Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49157
Книг: 122844
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Артефакт»

    
размер шрифта:AAA

Андрей Стригин
Артефакт

Глава 1

Очередная инспекция к Разлому вносит в наши души смятение. Он полностью затоплен, и смотрится как свежий рубец, уродливый и плохо заживающий. Вроде и лес, что был выжжен аммиаком, начал оживать и кое-где пустил слабые ростки, впору радоваться, но на душе гадко. После того, как в эту зловещую трещину, спустили всю воду с ущелья, прошли почти три года, но, ни одна химера не всплыла на поверхность, значит, они смогли укрыться в подземных ответвлениях, запечатав их от проникновения воды. Химеры в ловушке, выбраться не могут, но и не издыхают, а тут и вода начинает неумолимо уходить с Разлома, вероятно, пришельцы нашли способы её откачки и настанет день, когда оголится ложе и из пещер выползут инопланетные твари, теперь более опытные и злые.
Мы, волей судьбы, попавшие в доисторический мир, как-то освоились. Человек существо странное и непредсказуемое, массово заболевает от сквозняков, но пышет здоровьем после ныряния в прорубь, чем больше нас прессуют, тем крепче становимся, от диванного существования болят суставы и жизнь в тягость, а от хождения в горы забываем о болезнях и счастье переполняет душу, когда смотрим свысока. Мы любим, смотреть сверху вниз: на долины, покрытые белёсой дымкой; на далёкие города, на гладь моря… на других людей. Может я сейчас шучу, но как же иначе, вокруг первобытное зверьё, которое ещё не приобрело страх перед человеком и не упустит момента, при случае, напасть. Проблема, из-за которой нас, некие силы, сдёрнули из настоящего и швырнули вместе с куском берега в прошлое, прямо перед нами — Разлом. Эти существа прибыли к нам из задворок Вселенной и обосновались в страшной трещине, они не нашей природы и дышат ядовитой аммиачной смесью, поэтому мы, никогда не уживёмся. Для того чтобы уничтожить людей, химеры собирают биологический материал и выводят жутких мутантов, но с ними как-то справляемся, но придёт тот день, когда они научатся выводить существ, и обликом и физиологией не отличающихся от человека и подчинят они властные структуры и начнётся всеобщее уничтожение нас как вида. Все войны, генномодифицированные продукты, однополые браки, повсеместная вакцинация и прочие «прелести» — звенья одной цепи, это война против человечества. Поэтому мы здесь, в момент, когда пришельцы только набирают силу. Мы смогли на некоторое время нейтрализовать химер, залив водой их убежище, но видно это не совсем то, что нам нужно. Я знаю, где-то в лабиринте пещер, есть противоядие от пришельцев, но страшно спускаться в подземный мир, там течёт своя жизнь. В своё время, с князем Аскольдом, я едва не погиб, только переступив его порог, поэтому сознательно отодвигаю тот миг, когда нам придётся идти под землю, но он придёт… вода из Разлома уходит… кто бы нас толкнул на героический поступок, а пока я сурово сдвигаю брови. Рядом вздыхает Семён — настоящий терминатор, но добрый и искренний друг. Князь Аскольд, как обычно, невозмутимо поглаживает тощую бородёнку, я часто намекал ему, чтобы её сбрил, а он лишь ухмыляется, старательно пряча в ней свой змеиный взгляд, враги прозвали его Аспидом, но для меня он верный товарищ и друг.
Князь Аскольд бросает камень в воду, он звучно булькнул, в разные стороны пошли круги: — Сколько воды испортили, — задумчиво изрекает он, — ничего здесь не живёт, даже комары дохнут, а на вид простая вода. Я так понимаю, напрасно мы замуровали подземные ходы у водопада, скоро нам придётся посетить сказочный мир пещер, будь они не ладны, — с сарказмом произносит Аскольд.
— В прошлый раз мы только потоптались на пороге и едва ноги унесли, — хмыкаю я, — но ты прав, меня прямо тянет туда, мочи нет, даже на голове волосы дыбом встают от грядущего развлечения.
