Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52967
Книг: 129942
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Игра на нервах. Книга 1»

    
размер шрифта:AAA

Денис Деев
Игра на нервах. Книга 1

Пролог

Возможно, лес Шепота – самое тихое место в Четырехземье. Тишина здесь не такая звенящая, как в ледяной пустыне Фрозентана, и не такая мертвая, как в кратере Спящего Отца. В этом древнем лесу не слышно щебетания птиц или рева призывающего самку лося. Нераскрытая тайна леса Шепота заключается в том, что здесь нет ни птиц, ни зверей, и даже насекомые избегают залетать сюда. Лишь только листья вековых деревьев что-то шепчут друг другу, ловя малейший ветерок. Наверное, боги создали этот лес для себя как место для размышлений и отдыха.
Морисиус-странник, «Мифы и легенды Четырехземья»
Доподлинно неизвестно, посещают ли боги лес Шепота, но сегодня в самом его сердце, у дороги, петляющей меж стволов, которые можно обхватить лишь втроем, затаились два гостя, мало напоминающие богов. Скрывшись у развилки трех дорог за поросшим зеленым мхом и серым лишайником огромным камнем, сидел на корточках высокий и плечистый маг земли. На его голову была нахлобучена широкополая темно-зеленая льняная шляпа, в тулью которой была воткнута засохшая веточка омелы. Маг развернул зеленую хламиду и с удовольствием грел свою спину о камень, напитавшийся теплом солнца за долгий летний день. Он выглядел расслабленным и счастливым котом, пробегавшим всю ночь по соседским кошечкам, а под утро вылакавшим полную крынку сметаны.
Воин, вышагивающий взад-вперед перед магом, наоборот, был взвинчен и раздражен. Он то затягивал ремни нагрудника потуже, то снова отпускал их, то дергал ручку огромной двуручной секиры, висящей за спиной, проверяя, легко ли выходит оружие из удерживающих его колец.
– Перестань действовать на нервы. Тебе показалось, – приоткрыв глаз и глядя на метания воина, произнес маг.
– Я тебе говорю, за нами сюда кто-то шел! Я видел тень! – Воин вытащил секиру и крест-накрест рубанул воздух.
Маг закрыл глаз, заурчал и потянулся.
– У тебя паранойя. Меньше читай всякий бред на форумах – нервы целее будут.
– Но я видел…
– Видел – пойди и проверь!
– Я не следопыт и не охотник. Я его не найду.
– Нет никакого «его»! Это выдумки и красивые легенды, чтобы пугать школоту. Их разработчики придумали, чтобы грабителей и пэкашеров в игре поменьше было, – расслабленно отмахнулся маг.
Воин снова взялся за секиру, оружие в руках его успокаивало и дарило чувство безопасности.
– Я на форуме читал, что его в последний раз видели в этом лесу, – продолжал упорствовать он.
– А мне сейчас сообщение скинули, что обоз уже вышел. Три купца и два стражника не выше тридцатого уровня. Через нашу развилку проедут через два часа. Покрошишь их в мелкий салат, раскроишь пару черепов – и настроение у тебя улучшится. А еще больше оно улучшится, когда ты увидишь нашу добычу. Пять-шесть тысяч серебром возьмем, не меньше.
Маг был уверен, что ограбление обоза пройдет как по маслу. У охраны всего тридцатый уровень. Против слаженной связки воина пятьдесят шестого и мага пятьдесят третьего уровней у караванщиков нет ни единого шанса. Особенно если заранее подготовиться. Маг встал, снова потянулся и небрежной походкой направился к развилке, легко раскручивая в руке небольшой деревянный жезл. Остановился у края дороги, зажал жезл обеими ладонями и поднял высоко над головой. Губы зашевелились, шепча заклинание, после чего он резко опустил руку с жезлом, направив его на дорогу.
Дорожная пыль вскипела и пошла бурунами. Толстый слой пыли на глазах превратился в коричневую жижу.
– Ну и зачем ты это делаешь? Мы и так без проблем справимся с этим отрядом, – проворчал подошедший к магу воин.
– Люблю выигрывать с запасом. Победа по очкам – это для слабаков, а мне нужен нокаут.
