Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53297
Книг: 130698
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Идеальный брак?»

    
размер шрифта:AAA

Хелен Бьянчин
Идеальный брак?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Габби остановила автомобиль в бесконечном транспортном потоке, запрудившем Нью-Саут-Хед-роуд, не добравшись до поворота на Элизабет-Бэй, фешенебельную окраину Сиднея. Она взглянула на часы и нахмурилась, нетерпеливо забарабанив по рулю.
У нее оставался ровно час, чтобы подготовиться к приему гостей, приглашенных на ужин. Принять душ, сделать прическу, подкраситься и одеться. Потеря десяти минут в транспортной пробке не входила в ее планы.
Габби взглянула на свои длинные безупречные ногти. Их совершенство стоило ей ленча. Яблоко, съеденное за рабочим столом, вряд ли можно считать адекватной заменой.
Машина впереди пришла в движение, Габби последовала за ней, набирая скорость… и все лишь для того, чтобы через несколько секунд нажать на педаль тормоза. Снова красный свет!
Черт побери. С такой скоростью она преодолеет перекресток со второй, если не с третьей, попытки.
Надо было выехать пораньше. Тогда она не попала бы в этот дорожный ад. Следует признаться, по крайней мере самой себе, что опять не хватило целеустремленности и упорства.
Ей, дочери Джеймса Стэнтона, совершенно не обязательно было работать. Земельная собственность, внушительный портфель ценных бумаг и значительная ежегодная рента обеспечили ей одно из первых мест в списке богатых — независимо от состояния семьи — молодых женщин Сиднея. Габби была не только дочерью Джеймса Стэнтона, но и женой Бенета Николса, а потому ее назначение на пост менеджера-консультанта компании «Стэнтон и Николс» оценивалось всеми как протекционизм чистейшей воды.
Габби переключила скорость резче, чем требовалось, и на мгновение испытала удовольствие от благородного урчания мощного мотора своего «мерседеса», но черепашье продвижение автомобиля закончилось через считанные минуты очередной остановкой.
Затрезвонил сотовый телефон, и Габби автоматически сняла трубку.
— Габриэль?
Только один человек наотрез отказывался называть ее уменьшительным именем.
— Моника!
— Ты ведешь машину?
— В основном торчу в пробке, — сообщила Габби, размышляя над причиной звонка мачехи. Моника никогда не звонила просто так.
— Днем прилетела Аннабел. Ты не возражаешь, если она придет без приглашения?
Годы, проведенные в элитных пансионах, не прошли даром. Хорошие манеры стали второй натурой.
— Вовсе нет. Мы будем в восторге.
— Спасибо, дорогая, — промурлыкала Моника и распрощалась.
Чудесно! Только этого не хватало! Смирившись с неизбежным, Габби позвонила домой и попросила Мэри поставить еще один прибор.
Конечно, она не настолько суеверна, чтобы считать число тринадцать предзнаменованием неудачного вечера, однако…
Машины снова тронулись, и легкое напряжение усилилось, перерастая в головную боль.
Джеймс Стэнтон вновь женился десять лет назад на двадцатидевятилетней Монике. Разведенной, с единственной дочерью. Отец был счастлив во втором браке, и Габби не в чем было упрекать его… но, к сожалению, любовь Моники не распространялась на падчерицу.
Пятнадцатилетним подростком Габби остро переживала невнимание мачехи. Переживала до тех пор, пока подруга не разъяснила ей психологические основы возникшей ситуации.
В ответ Габби решила преуспеть во всем: в школе она получала теперь только высшие оценки, побеждала в спортивных соревнованиях, изучала языки и окончила университет с отличием по специальности «менеджмент». Затем Габби Стэнтон стажировалась год в Париже, еще год в Токио, а вернувшись в Сидней, работала в конкурирующей фирме. И только после всего этого подала заявление на замещение вакантной должности в семейной компании и победила в конкурсе благодаря своему образованию и опыту.