— А может ещё с какого-нибудь озера воду сюда спустить, ещё годик отсрочка, — вздыхает Семён. Он опирается о рукоятку чудовищных размеров топора, это единственное оружие, которым он виртуозно владеет, а стрелять из лука и метать копья так и не научился, нормальный человек поднимает его топор с трудом, а он выписывает им такие зигзаги и круги, что лезвие исчезает, лишь гудит как рассерженный шмель.
— По близости озёр уже не осталось, конечно, можно попробовать вновь наполнить ущелье, поставив плотину, но время уйдёт, а с ним и вся вода из Разлома, — сокрушаюсь я.
— За четыре дня вода опустилась на три метра, это серьёзно, — Аскольд вновь швыряет камень.
— Хватит бросать! — возмутился Семён.
— Думаешь, кто-то выплывет и покажет нам лысую голову? — удивляется Аскольд.
— Ничего я не думаю, — смутился Семён.
— Действительно, не буди Лихо, — укоризненно говорю я.
— И без нас проснётся, через месяц оголится дно, — ухмыляется князь, нервно дёрнув бородкой.
— Так скоро? — меня ужаснули его слова.
— А может, ещё быстрее. Они отводят воду в одну из подземных полостей. Расширят отверстие, процесс пойдёт быстрее. Выжидать и сокрушаться, преступно, необходимо принимать срочные меры, — в голосе князя Аскольда звякнул металл.
— Что ж, другого пути нет, надо отправляться на поиски… — я осекся, этот кувшин, с неким противоядием от химер, нечто зыбкое и неопределённое, он приснился мне во сне. В своё время я отнёсся к этому серьёзно, а сейчас меня до глубины души потрясли сомнения, ведь то был просто сон. А вот это, я смотрю на Разлом с уходящей из него водой — действительность. Боже мой, я совсем рехнулся, поверить снам! Надо искать другие способы уничтожения этой заразы! Может сжечь их? Вода не помогает, но огонь сожжёт всё! Порох есть, но он не поможет, лишь обрушит склоны, химерам это не помеха, если был бы термит, он плавит даже землю…
— Ты лицом изменился. Что-то не так? — обеспокоился Аскольд.
— Всё не так! Как я поверил в свои сны, это просто какое-то недоразумение.
Мои друзья отступают на шаг. В глазах у Семёна возникает какое-то детское выражение, словно у него похитили любимую игрушку, а князь Аскольд с угрозой требует: — Повтори.
— Я повёл вас по неверному пути, заставил поверить в свой сон, это просто смешно… если не было так ужасно. Надо смотреть правде в глаза, никакого артефакта со смесью против химер не существует. Способы уничтожения лежат, в реальном времени… я думаю, надо готовить термитный состав.
— Что? — Аскольд нервно дёргает свою бороду. — Какой термит? Это совсем другая песня, нам не потянуть, для этого нужен целый промышленный комбинат, мы не успеем. А этот… кувшин с… — взгляд моего друга гаснет. — А ты прав, снам верить нельзя. Надо же, а я поверил, как глупо! — он бесшумно смеётся, но его глаза излучают смертельный холод.
— Как же так, все надежды в пропасть? — разводит руками Семён.
— Лучше поздно, чем никогда, — сокрушаюсь я. — Надо признавать свои ошибки, я ввел вас в заблуждение.
— Хорошее заблуждение! — Аскольд с силой вонзает меч в землю. — Да, Никита, ты зверь, так умело заставил поверить в свою сказку!
— Хватит читать нотации, — едва не рявкнул я, — самому тошно, меня внезапно осенило, что я не прав… нужна горючая смесь.
Князь Аскольд выдыхает воздух, выдёргивает из земли меч, размашистым движением вкладывает в ножны: — Боюсь, скоро нас ждут смертельные схватки с химерами… а термит… напрягу учёных, кожу буду сдирать с их черепов, но они его изготовят, — зловеще произносит он и я понимаю, будут репрессии.
