Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54177
Книг: 133005
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Комендант Санта-Барбары» » стр. 3

    
размер шрифта:AAA

Рик раскрутил Лиен за руку, отчего та превратилась в пламенеющую юлу. Сорвав при этом бурные аплодисменты и восторженный свист таких же, как и она с Риком, пацанов и девчонок.
М-да. А ведь похоже, у Леньки уже не сестренка, а сестра. Вон как она своей аккуратненькой заднюхой около Рика крутит, не каждая бразильянка так сможет.
– Привет, Лень. – Ольга, появившаяся из коридора, чмокнула его в щеку, обдав дождевой свежестью и тонким запахом духов. – Я-то думаю, куда ты пропал, а мадам Эшли сказала, что ты уже ушел, сделав работу. Ух ты, как вытанцовывает твоя сестренка.
– Ага. – Ленька хмуро кивнул.
Его желание познакомиться поближе с Риком О’Нилом только выросло. Лиен не могла просто так взять и научиться настолько лихо танцевать. Нет, она вполне могла уметь плясать и раньше, но именно этот танец, именно с Риком они явно долго и тщательно репетировали.
Танец закончился, Лиен и Рик раскланивались, и тут девочка (точнее, уже молодая девушка) увидела стоящего в дверях, редко хлопающего старшего брата.
– Мамочки! – пискнула она и попыталась спрятаться за своего парня. Тот недоуменно глянул на нее, потом перевел взгляд на Леньку и Ольгу.
Леонид еще пару раз хлопнул и поманил Лиен пальчиком.
Та, печально вздохнув, потопала к брату, сопровождаемая восторженным свистом зрителей.
– Активней, девушка, активней. – Ленька не мог не усмехнуться, глядя, как Лиен разыгрывает из себя сироту казанскую. Хотя она и есть сирота, и как раз из Казани. Ну, тогда пусть будет Кот из мультика со Шреком.
– И что это было, сударыня? – стараясь сделать морду лица серьезной и страшной, спросил Панфилов у сестренки.
– Это? Танцы! – ответила та, глядя, как печальный бассет-хаунд. И ножкой, обутой в легкую черную туфельку, попыталась выковырять сучок из тяжелой доски пола.
– Я вижу, что это танцы. Но ты могла бы мне сказать, что уходишь на танцульки, а не просто к подружке! Ты же взрослая девушка, понимать должна! – Нет, Ленька знал, что женская логика – понятие сложное. Но, судя по всему, девчачья логика еще сложнее. – Неужели ты думаешь, что я бы тебе запретил?
– Не знаю… – все так же скромно ответила Лиен, заложив руки за спину и глядя в ковыряемый пол.
– Рик, подойди-ка, – подозвал переминающегося неподалеку рыжего партнера сестренки Леонид и, поглядев ему в глаза, спросил: – Проводишь Лиен до дома, когда все это у вас закончится?
– Да, сэр! – обрадовано ответил тот. – Извините, сэр!
– Смотрите, аккуратнее! И Лиен, потом мы с тобой серьезно поговорим. Пока, ребята. Приятного отдыха. – Обернувшись, Ленька с удивлением увидел, что почти все ребятишки смотрят на него и сестренку с ее ухажером с волнением. Да и музыка стихла. – Здорово танцуете, детишки!
И, подставив согнутую в локте руку Ольге, на пару с ней отправился к выходу.
– Чего это ты такой добренький? Я уж решила, что влетит твоей сестренке по первое число, – немного отойдя от спортзала, где снова запиликала скрипка, спросила у Леонида Старицкая.
– Ей и влетит. Но дома, без свидетелей. – Ленька усмехнулся. – И Рика я немного по рингу погоняю, так сказать, мозги на место вставлю, чтобы он ничего особо лишнего не предпринимал. Так-то он паренек хороший, старается учиться, честно вкалывает и стрелок неплохой, но показать ему, что за Лиен пригляд есть, стоит. Да и не поймет он по-другому, сельский пацан все-таки. Я сам из таких.
– Да-да, я заметила, – фыркнула девушка и, прижавшись губами к уху своего парня, еле слышно пропела: – Полюбила тракториста и сама ему дала. Две недели титьки мыла от солярки добела.
– И это барышня из старинного дворянского рода. – Усмехнувшись, Ленька поставил на пол инструментальный ящик и снял с вешалки свою офицерскую плащ-накидку. Хорошая штука, хоть и старенькая. – Кстати, куда ты собралась меня везти?
– Я? Это ты собрался меня везти на танцы! А то сестренка у него тут с кавалерами веселится, а я скучаю в одиночестве. – Фыркнув и накинув на голову капюшон дождевика, Ольга шмыгнула к своей машине.
– Танцы – это неплохо, – нахлобучивая поглубже шляпу, пробормотал Панфилов и шагнул вслед за девушкой под шквал дождя.