Стоит ли размышлять о прошлом? Габби криво усмехнулась и свернула на престижную Воклюз-стрит с роскошными домами, спрятавшимися за высокими бетонными заборами. Особую атмосферу улице придавали старые деревья с развесистыми кронами.
Вскоре Габби остановила машину, нажала на кнопки пульта дистанционного управления и выждала необходимые секунды. Витые решетки кованых ворот плавно скользнули в стороны.
Широкая извилистая аллея вела к элегантному двухэтажному особняку в средиземноморском стиле в глубине обширного благоустроенного парка. В конце семидесятых Конрад Николс купил четыре соседних участка, снес четыре стоявших на них дома и воздвиг многомиллионную резиденцию, которую великолепные виды на гавань вознесли в заоблачные высоты сиднейского рынка недвижимости.
Десять лет спустя Конрад вложил в резиденцию еще миллион долларов, увеличил количество спален, добавил внутренние дворики, застекленные веранды и балконы, переоборудовал кухню и расширил гараж, вмещавший теперь семь машин. В садах появились фонтаны, декоративные пруды и лужайки в английском стиле, окаймленные подстриженными живыми изгородями.
Проезжая под автоматически поднявшимися дверями одной из секций гаража, Габби с грустью подумала о превратностях судьбы. Не успели еще закончиться работы по благоустройству садов и парков, как Конрад и Диандра Николс погибли в автомобильной катастрофе.
Правда, Конраду удалось достичь своей смертью того, о чем он мечтал целых десять лет: его сын и наследник вернулся из Америки и взял в свои руки управление долей Николсов в фирме «Стэнтон и Николс».
Габби остановила «мерседес» между элегантным «ягуаром» Бенета и степенным черным «бентли». В гараже не хватало шикарного джипа, на котором Бенет ежедневно ездил в город на работу.
Двери гаража скользнули вниз и тихо щелкнули. Габби схватила портфель, подошла к боковой двери и отключила охранную сигнализацию дома.
«Резиденции», — поправила она себя, снимая трубку внутреннего телефона.
— Привет, Мэри. Все под контролем?
После двадцатилетней службы в семье Николс домоправительница могла позволить себе смешок.
— Никаких проблем.
— Спасибо.
Габби поспешила через величественный холл к широкой лестнице, ведущей на второй этаж.
«Все в порядке, — с благодарностью подумала она. — Мэри заканчивает приготовление ужина; ее муж, Серж, проверяет температуру вин, выбранных Бенетом; а Софи, приходящая прислуга, наносит последние штрихи в убранстве столовой».
Все, что надлежит сделать ей, Габби, — это появиться в холле безупречно ухоженной, когда Серж впустит первых гостей, и проводить их в гостиную. У нее осталось всего сорок минут. Или того меньше.
Габби бегом бросилась вверх по лестнице.
Мать Бенета обставила особняк мебелью красного дерева, украсила роскошными пушистыми коврами и шелковыми обоями бледных зеленовато-голубых оттенков. Шторы, мягкая мебель и покрывала на кроватях придавали каждой комнате свою собственную, неуловимую индивидуальность.
Застекленные двери главной спальни, расположенной в восточном крыле, выходили на два балкона, откуда открывался вид на гавань. Потрясающая днем, ночами панорама становилась волшебной, переливаясь узорами далеких электрических огней и неоновых вспышек.
Габби на ходу скинула туфли, украшения, одежду и влетела в отделанную мрамором ванную комнату, достойную соперницу спальни по размерам и роскоши: элегантный мрамор цвета слоновой кости с золотыми прожилками, огромная ванна с джакузи, двойная душевая кабинка и все прочие удобства.
Десять минут спустя она появилась в спальне, завернувшись в полотенце, как в индонезийский саронг, с тюрбаном на голове из второго полотенца.
— Опять все оставила на последнюю минуту, Габби? — чуть насмешливо спросил Бенет, освобождаясь от пиджака и ослабляя галстук.
