая сделала его дураком на глазах у всех, оказалась его парой. Вселенная создала их друг для друга. Механик и сноб. Кармическая шутка должна была быть одной из лучших, которые он слышал в течение долгого времени. Или, по крайней мере, была бы, если бы его грудь не болела каждый раз, когда он вдыхал. — Она сказала мне, что замужем.
— Она была. В свое время. Никакой шутки в этом. — Джи превратил кровь Джексона в лед. — Она очень любила его.
Он подался прочь из бара. Все от Джи создавало в воздухе угрозу, он предостерег Джексона. Было ясно, что мужчина защищал стаю. Эйми не исключение.
— Я не сомневаюсь, что она любила его. Но… — Он каким-то образом смог остановиться, прежде чем сказал правду.
— Что? — Выражение лица Джи смягчилось, но в мыслях Джексона не было сомнений, если он скажет что-то не так, мужчина вышвырнет его, прежде чем он успеет моргнуть.
— Ничего.
— Не бывает ничего. Хватит дуться и говори. Почему ты думаешь, что наша Эйми должна посвятить тебе время?
— Она моя пара, — пробормотал Джексон, и никто, кроме Джи, не услышал.
— Ой.
Он уставился на пустой стакан в руках, не в силах заставить себя взглянуть на Джи, когда правда вылетела из его души.
— Я так долго искал. Никогда не был женат и не имел детей. Я всегда знал, что найду ее. Что и сделал. — Он сделал знак для пополнения.
— Похоже, она подпортила твои планы.
— Да. — На этот раз он отхлебнул напиток. — За все годы воображая, как нахожу ее, я ни разу не представлял себе такого человека.
— Она хорошая женщина. Отказалась от своего искусства ради стаи.
— Она была художницей? — Впервые с тех пор, как он увидел ее, ему стало интересно по какой-то другой причине, кроме того, что он был ее парой. — Что случилось?
— Я могу дать совет, но не сплетничаю. Ты должен поговорить с ней, если хочешь узнать больше.
— Я подумаю об этом.
— Вселенная не дает много даров. Презирать одну из драгоценных — опасная игра.
Может быть, мужчина прав. Как только мысль затрепеталась у него в голове, он вспомнил, с какой легкостью она соврала ему, стоя в своей дизайнерской одежде с идеально полированными ногтями.
— Я ничего не боюсь. Я подошел к ней. Она взглянула на меня и удрала.
— Она так и сделала. — У Джи хватило смелости улыбнуться.
— Она выбежала отсюда, как будто ее дом был в огне, и это веселит тебя?
— Ты волк. Преследуй ее.
Он поиграл со стеклом еще несколько секунд, прежде чем прикончил напиток.
— Преследовать ее. — Почему он не подумал об этом? Сейчас казалось настолько очевидным, когда кто-то сказал это. — Лучшая идея, которую я слышал за всю ночь.
После того, как он оплатил счёт, побрел в ночь. Возможно, в восстанавливающимся городе не так много домов, но их было достаточно, чтобы заставить его бросить вызов. Найти ее потребовалось бы время. Он мог спросить кого-то, где она жила, но знал только имя. Он сомневался, что любой из стаи даст незнакомцу указания к ее дому. Не в это время ночи. Плюс, открывая свои чувства, доставляло ему удовольствие. Зная, что она рядом, он все равно не мог перестать чувствовать ее запах. Можно воспользоваться инстинктом.
Он простоял около получаса, прежде чем нашел дом, который пах ею — свежезаваренным жареным кофе и ванилью. В баре ему понравился ее запах, но он не мог идентифицировать его, находясь так близко со всеми другими волками. Но в этот момент, окутанный ее запахом, он мог распознать ароматы. Они были одновременно утешительными и соблазнительными.
Он глубоко вздохнул, пока набирался храбростью, чтобы подняться по ступенькам крыльца. Джексон не был трусом, но ему также не нравилось бросаться с головой в отказ. Из того, что узнал о ней до сих пор, он догадался, что она не откроет дверь и не бросится в его объятия. Джексон стиснул зубы от этой мысли. Он ничего не мог поделать. Ее безразличие раздражало его. Он может быть и механик, но один из лучших чертовых механиков в штате. Тем не менее, у него было чувство, что ее покойный муж наверняка был белым воротничком.
Мягкие голоса, доносящиеся из ее дома, позволили ему вмешаться в ее вечер легче, чем он думал. Если у нее было время, чтобы развлекать гостей в этот час, ему не было стыдно стучать в ее дверь. Однако, когда она не ответила, его раздражение возросло.
