Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53221
Книг: 130580
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Путник. Вселенная»

    
размер шрифта:AAA

Евгений Крас
Путник. Вселенная

Глава 1

Не-е-е-т! Нет, сволочь! Не делай этого… не смей! Джон, я лучше это… Джон, дорогой… верни меня назад… зачем ты так? – из груди Сергея вырвалось утробное рычание. От избытка чувств он влепил кулаком по ни в чём не повинному креслу, и застыл в нём, сжав губы и вцепившись в подлокотники – сделать он ничего не мог.
Ускорение закончилось, и к горлу подкатил тяжёлый ком, перекрыв выход, готовым вырваться ругательствам. Предстоял манёвр, и Сергей зафиксировался в кресле-ложементе. Сделал он это привычно и быстро, попутно подавив первую, острую реакцию на невесомость.
«Ну, ничего. Сейчас блок-модулю понадобится несколько секунд, чтобы сориентироваться и можно будет попытаться вернуться, обманув компьютер».
Сергей расслабился и уставился на экран – робот будет предлагать место посадки, и он рассчитывал отказаться от посадки на планету, тогда машина поневоле должна или предложить остаться на орбите до принятия решения, либо предложить посадку на ближайшее небесное тело, находящееся в зоне досягаемости. Ближайшее «тело» – корабль. Замелькали кадры с дополнительной информацией – большой палец правой руки торопливо нажимал кнопку на подлокотнике – дальше, дальше…
«Чёрт, это не список мест аварийной посадки, а прямо каталог туристического бюро!»
Клавиатурой под левой рукой Волк торопливо пытался выяснить, что твориться в околопланетном пространстве, но компьютер, похоже, не собирался прерывать свою рекламную кампанию. Оставалось, сцепив зубы, ждать окончания шоу.
Конец пришёл быстро, но не тот, которого хотелось бы. Блок-модуль тряхнуло несколько раз подряд… очень ощутимо тряхнуло. Главный экран информатора задумчиво мигнул и выдал список неисправностей, который единственный пассажир успешно проигнорировал – сигналов тревоги нет, следовательно – ничего серьёзного. Сергею важнее было знать поведение «чужака» и состояние «Путника», но чёртова машина считала эту информацию недостойной своего внимания…
От очередного удара, последовавшего после паузы, у Сергея лязгнули зубы, а следующий отправил Волка в нокдаун. Вдавленный в кресло совершенно чумной перегрузкой, он не мог даже вдохнуть, не то чтобы пошевелиться. Кресло изменило форму, отработали регуляторы фиксации… время исчезло, выдавленное перегрузкой.
Тяжесть исчезла стремительно, как и появилась, уступив место вибрации и постепенно ускоряющемуся вращению.
«Ничего себе – просто комплексный тренажёр какой-то!» – Сергея немного мутило от всех этих экстремумов, но контроля он пока не терял. В ушах стоял непонятный визгливый вой. Что-то сломалось или это было от перегрузки… Сквозь подступившую темноту в глазах и голубые искры Волк разглядел экран. Информатор продолжал выдавать информацию, но прочитать её Сергею было уже сложно. Ясно было одно – блок-модуль серьёзно повреждён – по периметру экрана тревожно вспыхивала красная рамка.
Пришла в голову мысль, что блок-модуль мог быть повреждён обломками «Путника». Собственно, других версий быть просто не могло – Джон отстрелил блок-модуль Сергея именно потому, что «Путник» был атакован «чужаком» и атакован серьёзными средствами. Повреждения были очень сильными – не стал бы Смит без критической необходимости отстреливать в спасательном модуле одного из лучших операторов бортового оружия. Мало того, учитывая время, которое прошло с момента отстрела, повреждения должны были быть просто убийственными для корабля!
Растерянность вышла из Сергея, выдавленная адреналином:
«Беда… это беда!»