Габби взглянула на мужа, и, как всегда, ее сердце екнуло. Высокий, широкоплечий, мускулистый, необыкновенно красивый. Не юношеской красотой, но красотой зрелого мужчины. Бенету уже тридцать шесть. В красиво вылепленном лице проступают черты андалузских предков по материнской линии. Взгляд темных, почти черных, глаз никогда не смягчается ради мужчин и редко — ради женщин.
Габби вынула из ящика чистое белье и быстро натянула лифчик, трусики и шелковую комбинацию.
— А где твое «Привет, крошка, я дома»?
— С обязательным поцелуем? — усмехнулся Бенет, скинув рубашку и потянувшись к брючной молнии.
Сердце Габби забилось быстрее, внизу живота появилось напряжение и, обжигая нервные окончания, распространилось по телу.
«Близость сексапильного мужчины, не более», — сказала она себе, быстро натянув шелковый халат и направляясь обратно в ванную.
Сняв с головы полотенце, Габби схватила фен и принялась сушить волосы. Однако ее внимание тут же рассеялось, потому что ванную комнату пересек Бенет. Зеркальные стены отразили его обнаженное тело, и, как ни старалась, она не смогла не отреагировать на оливковую кожу, туго обтягивающую мощную мускулатуру, упругие темные волосы, покрывавшие грудь и спускающиеся к талии… и ниже.
Ее взгляд метнулся к широким плечам мужа. Бенет вошел в кабинку и включил воду. Стеклянные дверцы душа закрылись за ним.
Габби машинально дернула щетку фена, и от резкой боли на глазах выступили слезы.
Один год, два месяца и три недели, как она замужем, но до сих пор слишком сильно реагирует на мужа — как в постели, так и вне ее.
Кожу на голове покалывало, и Габби стала осторожнее водить щеткой, затем выключила фен. Волосы были еще немного влажными, их естественный пепельно-белокурый цвет казался чуть темнее, подчеркивая кремовый атлас кожи и ослепительную синеву глаз.
Отработанными движениями она подхватила концы волос и ловко свернула их в узел на затылке, закрепила шпильками и занялась макияжем.
Несколько минут спустя Габби услышала, как Бенет выключил воду, и заставила себя сосредоточиться на тенях для глаз. Бенет подошел к мраморной стойке и взялся за бритву.
— Неудачный день?
Ее пальцы на мгновение замерли, она положила на место коробочку с тенями и выбрала тушь для ресниц.
— Почему ты спрашиваешь?
— У тебя очень выразительные глаза, — заметил Бенет, разглаживая подбородок.
Габби встретила в зеркале его взгляд.
— На ужин приедет Аннабел.
Бенет выключил бритву и снял с полки хрустальный флакон с дорогим одеколоном.
— И это тебя беспокоит?
Габби решила, что немного легкомыслия ей сейчас не повредит.
— Я способна сразиться со своими драконами.
Одна черная бровь изогнулась.
— Скрестить словесные мечи за десертом?
Аннабел никогда не упускала такой возможности, и Габби думала, что сегодняшний вечер не будет исключением.
— Я постараюсь вежливо парировать любые колкости.
Взгляд Бенета скользнул по ее гибкой фигурке, стал чуть пристальнее, вернувшись к ее лицу, и легкая улыбка изогнула уголки его рта.
— Следовательно, ближайшая цель — выиграть еще одно сражение в непрекращающейся войне.
— Бенет, а ты когда-нибудь проигрывал сражения? — небрежно спросила Габби, убирая тушь в ящик, где хранилась ее косметика, и стала сосредоточенно наносить на губы нежно-розовую помаду.
Он не ответил. К чему? И так никто не сомневается в том, что Бенета Николса уважают и побаиваются, и вряд ли кому-либо когда-либо удавалось или удастся обмануть его.
«Просто охраняй мои тылы», — хотела сказать Габби, но слова остались непроизнесенными.
