Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53122
Книг: 130357
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Борн»

    
размер шрифта:AAA

Дженна Маккормик
Борн

ДНЕВНИК КАССАНДРЫ
15 ноября 2011 года.
Новый врач сказал, что мне нужно завести дневник и записывать в него все мои видения. Он не понимает, что они приходят постоянно вне зависимости от того, сплю я или бодрствую. Я согласилась, так как должна была, но чего он не знает точно, так это того, что у меня два дневника. В одном говорится о мороженном и катаниях на пони, о мальчиках, которые мне нравятся и обычных школьниках. О нормальных вещах, которые он хочет видеть, потому что тогда он скажет, что я стабильна и не станет докладывать на маму и папу в Службу защиты детей.
В этом втором дневнике описаны все мои реальные видения. Тьма, сожженные здания, огромные пустыни. В моих снах Земля прекратила вращаться вокруг своей оси, какой-то механизм остановил ее, а миллиарды людей унесло в космос. Те, кто выжил, остались без крова, скрываясь в темноте, чтобы не погибнуть от радиации. Используя искусственные источники освещения, они основали фермерские общины вблизи пресных озер, которые не поглотили полярные океаны.
Обычно я проплываю над выжженным ландшафтом, одним гигантским континентом, окруженным этими двумя океанами. На светлой стороне я вижу груды оголенных костей, разбросанных на мили вокруг. Затем я нахожу выживших людей. Они живут маленькими группами, называя себя колониями Борн, и являются потомками людей, веривших в пророчество и ушедших глубоко под землю. Брэды выполняют всю работу и даже выращивают для них какое-то подобие урожая. Борнов очень мало, и они слишком важны, чтобы заниматься физическим трудом. Их обязанность — продолжать свой род и управлять брэдами.
Но прошлой ночью сон был совсем другим. Я никогда не была непосредственным участком своих сновидений, но в этот раз я смотрела на мир глазами мужчины. Он устал и вспотел, а его пальцы посинели, пока он возделывал новое поле под посев. Поскольку на планете по полгода длится ночь, на ней больше нет смены времен года. Свет и темнота, жара и холод.
Урожай выращивают круглогодично в пластиковых теплицах.
Его работа — подготовить твердую почву к посадке семян после того, как конструкция будет установлена. Лопата погружается в почву и со звоном ударяется обо что-то твердое. Он оглядывается, но вокруг никого нет, остался только он, потому, что отдал свою еду ребенку. Своим трудом брэды зарабатывают на еду, но он уже много раз отказывался от пищи, чтобы накормить одного больного малыша. Я могу чувствовать его голод, как ноет его желудок. Он почти довел себя до той крайности, когда от еды начинает тошнить, а в лагере нет никого, кто бы накормил его. Если он станет слишком слабым, чтобы работать, его просто убьют, разобрав на органы.
Движимый любопытством, он бросает лопату и руками начинает выкапывать из земли металлическую вещь, поддев ее край. Это коробка размером с пищевой контейнер, только плотнее. Надзиратели высекут его, если он не доложит даже о малейшем необычном событии, но он зол и устал, и думает, что, возможно, должен был это найти.
В это время дня в казармах много брэдов, поэтому он идет в сарай. Я чувствую запах сена и навоза, оставленного животными с тех пор, как их стойла убирали в последний раз. Внутри никого нет, все лошади пасутся.
Устроившись в пустом загоне, он пробегается грязными руками по ровной поверхности. Металл стал шероховатым и холодным, пролежав так долго под землей. Я чувствую, как быстро бьется его сердце в груди, и просто умоляю его открыть коробку.
— Вот ты где! Что ты делаешь?
Он подскакивает, услышав ее голос и смотрит наверх. Это женщина, надзиратель, которую он видел, когда она патрулировала казармы. Говорят, что она безжалостна, но по ее глазам он может сказать, что это не так. Ему доводилось знать жестоких борнов, тех, что наказывают брэдов просто потому, что им разрешено это делать.
Она красивая, с рыжими волосами, которые прячет под защитным шлемом. Без него он видел ее лишь однажды и отчетливо помнит, как она выглядела в свете горящего костра.
Теперь она выпорет его? Он снова опускает взгляд на коробку. Если ему суждено быть побитым, то нужно предоставить для этого причину.
«Не надо!», кричу я, когда он тянется к замку.
Она достает из-за пояса кнут и разворачивает его.
— Ты не оставляешь мне выбора.
Он уклоняется от удара, подставляя изуродованную шрамами спину, но все еще прижимая к себе сокровище. Свист, удар хлыста, а потом я просыпаюсь. Утро. Спина болит. Взглянув на нее в зеркало, я вижу шрам между лопаток.