Въезжаем в Град Растиславль в подавленном состоянии, то, что мы видели в лесу, стремительно уходящая из Разлома вода, ставит нас на грань уничтожения. Необходимо поднимать природные и людские ресурсы, не жалеть ни сил, ни людей. Нехорошее наступает время, а мы думали, что вздохнуть можно: отстроились, по озеру Лады уже ходит небольшая флотилия из парусных судов, на древнем вулкане нашли залежи железа и сейчас изготавливаем токарные и фрезерные станки, скоро наладим производство огнестрельного оружия, а мечи, топоры, клинки разных форм и назначений — в каждом доме. А недавно приходили послы от Вилена Ждановича, хотят с нами торговать. У нас непростые с ними отношения, были мысли ударить по его поселению, пока они крепко не встали на ноги, но борьба с химерами отодвинули военные столкновения и я даже решил заключить с ними временный союз против пришельцев. В городе Господин Великий Ждан так же помнят о больших проблемах с химерами, до затопления Разлома, они утаскивали целые группы охотников за рабами, Вилена Ждановича это весьма беспокоило, поэтому, я надеюсь, союз против пришельцев мы заключим без особых проволочек.
У озера Лады я прощаюсь с Аскольдом и Семёном, замечаю в камышах сына, приветливо окликнул: — Как рыбалка?
Ярик поспешно нанизал на крючок червяка, забрасывает в воду, виновато улыбается: — Мы только пришли… папа, знакомься, это Лиза, — из спутанных зарослей показывается смазливое личико большеглазой девушки. Она застенчиво улыбнулась: — Здрасте… а мы тут рыбку решили половить.
— Смотрите, сильно не увлекайтесь, — я сурово свёл брови. — А не рано… э-э-э… рыбалкой заниматься?
— Что ты имеешь в виду? — лицо сына вспыхнуло от негодования.
— Ничего я не имею в виду, — я понял, что допустил бестактность. — А почему не в школе? — я лихо ухожу от неудобной ситуации.
— Папа, ты меня удивляешь, уже неделя как каникулы!
— Ах, да… запамятовал, — я смутился, но продолжаю с интересом смотреть на очаровательную девушку.
Она поёрзала, поднимается, отряхивает свой костюмчик из шкуры косули, перекидывает через плечо изящный лук: — Ярик, пожалуй, я пойду, — она несмело глянула на меня из прикрытых ресниц.
— Лиза, подожди! — Ярик насупившись, так посмотрел на меня, что я понял, идти надо мне.
— Вы тут осторожнее, здесь омуты, рыбаки говорят, сома четырёхметрового видели, такой и человека утащить может.
— Мы не собираемся купаться, — Ярик улыбнулся, поняв, что я ищу пути отступления. — Маме скажи, мы к ужину придём… с рыбой. Пусть зелени нарвёт, я сам её приготовлю.
— Взрослеешь, — неопределённо произношу я.
— Я давно умею готовить, — не понял моих мыслей сын, а Лиза скромно опустила взгляд.
— Хорошо, я маме скажу, а ты не застуди девушку, раз до вечера решили остаться.
— Я костёр разожгу, — счастливо улыбнулся Ярик.
— До свидания, дядя Никита, — радостно прощебетало большеглазое чудо, и я понял, и она меня выпроваживает, но весьма тактично. М-да, сын взрослеет, скоро семнадцать, быстро летит время, не успеешь оглянуться, и я стану ворчливым дедом. От этой перспективы даже закашлялся, поправил на ремне широкий меч, почувствовал, как привычно сжались мышцы и пробежались под кожей, с облегчением понял, до деда мне ещё далеко.