Информация была нужна любой ценой. Машина уже должна была закончить диагностику и можно было пойти на крайнюю меру – в особом режиме отнять у неё функции контроля за полётом и сделать попытку осмотреться самому. Правда при этом возникали определённые сложности: во-первых, швартоваться в ручном режиме к маневрирующему кораблю нечего было и думать; во-вторых, повторный запуск компьютера требовал некоторого времени… Мелочи! Сергей открыл было рот, но тут же и закрыл. Он не погасил марку информатора, и компьютер понял, что пассажир не считал информацию с экрана. Сработал переход на речевой режим. Меньше чем через минуту Сергей покрылся холодным потом. Стало совершенно очевидным, что отнять функции управления у автомата, значило в рекордно короткий срок стать хорошо информированным космическим мусором. Оставалось сидеть и ждать пока блок-модуль спасёт свой баламутный груз.
Погасло освещение каюты и все экраны информатора – осталось только автономное точечное освещение. Беспорядочное выматывающее вращение модуля прекратилось, хотя он продолжал время от времени дрожать мелкой дрожью, словно живой… А компьютер красивым бесстрастным женским голосом с изуверской методичностью талдычил о том, что он предпринимает. Так электронные мозги отреагировали на недавние упрямые попытки пассажира взять дело в свои руки. Список отключённых систем рос, как на дрожжах. Сергею становилось всё грустнее, но самое большое впечатление на него произвело сообщение о том, что система регенерации воздуха задействована только на десять процентов своих возможностей… стало не только грустно, но и душно. И всё же паршивее всего было то, что Сергей решительно не мог ничего предпринять.
Сердце рухнуло со своего насиженного места куда-то в область живота с той же скоростью, с которой блок-модуль осуществлял свой последний панический манёвр. Снова появилась и даже усилилась вибрация, появились совершенно бестолковые перегрузки, красивый бесстрастный женский голос умолк на середине слова.
Подробности спуска с орбиты, словно раскалённые шары страха наваливались на сознание, обжигали и уносились куда-то в прошлое, оставляя после себя суетливое словечко – «пронесло…» Сколько это продолжалось, мог бы сказать компьютер в режиме бортового журнала, но Сергей никогда этим так и не поинтересовался. Он даже не пытался восстановить в памяти, как это было… воспоминания приходили сами – ночью, яркие и чёткие. Приходили, заставляя просыпаться от гулких ударов собственного сердца и боли в сжатых зубах.
Он не сразу ещё понял, что спуск уже позади. Тишина воспринималась, как короткий перерыв между новыми ударами, вибрацией, перегрузкой, а когда осознал, что чудо всё-таки случилось и не нужно больше ждать конца, то не обрадовался и даже не удивился. Понадобилось усилие воли, чтобы освободить тело от страшного внутреннего напряжения. Он расслабил ладони, едва не раздавившие подлокотники кресла. Из груди, на выдохе вырвался стон, и пришло настоящее свободное дыхание. Кресло тоже ожило, тихо зажужжало, принимая привычную форму…
Опустошение. В груди ещё держалась тяжёлая тупая боль. Ни слов, ни мыслей. Только ощущение собственного тела и смертельная усталость.
Сквозь оцепенение до сознания доходили негромкие звуки – началось самовосстановление блок-модуля. К сожалению, его возможности в этом деле были далеко не безграничны. Ожил один из экранов – это оказалась общая информация о планете, точнее о состоянии окружающей среды. Сергей попытался сосредоточиться. Данные были для удобства сопоставлены с земными. Давление чуть больше, сила тяжести на уровне или чуть меньше, кислород чуть меньше, углекислый газ чуть меньше, азот чуть больше… почти идеально. Уж точно – скафандр не нужен. Жаль, что в реальности всё было намного сложнее – жизнь здесь буквально кишмя кишела, и организм земного человека должен был к ней адаптирован. РИМ давал на это неделю, точнее – 182 часа.
«Всё равно – торопиться теперь, похоже, некуда… хотя…»
- Как связь? – просипел пассажир.
- Аварийный сигнал на Землю отправлен быть не мо…
- Это я без тебя знаю, связь с кораблём?
- Связь с кораблём невозможна ввиду повреждения наружных элементов системы…
- Так восстанови их.
- В настоящий момент ограниченное количество энергии не позволяет параллельно восстанавливать системы жизнеобеспечения и связи.