ГЛАВА 1

— Что ты делаешь? — спросил Аллору брэд, пока она, склонившись, осматривала его спину. Похоже, он не понаслышке знал, каково это, когда тебя бьют хлыстом, его спина была испещрена замысловатой паутиной шрамов, резко выделявшихся на фоне золотистой кожи. Дерьмо, как же ей хотелось, чтобы он отдал коробку сразу же, как только она приказала.
— Пытаюсь залатать тебя, неблагодарный грубиян, — его глаза оставались закрытыми, в то время как Аллора достала из-за пояса компрессионный гель и направила дозатор на пульсирующую рану. — Итак, ты готов поделиться своим призом?
Он кивнул, и она тут же нанесла гель. Очевидно, раньше он не был таким покладистым, иначе его излечивали бы сразу же. Считалось, что брэды тупоголовы и единственный учитель, которого они уважают, это боль, но Аллора не видела причин заставлять кого-либо страдать дольше, чем это было необходимо.
— Я всего лишь нашел ее. Выкопал из земли, — он все еще не двигался.
По его большому телу пробежала волна облегчения, она дала ему тридцать секунд, чтобы прийти в себя, прежде чем снова потребовать.
— А теперь передай коробку.
— Я только хотел посмотреть…
Аллора резко прервала его.
— Не заставляй меня повторять.
Брэд еще раз вздрогнул и вытянул руку. Она не протянула сразу же свою в ответ, что было характерно для новоприбывшего надзирателя, но не для управляющей второго ранга. Вместо этого, Аллора всматривалась в его лицо. Брэды не могли контролировать свои эмоции, у них все было написано на лице, поэтому их было не сложно понять, и она имела в этом опыт.
«Поэтому я все еще жива».
Аллора ожидала увидеть злобу или обещание возмездия, но вместо них на лице мужчины застыла только тихая тоска. И он не смотрел на коробку.
— Пожалуйста, я хочу знать, что в ней, — несмотря на «пожалуйста», он не умолял, а всего лишь просил о том, что ему причиталось.
Аллора замешкалась. Не существовало правил, запрещавших брэду становиться свидетелем какого-либо открытия. Они часто присутствовали на поле, которое впервые обрабатывали, в тот момент, когда на нем обнаруживались какие-то сюрпризы. Согласно уставу, надзиратель или любое должностное лицо выше рангом, должен был сам контролировать ситуацию.
— Хорошо, открой ее.
Он даже не поблагодарил ее. Очевидно, гордость не позволила. Аллора и не ожидала большего. Вежливость не имела значения, пока он подчинялся. Она внимательно наблюдала, как брэд осторожно перевернулся на бок, словно опасался, что компресс слетит. Она обратила внимание на впадины под его скулами и изможденность во всем теле и спросила:
— Сколько времени ты уже обходишься без пищи?
Он избегал ее взгляда.
— Почему тебя это волнует?
Аллора стала перебирать пальцами свой кнут.
— Не провоцируй меня, брэд. Я не хочу тебя снова бить, но не потерплю нарушения субординации.
В этот раз он посмотрел на нее, его ярко-голубые глаза светились дьявольским огнем, и Аллоре стоило немалых усилий не отступить назад.
— Здесь есть другие, кому еда нужнее, — едва слышно произнес он.
Продолжая смотреть на него, она достала из бокового кармана пакет с питанием.
— Согласна с тобой.
Кормак нахмурился, переводя взгляд с нее на упаковку и обратно. Она нетерпеливо потрясла ею и бросила ему в руки. Он схватил пакет с питанием, опасливо посмотрев на него. Аллора вздохнула, не желая объяснять свои действия, но понимая, что пока она этого не сделает, Кормак не станет есть.