Легко взбежал на пригорок, с ходу заскакиваю в седло. Мой жеребец, по кличке Шпора, оскалился, возмущённо заржал, но кусать меня не стал, знает, могу дать по его лошадиной морде, впрочем — мы с ним друзья. С удовольствием глянул на город, он прекрасен: дома утопают в зелени, крыши почти все из красной черепицы, дороги вымощены плоскими булыжниками, сбоку проходит городской водопровод — трубы из гончарной глины, множество повозок, часто вижу запряжённых лошадей, но больше — прирученные быки. У центральной площади расположился рынок, тут же разные магазинчики, кафешки и столовые, кабаков нет, спиртное под запретом, лишь воинам и охотникам иногда даю испить немного медовицы — она не крепче лёгкого пива — но и то, после изнурительных тренировок и смертельных вылазок в первобытный лес.
Трезвый образ жизни внедрять было невероятно сложно, так как виноград растёт и в диком состоянии и в каждом приусадебном хозяйстве. Поначалу массово делали вино, готовили из жмыхов бражку, кто-то даже изготовил самогонный аппарат. Развелось немереное количество пьяниц, возникли проблемы в семьях, на работе, на службе. Ни уговоры, ни телесные наказания и тюремные заключения не смогли решить этой стремительно развивающейся напасти. Лишь после того, как князь Аскольд, прилюдно, влил по несколько литров кипящего самогона в глотки особо ярым сторонникам спиртного, от чего они скончались в немыслимо жутких муках, с алкоголем почти справились. Не все оценили такие жестокие меры, меня и Аскольда даже хотели убить, с десяток человек подкараулили в роще гинго и пытались зарубить топорами. Но мы хорошо владеем мечами, порубали их в кровавые ошмётки, а их головы, князь Аскольд, приказал нанизать на колья, и выставить на центральной площади в назидание всем. Конечно, дико… но и мир, в котором мы сейчас живём, тоже дикий, у нас не прижились такие демократические ценности, как свободно и безбоязненно клеветать на других, однополые браки, изъятие детей из семей — если кто-то из родителей шлёпнет по попе своё изрядно зашалившее чадо. Может кто-то скажет, что я тиран и история меня осудит, не отрицаю, но разжижение в умах крайне опасно, поэтому я не вмешиваюсь в деятельность своего друга князя Аскольда, даже если он где-то перегибает палку, все мы учимся и он тоже.
Отпускаю поводья, Шпора фыркнул, повёл по сторонам острыми ушами, и мгновенно припал к сочной траве, его толстые губы и крепкие зубы синхронно заработали как мощная газонокосилка, словно, мой коник, неделю не ел.
— Хватит жрать, скоро бока будут отвисать как у борова! — я слегка ударил его по бокам пятками, Шпора с укором покосился розовыми глазами, встряхнул короткой, торчащей гривой, не спеша побрёл по грунтовой дороге, периодично хлопая по бёдрам своим как веник хвостом.
А вот и мой дом, сколько я потратил на его постройку труда. Помню то время, когда крыша была из соломы, а сейчас красная черепица, труба из кирпича и струится из неё лёгкий дым, Лада что-то готовит, в животе призывно заурчало. Въезжаю в ворота, спешиваюсь, стягиваю седло, ласково хлопаю Шпору по бедру, он моментально побрёл к своей кормушке — его любимое место. Бесцеремонно оттолкнул Соколика, лошадку моей жены, и уже чавкает словно матёрый кабан.
Лада выходит во двор, подтянутая, высокая, глаза как озёра, на её плечах накидка из шкуры смилодона, как всегда залюбовался женой. Она лукаво улыбнулась, обвила руками мою шею: — Как съездили? — её голос мягкий, но с тревожными нотками.
— Да так, без особых проблем, с хищниками не встречались, там сейчас пасутся степные мамонты, всех саблезубых кошек разогнали, — я целую Ладу в тёплые губы.
— А с Разломом что?
Я не стал юлить, говорю прямо: — Вода уходит, Аскольд уверен, через месяц оголится дно.
— Какой ужас, — Лада крепче прижимается к моей груди. — Что же делать? — она заглядывает в глаза, и я невольно вздыхаю, но тут же пытаюсь её ободрить: — Мы их сожжём, будем готовить термитную смесь.