- Тогда сначала связь. Можешь использовать аварийный конденсор, расконсервируй тяжёлый скафандр и используй его энергию. Мне нужна связь!.. Чёрт…
- Принято к выполнению. Прошу занять место в РИМе для адаптации согласно протоколу для выхода по первой степени.
- Ладно, сейчас… ох…
Все или почти все летуны Земли обращались с гомонизированными компьютерами вежливо, хотя и понимали бессмысленность этого. Сергея подобные излишества возмущали и, хотя он старался держать своё мнение при себе, но считал подобное поведение слабостью и суеверием. Сейчас, когда он, кряхтя, занимал место в РИМе для прохождения десантного выхода с первой степенью защиты, у него впервые появилась мысль сказать компьютеру пару слов благодарности за спасённую жизнь. Мысль была навязчивой до занудности. Он, наконец, понял, откуда пошла эта нелепая традиция и даже почувствовал что-то вроде стыда перед бездушным агрегатом. Волк мысленно обругал самого себя за нелогичность, непоследовательность, слюнтяйство и прочее, потом подумал, что о глубинах мыслительных процессов компьютеров высших порядков даже сами создатели не рисковали рассуждать уверенно, ... затем снова принялся за самобичевание… затем…
Конец душевным мукам положила сама машина.
- Внимание. – Голос внутри колпака РИМа прозвучал глуше, мягче и вроде даже не так бездушно. – Связь с кораблём восстановлена. Связь неустойчива ввиду повреждений в системах абонента. Видеосигнал отсутствует. Переключаю.
- «Путник» вызывает Волка. – Голос Эдит был слабым, временами пропадающим совсем – Сергей, ты слышишь меня?
- Слышу, но связь плохая.
- Отлично… хорошо, что ты жив. В каком ты состоянии? Телеметрия отсутствует полностью.
- Я цел и вроде здоров, валяюсь в РИМе, готовлюсь к выходу по первой степени. Модуль сильно повреждён. Сигнал на Землю послать не могу. Как вы?
Сергей говорил предельно кратко, уже поняв, что времени у них – в обрез.
- У нас плохо. Атакованы «чужаком». Причина непонятна. У нас сильные повреждения. Главной рубки нет вообще, оставшиеся блок-модули повреждены. Оба десантных катера тоже. Ремонт невозможен. Серёжа, у нас потери. – Голос Эдит задрожал, но она справилась. – Погибли Джон Смит, Тор Салох, Мира… ох… Вова… Вова жив, но … я отправила его в анабиозную камеру. Линда и Лика пострадали меньше, но их – тоже. Сильно ранен Чак, но он на ногах – сейчас пытается восстановить герметичность контура и энергетику изнутри. Он в лёгком скафандре работает в трубе. Умер и Саманта в тяжёлых скафандрах работают снаружи… они уже час там. Если у них получится, то мы сможем оставить одного человека для контроля пространства и работы энергетики. Возможно, сможем оставить двоих. Для остальных я готовлю анабиозные камеры. Команду принял Умер. Он велел тебе передать… так. «Чужак» уничтожен, взорвался, но от него незадолго до взрыва отделился какой-то объект. Может спасательная капсула, может – бот. Он направился на планету. Будь осторожен. Твоя задача: первое – найди свой дубль – он мог пострадать меньше. Второе – задачи экспедиции остаются в силе – постарайся побольше узнать о планете. Главное – останься жив. Сергей, мы – первые. Поэтому исчезнуть просто не имеем права. Поэтому сверхзадача – послать информацию, а не просто аварийный сигнал. Оставь на трое суток открытый канал. До свиданья, Серёжа. Конец связи.
- Принято. Приступаю к выполнению.
Сергей вздохнул. Теперь у него есть кое-какая информация. Можно восстановить события.
«Итак. Мы приближаемся к планете, получаем подтверждение характеристик. Они оказываются очень сходными с земными. Повышаем внимание. Во время выхода на орбиту обнаруживаем след «чужака». В зоне наблюдения его нет. Наше с Берном дежурство заканчивается, и мы отдаём рубку Смиту и Тору. Понятно, что они принимают решение о коррекции орбиты для сближения с «чужаком». В результате манёвра «чужак» оказывается в зоне видимости. Они убеждаются, что «чужак» действительно является кораблём. Они сообщают об этом экипажу. Я пытаюсь получить разрешение вернуться в рубку. Смит в соответствии с уставом посылает меня … отдыхать. Вероятно, что Берн всё же разрешение получил, или покинул модуль без разрешения. Иначе, как объяснить, что его модуль оказался пустым?