— Вокруг более чем достаточно еды, и я не вижу причин, по которым кто-либо должен умирать от голода.
— Спасибо, — брэд удивил ее.
Уголки губ Аллоры поползли вверх.
— Манеры от брэда? Чудеса никогда не закончатся?
— У меня есть имя, Надзиратель, — пробормотал он, вскрывая упаковку.
Она приподняла брови, услышав нотки презрения в его голосе.
— Как и у меня, и я дам тебе подсказку — это не Надзиратель.
— Меня зовут Кормак, — кивнул он.
Невзирая на собственные суждения, она должна была спросить:
— Сколько тебе лет, Кормак?
Его плечи напряглись. Он проглотил остатки еды и ответил:
— Тридцать четыре.
Дважды дерьмо. Аллора пожалела, что спросила. Почти тридцать пять лет Кормак, с яркими голубыми глазами, ходил по минному полю. Любой проступок, и его отправят в вакуумную камеру и разберут на органы, которые потом пересадят людям колонии Борн, чтобы поддержать их жизни. Или поместят в вязкую жидкость, в которой вырастят новое поколение брэдов.
— Хорошо, Кормак, я — не надзиратель, а управляющая второго ранга. И это должно научить тебя определять разницу, — она похлопала по знаку бесконечности на лацкане своей одежды.
Его глаза расширились.
— Госпожа Управляющая? Раньше я никогда не сталкивался ни с кем в подобной должности. Простите меня.
Аллора стиснула зубы. Это потому, что те, кто достиг такого уровня руководства, больше не появлялись на посадочных полях, позволяя надзирателям управлять брэдами.
— Я не собираюсь тебя наказывать.
Между ними воцарилась тишина, и они, как по команде, вдвоем уставились на коробку.
— Вперед, открой ее! — произнесла Аллора командным тоном, намекая, что у нее нет настроения для игр.
Кормак любовно провел рукой по поверхности коробки с уже въевшейся грязью, его нежное поглаживание выражало благоговейный страх и интерес. Наблюдая, как его длинные пальцы теребят замок, осторожно, стараясь не сломать его, Аллора почувствовала неожиданный трепет в некоторых частях своего тела. Она нахмурилась и сменила позу, чтобы избавиться от дискомфорта.
«Что со мной не так?»
Запирающий механизм с легкостью поддался. Кормак облизнул губы, ухватившись за крышку коробки, и Аллора непроизвольно повторила за ним, скользнув по устам языком, прежде чем осознала это. Переводя взгляд с нее на коробку и обратно, Кормак изучал ее рот самым неприличным образом.
Ее тяжелая плотная броня вдруг стала ей невыносимо тесной, кожу покалывало под слоями одежды, а соски напряглись и стали особо чувствительными при виде его действий.
— Сделай уже это! — резко сказала Аллора, не желая продолжать этот странный поединок. Чувствовать желание к брэду? Еще большим позором было бы оседлать киборга.
На мгновение Аллора почувствовала уверенность, что Кормак проигнорирует ее приказ и будет удерживать зрительный контакт только для того, чтобы посмотреть, как далеко сможет ее оттолкнуть. Она находилась к нему слишком близко, чтобы воспользоваться кнутом, и напади он, у нее не осталось бы иного выбора, кроме как вколоть ему успокоительное, находящееся у нее в перчатке, а потом отправить на смерть.
Любопытство победило, и Кормак поднял крышку металлической коробки. Его глаза широко распахнулись, он отбросил предмет в сторону, отскочив от него, и принял защитную позу.
— Что там? — нахмурилась Аллора.
Он бросился к ее ногам, касаясь лбом сапог, его руки дрожали.
— Пожалуйста, я не знал.
Она посмотрела туда, где лежала коробка, и увидела книгу в прозрачном пакете.
«Дерьмо! Да будь оно все трижды проклято!»