Несколько минут спустя она надела длинную юбку из черного шелка и блузку с глубоким круглым декольте. Наряд дополнили вечерние босоножки на высоких шпильках и драгоценности: кулон, серьги-гвоздики с бриллиантами грушевидной формы и усыпанный бриллиантами узкий браслет.
Габби бросила беглый взгляд на свое отражение и подушилась любимыми «Ле Мист де Картье».
— Готова?
Габби обернулась и затаила дыхание. В фигуре мужа чувствовалась неукротимая сила, которую не мог смягчить безупречно сшитый дорогой костюм. Не многие женщины любого возраста могли сопротивляться мощному магнетизму стихийной силы, излучаемому Бенетом.
Несколько бесконечных секунд Габби в упор смотрела на мужа, пытаясь понять, что скрывается за его непроницаемым лицом.
Она завидовала его необыкновенному самообладанию… и ей было интересно, возможно ли пробить его броню.
— Готова, — ровным голосом ответила она и, проходя мимо него, даже умудрилась выдавить веселую улыбку.
Широкая мраморная лестница, устланная ковром, плавно спускалась к вымощенному мраморными плитами парадному холлу. Начищенные перила красного дерева поддерживались витыми коваными стойками. В зеркальных стенах отражалась величественная хрустальная люстра и коллекция элегантных старинных шкафчиков. Со светлыми полами и стенами, монотонность которых перебивалась тяжелыми резными дверями, истинными произведениями искусства, холл казался еще более просторным.
Не успела Габби поставить ногу на нижнюю ступеньку лестницы, как мелодично запел дверной звонок.
— Занавес поднимается, — прошептала она, когда Серж, выскользнувший из восточного коридора, быстро подошел к внушительным двойным дверям парадного входа.
Взгляд Бенета стал чуть жестче.
— Цинизм тебе не идет.
Глаза Габби вызывающе вспыхнули.
— Можешь на меня положиться: я буду вести себя прилично, — тихо заверила она мужа, ощутив, как участился пульс, когда он схватил ее за руку.
— Не сомневаюсь.
Обманчивая вкрадчивость его голоса показалась убийственной. Мороз пробежал по коже.
— Чарльз! — радушно приветствовал Бенет первого гостя секунду спустя. — Анна… — Искренняя улыбка, абсолютная непринужденность. — Прошу в гостиную.
Большинство приглашенных прибыло в течение нескольких минут, и Габби идеально исполняла роль хозяйки, переходя от одной группы гостей к другой, улыбаясь и умело скрывая внутреннее напряжение: в любой момент должны были появиться Моника с отцом и Аннабел.
Моника свято верила в силу своевременного торжественного выхода на сцену, и ее прибытие всегда было тщательна рассчитано. Она не позволяла себе непростительных опозданий, хотя ходила по лезвию светских приличий.
Серж возвестил о прибытии отца с его дамами, что точно совпало с ожиданиями Габби, и, вежливо прервав беседу, она поспешила навстречу своим последним гостям.
— Джеймс! — Габби коснулась губами щеки отца, крепко сжавшего ее плечо, а потом повернулась к мачехе, обменявшись с ней воздушным поцелуем: — Моника, — и к потрясающе красивой девушке рядом с мачехой: — Аннабел. Как приятно снова видеть тебя.
Подошел Бенет и легко коснулся талии Габби, одновременно успокаивая и предупреждая.
Это прикосновение обострило все ее чувства, но обдумывать реакцию не было времени.
Бенет приветствовал родственников: с искренней теплотой — ее отца, с льющимся через край обаянием — мачеху и со снисходительной терпимостью — Аннабел.
К ответной улыбке Моники придраться было невозможно, Аннабел же не стеснялась. Поднаторев в искусстве обольщения, она продолжала практиковаться на любом мужчине старше двадцати безотносительно к его семейному положению.
— Бенет. — В одно-единственное слово Аннабел сумела вложить столько скрытого смысла, что Габби с трудом сдержала раздражение.