33.02.28 года, суббота. Аламо, Техас. Квартира Панфиловых

– Ай! – Ленька дернулся от холодного, мокрого от перекиси бинта, которым Ольга вытирала его разбитую бровь.
– Не скули, ты взрослый мужчина! – Девушка кинула покрасневшую тряпку в таз, где скопилось уже немало таких. После чего взяла шприц, который подала ей бледная, но решительная Лиен, и сняла с иглы колпачок. – Не бойся, это лидокаин. Сейчас обезболю и потом аккуратненько тебя заштопаю. Но вообще-то, надо же – затащил девушку на танцульки, а вместо этого там такая свалка вышла.
– Ну да, я затащил. И я не виноват, что для здешних парней нет особой разницы – танцы или мордобитие. «Ну, драка так драка», – Леонид передразнил здоровенного усатого парня в белом стетсоне, который попытался засветить ему в глаз, когда неожиданно музыка прервалась и где-то около сцены взвизгнули девушки. – И вообще, я трех уложил, а эта плюха не знаю даже, откуда прилетела.
На самом деле, среди молодняка здесь иногда случались такие эксцессы, но шериф смотрел на это сквозь пальцы. Все едино, оружие сдают на входе в танцпол – и холодное, и огнестрельное. Молодежь есть молодежь, парни, тем более поддатые, найдут повод подраться. Негласные правила установлены, нарушать их никому не рекомендуется. Ну там – лежачих не бить, после первой крови парень выбывает, девушек категорически не трогать.
Вот и Леньку из зала за руку вытащила перепуганная, но решительная Ольга.
– Ты ведь мужчина, Лень, ты должен был понять, что будет драка, – это Лиен решила выступить. У нее появился повод наехать на брата и попытаться замять свой залет.
– Именно что мужчина, сестренка. Здесь парни не бегают от надвигающейся драки, даже если уверены, что получат по мордасам. Твой Рик же никуда не слинял, привез тебя сюда. Чаем его хоть напоила? – Ленька снова чуть дернулся, когда иголка шприца с легким хрустом вошла ему в надбровье. Ольга еще дважды уколола его, после чего экзекуция на время прекратилась.
– Напоила. Только не чаем, он его не пьет. Кофе ему сварила, по-ковбойски, и пирожками с вареньем накормила. – Девчонка отчего-то вспыхнула.
– И что, он после такого не попытался тебя поцеловать? – заинтересованно спросила молоденькую девушку Старицкая, трогая онемевший лобешник Леньки около рассеченной брови. Впрочем, тут же сменила тему, к явному облегчению сестренки. – М-да, хорошо тебе прилетело, до кости рассечено. Ладно, потерпи еще немного, я сейчас тебе ее зашью. Стежков пять надо делать.
Впрочем, особо неприятных ощущений Ленька не испытал. Просто хруст, когда игла протыкает кожу, и очень неприятно, когда рану стягивало. Но рядом Ольга крутится, Лиен вон уже оклемалась и наблюдает за всем этим со строго практическим интересом. Так что Ленька вытерпел все это с пофигической физиономией. Ну, как ему показалось.