ГЛАВА 2

Сердце Кормака громко стучало в груди, он в ужасе смотрел, как управляющая шагнула вперед и подняла книгу. Все шло так хорошо. Да, Аллора молниеносно среагировала, ударив его, но Кормак понимал, что не оставил ей выбора. Будучи женщиной, она не могла позволить себе проявить даже малейшую снисходительность, иначе любой брэд просто сел бы ей на шею.
Ее красота ошеломила его. Бледная кожа, совершенное тело без единого изъяна, аметистовые глаза и вьющиеся, блестящие, огненно-рыжие волосы, пряди которых выбивались из-под шлема. Мечта, такая яркая в сравнении с мрачным пейзажем вокруг. За тот бесконечный миг, когда их взгляды были прикованы друг к другу, он почувствовал какую-то связь с ней. А затем Кормак открыл эту проклятую коробку. Даже зная, что его ожидает, он был не в силах что-либо изменить и мог только переводить пристальный взгляд с Аллоры на бесценное сокровище, которое она держала в руках. Один мимолетный взгляд на все, что он когда-либо желал.
И чего у него никогда не будет.
Кормак сглотнул, приготовившись принять свое наказание, как мужчина. Возможно, его смерть послужит предупреждением тем, кто найдет странные предметы давно ушедших цивилизаций. Любопытство не стоит чьей-либо смерти.
— Не было печали… Черт возьми, сегодня явно не мой день, — ворчала Аллора, сняв свой шлем и отложив его в сторону. Кормак с восхищением наблюдал, как ее золотисто-рыжие волосы рассыпались по плечам, подобно лаве, извергающейся из вулкана.
В тот момент, увидев ее раздраженное выражение лица и размышляя о собственной смерти, Кормак вдруг осознал, что гордость не одна из его сильных сторон.
— Прошу вас, Госпожа Управляющая. Я сделаю все, что угодно. Я не готов закончить свой жизненный путь.
Она вздохнула так, как будто вся тяжесть мира лежала на ее плечах.
— Ты знаешь закон, Кормак. Любой брэд, замеченный с книгой, должен быть немедленно уничтожен. Я могу не соглашаться с этим, но как у служащей колонии, у меня может быть только одна единственная цель — делать все для достижения ее высшего блага.
Он лихорадочно придумывал, на что мог бы выменять свою жизнь.
— Разве, мы не можем… притвориться, что ничего не произошло? Больше никто не узнает.
— Я буду знать, — мускул дрогнул на ее лице.
Подползая к ней на коленях, Кормак сглотнул прежде, чем предложить:
— Я могу стать тем, кто доставить вам удовольствие.
Она молчала. Он осмелился взглянуть на нее. Необычные глаза Аллоры ничего не выражали, было сложно понять, о чем она думала или что чувствовала… Если она вообще чувствовала хоть что-нибудь.
Приняв ее молчание за хороший знак, Кормак слегка подался вперед и обхватил одной рукой икру ее ноги, обтянутой кожаным сапогом.
— Вы когда-нибудь представляли себе, что это такое, когда вас ублажает брэд? Обещаю, что во всем свете не существует мужчины, который будет трудиться столь же усердно, удовлетворяя вас.
— И часто ты так делаешь, Кормак? Предлагаешь свои сексуальные услуги надзирателям в обмен на то, чтобы они превратились в слепых? — тон ее голоса был холоднее, чем температура воздуха снаружи защитного экрана, окружавшего сарай.
Он глубоко вдохнул, своим сверхчувствительным обонянием вбирая в себя аромат свежего сена и возбужденной женщины. О, да, Аллора определенно желала того, что он ей предлагал, и он, ох, как хотел ей это дать. Еще не все было потеряно. Кормак видел ее смущение, когда она выдохнула:
— Я не мужик с неуправляемым членом, чтобы соблазниться таким предложением.
— Для меня это будет впервые, — его пальцы нырнули под верх сапога, где выглядывал тонкий материал ее чулок, и, немного поднявшись, начали смело поглаживать нежный внутренний сгиб ее колена. Кормаку нечего было терять, но перед ним было все, что он хотел бы получить. — Можете ли вы себе представить те невероятные ощущения, которые испытаете, когда вас будет трахать языком мужчина, отчаянно желающий удовлетворить вас?
Его предложение взволновало Аллору, Кормак почувствовал, как по ее телу пробежала мелкая дрожь. Он никогда не предлагал ничего подобного ни одному из борнов, но его госпожа… Он уже мог почувствовать ее вкус на своих губах, представить шелковистость ее влажной плоти, слышать ее вздохи и стоны, когда будет возводить ее на вершины блаженства снова и снова.
— Продемонстрируй мне, — приказала она. Он поднял голову, изучая ее броню. Она прятала свои красивые пышные формы, и у Кормака чесались руки раздеть Аллору и увидеть ее во всей красе. Его лицо находилось прямо напротив ее самого сокровенного места между ног, и Кормак глубоко вдохнул, наслаждаясь женским ароматом.
«Если меня осудят, то, черт возьми, я предоставлю для этого хороший повод».
Брэды носили лишь тонкую, едва прикрывающую их кожу одежду из специального согревающего материала, а не такое тяжелое снаряжение. Кормаку понадобилась минута, чтобы найти на нем застежки. Аллора вздрогнула в его руках.