Она, может быть, использовала прекрасные вещи в жизни, но он был чертовски хорошим уловом. Ладно, может, у него был жир под ногтями и мозоли на руках. Он был работяга, который не уклоняется от своих обязанностей. И может быть, его одежда пришла из департамента. Она хорошо смотрелась на нем. Джексон заботился о себе.
Когда он постучался во второй раз, дверь вибрировала с силой, которую он использовал. Если она не хотела его, хорошо. Так и будет. Но он заслуживал того, чтобы услышать эти слова. Игнорируя его, она разозлила его.
Когда прошло еще несколько минут, он зарычал. Кем, черт возьми, она себя возомнила? Ему не было дела до того, что она принесла в жертву ради стаи. Она вела себя как сучка, и кто-то должен сказать ей это.
В третий раз он поднял кулак, но дверь распахнулась. Там, по другую сторону порога, стояла его пара, завернутая в не более чем восхитительное полотенце. Ее губы шевельнулись, как будто она что-то говорила, но он не мог понять, настолько она красива. И запах… Черт, он хотел ворваться в ее дом и лизать ее.
— Что? Я жду. — Она постучала ногой в явном раздражении.
Ах, да. Она говорила.
— Мне очень жаль. Я не слышал тебя.
Она закатила глаза.
— Что дает тебе право охотиться на меня ночью?
Голоса, которые он слышал ранее, ясно доходили до него, и он понял, что звук раздавался где-то в доме. Она не игнорировала его. Она принимала ванну. Но это не оправдывало ее прежнее поведение.
— Ты моя пара, и ты солгала мне. Ты сказала, что замужем.
— Я показала тебе свое обручальное кольцо. Я не сказала тебе ни слова.
Он фыркнул на это различие.
— Ты хотела, чтобы я подумал, что ты замужем, чтобы я оставил тебя в покое. Почему? Не понравилось, что вселенная соединяет тебя с простолюдином?
Есть. Он сказал ей правду.
— Для меня это не имело бы никакого значения, будь ты бездомным бродягой или принцем европейской страны. Я просто хочу, чтобы меня оставили в покое.
Да. Как будто она превратила свой милый маленький нос в принца. Он не верил ей ни секунды. Но он не мог прийти и назвать ее лгуньей. Это уничтожило бы любой шанс, который у них был на совместное будущее. Он ждал всю свою жизнь, чтобы найти ее. Как бы она его не раздражала, он все еще надеялся, что они найдут способ построить какие-то отношения.
— Хорошо. Но если ты хочешь, чтобы я оставил тебя в покое, надо было для приличия сказать мне это в лицо. Если твое кольцо означает в два раза меньше, чем следовало бы, ты бы не пряталась за ним. И ты определенно не должна использовать память о своем покойном муже, чтобы обманывать людей.
Она посмотрела на него, и ее тело задрожало.
— Ты понятия не имеешь, о чем говоришь.
— Да. Вот что случается, когда ты обманываешь людей.
— Хорошо. Ты хочешь знать правду? — Глаза ее вспыхнули гневом, но ее запах был приятным оттенком удовольствия. Ей нравилось спорить с ним.
— Пожалуйста.
— Мой муж умер два года назад от рака. Моя стая не помогла ему. Они могли, но решили не делать этого. Так что нет, мне наплевать, если небеса разверзнутся, и звезды начнут кричать: «Это он». Моя стая отвернулась от меня, поэтому я отказалась от традиций.
— Ты наказываешь меня за то, что они сделали? Или, вероятно, то, что не сделали?
Ее глаза блестели от слез.
— Сопутствующий ущерб.
— Но это не…
— Жизнь не справедлива. — Она захлопнула дверь у него перед носом.
Большинство посчитали бы, что их маленькая размолвка полна потери, нужно зализать раны и уйти с её пути. Но он не такой, как большинство людей. Во всяком случае, их бой убедил его, что звезды правы. Ей может не нравиться вселенная, вмешивающаяся в ее жизнь, но он был ей нужен. И она была тем, чего он хотел.

2 глава

Следующий день выдался пасмурным и прохладным. Джексон плохо спал, и устал быть нетерпеливым. К счастью, запах кофе, который варится на кухне, способствовал улучшению настроения. Кофейник с таймером был единственным, что он взял с собой, когда начал всё с начала. Пробуждение от богатого запаха кофе стоило неудобства вести машину, когда на своем мотоцикле исколесил половину страны.
Конечно, поскольку аромат его пары ассоциировался с кофе, запах также оставил шлейф желанного аромата. Но ожидание также сделало запах более заманчивым. Это помогло ему сосредоточиться. Не то, чтобы его новая работа требовала много внимания. Сегодня у него было три замены масла и настройка.