— Здорово, — тихо произносит жена, но затем спрашивает: — А её сложно делать?
— Аскольд будет лично контролировать процесс. А он, если за что-то берётся, доводит до конца, ты же знаешь.
— Это так, но жёсткий он очень, — грустно произносит Лада, — а ведь какой он, в той жизни, был мягкий человек.
— Никогда он мягким не был, — усмехаюсь я, — просто мы его тогда ещё не знали.
— Всё-таки, как это плохо.
— Сейчас мне будет плохо, — я демонстративно повёл носом. — Что у нас на обед?
— Пироги с зайчатиной, Ярик настрелял, и морс из лесных ягод.
— Вот так, бате некогда охотиться, так родной сын нас едой снабжает, — улыбаюсь я, — а к вечеру рыбу принесёт, сказал, сам её приготовит.
— Ты его видел?
— На озере.
— С Лизой? — догадывается Лада.
— Хорошая девочка, — киваю я, — они вместе придут.
— Надо мёд в сотах из подвала достать, — засуетилась жена.
— Подожди, до вечера ещё далеко. А чья она дочка?
— Это из новых переселенцев, они года три жили в излучине реки Альма. Там было несколько небольших поселений, да на них наткнулись охотники за рабами, полгода отбивались от их набегов, большую часть хозяйств разорили, многих людей пленили, а родители Лизы успели податься к нам.
— Всё верно, в одиночку не выжить, — нахмурился я и с горечью думаю, а ведь с Виленом Ждановичем придётся заключать, хоть и временный, но союз, и это, вместо того, чтобы идти на него войной. Как это претит моей душе, но когда речь идёт вообще о существовании людей, приходится расставаться со своими принципами… на некоторое время. В любом случае, когда придёт час, огнём сожгу его город, никого не пощажу!
На улице зацокали подковы, Шпора отпал от своей кормушки, оголив крепкие зубы, призывно заржал, он учуял своего друга… не соплеменника, а человека. В этом мире он любит только меня и Семёна. Моего друга все животные обожают и мой жеребец не исключение, с остальными он или откровенно враждует или терпит, вот такой у меня доисторический коник.
— Семён зачем-то пожаловал, — не поворачивая головы, произношу я, — вроде расстались недавно.
Лада выглянула из-за моего плеча: — Семён, привет! — радуется она.
Я обернулся, вижу, как он спешивается, затем ласково погладил лоснящийся бок Мишки, так он прозвал своего жеребца, шепнул что-то в ухо и тот, сразу побрёл к сену. Шпора недружелюбно фыркнул, но к кормушке подпустил, а Соколик радостно заржал, приветствуя своего соплеменника.
— Что-то случилось? — я иду навстречу к Семёну.
— Сорванца своего ищу, говорят с утра со Светочкой ушли, думал к вам пошли, сазанов хлебом покормить, — он посмотрел в сторону моего искусственного водоёма.
В своё время его вырыл по просьбе Ярика, он очень хотел завести в нём рыбу и подзывать её колокольчиком. Наверное, это было глупо изводить себя рытьём водоёма, но что не сделаешь ради любимого сына… да и Лада горячо поддержала. А вот теперь, это моя гордость, детвора часто приходит в наш дом покормить тучных сазанов, подзывая их колокольчиком.
Светочка, дочка Аскольда, ей уже девятый год идёт, та ещё оторва. Игорь, приёмный сын Семёна, он местный, из племени лесных людей, так мы называем неандертальцев. Этого мальчика мы обнаружили в стае волков, его как Маугли, воспитывала волчица. На удивление он оказался смышленым и весьма способным к математике. Общаясь с ним, я понял, какая к чёрту эволюция, раз в доисторическое время рождаются такие умные дети. Игорь на несколько лет старше Светочки, но так получилось, она с самого начала взяла нал ним шефство, и оберегала от нападок мальчишек, но Игорёк и сам не промах, может за себя постоять, а ещё, у него имеются два коротких клыка, которые, при случае, не задумываясь, пускает в ход.