Неподалеку мягко заржала лошадь.
— Я этого не хочу, — запротестовала Аллора, но ее тело рассказывало совершенно иную историю. Замки поддались, и ее облачение с грохотом упало на землю. Под ним на ней был лишь тонкий, почти прозрачный слой одежды, который вряд ли можно было назвать теплым.
Броня скрывала красивые плавные изгибы тела, гладкие округлые бедра и нежную упругую грудь. Аллора все еще была в сапогах и перчатках, но Кормак не трогал их, боясь, что она остановит его, если он попытается их снять. А он жаждал вкусить ее, даже больше, чем сделать следующий вздох.
— Ты хочешь, — он осмелился ей возразить, движимый первобытным инстинктом, прижался к ее бугорку, медленно потеревшись об него, чтобы не спугнуть Аллору, как если бы она была дикой необъезженной кобылицей.
Интересно, а ее волоски в интимной зоне такого же цвета, как и огненные локоны на голове, или темнее? Они скрывали тайну ее лона, которую ему так хотелось разгадать. Медленно Кормак стал приподнимать юбку, сминая в руках ткань до тех пор, пока не собрал ее на талии. Рыжие! Точно такие же рыжие кудряшки!
Он придвинулся ближе, позволив своему дыханию коснуться ее чувствительной плоти. Аллора ахнула, и ее перчатки вместе с книгой свалились на землю. Триумф охватил Кормака, он даже испытал невероятное головокружение. Ему хотелось тут же припасть к ней, подобно дикому зверю, раздвинуть ее складочки и неистово ласкать ее языком. Но Кормак сдержался, ведь он обещал ей уникальный и бесподобный опыт.
Он опрокинул ящик, стоящий неподалеку, и поставил ее ногу на поверхность, потому что так ему было удобней ласкать Аллору меж ее раскрытых бедер. Отпустив юбку, плавно накрывшую его, Кормак оказался заключенным в раю. Он пробежался пальцами по шелку ее ног, сфокусировав свой взгляд на ее сердцевине.
— Ты прекрасна! — прошептал он, пальцами шире раздвигая ее. — Меня убивает жажда поцеловать тебя, испробовать твои соки.
— Тебе не следует, — едва слышно произнесла Аллора, но по интонации ее голоса было понятно, что она желала продолжения. Она практически сочилась горячей влагой.
Кормак посмотрел на свои мозолистые руки, шершавые и замерзшие от тяжелой физической работы. Он сунул один палец в рот, увлажняя и согревая его, насколько это было возможно.
«Нет, все равно недостаточно хорошо».
Его язык был мягче и должен, наконец, почувствовать ее вкус.
Кормак коснулся ее центра и застонал, впервые ощутив сладость ее влажного жара. Аллора всхлипнула, и он протолкнул палец глубже, исследуя вход в ее тело, а затем набросился на ее клитор в бешеном ритме. Он совершал эти действия множество раз с бесчисленным количеством любовниц, но сейчас для него все было словно впервые. Кормак настолько хотел познать ее вкус и запах, что это желание затуманивало его рассудок, оно было так же сильно, как и жажда жизни.
Ее ноги дрожали и инстинктивно дернулись ему навстречу, когда Кормак схватил ее за ягодицы, прижимая к себе и удерживая в вертикальном положении, пока наслаждался ее лоном. Он наблюдал за Аллорой сквозь просвет в ткани, впитывая каждую деталь. Ее глаза были закрыты, губы распахнулись, большая сочная грудь с затвердевшими пиками вздымалась в такт ее учащенному дыханию, живот подрагивал, как и бедра. Его член болел и молил об освобождении, но Кормак проигнорировал его, решив отправить Аллору еще выше.
— Моя восхитительная госпожа, — прошептал он, вынув палец из ее насыщенной плоти и проведя им по входу в тело. Дыхание Аллоры стало прерывистым, и Кормак, словно зачарованный, наблюдал, как сжималось ее естество.
Его слова, так же, как и прикосновения, завели ее еще больше.
— Кормак, — произнесла Аллора. Ее веки затрепетали, и она прожгла его взглядом своих аметистовых глаз, заставив почувствовать незримую связь между ними, как и раньше. Со стоном он снова провел языком по ее складкам, потерев палец о стенки ее узкого влагалища.
Кормак не понял, в какой момент проникновение стало невозможным, а кончики его пальцев наткнулись на преграду, мешающую его исследованию. Что это? Он нахмурился, с трудом веря в то, что обнаружил. Всхлипнув, Аллора напряглась, прежде чем ее тело накрыли волны удовольствия. Она девственница? Его пульс участился при мысли об этом. Что бы он ни сделал дальше, от этого будет зависеть его будущее — жизнь или смерть.
Если бы она была одним из брэдов, он терзал бы ее клитор до тех пор, пока она не испытала бы оргазм, а потом бы трахал быстро и жестко, удерживая на пике удовольствия. Но Аллора была не из его вида, и Кормак понятия не имел, что делать дальше.
«Не заморачивайся, просто действуй».
— Я сделал тебе больно? — спросил он, выныривая из-под юбки.
Она покачала головой, прерывисто дыша.
— Убирайся и никому не говори об этом.
Опустив глаза, он кивнул и скрылся в ночи.