Смит пытается вступить в контакт с «чужаком», но тот неожиданно нас атакует. Первый залп корабль выдерживает. Я вскакиваю с постели, одеваюсь, но Смит отстреливает нашу с Вовой пару блок-модулей. Видимо он сразу понял, что второго залпа нам уже не пережить. Он отправляет Тора в боевое отделение… так. Видимо и Берна тоже, или он сам туда отправился после залпа. Почему? Это ясно – он второй пилот. А почему Смит отстрелил только нашу пару? Потому что просто не успел – ударил второй залп. Хотя, нет – второй повредил мой блок-модуль… или это был – третий?
Теперь потери. Джон Смит находился в рубке – погиб. Мира – на дежурстве, после сигнала тревоги рванула в рубку – погибла. Тор Салох отправился по тревоге в боевое отделение. Вторым номером примчался Берн. Тор погиб, Берн тяжело ранен. Это понятно – боевое отделение частично защищено рубкой. Это спасло Берна. Линда и Лика – первая пара блок-модулей – они ранены. После первого залпа Тор с Берном успели дать ответный залп, который и уничтожил «чужака». Тут неувязочка – если «чужак» получил критические повреждения, то, как он сумел выстрелить? Ладно – это детали. Возможно, Умер успел добраться до кормовой рубки и добил «чужака».
Да, всё было так или примерно так. Но почему «чужак» взорвался? Самоуничтожение? И что это был за объект, который сел на планету? Поработаем…»
РИМ тихонько гудел и, по всей вероятности, скоро должен был приступить к решительным действиям. Нужно было спешить. Сергей ненадолго задумался. Глупо было ставить себя в зависимость от скафандра. Парный блок-модуль мог опуститься довольно далеко и в дороге может случиться всякое. По-сути обстоятельства не давали выбора – придётся всё же готовиться к выходу по полной программе.
- Ну, так. М-9, доложи результаты диагностики и ремонта. Информацию на колпак РИМа.
На изучение доклада чуда космической техники, скромненько именовавшийся М-9 ушло минут пять, и это время оптимизма Сергею не убавило – в принципе, он был готов к гораздо худшим результатам.
Модуль потерял значительную часть энергетики и предсказуемо не мог летать, окончательно потеряна была также надежда на посылку аварийного импульса на Землю, но на это Волк и не рассчитывал. Потеря ультралайта, частичная потеря регенерации воздуха, части запаса продовольствия. Совсем уже незначительной показалась потеря системы ориентации.
К большой удаче следовало отнести сохранность тяжёлого скафандра и трёх из десяти «голубей» – портативных летающих роботов-разведчиков. Выжила способность блок-модуля к «сохранению статуса» – целого комплекса мер, направленных на длительное пребывание на месте посадки, включающей защиту от стихийных бедствий и пассивную защиту в случае нападения.
- М-9, доклад принят. – Сергей не сумел удержаться от «командного голоса». – Получи задание.
Он попытался сосредоточиться. Логика робота, разумеется, предостережёт от грубых ошибок, но ситуация нестандартная – тут нужен человек. Главное – не наломать дров… и так уже достаточно.
- Отправь «голубей», всех трёх. Задание – сбор информации по трём направлениям. Первое – поиск модуля М-8. Пусть попробуют с ним связаться. Мне нужно знать его техническое состояние.
- Ошибка. Модуль не активирован – в нём нет человека. На запрос голубей не ответит. При попытке непосредственного контакта робот может быть уничтожен. Могу дать инструкцию по работе…
- Нет, достаточно. Попытку связаться отменить. Просто определи его местоположение. Второе. Планета населена разумными существами. Мне нужна максимальная информация о них. Сбор информации – скрытный. Третье. Эдит сообщила о возможном сбросе с «чужака» какого-то объекта. Что ты об этом знаешь?
- Наблюдение за околопланетным пространством велось ограничено.