Качая головой, он подивился столь легкому графику. На последнем месте, где он работал, его просили выполнять самые сложные диагностики и уникальные ремонты в этой отрасли. Здесь он делал замену масла. Да, он владел этим гаражом, но не делал здесь передовых вещей. Он не стал бы обвинять ее, если бы его профессия была настоящей причиной, по которой Эйми не хотела иметь с ним ничего общего. Работа в Лос-Лобос была довольно мрачной. Но это была работа, и он нуждался в ней. Не из-за денег. За эти годы он достаточно накопил, чтобы жить комфортно. Но никакая сумма денег не могла купить ему стаю, и он мечтал о волчьей семье.
Едва только налив себе кофе, Джексон схватил теплую кружку, оделся и спустился в свой гараж. Были преимущества, чтобы иметь легкий график — меньше машин в его магазине давало ему время, работать над его новейшей скульптурой. Поскольку он жил в квартире над гаражом, ему не нужно было беспокоиться о том, чтобы тратить время на поездку.
Большинство его друзей не понимают его желание формировать металл в новые творения. Но когда он был наедине с собой, паяльной лампой и листом старого металла, Вселенная имела смысл. Почему он должен творить меньше, если другие люди не понимали его страсти? Джексон нуждался в собственной сфере мира скульптуры, созданного для него, чтобы очистить свою голову.
Он надел защитное снаряжение и встал перед кучей регенерированного лома. Он не позволял своему разуму смещать или сортировать фигуры и текстуры. Вместо этого Джексон следовал своим инстинктам. Формы и цвета взвывали к нему. Говоря, куда они подходят.
Через несколько часов он сварил кусочки. Текущая скульптура будет большой, когда будет закончена. Листы металла были тяжелыми и громоздкими. Он не мог подавить улыбку с каждым новым дополнением. Минуты перетекли в часы, пока Джексон сваривал кусочки. Скульптура говорила с ним.
Когда он собирался прикрепить следующий кусок к своему творению, раздался громкий автомобильный сигнал. Мало того, что шум разрушил момент, но также заставил его уронить кусок на ногу. Слава богу, он носил стальные сапоги. И хоть они могли защитить пальцы ног, но это не значит, что смогли уберечь и от боли. К концу дня у него появится болезненный синяк.
Громкий рев звукового сигнала снова повторился. Настроение Джексона не улучшилось.
Он посмотрел на часы, чтобы подтвердить время. Его первая встреча должна быть позже. Итак, кто, черт возьми, там сигналил?
После того, как он положил лист железа поверх своей скульптуры, выбежал к передней части магазина. Он все еще не снял с лица защитную маску, но на маске был тонированный щит, через который он мог видеть, и его тяжелые перчатки добавляли массивности его рукам. Джексон знал, что создавал пугающую картину, и хотел произвести впечатление, но надеялся, что грубая и жесткая внешность может препятствовать будущим приездам не вовремя. Это грубость, когда люди не уважают чужое время, не удосуживаясь предварительно позвонить по телефону. Когда вышел из двери ангара и увидел спортивный автомобиль с конвертируемым верхом и маленькой блондинкой на сиденье водителя, ему было трудно сопротивляться стремлению зарычать.
— Ты, должно быть, шутить надо мной. Ты не можешь отшить меня, послать куда подальше, а потом ожидать, что я буду прибегать на каждый твой зов.
Широкие глаза и ее рот в форме небольшого О, она выглядела такой же удивленной, как и он. Он нашел утешение в ее выражении недоумения.
— Я не… — Она быстро моргнула. Черт, ее глаза были стеклянными, как будто она собиралась заплакать. — Я не знала, что ты механик. Сегодня начала мигать лампочка проверки двигателя, а я еду на прогулку в город. В настоящий город. Не в этот шуточный городок.
Эйми не похожа на болтушку. Черт, ему было трудно заставить ее сказать ему пару слов накануне. И не похожа на тех, кто заводится с пол-оборота. Но в настоящее время она сидела с невыплаканными слезами в глазах. Он должен был предположить, что их встреча также поразила ее, как и его. Джексон должен был отпустить ее, прекратить удерживать. И если бы она извинилась, он мог бы забыть все прошлое. Однако Джексон решил устоять против ее водянистого взгляда и ее неряшливого расположения. Но смягчил свой тон.
— Может, если бы ты поговорила со мной, а не придумывала способы, как избавиться от меня, я бы смог сказать тебе, что я механик. Черт, у тебя бы был мой номер телефона.
Она вздохнула.