– Все. Сейчас заклею, и ложись. Я так думаю, что если у тебя есть мозги (а мне кажется, что они у тебя есть), то от такого они точно сотряслись. А потому сейчас мы с твоей сестренкой тебя уложим спать, а сами попьем чаю. Так ведь, Лиен?
– Да, мэм, – бодро отрапортовала девчонка, подавая Ольге широкий пластырь.
– Ты что, домой одна поедешь? – только сейчас об этом подумал Панфилов. – Нет, так не годится. Скоро тридцать часов, полночь. Куда в такую темень добираться? Да и ветер усилился, слышишь? И дождик тоже нехило пошел, видать, очередной шквал прибрел.
На самом деле, о тонкие дощатые стены дома хлобыстало всерьез. По стеклам окошек вода текла сплошным потоком. Хорошо, что дом хоть простенький, но сделан добротно, нигде щелей не было.
На улице раздался треск, скрежет, что-то сверкнуло, и в комнате погас свет.
– Ну вот. Похоже, столб завалило. Оль, я тебя никуда не отпущу, – решительно сказал Панфилов, вставая со старого, но удобного кресла, где его латали девушки, и подойдя к окну. Около окошка его качнуло, но он понадеялся, что впотьмах это девчонки не заметят.
– Ты чего вскочил? Сейчас бы упал! – зря надеялся, зрение у Ольги, как у кошки. Впрочем, то, что она подскочила к нему и приобняла, придерживая, здорово приятно. – Ничего не видать, темно, как у негра… – Тут она замолчала и оглянулась на навострившую уши Лиен. – Короче, очень темно. Да, Лень, ты прав, ехать сейчас не стоит. Интересно, телефон работает? Надо с домом связаться, мать с отцом предупредить, чтобы не волновались.
– Если не работает, рация есть. – Ленька, поддерживаемый с одной стороны Ольгой, а с другой Лиен, дошел до кресла и уселся в него. После чего совершенно случайно Ольга оказалась у него на коленях.
– Нет, вот не была бы у тебя башка разбита, точно в лоб бы получил! – Ольга вывернулась с колен парня и погрозила ему едва видимым в темноте кулачком. – У тебя же все штаны в крови! Все платье мне перемазал.
– Оль, я тебе его перемазал еще на танцульках. Так что с меня новое, – откинувшись на спинку кресла, усмехнулся Панфилов. – На завтра что-нибудь подберем тебе, чтобы дома отца с матерью не пугать. А пока… Лиен, принеси-ка нам сюда фонарики и керосиновые лампы, обе. Нечего в темноте сидеть, а тем более бродить. И, Оль, звони родителям. Ведь если не уснули, то точно переживают, ты погляди, что на улице делается!
За окном сверкающий столб обрушился на землю, где-то совсем недалеко, и по городку раскатился сильный удар грома.
Через час Лиен, Леонид и Ольга, переодетая в рубашку Леонида и трикотажные шортики Лиен, сидели за столом, освещенным керосиновой лампой, пили чай с гренками и негромко разговаривали. И на душе у Леньки было изумительное чувство спокойствия и умиротворения, какого не было уже практически староземельный год. Как раз со времен отбытия с той, Старой Земли.