Я посмотрел на жену, она кивает: — Приходили, но это было утром, затем ушли, — Лада задумалась. — У Игоря что-то за плечами висело, тщательно завёрнутое в шкуры, так делают, чтобы вещь не промокла, но дождя с утра не было, да и сейчас не ожидается.
Семён задумался, затем сокрушённо качает головой: — То-то я заметил, пара факелов исчезла. Но зачем он их взял и завернул в шкуры? Как бы беды не было, — мой друг поднимает на меня испытующий взгляд.
— Всё ясно, загуляли дети, собирайся, есть у меня предположение, полезли они в пещеру у водопада.
— Там подземная река, вглубь не пройдут, — неуверенно произносит Семён.
— Я того же мнения, наверное, купаются в озере, больше ходов нет, те, которые на подъёме, замурованы. А знаешь, что я подумал, а не прихватить ли нам бухту верёвки и четыре факела, — неожиданно даже для самого себя говорю я.
— Зачем? — посуровев лицом, спрашивает друг.
— Честно? Сам не знаю. Почти сто процентов, они у водопада.
— Почти сто процентов?
— Не придирайся к словам, всё будет нормально. Одно непонятно, зачем они факела в шкуры завернули, плавать с ними, что ли будут?
— То-то и оно, нелогично всё это, — совсем поник Семён.
— Да что вы выдумываете, сами себя накручиваете, — встрепенулась Лада, а сама уже поглядывает на Соколика.
— Сами съездим, — я понял её мысли.
— Тогда к Яне, может они у неё, — Лада решительно снимает со стены седло.
Выехали, молча, нехорошее предчувствие зачем-то грызёт душу. Гоню от себя плохие мысли, но они гнездятся в голове как навозные мухи. Постепенно с шага мы переходим в галоп и к месту подскакали, заставив вспотеть, наших жеребцов.
Из пещеры входит и выходит народ, это весьма оживлённая дорога, ведь она связывает Град Растиславль с морем и первобытным лесом. Здесь проходят маршруты купцов, ею пользуются охотники и военные. В своё время извели членистоногое, что доставляло нам столько хлопот, поэтому дороги почти безопасны, разве, что лихие люди иногда нападают на обозы, да люди Вилена Ждановича иной раз щупают нашу оборону.
У пещеры пост, он не основной, больше нужен для сохранения порядка на местном уровне, главный пост — укомплектованный кадровыми военными — у ворот Титанов. Далее располагаются казармы нижнего уровня, и производится охрана всей прилегающей территории по всем правилам военной стратегии.
Молоденький офицер, не показывая вида, что удивлен, отдаёт честь. Конечно, я редко выезжаю без сопровождения, но часто нарушаю это правило, не раз князь Аскольд высказывал моему легкомыслию свой негатив, но я неисправим, очень уж люблю свободу, хотя он прав, могу за это поплатиться, народ разный, есть субъекты, мечтающие расправиться со мной. Самое главное из-за чего меня иные не любят, запрещаю воровать и употреблять спиртное. Мне не нужно доказательств о честности заработанных материальных благах, если они не в состоянии обосновать их приобретение: забыл как, не помню где, но работал в поте лица — не катит, кто им запрещает заниматься простейшей бухгалтерией. Несомненно, кто и попадает под горячую руку незаслуженно, несправедливо, как всякая революция, а это революция идейного образа жизни, ломки выработанного веками сознания, предусматривает жертвы. Ведь и я в своё время давал пакетики благодарности различным чиновникам, где-то пытался взять больше, чем положено, система заставляла. Сейчас, главное, уметь подавить в себе жалость и беспощадно изводить «правозащитное» движение. Во-первых, они больше преследуют свои интересы, а во-вторых — законностью пусть занимаются профессионалы.