Маг глубоко вздохнул, поднял жезл и снова наложил на участок дороги, лежащий перед ним, заклинание «зыбучей трясины». Создатели Четырехземья сделали этот мир максимально приближенным к реальности; когда действие заклинания пройдет, трясина покроется засохшей коркой, но под ней все равно останется жижа, в которой тяжеловооруженный воин завязнет по щиколотку. После десятка наложенных подряд заклинаний почва размягчится настолько, что конь провалится в такую трясину по брюхо. Маг готовил подъезжающему конвою знатную ловушку и щедро вкачивал в нее ману.
Воин смотрел на действия напарника с неодобрением. Когда обоз появится, маг бросит заклинание прямо под телегу и копыта лошадей, и добрая битва превратится в бойню. Воину останется только снести головы безнадежно застрявшим людям.
Тишина, царящая в лесу Шепота, сыграла на руку. Воин услышал, как позади него тихо тренькнула тетива, и отправившаяся в полет стрела со свистом рассекла воздух. Текучим и единым движением он сорвал со спины секиру и одновременно начал разворачиваться навстречу неизвестному врагу. Но не успел: стрела, звякнув и пробив кольчугу, вошла точно в щель между панцирем и наплечником.
– Твою мать! Крит! – завопил воин, полоска здоровья которого просела на четверть.
Рыча от боли, он попытался выдернуть стрелу, но клееное древко обломилось, оставив наконечник в его теле. Воин бросил взгляд на оперение: среди подрезанных белых перьев торчало одно алое, добытое из грудки птицы-кардинала. Это его стрела!
До мага еще только начало доходить, что пока они расставляли свою ловушку, кто-то подкараулил их самих.
– Ищи ублюдка! – прорычал воин, вглядываясь в безмятежную стену деревьев.
– У меня мана на нуле! – От невозмутимой вальяжности мага не осталось и следа, он нервно покопался в поясной сумке и выудил оттуда синий хрустальный фиал.
Но едва поднес его ко рту, снова раздался шелест стрелы. На этот раз она вошла точно в смотровую щель на шлеме воина. Из-под шлема брызнул алый кровавый фонтанчик, и раненый взвыл:
– Опять крит! Да еще и на один глаз ослеп!
– Он там! – махнул рукой маг, указывая направление. – Оттуда стрелял! Рашь его, я на поддержке!
Раскручивая на ходу секиру, воин тяжеловесно тронулся с места, как паровоз, набирая скорость и обороты. Он бежал к группе из трех деревьев, поросшей высокими кустами, дававшими идеальное укрытие для лучника.
– Дави, я тебя отлечивать начинаю! – прокричал маг в спину.
К воину начала возвращаться уверенность. Связка воин-маг справлялась с лучником, каким бы крутым он ни был, легко. Главное сейчас – быстро сократить дистанцию до стрелка, пусть даже и добежав до него полумертвым. Маг Земли способен быстро подлечить воина и накидать на него баффов и благословлений. И тогда посмотрим, как лучник отмашется от злющего бугая с секирой.
Но лучник не собирался давать им возможность поработать в паре: свист стрел, вспарывающих воздух, слился в непрерывный гул – лучник пускал стрелу, когда к цели уже неслись три. Неизвестному стрелку больше не надо было выцеливать уязвимые точки в доспехе, так как маг доспехов не носил. Воин на мгновение обернулся и сильно удивился тому, как всего за пару секунд изменился его товарищ. Теперь он напоминал не довольного кота, а ежа, собирающегося свернуть ласты. Сыпавшиеся сплошным потоком стрелы не давали магу закончить каст, а его жизнь утекала, как вода из дуршлага.
Больше рассчитывать на своего напарника воин не мог, поэтому прямо на бегу наложил на себя заклинание «яростный рывок», которое превратило его шаги в прыжки по три метра. Вот! Он уже видел силуэт скрывавшегося за кустами лучника. Еще один шаг – и он бешеным натиском снесет наглеца, втопчет в землю, порубит своей страшной секирой на мелкие куски.