Давление пальцев Бенета усилилось, и Габби ослепительно улыбнулась ему, видя вспышку света в глубине темных глаз.
Ужин удался на славу. Иначе и быть не могло. Самому привередливому гурману не к чему было придраться: изумительно приготовленная и сервированная еда в сопровождении превосходных вин; обаятельный хозяин, чьи врожденная способность усваивать факты и цифры и почти фотографическая память гарантировали интересную и разнообразную беседу.
Мужчины высоко ценили его мнение по деловым вопросам и завидовали успеху у женщин. Женщины в свою очередь искали его внимания и завидовали Габби.
«БРАК, ЗАКЛЮЧЕННЫЙ НА НЕБЕСАХ», — вопили в свое время все бульварные газеты. «СВАДЬБА ДЕСЯТИЛЕТИЯ», — подпевали женские журналы, множеством фотографий подтверждая созданный образ.
Однако лишь романтики принимали шумиху прессы за чистую монету. В деловых и светских кругах Сиднея — да что там, всей страны! — за сказочным флером видели истинную суть.
Брак Бенета Николса и Габриэль Стэнтон считался прямым результатом интриг Джеймса Стэнтона, полного решимости укрепить финансовую империю «Стэнтон и Николс» и передать ее следующему поколению.
Причина соучастия Бенета не вызывала сомнений: он приобретал полный контроль над компанией, получая в виде премии красивую девушку, подходящую во всех отношениях и способную произвести на свет необходимое потомство.
Уступчивость Габби мотивировалась частично желанием угодить отцу, частично же осознанием того факта, что мало кто — если вообще найдется такой мужчина! — устоит перед финансовыми и общественными преимуществами, которые ждут зятя Джеймса Стэнтона. Бенет Николс, владеющий половиной фирмы, казался самым приемлемым претендентом на ее руку…
— Думаю, за кофе мы посидим в гостиной. Прошу вас. — Голос Бенета отвлек Габби от размышлений, она мило улыбнулась и встала из-за стола.
— Я уверена, Мэри уже все приготовила.
«Ваша повариха — сокровище», «Изумительная еда», «Восхитительный ужин». Габби чуть наклонила голову, принимая комплименты.
— Я передам ваши похвалы Мэри. Она будет счастлива.
Истинная правда. Мэри высоко ценила хорошее жалованье и бесплатное жилье в резиденции, выражая свою благодарность кулинарными изысками.
— Дорогая, ты сегодня такая тихая, — услышала Габби вкрадчивый голос Моники и повернулась к ней.
— Неужели?
— Думаю, Аннабел обижена. — Упрек сопровождался задумчивой улыбкой.
— О Боже. — Габби позволила себе удивленно распахнуть глаза и вложила в ответ подобающее сожаление: — Она так убедительно изображала удовольствие.
Глаза Моники затянулись хорошо знакомым туманом. И как она умудряется это делать? В лицедействе мачехе не было равных.
— Аннабел всегда считала тебя старшей сестрой.
В отношении Аннабел к Габби не было ничего родственного. Бенет, однако, попадал в совершенно другую категорию.
— Я глубоко тронута, — любезно ответила Габби, не дрогнув под пристальным взглядом Моники. Они слегка замешкались, пропуская выходящих из столовой гостей, и на некоторое время оказались вне пределов досужего любопытства.
— Она очень любит тебя.
В высшей степени сомнительно. Моника всегда смотрела на Габби как на соперницу, и Аннабел, достойная дочь своей матери, безукоризненно ухоженная, прекрасно одетая, надушенная… не сходила с тропы войны. Поддразнивать, мучить и наслаждаться процессом охоты, пока не поймает в свои сети мужчину, — вот ее миссия в жизни.
Женщины вошли в гостиную, и предложенный Мэри кофе спас Габби от необходимости подыскивать ответ. Отведав ароматного кофе — черного, крепкого и сладкого, как она любила, — Габби извинилась перед мачехой:
— Прошу прощения, но мне необходимо поговорить с Джеймсом.