- Понятно. Так вот. Третье. Если будет обнаружено что-то напоминающее подобного рода объект, то следует соблюдать максимальную осторожность. Все задания прекратить. Доклад сразу. На всю работу «голубей» не более 180 часов. Район обследования определить по времени работы. Процесс подготовки к выходу прервать в случае гибели голубей, при экстренном докладе или при появлении чужих технических объектов в ближней зоне контроля модуля. Всё. Остальное – согласно программе подготовки выхода. К выполнению.
Он уже договаривал последние слова, когда в углу колпака появился сигнал запроса на начало процедур. Сергей поудобнее устроился на лежанке. Почувствовал мягкие объятия захватов РИМа на груди, на животе, на руках… сон обрушился на него, как лавина. Сколько времени он продолжался, Сергею было неизвестно, да и не сон это был вовсе, в обычном, человеческом понимании этого слова. Забытьё. Так он сам называл это для простоты во время подготовки. Состояние, близкое к потере сознания – шок. Настоящий медицинский термин он забыл сразу. Ещё тогда, во время подготовки. Несущественно.
Время от времени машина его «будила». Лучше бы она этого не делала! Сердце работало так, что ему казалось, что он слышал зубовный скрежет каждого клапана в отдельности. Вдобавок сюда ещё буря в желудке, боль во всех местах одновременно, тошноту… полный комплект. Он просыпался, жадно вдыхал смесь газов и аэрозолей, делал торопливые глотки из заботливо появляющихся трубок. Становилось легче. Включался массаж, голос автомата произносил команды, и он старательно двигал руками, ногами, сгибался и разгибался… Затем снова забытьё и всё с самого начала.
Что было в процедуре самое странное – разума он не терял. Скорее напротив – голова работала на удивление без сбоев, добросовестно генерируя бестолковые мысли. Таковыми они были в самом прямом смысле этого слова – толка, практического применения от них не было никакого. Самой непрактичной была мысль о первенстве.
Вот уже несколько лет, как чуть ни к любому его шагу можно было добавить словечко «первый». Он первый человек, прошедший сквозь время, или через границу параллельных миров – с этим так внятно и не разобрались. Он один из первых, кто отправился за пределы солнечной системы. Первый контакт с чужим разумом и, к сожалению, первый бой. Первый спуск на чужую обитаемую планету и снова, уже практически неизбежный, контакт. И хорошо, если – мирный…
Уму непостижимо. Десятки тысяч людей проводят годы в упорных тренировках, в учёбе, в работе, в поиске, желая только одного – чтобы иной раз только на краткий миг стать первыми. Он же словно с кустика получает непрошеные подарки от судьбы, выходит целым и невредимым из таких мест, к которым другие даже приблизиться не могут! И вроде бы не стремится в лидеры, но снова и снова жизнь толкает его вперёд и бережёт, и выносит на своих плечах… За что? Кого благодарить или проклинать за этот жребий? И что у него ещё впереди? Когда конец? А жить так хочется…

Глава 2



Очередное пробуждение было особенно гнусным. В глазах мельтешили голубые искорки на чёрно-красном фоне, голова собиралась взорваться, но ей мешал давящий обруч. Сергей попытался вздохнуть полной грудью… по горлу словно провели наждачной шкуркой. Спазм перехватил вдох, заставил вылупить ничего не видящие глаза, чуть не пополам сложился на лежаке. Ничего не помогало, никакие замысловатые телодвижения… просто вдох. Чего ещё проще? Ну, хорошо, хорошо! Тогда – выдох… он вывернулся… нет! Сознание уходило. Ещё немного и конец. По лицу хлестнула волна ледяного воздуха. Вдох! Он закашлялся, брызнули слёзы. Всё, всё… теперь точно – всё. Он дышал часто, со всхлипами, безумно улыбаясь – становилось совсем легко.
«Господи! Да, когда уже кончится эта пытка? Ну почему я не пошёл в скафандре?»