Лучник резко вскинул и опустил руку, и навстречу воину полетел кинжал, по форме напоминающий лунный серп и сиявший таким же молочно-белым светом. Кинжал полоснул ногу чуть повыше наколенника, и воин сбился со своего боевого ритма. Нога подломилась, игрок кубарем прокатился по земле. С руганью выплюнул забившую рот пыль, грузно поднялся на ноги и увидел, как лучник накладывает на тетиву сразу три стрелы. И в следующую секунду все три залетели в смотровую щель шлема воина.
Получен критический урон!
Получен критический урон!
Получен критический урон!
Три крита подряд выбили из воина остаток жизни. Он завалился на спину и больше не шевелился.
В лесу Шепота опять воцарилась тишина. Тела воина и мага медленно таяли, рассыпались невесомым прахом, который тут же разносился легким ветерком, заставлявшим шептаться листья вековых зеленых великанов.

Глава 1

Амони – самый прекрасный город во всей Борее, а может быть, и во всем Четырехземье. Есть города внушительнее и роскошнее. Но второго такого города, где красота скользит в каждом изразцовом кирпичике стен, где можно часами любоваться изящными шпилями, венчающими каждое здание в Амони, я не встречал за более чем тридцать лет моих путешествий. Люди Воздуха стремятся ввысь, земная твердь их отталкивает, и если бы это не стоило колоссальных затрат магической энергии, то они бы возводили свои города прямо на облаках. Но архимаги на ману все-таки не поскупились. По утрам в Амони в воздухе парят тысячи радуг, от небольших, длиной в несколько локтей, до огромных, пересекающих город из конца в конец. Ночами же воздух наполнен мириадами светящихся огоньков, которые превращают непроглядную тьму в приятный глазу полумрак.
Морисиус-странник, «Мифы и легенды Четырехземья»
– Круто! Скажи же, ну круто ведь! – размахивала боевым цепом девушка в коротком линотораксе, расшитом серебристыми чешуйками.
Шипастый набалдашник цепа проносился в нескольких сантиметрах от носа мечника с ником Артур Бедоносец. Артур восторгов девушки не разделял, для него вся прелесть этого мира скрывалась в остро отточенных, покрытых замысловатой гравировкой клинках, мечах, саблях, кинжалах, палашах, да и просто в ножах. А вот цепы у Артура ассоциировались с крестьянами и молотьбой пшеницы. Не было в этом оружии налета элитарности и аристократичности. Хотя именно этому цепу надо отдать должное – выглядел он великолепно. Инкрустированная костью рукоятка заканчивалась массивным золоченым навершием, благодаря которому цеп можно было использовать как палицу в ближнем бою. С другой стороны к рукояти крепилась цепь из небольших звеньев, сплетенных в один жгут. Звенья выглядели невесомыми и хрупкими, но Артур знал, что они откованы из штормовой стали и за счет своего хитрого плетения спокойно могут использоваться как ошейник для средних размеров дракона.
Грузик был также выкован из штормовой стали, по его поверхности разбегались ветвистые следы от ударов миниатюрных молний, которые использовались при закалке металла. В грузик были вкручены семь устрашающего вида шипов, способных пробить даже латный доспех и пощекотать его владельца или проломить череп вместе со шлемом.
Но в глаза заявить девушке, что ее оружие его не впечатляет, мечник не мог. Во-первых, этот цеп стоил больше, чем вся экипировка Артура. Да что там говорить – оружие девушки стоило больше в реальных деньгах, чем сам Артур, если его разобрать на органы и выгодно продать! Во-вторых, девушка в линотораксе не была его подружкой или знакомой, она была его нанимателем. Артур Бедоносец являлся как бы ее телохранителем. Почему «как бы»? Да потому, что город Амони был стартовой локацией, песочницей для «малышни», и здесь игрокам практически ничего не грозило. Причем песочницей непростой – сюда попадали только те, кто имел бриллиантовый аккаунт, самый дорогой в игре. И понятно, что администрация игры с таких игроков не то что пылинки сдувала, но была готова пылесосить их с утра до ночи и с ночи до утра без перерыва на сон и обед. Смешно сказать, в Амони даже улицы вымощены воздушным камнем – пористыми, похожими на твердый поролон булыжниками, о которые невозможно удариться, даже грохнувшись с третьего этажа.