36.02.28 года, вторник. Аламо, Техас. Дом семьи Старицких

Наконец ужин закончился, и Ленька, которому пришлось участвовать в этом мероприятии, облегченно вздохнул. Правда, строго про себя.
– Дамы, мы вас покинем на несколько минут. – Глава семейства, он же отец Ольги и ее младших сестренки и брата, он же Лев Сергеевич, встал и поглядел на Панфиловых. На этот ужин Ольга привела обоих: и Леонида, и Лиен. Точнее, категорически заявила в понедельник, что их ждут на семейный ужин во вторник, на годовщину переезда Старицких в этот мир. Ну да, именно в завершение сезона дождей они и перебрались, после чего куковали в Порто-Франко три недели с лишним, пока дороги не просохли. – Леонид, нужно переговорить.
На что Ленька встал и последовал за ним вглубь немаленького дома. Оказалось, что Старицкий-старший привел Леонида в свой кабинет. Тоже весьма приличных размеров. Одну стену кабинета занимали несколько аквариумов, в которых неторопливо плавали как обитатели здешних вод, так и особая гордость хозяина. Отдельно, в двух самых больших обитали шесть молоденьких дискусов и два окуня-аухи. Ольга рассказывала Леньке, каких трудов стоило ее отцу перевезти сюда этих рыбок. Мол, он и дневал и ночевал около пластиковых переносных ванн, переживая за каждую рыбку и страдая из-за каждой погибшей особи.
Леньке же, который тоже любил это дело и тоже иногда мечтал о хорошем аквариуме у себя дома, эти переживания показались излишними. Ну, совсем небедный мужик переезжал. Так стоило бы купить прицеп к своему джипу и на него поставить пару бочек по сотне литров и баллон с кислородом бросить, и спокойненько бы перевез, без особых нервов. Разве в бочку с дискусами пришлось бы монтировать систему подогрева, но опять-таки, с нынешним уровнем аквариумной техники это не представляет собой ничего сложного. Хотя, возможно, Лев Сергеевич так скрывал свои тревоги о семействе и их будущем в новом мире.
– Садись, Леонид, поговорим. – Старицкий показал Леньке на тяжелое кресло, изготовленное здешними умельцами. Сам уселся на такое же, тщательно пряча смущение и волнение. Впрочем, Ленька уже научился определять эмоции, хотя и не мог себя назвать особо проницательным человеком. Но в его случае уже положение обязывает, раз уж полез в начальство.
– Сигару, виски? – Отец Ольги поерзал на ставшем вдруг неудобном сидении.
– Нет, спасибо, Лев Александрович, – покачал головой Панфилов и решил срезать угол, чтобы выяснить, что так тяготит хозяина дома. – Лев Александрович, может быть, сразу скажете, что именно вас не устраивает или тревожит?
– Хм… пожалуй, ты прав. У вас с Ольгой серьезно? – Старицкий внезапно успокоился.
– Я очень надеюсь, что да. – Леонид медленно кивнул. После чего выдохнул, как перед выстрелом, и решился. – По крайней мере, я сделаю все возможное, чтобы Ольга стала моей женой.
– Понятно. – Вероятный тесть постучал пальцами по подлокотнику. – Понимаешь, Ольга, похоже, это уже решила и старательно окучивает меня и мать. Ну, в основном мать. Моя супруга постаралась узнать о тебе все, что возможно. По словам мадам Куимби, которым я был свидетелем, ты практически идеальный жених с точки зрения жителей Техаса. Ты отважен, умен, трудолюбив. У тебя хорошая репутация в деловых кругах, ты вполне вписываешься в местную жизнь. Тебя считают неплохим бойцом и даже ганфайтером после какой-то перестрелки с бандитами. Ко всему прочему ты небеден, у тебя хорошая сестра, хоть и названная. В общем, со стороны местных ты почти идеален. – Тут Старицкий усмехнулся.
– Ну, я старался, прямо скажем. – Ленька решил, что раз уж мадам Куимби считает его практически идеалом молодого парня, то нечего упираться и отнекиваться. И стесняться нечего. Свою репутацию он честно зарабатывает потом и кровью.
– Я в этом уверен, Леонид, – кивнул Лев Александрович. – И в принципе, я не против. Но… есть одно «но», и серьезное. Ты знаешь, что мы из старого дворянского рода, не княжеского, но еще боярского. Мои предки были небогаты, более того, именно у моего деда к семнадцатому году не было никаких шансов на родовое поместье, он был четвертым сыном третьего сына. Впрочем, это не мешало ему честно служить Родине, сначала воюя с австрийцами, а потом на стороне красных. Репрессии нашу семью, можно сказать, обошли, но некоторые предосторожности были приняты, и о своем, так сказать, социальном происхождении мы, дети, внуки и правнуки, жившие при советской власти, узнавали только по достижению нами двадцати пяти годов. Все-таки слишком серьезные проблемы могли быть у семьи дворянского происхождения. Так. Теперь о том препятствии, про которое я говорил. Мой прадед, вступая в ряды Красной Армии и служа Отчизне верой и правдой в боях Гражданской войны и потом в Туркестане, а также на полях Великой Отечественной, не отказался от своего происхождения. И потому его сыновья были командирами, и выдавал своих дочерей он только за равных – командиров и офицеров Красной Армии. И завещал нам то же самое. Все-таки боярин и дворянин, аристократ, это в первую очередь именно воин на службе Отечеству. Цари сами от себя отреклись, бросив Россию на произвол судьбы, хотя и судьба Николая Второго страшна. Но он сам предопределил такой конец для нее, хотя я не оправдываю детоубийц. Потому мой прадед продолжил служить в той армии, которая была готова сохранить страну.