ГЛАВА 3

Аллора смотрела вслед уходящему Кормаку, пытаясь восстановить контроль над своим телом. Его влажные теплые губы, ласкающие ее лоно, и жесткая щетина, царапающая внутреннюю поверхность ее бедра — эти ощущения еще какое-то мгновение преследовали Аллору. А стон наслаждения, сорвавшийся с его губ, пока Кормак ублажал ее, все еще звучал в ушах. Прохладный воздух ворвался в помещение, выводя ее из ступора. Аллора ничего не принимала, как должное, поэтому, осознав произошедшее, почувствовала, как ее сердце гулко застучало в груди, дыхание стало поверхностным, а желудок наполнился жидким огнем.
«Что я наделала?»
Покачиваясь на дрожащих ногах, Аллора шагнула вперед, подняла свою броню и поправила одежду, насколько это было возможно сделать без служанки. Если повезет, в столь поздний час все будут находиться в главном зале на пиршестве, поэтому она сможет незамеченной проскользнуть в свою комнату и смыть с себя все доказательства случившегося.
Кормак должен быть уничтожен. Уже достаточно плохо, что она предоставила ему столько свободы над ее предательским телом, но кроме того, Аллора не могла позволить Кормаку рассказать о произошедшем другим представителям его рода. Отбросив в сторону свою репутацию, она признала, что, если брэды станут предлагать интимные услуги в обмен на поблажки, борны утратят контроль над своими созданиями, и некому будет выполнять работу, с которой брэды справлялись в очень короткие сроки.
Надев свой шлем, она зашагала прочь из конюшни прямо по направлению к входу в туннели, где жили борны в это время года, по дороге составляя список причин, по которым Кормак должен умереть.
«Его время уже на исходе — жизнь Кормака вскоре будет закончена. Если брэд не может полноценно работать, он не заслуживает постели, на которой спит. Книга лишь подлила масла в огонь, окончательно решив его судьбу».
Книга.
Черт побери! Она совсем забыла о ней, с головой погрузившись в новые ощущения. Развернувшись на пятках, Аллора помчалась обратно, разогнавшись до скорости убегающей рыси и молясь заполучить проклятый предмет прежде, чем на него наткнется другой брэд, тем самым разделив печальную участь Кормака.
Она распахнула дверь сарая с такой силой, что наружный защитный экран чуть не рухнул. Резкий порыв воздуха ударил ей в лицо. Аллора невольно задалась вопросом, как долго еще они смогут выживать на поверхности. От нескольких северных колоний пришли отчеты о формировании ледников, и уже сейчас брэды рыли туннели глубоко под землей, нацелившись в самое сердце планеты, единственный источник естественного тепла, оставшийся у них. Но какие опасности таит в себе жидкая магма Земли? Сможет ли планета поддержать их существование? Так много видов живых существ уже погибло или умирало, все звенья пищевой цепочки рушились от мала до велика.
Лошади всполошились, когда дверь за Аллорой с грохотом захлопнулась от сквозняка, а ветрозащитный экран замерцал от нехватки солнечной энергии. Расщепленная древесина сарая, полностью ссохшаяся под шестимесячным безостановочно палящим солнцем, вот-вот зашедшим за горизонт, вряд ли могла служить препятствием свирепым стремительным ветрам с севера, сотрясающим эту конструкцию. Некоторые крупные поселения вырыли для своего скота подземные стойла, но Аллора знала, что, имея всего лишь несколько дюжин брэдов, ее колония не будет использовать зря рабочую силу, для выполнения такой тяжелой задачи до тех пор, пока сарай не перестанет быть пригодным.
Наклонившись, она подобрала книгу. Это было не официально опубликованное издание с красивой обложкой и титульным заголовком, которое немедленно поместили бы на полки библиотеки борнов и внесли бы в каталог. Открыв книгу, Аллора обнаружила, что она не была напечатана на компьютере, а исписана тонким небрежным почерком. Она перевернула страницу наугад.