В нашем государстве нещадно наказывают: за воровство, хулиганство, брак на работе, прогулы, нецензурную брань, пьянство, клевету и т. п. Ловлю себя на мысли, может у нас диктатура? Вдруг, когда-нибудь, некий классик напишет, как тяжело было жить при Великом князе Никите Васильевиче. Никакой свободы! Ни ругнёшься, ни напьёшься, женщине не нахамишь.
Прыгаю с коня, жму руку офицеру: — Как обстановка, эксцессов нет?
— Сегодня тихо, а вот недавно, через нижний пост Вася Христос, сидя на ишаке, пытался прорваться в город, не пустили, ни его, ни его апостолов.
— Давно о нём не слышал, — в ответ на улыбку офицера я мрачнею. Вася Христос резко поменял свои заповеди, они стали вроде такими правильными, доступные простому люду. Но всё равно, что-то в них не договаривалось, чувствуется, за ним стоят умные люди, а их цели, очень «правозащитные». Очевидно, у них есть план, с помощью Васи Христа, внести у нас смуту, поднять недовольных и, незаметно отобрать власть. Нет, такие гости для Града Растиславля, всегда персоны нон грата.
— А, юродивый, — отмахивается офицер.
— Не скажи, — качаю головой я, — запомни, он опаснее лазутчиков императора Вилена Ждановича.
— Что, к стенке сразу? — шутит офицер.
— Упаси боже! — не трогай. Нельзя из него делать страдальца, народ любит мучеников. Как бы, не расцвела после них, их гнилостная идея, а его место кто-то да всегда займёт. Ты лучше выполняй, что предписано уставом и никакой самодеятельности.
— Это понятно, так, к слову сказал, — смущается молодой офицер. Я с удивлением замечаю, как краснеют у него щёки.
— Ты мне лучше скажи, — перевожу разговор в интересующую меня тему, — дети мимо не проходили?
— Волчонышь и молодая барышня?
— Он не волчонышь, — вспыхивает Семён.
— Извините, но у него такие клыки. Он из лесных людей, верно? — совсем смущается офицер и жухнет под свинцовым взглядом.
— Мальчика Игорем звать, — вмешиваюсь я, — так, значит, они пошли вниз? Давно?
— Три часа назад.
— Зачем пропустил?
— Так, барышня, дочка князя Аскольда. Она сказала, отец разрешил, — белеет от страха офицер.
— И ты поверил? — я еле скрываю раздражение.
— Так, она сказала, — выпучивает он глаза, — а что, нельзя было?
— Не имел права! Они дети и не дай бог, что с ними случиться, будешь отвечать и перед князем Аскольдом и перед нами.
— Сейчас пошлю за ними охрану, — лепечет бедняга.
— Выполняй обязанности и изучай Устав, там насчёт детей так же пункт есть.
Вскакиваю на коня, и мы въезжаем в туннель. Сколько раз по нему проезжал, но никогда не покидает чувство, откроют нам пещеры много сюрпризов.
В студенческое время я был спелеологом, немало штурмовал пещер, были среди них и легкодоступные, чудесные своей подземной красотой, но и страшные пропасти и неизвестно, что таится на дне. Спускались в глубины мрачных лабиринтов, где переплетения ходов то стыковались друг с другом, то уводили в тупик или выводили на новые уровни. Я видел хрустально чистые озёра, водопады, оплывшие в разноцветных отложениях скалы, россыпи пещерного жемчуга на дне мелких заливов, гелектиты, свившие узоры из сосулек и каменных цветов — всё это прекрасно и здорово. Но я также знаю, в пещерах царит не только красота, но подстерегает и опасность, множество природных ловушек, то провалишься в гуровую ванночку, чуть не ломая ноги, то сползёт натёчность и понесётся в пропасть, хорошо, если нет на ней человека, а иногда внезапно поднимается вода и затапливает всю поверхность.