— Ты прав. Прошу прощения за то, что была груба. Прошлой ночью я не ожидала столкнуться с тобой. И вышвырнула тебя. — Она заговорила. — Не буквально, конечно. Но все же, нет оправдания тому, как я к тебе отнеслась. Понимаю, почему ты не хочешь мне помочь. Я просто уеду.
— Подожди. — Он был раздражен, но не мог с чистой совестью позволить ей выехать на открытую дорогу, когда ее автомобиль необходимо отремонтировать. Его волк не позволил ему. Ему нужно было защитить ее. Он подошел к двери, чтобы посмотреть на приборную панель. — Позволь мне проверить автомобиль, прежде чем уедешь.
— Нет. Все нормально. Я найду механика в городе.
Черта с два найдет. Он хотел быть единственным мужчиной, проверяющим под ее капотом.
— Да ладно, Эйми. Любое давление на газ, и ты вернешься ко мне. Позволь выяснить, почему горит лампочка, и тогда ты сможешь ехать.
Она смотрела на него еще секунду. На мгновение он подумал, что Эйми откажется. Но она глубоко вздохнула и поставила машину на ручник.
— Думаю, я могла бы дать совершенно новый смысл фразе, ‘встали не с той ноги». — Она была бы злобной, если бы не застенчивая улыбка, которую носила.
— Подожди. Ты шутишь? — Он удивился ее попытке заставить его смеяться хотя заявление было скорее забавным нежели смешным.
— В это так трудно поверить?
— Отчасти. — Он открыл дверь со стороны водителя, а затем протянул руку, чтобы помочь ей.
— Я не всегда иррациональная сука. — Но она не подала ему руку. Эйми была ходячим противоречием. Она могла быть смешной и очаровательной в течение одной секунды, но надменной и заносчивой в следующую. Но не все тайны были плохими. Выяснить, что делало её более мягкой, было бы весело.
Он сел за руль и закрыл дверь.
— Я собираюсь завести её в ремонтный блок. Мы запустим двигатель, подключим к диагностическому компьютеру, и ты можешь ехать. Машина плавно заехала в бухту. Он не слышал кашля или визга под капотом. И когда он поставил автомобиль в гараж и повернул ключ в выключенное положение, он не содрогнулся. Хорошие знаки. — Часто эти лампы могут срабатывать просто так. Но мы все выясним.
Он посмотрел вверх и увидел, что она пошла к скульптуре.
— Что это?
— Это мое.
Взгляд, который она бросила, напомнил ему тот, который его мать использовала, когда он говорил что-то смешное.
— Мне просто любопытно. Не собиралась украсть его, как только повернешься спиной.
— Не знаю. — Он вышел из машины и снял перчатки и маску, прежде чем поставил компьютер на капот. — Ты выглядишь довольно таинственной, как по мне. Я слышал дизайнерская одежда и прекрасно отполированные ногти являются эквивалентом бандитских наколок, в эти дни.
Она издала легкий и воздушный смех.
— И кто теперь смешной?
Он взглянул через плечо, но понял, что ответ не нужен. Она снова отправилась к скульптуре.
— Я бы предпочел, чтобы ты не смотрела под брезент.
Она повернулась к нему, но не надулась и не умоляла, как он ожидал.
— Хорошо.
— Серьезно? Хорошо? Я думал, что ты привыкла получать то, что хочешь.
Она пожала плечами.
— Я могу понять, почему ты так думаешь. Но ты делаешь мне одолжение. После ночи, которую я устроила тебе… я у тебя в долгу.
— И ты думаешь, что этого будет достаточно? — Его голос был сухим.
— Я надеюсь, что это будет начало. — Она подошла к нему и посмотрела через плечо.
— Начало чего? — Он знал, что еще пожалеет, что задал этот вопрос. Она не могла дать ему ответ, который ему хотелось услышать. Но он не мог устоять.
— Я не преувеличивала или не бросалась в истерику, когда говорила, что не соглашусь быть в паре. Но я несправедливо отнеслась к тебе так. Мне жаль, и я хотела бы начать сначала.
— Начать сначала, а? — Она стояла так чертовски близко. Тепло излучало ее тело.
— Я Эйми Крест.
Он повернулся, чтобы взять ее за руку, но потом понял, что она не отступила. Его нос почти коснулся ее. Ничего не мешало, опустить голову и накрыть ее губы своими. Будет ли она сладкой или горькой? Он сжал язык за зубами, рассматривая вопрос.
Эйми смотрела в самые очаровательные зеленые глаза, которые когда-либо видела. Ее пальцы чесались. Прошло почти десять лет с тех пор, как она отложила предпочтительный вид искусства. Но время ушло и момент был упущен. Ей необходимо это запечатлеть. Нарисовать плоскости и углы его лица.
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.