В голове занудный шум – частые прерывистые сигналы… что-то это означает… что-то очень знакомое… нужно вспомнить… Байконур… центр подготовки… лицо Джона Смита. Жёсткий взгляд. Плотно сжатые губы. Хочет что-то сказать… или крикнуть. Чёрт! Это же «тревога»! Сигнал рванул его на ноги. Вернулось зрение. Помотал головой. Нагнулся и снова засунул голову под колпак РИМа. Подышал.
- О, чёрт! Ну, всё, всё! Я уже встал. Выключи этот чёртов сигнал. Доложи.
- Программа прервана согласно полученному заданию. Причина – потеря связи с РР-6. Вероятность уничтожения РР-6 – 96%.
- Принято. Программа… сколько я отработал по программе?
- Сто семьдесят семь полных часов. Пройдены следующие…
- Не надо. Выходить можно?
- Выход может быть рекомендован только при полной отработке контрольных тестов.
- Ладно. Перебьюсь. Вероятная причина уничтожения РР?
- Агрессия «чужаков».
- Что значит?
- Термин «чужаки» принят условно для обозначения неизвестного объекта тобой на стадии введения задания.
- Достаточно. Наблюдение ведётся?
- Наблюдение ведётся РР-5 и РР-7.
- Что докладывают?
- Связь импульсная. РР-7 обнаружен, атакован и повреждён. Имеется общий короткий доклад от РР-5. Согласно докладу, множественный объект наблюдения с условным наименованием «чужак» передвигается с общим направлением к месту дислокации М-9. Полный доклад возможен после возвращения «голубей».
- Когда «чужаки» будут здесь?
- При сохранении имеющегося темпа движения – не позже, чем через одиннадцать часов.
- Чужаки пытались вступить в контакт?
- Нет. Обнаружение и атака совпадают по времени.
- Очень увлекательно. Ну что ж – дорогих гостей принято встречать на пороге, а ещё лучше – прямо у ворот, а ещё лучше – чем дальше, тем лучше! Тяжёлый скафандр?
- Полностью заряжен и укомплектован для десантного выхода.
- Приготовь поесть и сухой паёк на неделю. Для тяжёлого скафандра отменить десантный комплект; укомплектовать по-боевому. Всё.
«Ну вот и всё. Теперь и до меня добрались. Ну почему они атакуют? Ведь не может же быть так, чтобы они были такими буками изначально? Это же патологическая агрессия какая-то. Их ведь тоже погнало в космос наверняка не желание повоевать, а простое любопытство. Тогда одно из двух – или мы как-то их спровоцировали, или здесь недоразумение. И что вот теперь делать? Попытаться вступить в контакт? Но ведь они даже не пытаются наблюдать, слушать – сразу открывают пальбу. О каком контакте в таких условиях может идти речь? Уйти? Но ведь они уже идут сюда, а значит – погонятся. И когда найдут, и догонят, то ещё неизвестно, буду ли я готов. Значит, атаковать самому. Но за что мне их убивать? За то, что мы друг друга не поняли? Нет уж – это неправильное рассуждение. Моё задание номер один – выжить. Оставить след об экспедиции… значит, ребятам не повезло – я их встречу в их же стиле. Да уж – закрутилось… А может всё дело во мне? Может тогда Шауш был прав и во мне заложено какое-то изначальное зло, и они просто за ним охотятся? За ним, а не за «Путником». А он просто попал под горячую руку… бред собачий для фильма ужасов. Ладно – нужно идти на встречу, а там видно будет…
Если выйдешь ты мне навстречу,
Даже грянет гром – не замечу…»
Сергей попытался запеть песенку вполголоса, но собственный голос в тишине модуля прозвучал как-то совсем уж жалобно. Он был один… опять один против неизвестности.
Он осёкся на полуслове… замер.
Нет. Даже не так… против НЕИЗВЕСТНОСТИ.
Руки непроизвольно потянулись к встроенному шкафу. Через секунду он удивлённо рассматривал предмет, который достал из боковой ниши – это был тот самый странный меч – подарок внучки Майка Тора. Сейчас клинок скрывался в чёрных металлопластовых ножнах – рукоделии Вовы Берна. Зачем он взял его с собой, тщательно выкроив место среди личных вещей, Волк и сам не знал. Глупый наивный талисман с Земли.