Что-то я в сторону ушел с историей своего семейства, – Старицкий совершенно не аристократично почесал затылок. – Так вот, я не могу дать вам благословения, пока ты не офицер русский. Ну, или не русский, но офицер союзной России армии. Так как здесь союзниками Русской Республики являются Конфедерация, Техас, Бразилия и еще нескольких стран, то ты должен стать офицером этих стран. Тогда вам с Ольгой будет мое родительское благословение. Я понимаю, что это непросто и что офицерская служба опасна, но не могу пойти против обычаев своего рода. Пойми меня правильно. И еще… если я правильно тебя понял, то ты можешь стать офицером, Леонид. Я не буду мешать Ольге и тебе жить, но на настоящую свадьбу вы у меня получите разрешение только после получения тобой офицерского чина. – Глава рода Старицкий прихлопнул ладонями по подлокотникам кресла и решительно встал.
Встал и Леонид, немало ошарашенный этим требованием. Чего-чего, а именно этого он точно не ожидал. Интересно, кем отец Ольги был на Старой Земле, и каким макаром его сюда занесло с таким-то мировоззрением. И почему он осел тут, в Аламо, а не в Русской Республике? Неясно…
Но ясно одно – надо каким-то образом получать звание. Прапора получить, в принципе, особых проблем нет, образование технарь, звание со срочки сержант – если поступать на службу в РА, то как раз прапора и получит. Правда, скорее всего, отправят его в здешний стройбат, так как больших прагматиков, чем в командовании РА найти сложно, а Ленька успел неплохо отметиться именно в строительстве.
Но вот неохота лямку тянуть, хоть тресни. Ладно, еще подумаем. О, Ольга стоит, явно его ждет.
– Ну как? – Девушка тревожно ухватила Леонида за рукав.
– Да нормально, в принципе. Твой отец даст благословение, когда я получу офицерское звание. Мол, это у вас в семье такой закон. – Леонид оглянулся и чмокнул в носик явно успокоившуюся девушку.
– А, ну это нормально. Мой дядя получил звание лейтенанта запаса, окончив военную кафедру в МАИ и отслужив год срочки. И свою дочку он тоже выдал за офицера запаса. Так что придумаем что-нибудь, служить совершенно не обязательно. По крайней мере, долго. – Девушка улыбнулась и потянула Леонида за руку.
Затащив его в небольшую комнатушку, Ольга чуть ли не задушила Леньку в объятиях и зацеловала его до умопомрачения. Остановились молодые люди с трудом, а потом минут пять пытались отдышаться.
– Тихо! Наши сестры идут, нас ищут! – Старицкая положила палец на губы Леонида. Ну да, голоса Лиен и Марии, младшей сестренки Ольги. Мария, кстати, практически одногодка Лиен и учится она в классе на год младше.
В этот момент в дверь едва слышно постучали.
– Оля, Леня, вас потеряли. Идите в столовую, сейчас торт подавать на стол будут, – и легкие девичьи шаги вместе с ехидным хихиканьем на два голоса исчезли за углом.
– Да, если не секрет, кем служил твой отец? – поинтересовался Леонид у своей уже официальной невесты, выходя из комнатушки.
– Военный топограф, капитан, ТуркВО. После распада Союза он вывез особо секретные документы и Знамя части в Москву, сам, рискуя всем. Но документы и Знамя у него приняли, и все. Никому мы не нужны оказались в новой России. Пробились сами, пусть с трудом. У нас даже все неплохо было до недавнего времени. До тех самых пор, пока отец не собрался оформлять имение предков. Там, в принципе, и не было уже ничего, кроме заросших и обугленных развалин. Сгорело имение, точнее уже дом отдыха, в ту войну дотла. А восстанавливать не стали, соседнюю деревню Хрущ переселил на полсотни километров. Я даже не знаю, что там стряслось, с кем отец схлестнулся. Он категорически никому ничего не говорит, и мама молчит. Только мы все быстренько продали и перебрались сюда. – Ольга закончила красить губы и еще разок осмотрела себя в большое зеркало. Поглядела на Леньку и вытерла ему губы платочком. – Пошли, нас ждут.
– Пошли. – Леонид пропустил девушку и пошел следом, ведомый ею за руку и покачивая при этом головой. Этот развал Союза, сколько жизней он искалечил. И сколько его, Ленькиных, знакомых оказалось здесь, на этой Земле, именно из-за этого развала. Половина мужиков из стройбата полковника Михайлова с бывших окраин империи.
Впрочем, они уже вошли в гостиную, и вскоре Ленька смеялся и сам шутил в дружной большой семье. И так хорошо ему уже давненько не было.