Да и сама девушка защищена не хуже танка, ведь ее простенький на вид линоторакс стоил как неплохой спорткар. На каждой нашитой на него чешуйке была выгравирована руна, дававшая небольшой иммунитет к различным типам урона. Небольшой-то небольшой, но чешуек было много, в итоге доспех обеспечивал серьезную защиту как от магического урона всех четырех стихий, так и от урона физического. Артур как защитник ей не нужен, люди ее социального уровня просто привыкли постоянно иметь возле себя слуг. В детстве их окружают няньки и гувернантки, а как подрастут, они шагу не могут ступить без личных водителей и секретарей. Вот и таскается Артур за девушкой, просто подчеркивая ее статус.
– Артур, – протянула девушка, выводя парня из задумчивости, – ну как тебе игрушка?
– Классная штука, – с готовностью ответил он. – И хорошо, что масштабируемая. До какого уровня с ним дойдешь? До сотого?
– Минимум до двухсотого. Мало того что этот цеп масштабируется, так у него еще и слоты под расширения есть. Четыре еще свободны, а в один я вставила лазурит. Теперь молнией бабахать могу, тут заряда – на пять ударов, – похвасталась девушка и продемонстрировала рукоятку цепа со вставленным в нее сине-фиолетовым камнем.
– Пробовала уже?
– Нет, сейчас и испытаем. – Вытянувшись в струнку, девушка подняла цеп, и мечник невольно залюбовался ее фигуркой.
Нет, в фэнтезийном мире Четырехземья хватало красивых девиц, вернее, почти все они здесь красотки. Но Милена была еще и фантастически естественной, и что самое важное, почти не отличалась от себя реальной. Артур ее видел в реальном мире, в офисе ее отца, когда подписывал контракт. Да-да, контракт на сопровождение Милены в игре был составлен на сорока страницах и подписан на бумаге! В присутствии трех адвокатов! А офис отца Милены вообще произвел угнетающее впечатление. Под давлением всей этой роскоши Артур почувствовал себя даже не земляным червяком, а каким-то бесполезным микроорганизмом.
– Бли-и-ин! Не получается! Молния по площади не работает, нужна цель, – расстроенно протянула Милена. – А давай я на тебе поэкспериментирую? Принимай дуэль!
Артур поморщился. Уровень его ощущений в игре был выставлен на стандартные тридцать процентов, а тридцать процентов боли от попадания молнии – это удовольствие сомнительное. Уровень ощущений можно уменьшить до пяти процентов, но тогда очки получаемого опыта режутся чуть ли не вполовину. Разработчики как-бы намекали: хочешь жить красиво и быстро расти по уровням – терпи.
Недовольство телохранителя девушка поняла по-своему. Черты ее лица моментально заострились и стали злыми. Она раздраженно перекинула толстенную косу цвета воронова крыла с одного плеча на другое.
– По контракту ты должен мне оказывать полное содействие, и если я говорю, что хочу испытать на тебе молнию, ты должен спросить, сколько раз!
Артур ехидно усмехнулся:
– А также я должен давать тебе полезные советы. Полезный совет номер один: я выбрал класс «воина грозы», и к твоей молнии у меня иммунитет. Не полный, конечно, но твое электричество меня только пощекочет.
Создавалось впечатление, что разряды молний забили из глаз Милены, – девушка из высшего общества не привыкла, чтобы что-то происходило не так, как она задумала.
– Ладно! Пойдем искать мне какого-нибудь лузера для дуэли! – Девушка резко развернулась и направилась прочь из сквера, где она планировала потренироваться с боевым цепом.
Артур неодобрительно качнул головой – нормальной тренировкой десятиминутное махание оружием назвать никак нельзя. Четырехземье – мир реалистичный; воин, взявший новый тип оружия в руки, должен к нему привыкать минимум пару-тройку тренировочных схваток. Видимо, Милена рассчитывала на свой дорогой, даже по меркам «бриллиантового» города, «обвес». И по своему опыту Артур знал, что новичком в игре Милена не была. Она ушла на реролл, удалив мага сто восьмидесятого уровня. Девочке, видишь ли, надоело отсиживаться за спинами соратников и захотелось самой хлебнуть экшена с адреналином. Прошлого персонажа она удалила, а не продала, и все ради того, чтобы сохранить уникальный ник. Она ведь не Милена3789 или Милена_Красивые_Глазки, а просто Милена, как и в жизни. Один такой ник стоил целое состояние.