Около полуночи, откланялся последний гость — время не слишком раннее и не слишком позднее для вечеринки посреди рабочей недели.
Возвращаясь в гостиную, Габби на ходу скинула туфли. Голова казалась невероятно тяжелой, напряжение словно сконцентрировалось в правом виске, болезненно отдаваясь в затылке.
Софи уже убрала чашки и бокалы. Утром Мэри восстановит безупречную чистоту гостиной.
— Вечер удался, правда?
Медлительный, ленивый вопрос Бенета расшевелил чувства, тлеющий огонь которых она тщательно сдерживала последние часы.
— Разве он мог быть другим?
— Хочешь провести анализ? — кротко спросил Бенет, но Габби почувствовала готовую вырваться наружу вспышку.
— Не очень.
Бенет осмотрел ее с ног до головы. Внимательно, одобрительно.
— Тогда предлагаю подняться в спальню.
Габби дерзко вскинула голову и встретила его взгляд.
— И приготовиться обслужить тебя?
Что-то опасное мелькнуло в глубине его темных глаз. Мелькнуло и тут же исчезло. С быстротой и ловкостью пантеры Бенет сократил расстояние между ними.
— Обслужить? — вкрадчиво переспросил он. Он был слишком близко, опасно близко. Его мощное тело, его чистый мужской запах в сочетании с изысканным ароматом одеколона расшатывали ее оборону, лишали возможности сопротивляться.
Ему даже не нужно касаться ее, и то, что он это знает, невыразимо раздражало. Синие, как сапфиры, глаза Габби сверкнули, став прозрачными и глубокими.
— Твой сексуальный аппетит… — Габби сделала паузу, подбирая нейтральное слово, — постоянен.
Бенет взял ее за подбородок, приподняв лицо так, что ей оставалось лишь смотреть ему в глаза.
— Отказ — чисто женская привилегия.
Габби пристально смотрела на него: тонкие морщинки веером разбежались от уголков глаз, глубокие вертикальные складки рассекли щеки, чувственные губы затвердели.
Воспоминания об опустошающей силе этих губ, о наслаждениях, которые они дарили ей, лишь усилили возбуждение.
— А привилегия мужчины — пользоваться нечестными приемами, — возразила Габби, проклиная себя за прерывистость дыхания, когда его палец очертил контур ее подбородка и скользнул к пульсирующей жилке на шее.
Бенет стал вынимать шпильки, освобождая ее волосы…
Через несколько секунд Габби и Бенет рухнули на ковер, Бенет опустил голову, его дразнящие губы коснулись ее виска, провели дорожку к ее рту, и Габби закрыла глаза, дрожа и тщетно пытаясь сохранить самообладание.
Надо остановить его сейчас, пока не поздно, сослаться на усталость, на головную боль… Но как объяснить, что она страдает от невозможности испытать высшее счастье, что физическое вожделение не может заменить ей любовь?
Его тело находилось так близко, его рвущуюся наружу энергию невозможно было игнорировать. Чем ей было защититься от прикосновения его губ, сначала нежного, затем все более страстного, требующего капитуляции?
Габби почти не думала о сопротивлении, когда его руки скользнули под юбку, и совсем забыла о всех своих возражениях, когда Бенет обхватил ее ягодицы и, легко подняв, понес вверх по лестнице.
Она обвила руками Бенета, наслаждаясь его близостью.
Она вся горела, она уже не могла дождаться, когда почувствует обнаженной кожей его кожу, ее пальцы лихорадочно сорвали с него галстук и набросились на пуговицы рубашки. Отчаянное, болезненное желание притихло, лишь когда она коснулась шелковистых завитков, покрывающих его грудь.
Его губы скользили по ее шее, подбираясь к впадинке над ключицей.
Габби смутно осознала, что стоит обнаженная, ни его, ни ее одежда больше не служит барьером, и тихо вскрикнула, когда Бенет опустил ее на кровать.