7 декабря 2017 года.
Аллора, я знаю, что ты сейчас читаешь эти строки.

Она моргнула и повертела в руках свой трофей, в конце концов, выронив его из рук.
«Вероятно, я неправильно прочитала».
С шумом втянув в себя воздух, Аллора подняла книгу и снова начала читать.

Да-да, Госпожа Управляющая Аллора, я видела, как ты нашла мой дневник. К тому времени, когда ты станешь читать его, меня уже не будет в живых. А твое время только начнется.

— Бред какой-то, — громко произнесла Аллора, даже не оглянувшись, потому, что была совершенно не в состоянии оторваться от чтения.

Я знаю, что ты не сможешь сразу поверить всему написанному на страницах этого дневника, я даже не смогла убедить своих собственных родителей в том, что вижу будущее. Это мое проклятие — видеть то, что грядет, и жить, не имея возможности изменить что-либо. Могу сказать лишь одно, цели пока еще не поставлены, а основные решения пока не приняты.
У планеты есть несколько возможных вариантов будущего, Аллора.
И все они начинаются с тебя.
А сейчас, возьми мой дневник и спрячь его. Никому больше не стоит взваливать на свои плечи такое тяжелое бремя, хватит и того, что уже есть. Поторопись, немедленно, пока Верховный лорд не нашел тебя.

Упоминание о Верховном лорде развеяло сюрреалистический туман, в который, казалось, погрузилась Аллора с тех пор, как ступила в сарай. Убрав книгу в пакет, она спрятала ее внутри своей брони и побежала к туннелю.
Звон глиняных тарелок и чашек был тихим перестукиванием по сравнению с веселым рокотом колонистов. Как обычно, борны сидели, общались и смеялись, в то время как брэды суетливо выполняли их распоряжения. Аллора отвернулась, но ее уже заметили.
— Где ты была? — оглушительный голос Верховного лорда Мага, словно раскат грома, эхом пронесся по пещере.
Похоже, даже факелы задрожали от этого вопроса, как будто тоже боялись рассердить ее приемного отца.
Расправив плечи, Аллора повернулась лицом к Магу.
Его жирные, как два вареника, губы скривились в отвращении, и от него так и разило алкоголем. Аллора задалась вопросом, как он может спокойно спать, потребляя каждый день тонну спиртного, в то время как дети брэдов кричат и не могут заснуть от голода. Это оставалось за гранью ее понимания.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • 45wq@mail.ru о книге: Ева Никольская - Зачарованный город N
    Прочитала третью часть,всё больше не смогла,это какой то махровый депресняк...

  • primarhios о книге: Александр Соболев - Перезапись
    АЛександр Соболев:
    Продолжение будет. Я уже выкладываю по частям на Автор Тодей

  • Росич о книге: Константин Беличенко - Помещик. Книга 2 [СИ]
    Книга мне понравилась жалко нет продолжения, я бы с удовольствием прочитал его. По поводу написания хатуль мадан написал правильно. Но автору нужно написать продолжение.

  • Hanna56 о книге: Элиз Холгер - Истинная. Три мужа для принцессы
    Эта книга заставила посмеяться. По моему, Автор писала её в хорошем подпитии, или покурив что нибудь весёленькое.
    Зделать Ггероиню истинной для трех мужиков, ну а почему бы и не для десяти. Где три,там и шесть и десят?
    А что стоят перлы, когда Ггероиня попала в другой мир. Она посмотрела на небо и увидела голубое небо с белыми облаками и на нем две луны. Почему вдруг луны днем? Дальше выбравшись из соленого озера Ггероиня идет мыться в водопад- пресный!Который,как я понимаю впадает в это соленое озеро.
    Помывшись Ггероиня разложила обежду сушиться под солнцем(так и написано), хотя временной промежуток между озером и водопадом от силы час. Когда она была в озере,на небе было две луны. Вышла из озера, помылась в водопаде, уже на небе солнце.
    Короче бред и сексуальные фантазии.

  • Дарина60 о книге: Настя Любимка - Кафедра попаданцев. Академия Межмирья. Книга 1
    Как заканчивается интересно, скорее продолжение хочется!

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.