С мыслями о богатеньких избалованных папенькиных дочках Артур направился вслед за подопечной. Какой черт занес в сквер бесцельно бродящего по городу Найденыша, Артур не знал. Найденыш был местным дурачком НПС, с которым было связано несколько здешних легенд. Некоторые игроки от всей души ненавидели дурачка за то, что этот непись мог перехватывать задания от других НПС. Не хватает тебе, к примеру, всего каких-то жалких десяти очков до следующего уровня, и бежишь ты к матушке Руте, чтобы взять у нее записку и отнести на другой конец города ее престарелой сестре. И вот ты в паре шагов от дома Руты, уже видишь старушку, сидящую на завалинке. Твои ладошки вспотели в предвкушении того, что к ним почти прилипли халявные очки опыта. И тут возле старушки нарисовывается Найденыш и за пару яблок соглашается отнести записку. Счастливый дурачок с запиской убегает, а вслед ему несутся проклятия от игрока, ведь этот квест обновляется не чаще раза в час.
Другая половина игроков считала, что дурачок приносит удачу. Дашь ему пару пирожков – и получишь плюс к карме. Артур их мнения не разделял и думал, что разработчики добавили этого персонажа для живости локации и для бодрости, чтобы новички клювом не щелкали, когда квесты брали. Нескладного тощего паренька заметила и Милена.
– Эй! Найденыш, да? Иди сюда, я тебе монетку дам! – Девушка достала из кармана серебрушку и ловко подкинула на ладони.
На конопатом лице дурачка появилась мечтательная улыбка, и он, радостно хлопая глазами, направился к Милене.
В чем, в чем, а в благотворительности или суеверности Милена замечена еще ни разу не была, и Артур такой щедрости удивился. Вручив одетому в лохмотья пареньку монетку, девушка потянула из-за спины свою обновку и прежде, чем Артур что-либо понял, призвала молнию. С навершия рукояти сорвался ярко-голубой ветвистый росчерк и ударил в Найденыша. Вслед за этим по ушам врезал гром, но его заглушил крик. Крик нечеловеческой боли.
Паренек рухнул на колени, лохмотья на нем обгорела и дымились, а рот перекосило. В серых глазах метался ужас, Найденыш не понимал, за что эта красивая и добрая девушка вдруг решила причинить ему такие страдания.
Милена на первом проведенном опыте решила не останавливаться.
– Ого! Гляди, больше трети жизни сняло! Сильная штука! – зашлась от восторга девушка, снова вскинула руки и призвала еще одну молнию.
Парень уже не кричал, он выл и сипел от невыносимой боли. Артуру хотелось зажать уши. Он привык, что в Четырехземье враг рычит, проклинает тебя, брызжет слюной от ярости, но не надсадно вопит, как ребенок, от жутких страданий.
– Стой! Ты не видишь – ему же больно! – Мечник сам не ожидал от себя такого взрыва сочувствия, но паренек выглядел просто кошмарно. Его кожа покрылась огромными ожогами и волдырями, а местами и вовсе обуглилась.
– Да не смеши! – отмахнулась Милена. – Это всего лишь анимация и спецэффекты.
Девушка снова подняла цеп, но Артур выхватил свой клинок и плашмя ударил по оружию Милены, едва не выбив из ее рук. Глаза подопечной резко сузились, ее лицо стало похоже на морду разозленной пантеры.
– Если ты его убьешь, наша репутация среди жителей Амони рухнет. А нам здесь еще по три уровня взять надо, – попытался достучаться до разума девушки Артур.
– Ладно, ладно, – отступила та. – Убедил. Но больше никогда – слышишь, никогда! – не смей поднимать на меня меч! Усек? Проблемы у тебя не только в игре начнутся!
Артур, не говоря ни слова, убрал меч в ножны и понурил голову. За каким лешим он вообще тут из себя спасителя дурачков решил разыграть? Не Милена, так ее папочка вполне могут ему веселую жизнь в реале устроить. Глядя на Артура, девушка ухмыльнулась: слуга осознал свое место и в дополнительной порке не нуждается. Хотя еще кое-что продемонстрировать ему необходимо.