«Быстро и резко. Никакой игры. А потом пусть делает все, что хочет».
Его низкий хрипловатый смех смутил ее, и она поняла, что неосознанно произнесла эти слова вслух.
Бенет вошел в нее, следя за ее выразительным лицом, за мгновенной сменой отражавшихся на нем чувств, впитывая ее легкое дыхание.
Бесконечно долгие секунды он оставался неподвижным, затем начал отстраняться, медленно, очень медленно, и вонзился в нее снова, еще глубже, и снова, и снова… пока ее не охватило безудержное пламя.
Его ловкость, дерзкие, предательски искусные пальцы и чувственные губы довели ее до кульминации и держали на краю пропасти, пока она не взмолилась о пощаде… В любовном экстазе она уже не ведала, любит или ненавидит его за все, что он может сделать с ней.
«Хороший секс. Очень хороший секс, и больше ничего», — печально подумала она, засыпая.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Вогель на второй линии.
Кабинет Габби словно парил над центром города. Зеркальные окна современного небоскреба отражали солнечные лучи, не мешая наслаждаться изумительным — в любую погоду — видом.
Стояло чудесное летнее утро. Чистое лазурное небо, мерцающая на солнце вода. В нескольких километрах от городской пристани за следующим в Мэнли паромом тянулась пенистая дорожка. Но и паром, и пытающиеся обогнать его яхты казались игрушечными по сравнению с огромным танкером, медленно входящим в порт.
Преодолевая внутренний протест, Габби вернулась к своему столу и ответила на телефонный звонок.
Пять минут спустя она положила трубку на рычаг, убежденная, что необходим закон против мужчин, считающих целью своей жизни унижать женщин.
Кофе, горячий, сладкий и крепкий, а также процесс его приготовления оказались хорошим успокоительным, и Габби решила не вызывать секретаршу.
Когда она бросила на стол папки с документами, которые необходимо было проверить, зазвонил внутренний телефон.
Это могли быть Джеймс или Бенет, с меньшей вероятностью Мэри и еще меньшей — Моника.
— Габби?
Этот женственный, с легким придыханием голос невозможно было спутать ни с чьим. Настроение Габби резко упало.
— Привет, Аннабел.
— Как насчет совместного ленча?
«Какой смысл откладывать неизбежное?» — подумала Габби, сверяясь с ежедневником.
— Я могу встретиться с тобой в час. — Она назвала престижный ресторан неподалеку. — Ты закажешь столик или я?
— Лучше ты, Габби, — скучающе протянула Аннабел. — У меня встреча с агентом. Я могу и опоздать.
— В два тридцать я должна вернуться в офис, — предупредила Габби.
— В таком случае подожди десять минут и делай заказ.
Габби попросила секретаршу забронировать столик, выпила кофе и погрузилась в работу. За несколько минут до назначенного времени она отложила документы и зашла в туалетную комнату.
Зеркало отразило стройную, безупречно элегантную молодую женщину в легком кремовом немнущемся костюме — авторская модель — и шелковой блузке. Заплетенные во французскую косу волосы не требовали дополнительного внимания, так что Габби лишь чуть-чуть подкрасила губы и прошлась по лицу пуховкой.
Десять минут спустя она уже входила в вестибюль ресторана, и бросившийся навстречу метрдотель сам провел ее к столику. Габби заказала минеральную воду и, просмотрев меню, выбрала итальянский салат и свежие фрукты.
Аннабел, благоухая дорогими духами, в красном шелке, струящемся по известной всему миру фигуре, присоединилась к ней через сорок пять минут после назначенного времени. Высокая, длинноногая, со стильно подстриженными темными волосами, с макияжем, умело подчеркивающим экзотическую красоту лица, она была неотразима.
Не дождавшись извинений за опоздание, Габби молча смотрела, как Аннабел заказывает воду со льдом, салат из свежих овощей и фруктовый десерт.
— Когда начинается твой следующий контракт?
Кошачья улыбка изогнула уголки алого рта, карие глаза хитро сверкнули.