Тоннель широкий, спускаясь на лошадях, мы не мешаем идущим людям. Даже разминулись с погонщиком, ведущего в город трёх прирученных мамонтов. Шпора как всегда зло фыркнул на степных великанов, ещё чуть-чуть и вцепится крепкими зубами в толстые зады, а Мишка испуганно прижался к стене, пережидая, когда те пройдут. Величественные звери протопали по ступеням, распространяя в воздухе насыщенные звериными флюидами запахи, и в довершении ко всему, один из них, задрав тонкий хвост, шлёпнул у наших ног своей лепёшкой, чем ввёл Шпору, едва ли не в бешенство, а меня в весёлое расположение духа.
Вскоре спустились вниз, у водопада много людей, здесь наполняют кувшины и различные ёмкости водой — вода целебная, заживляет раны и подстёгивает иммунную систему организма к отлаженной работе. Отдав поводья лошадей стражникам, мы подходим к бассейну окружающий водопад.
В воде плещется детвора, там же чинно сидят взрослые тёти и попивают горячий чаёк, его разносят предприимчивые молодые ребята, в их карманах уже звенят, полученные от них, деньги. Морщусь, парням бы поле лучше пахать, да на полигоне копья метать, на палках биться, из луков стрелять, а не мадам обслуживать, князю Аскольду сделаю внушение, чтоб отслеживал занятия молодёжи, негоже растрачивать, свою энергию, кому-то прислуживая, так гордость можно растерять, а вслед за ней совесть. Сплёвываю, появилось желание разогнать эту толпу, но даже в такой ситуации необходим определённый такт… надо Аскольда сюда привлечь, он мастер по такту и тактической подготовке, побегают с копьями по склонам, глядишь, на прислуживание толстым тётям, сил и времени не останется.
Обходим весь бассейн, но своих детей не обнаруживаем. Семён от беспокойства чернеет лицом, моё сердце сдавливает нехорошее предчувствие. Торопливо подходим к нижнему посту. У выхода стоят тяжеловооружённые воины, в доспехах, с короткими, но толстыми копьями, с топорами и мощными луками, щиты овальные, способные закрыть всё тело, предосторожность не пустая, не раз их оборону пытались прорвать лазутчики Вилена Ждановича. К сожалению их шпионов хватает в нашем городе, но князь Аскольд успешно отлавливает их и засылает в их стан своих. Так и соседствуем мирно друг с другом, но каждый думает о войне, я — чтоб не было постоянных угроз с их стороны, они — расширить свои владения, пополнить и без того большой запас рабов.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Vikontik о книге: Екатерина Кариди - Я отомщу. Забуду. Прощу?
    Легко, сказочно, отдыхающе. Автору .

  • Anna86 о книге: Катерина Ши - Видящая. Во сне и наяву
    Понравилась история, такая неубиваемая героиня. Люблю таких. И пара у нее норм, не то что ректор.
    Я думаю демону она больше подходит.

  • Anna86 о книге: Виктория Свободина - Магия игры
    Когда начала читать, отнеслась скептически к книге. Но потом так втянулась. Я считаю в нашем современном мире, где каждый второй играет в какую-нибудь онлайн игру, тема этой книги очень актуальна.
    Интересно было читать, как она набирала уровни, собирала бонусы. И даже когда она стала главой своего клана, думала. ну вот она, вершина игры. Так нет же такой облом в конце с этим вампиром Стейном. Вот для чего она развивала своего игрока, чтобы потом так бездарно слиться???
    И эта тема с ее другом детства. Зачем его было вводить в историю.. Вообще концовка смазанная, будто посреди книги прервали. И ведь законченная же книга, написано.
    Короче, я осталась очень недовольна. Хотя всю книгу читала с огромным удовольствием.

  • book.com о книге: Блэки Хол - Предновогодье. Внутренние связи [СИ]
    Извините, но это жутко нудно и скучно. Все шесть "не глав" мы с главной героиней жевали сопли, пока она не получила в самое темечно, да и после этого происшествия в голове не прояснилось. Ну о-о-очень тяжелый стиль написания.

  • basmanna о книге: Валерия Чернованова - Замуж за колдуна, или Любовь не предлагать
    А мне понравилось

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.