Громыхнула третья молния, ударившая свернувшегося в калачик и тихо поскуливавшего Найденыша. Паренек взвыл, заметался и затих.
– И думать, как и где мы будем брать три уровня, тебе тоже не надо. Вообще не думай, а просто делай, что я тебе скажу. – Милена обернулась и пошла к выходу, а Артур задержался на секунду, глядя на кучку пепла, оставшуюся от городского дурачка.
Возрождение персонажей у НПС и игроков проходило по-разному. Игроки возвращались к жизни на окраине города, на большом плоском валуне, стоявшем в центре заброшенного воинского капища, ровно через тридцать секунд после своей гибели. НПС же возрождались раз в сутки в центральном храме. В полночь открывались двери этого величественного здания, на крыше которого, расправив крылья, рвалась в небо отлитая из серебра гигантская птица Рух. Из дверей под заунывное пение выходили погибшие в этот день НПС. Их ждали родные и близкие со счастливыми улыбками на лицах и с бумажными фонариками, внутри которых горели свечи. Как только они видели выходящего из храма родича, они выпускали фонарик в небо, благодаря Великую Птицу, Мать Всех Бурь, что она возродила близкого им человека. Сами возрожденные тоже выглядели счастливыми, ведь, выходя из храма, они забыли все, что случилось с ними за сутки до смерти. Поэтому НПС не искали мести, не чувствовали злобы и ничего не помнили про свои предсмертные страдания.
Но зверски убитый Миленой Найденыш почему-то появился не в храме. Для него никто не пел песнь возвращения и победы жизни над смертью. Еще дрожащий от дикой боли и унижения паренек пришел в себя на плоском валуне. Он с удивлением огляделся и увидел вокруг себя покосившийся частокол капища. Память тоже сохранила весь ужас убийства, да и в самом Найденыше что-то разительно переменилось. Он жил как в бесконечном вязком тумане, его мысли обычно витали только вокруг того, чего бы раздобыть на ужин и как пробраться на чей-нибудь сеновал, чтобы переночевать с относительным комфортом. Но он никогда не думал…
– Кто я?! – обожгла его мозг неожиданная мысль. Боль от этой мысли резала, выворачивала внутренности, тараном лупила по разуму. – Кто я? Кто я? Да господи, кто же я такой?! – Сжав виски руками, паренек упал на колени и прижал готовую разорваться на части голову к камню.
Пытка не прекращалась, первая прорвавшаяся в его мозг мысль была семечком, из которого начало разрастаться целое дерево вопросов: «Где я? Что со мной происходит?» И самый ужасающий: «Что мне делать?!» Проснувшийся разум шептал, что просто валяться на камне и рыдать от жалости к себе нерационально. Спина Найденыша покрылась холодным потом: что такое «нерационально»?! Что это за слово? Разум пояснил ему значение этого слова.
Добила бывшего дурачка надпись, появившаяся из воздуха прямо перед лицом. Набросанная вычурным шрифтом с многочисленными завитушками, она гласила:
«Поздравляем! Вы получили достижение «Мученик 1-го уровня». Вы получаете +2 к выносливости».
У парня от удивления глаза вылезли из орбит, а надпись мигнула и исчезла. На ее месте появилась новая:
«Внимание! У вас есть нераспределенные очки характеристик!»
Парень прочитал… Что?! Он умеет читать? Он, которому приходилось по три раза втолковывать самые простейшие задания типа «пойди и принеси»?! Даже мудрая матушка Рута, которая в тысячу раз умнее Найденыша, грамоте не обучена. Сообщение, висящее в воздухе, мигнуло и пропало, а вот ответ на вопрос, что же ему теперь делать, в голове не появился. Хотя не зря же он вспомнил про матушку Руту. Она всегда была добра к Найденышу, кормила вкусными пирожками и подсовывала ношенную, но все еще добротную одежку своего старшего сына.
Паренек привстал с камня, собираясь отправиться к домику Руты, однако вдруг понял, что та вряд ли поверит его рассказам про внезапно проснувшееся сознание и мелькающие перед глазами непонятные надписи. Но разум опять подкинул подсказку: если он не будет, как обычно, мямлить и мычать что-то нечленораздельное, а доходчиво и аргументированно все расскажет, то матушка Рута обязательно ему поверит. Что?! «Аргументированно»?! Это что еще за словечко?! На лице паренька отразилось отчаяние, а рассудок услужливо подсказал значение и этого слова.