— Не терпится избавиться от меня?
— Отнюдь! Вежливый вопрос, — с легкой насмешкой ответила Габби.
— И светский интерес к моей карьере?
Габби прекрасно знала, как продвигается модельная карьера сводной сестры. Об этом заботилась Моника, детально извещающая всех и каждого о непрерывно растущем рейтинге Аннабел на мировых подиумах.
— Ты предложила эту встречу, — мягко напомнила Габби, с нарочитой медлительностью поднося к губам бокал. Сделав один глоток, она так же медленно поставила бокал на стол, глядя Аннабел прямо в глаза.
Та едва заметно прищурилась.
— Мы никогда не дружили.
Если честно, Аннабел всегда была мстительной мегерой, и Габби не стала скрывать свое мнение:
— Ты делала все возможное, чтобы разрушить родственные отношения.
Аннабел отмахнулась от обвинения, элегантно приподняв красивое плечо, и небрежно забарабанила длинным алым ногтем по ножке бокала.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Белогорская о книге: Анджей Сапковский - Владычица озера
    Ну одна из лучших серий что я читала. Первые книги-завязка, далее сюжетная линия про главных героев. Герои великолепно написаны, их чувствуешь, за них переживаешь, в них влюбляешся. Много книг, они немаленькие, и автор часто уводит повествование на другие сюжетные линии (война, история мира и конкретных персонажей и тд), это бывало интересно, а бывало скучно, увы и ах это нормально))) Сюжет лихо закручен и скучать не придётся, бывало приходилось обновлять воспоминания, чтоб не запутаться в тех или иных моментах. При таком колестве информации, повествование живое, динамично, весёлое. Последняя книга логически завершает историю о ведьмаке и его друзьях, это неоднозначный конец, даже грустный, но все равно бальзамом на сердце душу. Считаю, это действительно одна из лучших серий книг-фентези. И даже забавно, что пишут сейчас, невозможно читать, бред бредом. А тут 1986 год и этот сборник открытие для меня. Кому недостаточно книг, может погрузиться в серию игр, которые даже оооочень неплохи, я визжала от восторга, честно. В общем, читайте, смотрите, играйте, узнавайте вселённую Ведьмака, поверьте, эта история запомниться на всю жизнь.

  • November2019 о книге: Алекса Вулф - Семь невест. Бал вампиров
    Очень скучная книга. Никакого толкового действия. Дурацкий непонятно от куда взявшийся дух, маскирующийся под деда мороза. Вместо интересной истории автор описывает, во что героиню наряжают к завтраку, обеду, ужину. Какие прически ей делает служанка. Во что ее наряжают ко сну. Зачем это? Где чувства, где накал страстей, где интриги? Наверное в другой книге у другого автора!

  • Nanni о книге: Анна Минаева - На крыльях времени
    Первую часть прочитала, все ждала чего-то, но увы и ах не дождалась...
    Продолжение не понравилось, при чем от слова «совсем».
    Средненько, ближе к так себе.

  • Flar82 о книге: Андрей Александрович Васильев - Файролл. Квадратура круга. Том 3
    Блин... Классная серия, но скоро она превратится в очередного "Ричарда Длинные руки", увы. 16 книг - уже перебор, нужно вовремя останавливаться.

  • Белогорская о книге: Татьяна Корсакова - Гремучий ручей
    Неплохая книга, будет продолжение, как сказала сама Татьяна Владимировна, двулогия или трилогия. Это радует. Сама книга довольна интересная. Но в этот раз, думаю, это уже не мистика, а самая настоящая фантастика. Немного смутила опять тема древнего рода и старого поместья, это стало заезжено у Татьяны. Как обычно, хороший слог и приятные, человечные главные герои, к которым сразу прикипаешь. Опять же не те книги, которые с хеппи эндом, пишет автор, и "Гремучий ручей" тому подтверждение. Буду ждать продолжения, однозначно. Оценка 4/5.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.