4.03.28 года, вторник. Аламо, Техас. Флигель Панфиловых

– Значит, это серьезно, – полковник Михайлов, седой крепкий мужик годов пятидесяти, поднял синий камешек, поглядел сквозь него на свет лампы в простом абажуре. – Значит, это не глупая шутка. И золото с платиной тоже. Леонид, док, вы точно уверены, что все это из неизвестных месторождений?
– Насчет золота с платиной – не могу сказать со стопроцентной верностью, полковник. – Док Хагри тоже взял один из камушков, на этот раз коричневый, и тоже поглядел на просвет. – Но вот фэнтезийные алмазы на Новой Земле точно не отмечены, тем более такого качества.
Ленька просто кивнул, типа как подтверждая слова дока Хагри.
– Но также, полковник, если и золото, и платина, намыты из одного месторождения – такое тоже неизвестно. Золотые месторождения широко известны, я знаю один прииск платиноидов. Но вот чтобы сразу было в одной яме и золото, и платина, причем самородные – такого, несомненно, нет. Уж это могу сказать точно, я отслеживаю новые месторождения и составляю карту полезных ископаемых Новой Земли.
– Мы тоже, профессор, мы тоже. И нам тоже неизвестны месторождения цветных алмазов. – Полковник положил камешек на место и взял шелковую тряпочку. – Прямо-таки шпионский детектив, тайник в карабине, алмазы, золото, платина, шифрованные записи. Итак, товарищи, что вы хотите?
– Участие в экспедиции и вознаграждение, если она окажется удачной, – ответил Ленька, поглядев на дока Хагри. И, помолчав немного, добавил: – И, если возможно, мне нужно офицерское звание. А то отец моей невесты не даст благословения на нашу свадьбу.
– Кхе… – аж подавился холодной минералкой Михайлов. – Неожиданно.
Полковник свалился как снег на голову, прилетев в первое же серьезное окно чистого неба в Аламо на Ан-2 вместе с группой уже знакомых городу вояк. Эти спецназеры постоянно пасутся в Аламо, используя городишко как один из аэродромов подскока или оперативных баз. И городу от этого неплохо, и русские армейцы довольны. Так что спецназ ждали, благо уже второй день установилась чистая погода и прогноз был благоприятен.
Если честно, то Панфилов никак не ожидал увидеть рано утром на своем пороге полковника Михайлова. Но тот пришел. Вежливо поприветствовал Лиен, спросив Леньку и чем-то жутко перепугав девочку. Настолько, что та заставила встретить полковника с пистолетом в руке, а сама страховала брата из окна кухни с автоматом. И потом долго и смущенно извинялась перед полковником.
Впрочем, Михайлов отнесся к этому совершенно спокойно и даже похвалил девочку за «проявленную бдительность».
– Однако… – снова покачал головой полковник, потом ненадолго задумался. Решительно встал и, расправив отсутствующие складки офицерской гимнастерки под старомодным командирским ремнем с пятиконечной звездой, заявил: – Я пока ничего обещать не буду. Но! Если мы сумеем расшифровать записи и карты памяти, если подтвердятся ваши заявления о том, что это именно алмазы, золото и платина, то я гарантирую ваше участие в экспедиции, и ты получишь звание младшего лейтенанта резерва РА. Так устроит, Леонид?
– Да, вполне, – переглянувшись с доком, ответил Панфилов. – Это нас вполне устроит.
– Тогда я сегодня же вылетаю с образцами. – Полковник аккуратно сложил в гильзу от ДШКМ коричневый и синий алмазы (самые мелкие и некачественные, остальные Леньку жаба задавила отдавать), ссыпал туда же золото-платиновый песок, после чего заткнул гильзу чопиком, который Ленька выстругал из подходящей деревяшки намедни. Уложил в плотный конверт шелковую тряпочку, туда же положил обе флешки, запечатал сургучной печатью и гильзу, и пакет, после чего выдал Леониду расписку в получении алмазов, золота и материалов о месторождении. – Так, Леонид, подбросишь до аэродрома?
– Без проблем, товарищ полковник. – Ленька тоже встал, и скоро он, сидя в своем «Перенти», смотрел на взлетающую «Аннушку». Лихо дело закрутилось.
Через два дня его вызвали на переговорный пункт, где ему полковник Михайлов заявил о том, что Леониду и доку Хагри необходимо прибыть в Москву. И как можно скорее, потому что Леониду надо еще поступать на курсы младших командиров Русской Армии.
– Вот так пироги. – Ленька растерянно положил трубку на рычаг и вышел из кабинки. Встряхнул плечами, разгоняя озноб, который пробежал по спине. И спросил сам у себя, еле слышно: – Ну что, парень, допрыгался? Пошли к Ольге, надо обрадовать.
И что ему делать с сестренкой? Лиен ведь при всей своей серьезности всего-навсего девчонка.