В памяти всплыло лицо последнего владельца меча. Некогда грозное оружие, ставшее просто сувениром, оно было, видимо, дорого Майку – висело на стене кабинета так, чтобы его было видно сразу, если поднять глаза. Гениальный учёный с непростой судьбой, обладавший железной волей. Взгляд до старости сохранивший юношескую восторженность, одержимость, романтизм…
Майк ничего не говорил Сергею о мече. Но его внучка сообщила, что для Майка меч был символом и загадкой. Даже вернее символом загадки. Что-то в нём было странное. С одной стороны, это было изделие старинное, но с другой – материал клинка было просто невозможно изготовить без современных и не очень распространённых технологий. По её словам, Майк специально не стал разбираться в этом вопросе, а просто повесил его на стену, как символ того, что всегда должна быть загадка на будущее у любого человека.
Волк потянул за рукоять. Лёгкий щелчок фиксатора. Тускло сверкнул светло-серый металл клинка. В левой ладони тепло ощущалась бархатистая поверхность ножен. Вил на целые шесть часов отдал Вове свою лабораторию для их изготовления.
Он смотрел прямо перед собой, казалось – в пустоту; на деле – в самого себя, в недавнее прошлое, в лица людей, которых знал – живых и ушедших навсегда. Майк Тор, Вил Чернородненко, Вова Берн, Джон Смит… они смотрели на него, молчали и ждали ответа на своё молчание.
Светло-серый клинок с тихим щелчком исчез в ножнах.
«Слабый человек против неизвестности? Ну, уж чёрта лысого! Это мы ещё посмотрим, кто здесь слабый. Не для того я сюда летел, чтобы бегать, скрываться и приспосабливаться. Контакт – значит контакт».
Лёгкий вздох за спиной. Сергей обернулся – всего лишь заказанный столик с едой.
«Ничего себе – собрала перекусить, – подумал он о машине, – ощущение такое, что она рассчитывала на целое отделение сапёров. Если этот агрегат с таким же усердием будет готовить мне еду в дорогу, то грузоподъёмности тяжелого скафандра может не хватить».
Не лишённый приятности процесс поглощения пиши несколько упорядочил ход мыслей Сергея, сделал его приземлённым настолько, насколько это было возможно во внеземных условиях. С последним глотком чая Волк покосился на лежавший на пульте меч и усмехнулся про себя:
«Ну и понесло меня. Прямо Сталлоне. Нет, тут нужно спокойненько, а на лоб – мокрую тряпочку, чтобы котелок не перегревался и не напороть сгоряча».
Порассуждав в таком стиле минут пять, Сергей успокоился окончательно… но решения своего не изменил.
Вот, казалось бы, уже много чего за спиной, и ничем уже не удивить, но собираясь в дорогу, он никак не мог избавиться от странной внутренней дрожи. Смерть проскользнула мимо, не задев, не покалечив и забрала других, пусть ставших близкими, родными, но не его. Она не ушла совсем и возможно ждёт его впереди, встав в ряды «чужаков», а он вместо того, чтобы спрятаться, уйти, деловито собирается на встречу, скрупулёзно гадает, что может пригодиться ему на этом свидании. Дрожь… лёгкое дыхание… чёткие мысли… пьянящий восторг смертельной опасности!..
Наверное, так чувствовали себя много лет назад его далёкие предки под Доростолом со Святославом, на Воже, под Брестом и Новороссийском в Отечественную… Нет, видимо не так. Они защищали свою Родину и точно знали, что им нужно делать. Это была святая борьба.
«А вот что нужно мне? Зачем? И нужно ли это кому-нибудь?..»
Он вспомнил центр подготовки, инженеров-проектировщиков, рабочих, медиков… тысячи людей, их испытывающие взгляды, направленные на претендентов: «Мы своё дело сделаем, а вы не подведёте?» Нет, они и сейчас ждут ответа. Как долго человечество мечтало о встрече с братьями по разуму и… вот она – встреча. Всеми средствами, так сказать. Всё-таки хорошо, что до Земли не близко. Теперь нужно будет объяснить ребятам, что с братьями, хоть бы и по разуму, нужно вести себя иначе. «Путник» это должен сделать. Больше просто некому.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.