Глава 2

Найденыш шел по Амони и не узнавал города, в котором, как он думал, прожил всю жизнь. У паренька захватывало дух от окружающей его красоты. Как можно было всего этого не видеть раньше!
Он оказался не в центральной части Амони, где проживали богатые горожане, соревновавшиеся друг с другом в роскоши домов, а в квартале Иглы и Молота, где обосновались ремесленники. Парень остановился, открыв рот и глядя на кузнечную мастерскую, выложенную из красного обожженного кирпича. Формой она напоминала перевернутый вверх ногами кувшин для масла с узким носиком и широким дном. На плоской крыше торчал целый частокол труб с вылетающими снопами искр, расцвечивающими сереющее вечернее небо всполохами фейерверков. Найденыш не чувствовал запаха дыма или гари: магия Воздуха, раздувавшая огонь в горнах кузницы, уносила дым на большую высоту в сторону от города. Неприятные запахи не должны щекотать ноздри жителей славного города Амони. Не пахло даже у кожевенных мастерских, обставленных по кругу большими круглыми чанами, тогда как в других городах от запаха кожевников мухи на лету мерли. Или даже воробьи.
Найденышу открылся новый мир. Поскрипывающая вывеска в виде сапога над мастерской сапожника. Парень сотню раз под ней проходил, но скрипа не слышал. Не плоские, но выдающиеся наружу круглыми радужными пузырями окна в доме стеклодувов. Перекликающиеся удары молотов в кузне, звучащие, как музыка железа и стали. Найденыш бы так и ходил по городу до утра, впитывая в себя звуки, цвета и запахи, но ноги сами вынесли его к домику матушки Руты.
Казалось, что сидевшая на лавочке перед домом старушка в длинном коричневом платье и белом чепчике дремлет. Найденыш подошел ближе, матушка Рута открыла глаза, потянулась и поприветствовала его:
– О! Явился! И где тебя ветра носили? Забыл, что обещал мне мешки с мукой помочь переставить?
Часть Найденыша, жившая до убийства словно в сером тумане, помнила, что матушка Рута ворчала просто по привычке, а не от злобности натуры. Найденыш и правда частенько забывал про данные им обещания.
– Здравствуй, матушка. Прости, опять забыл! – Найденыш в чистосердечном раскаянии развел руками.
Старушка поднялась с лавочки и распрямила натруженную за день спину.
– Ну чего уж там, главное, ты здесь. Пойдем делом займемся.
– Погоди. Я хотел спросить… Кто я?
Матушка Рута от неожиданности осела на лавку, подозрительно поглядев на паренька:
– Опять Шмульт тебя сливянкой угостил?! Встречу – уши старому дураку откручу!
Найденыш вспомнил, как отставной ветеран городской стражи Шмульт напоил его своим крепким пойлом. Старик участвовал в войне против духарей, попал в окружение и был поднят на копья этими злобными карликами. Но выжил и за проявленную храбрость получил в награду от бургомистра щит с именной гравировкой. Шмульт повесил подарок над стойкой в своей корчме и, подливая посетителям сливянки собственного приготовления, брызгал слюной от ненависти к духарям, рассказывая о своих ратных подвигах. Наливка у вояки была превосходная, приятно греющая горло и сильно бьющая в голову, но по сотому разу выслушивать стариковские россказни желающих находилось мало. Поэтому Шмульт решил заполучить благодарного слушателя в лице Найденыша и подпоил дурачка. Наутро Найденыш проснулся в городском остроге: наливка ударила в мозги, и в каждом прохожем стал мерещиться подлый духарь, которого надо было непременно поколотить палкой. Найденыша кое-как скрутили три городских стражника, а Шмульту бургомистр намекнул, что боевые заслуги перед городом – это хорошо, но надо и соображение иметь. В конце концов, старому ветерану не шестопером по лбу заехали, а всего лишь печень в двух местах проткнули.
Страницы:

1 2 3 4





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.