6.03.28 года, четверг. Аламо, Техас. Флигель Панфиловых

– Вот так, Оль, Лиен. Что будем делать? – Ленька откинулся и поглядел на немного растерянных девушек.
Он не стал им рассказывать про месторождения. Сказал только, что ему поступило предложение окончить курсы младших командиров, а это шестьдесят дней обучения, во время которого он обязан быть на территории военной части где-то в Русской Республике. Ленька пока не знал, где именно находятся эти самые курсы.
– То есть, как я и говорила, ты нашел способ выполнить требование моего отца? – Ольга наконец улыбнулась.
– Какое требование? – немедленно поинтересовалась Лиен. Уж чего-чего, а любопытства у сестренки хватало.
– Мой отец сказал, что даст разрешение на нашу свадьбу, если Леонид станет офицером.
– А ты? Ты согласна? – Лиен требовательно повернулась в Ольге.
– Конечно, – улыбнулась Старицкая и обняла девочку. – Мне одной младшенькой сестренки маловато, знаешь ли.
– Ура!!! – завопила младшая из девушек и, вскочив, бросилась обнимать брата и Ольгу.
На какое-то время воцарилась суета, пока Лиен наконец-то не успокоилась и не уселась рядом с братом, положив голову ему на плечо. Что интересно, Леонид совершенно не помнил, каким образом Ольга оказалась при этом у него на коленях.
– Значит, двадцатого начало обучения? То есть нам осталось всего два дня, и ты уйдешь с первым же караваном в Москву? – Ольга оторвалась от Ленькиной груди и поглядела в глаза своему парню. – Тебе нужно пару дней запаса, чтобы с гарантией успеть.
Тот кивнул, не зная, что ему делать. То ли радоваться, что нашел решение вопроса, то ли немного опечалиться, что полтора месяца не увидит Ольгу с Лиен. Про себя Леонид уже решил, что оставит Лиен здесь. Пусть доучится этот год полностью, а потом, по окончании его учебы, они все вместе решат, что им делать дальше.
– Лиен останется тут, поживет у нас. У Марии комната большая, она у меня девчонка хоть и вредная, но хорошая. Ты не против, Лиен? – Девочка задумалась, но потом резко качнула головой.
– Нет, я буду ждать брата здесь. Скоро Эбби должна будет приехать на два месяца, ее отец оправляет сюда, чтобы закрепить домашнее обучение. Поживет со мной, они как раз собирались комнату для нее искать. И не спорьте! Мне скоро исполняется пятнадцать лет, я уже взрослая девушка! Ничего со мной не случится, тут улица тихая и соседи очень хорошие. – Лиен задрала кверху носик, по которому тотчас же шутливо щелкнул Ленька.
– Ага, и твой ухажер живет рядышком. Хотя, если ты права и Эбби будет жить с тобой – я не против. Только за вами будет пригляд со стороны Ольги и хозяйки. Да и мадам Куимби попрошу, чтобы она со своей стороны приглядела. – Ленька с немалым уважением относился к попадье, или к мэрше, ну не знает он толком, как назвать жену священника и при этом мэра этого города. Но в одном Леонид был точно уверен – мадам Куимби организует не просто пригляд, а жесточайший контроль девочкам.
Судя по тому, как нахмурилась Лиен, она в этом тоже не сомневалась.
– Я согласна. Присмотрю, иногда с Лиен ночевать буду. А эта твоя знакомая, Эбби, точно тут остановится? – Ольга поправила локон цвета спелой пшеницы, выбившийся из прически.
– Надо позвонить на ранчо Риорданов. Поговорить с отцом, с самой Абигейл. – Ленька встал, решив сгонять на переговорный пункт. – Я на почту, поедете со мной? Чтобы время не терять?

18.03.28 года, вторник. Русская Республика. Второй военный городок
Страницы:

1 2 3 4 5





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.