Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49487
Книг: 123290
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Робаут Жиллиман: Владыка Ультрамара»

    
размер шрифта:AAA

Дэвид Эннендейл
Робаут Жиллиман: Владыка Ультрамара

1

Тоас

Завоевание

Символизм



Вулканический пепел делает почву плодородной — известный факт, который, однако, может быть превратно истолкован. Акцент на положительном исходе способен притупить осознание первоочередной опасности. Если не принимать во внимание природу источника пепла, то этот пепел может осесть на уже мертвую землю. Ошибка в теории приводит к неверным практическим решениям. Наглядный тому пример — предательство консула Галлана. После него, даже несмотря на смерть консула Конора, началось объединение Макрагга. Я понял и ошибку Конора, и мою собственную. Мы недооценили возможные последствия срыва амбициозных планов Галлана. Мое возвышение произошло в обстоятельствах, когда амбиции перестали служить великой цели единения народа. Галланом двигало лишь честолюбивое желание сохранить власть прогнившей аристократии. Мой Отец дает Империуму цель и тем самым — нерушимую силу. Этот принцип, будучи примененным ко всем общественным, культурным и военным формациям, обеспечивает сплоченность, что превосходит любые личные прихоти. Робаут Жиллиман «О верности», 45.22.xiv
Одна империя пришла на Тоас, чтобы сокрушить другую.
Империя порядка и света приняла облик армады. Если бы во второй империи кто-нибудь поднял глаза к небу, то увидел бы ее приближение. Его взгляду предстал бы рой клинков, каждый из которых на самом деле был космическим кораблем длиной в тысячи метров. Крупнейший из них растянулся на целых двадцать шесть километров от носа до кормы — смертоносный меч размером с горную гряду. С поверхности Тоаса он казался бы продолговатой звездой, неумолимо надвигавшейся в окружении меньших сестер. Новое созвездие — предвестник войны — возникло на ночном небе.
Но никто во второй империи и не думал смотреть вверх. А даже если бы и нашелся кто-то особо пытливый, он бы все равно не осознал увиденное. Эта империя не заслуживала даже имени, и тем не менее она удерживала в железной хватке дюжину звездных систем. Одну за другой их вырвали из ее когтистых лап, и теперь от недостойной имени империи осталось одно лишь сердце. Сосредоточение силы. Источник заражения.
Никто в этой империи не видел занесенный над ней карающий меч рока. А если бы увидел, то ничего бы не понял. А если бы и понял, то наплевал бы. Такова была ее природа. И уже одного этого было достаточно, чтобы приговорить ее к полному и безоговорочному уничтожению.

Примечание 73.44.liv: «Видимое присутствие лидера, особенно в определяющие моменты военной кампании, само по себе имеет большую важность. Тем самым он не только демонстрирует заинтересованность в достижении цели, но и подчеркивает личную значимость каждого, кто присягой поклялся выполнить поставленную задачу. Лидер, который не придает этому должного значения, заслуженно навлекает на себя поражение».
Робаут Жиллиман стоял за командной кафедрой на мостике «Чести Макрагга». Перед ним простиралось многоуровневое помещение размером с арену. Повсюду кипела деятельность, но спешка ничуть не сказывалась на спокойствии экипажа. Офицеры и сервиторы исполняли свои обязанности одинаково эффективно. Мостик гудел от работы машин и переговоров людей. Единый боевой механизм готовился к новой войне, и все его элементы функционировали безукоризненно.
Жиллиман пребывал на своем посту уже пять часов кряду, с самого вхождения в пространство системы. Он воочию видел подчиненных, а подчиненные видели его, как то и должно быть.
«В дополнение к 73.44.liv, — подумал он, — притворный интерес непозволителен».
Впрочем, поправку в рукопись можно внести и позднее.
А сейчас примарх наблюдал, как Тоас увеличивается в размерах и заполняет собой главный обзорный экран. Детальные планы поверхности, полученные в результате сканирования авгурами, наслаивались друг на друга, составляя целостную картину. Передовые соединения флотилии встали на якорь на нижней орбите, ожидая приказа о начале следующей фазы разведывательной операции.
— Новое сообщение от капитана Сирраса, — доложил Марий Гейдж.
— Подтверждает, что его разведчики готовы? — спросил Жиллиман.
Магистр-примус XIII легиона улыбнулся:
— Так точно.
— Теперь он связывается с тобой напрямую?
— Мы вместе воевали на Септусе XII в скоплении Осирис.
— В улье?
— Да, — кивнул Гейдж. — Вдвоем сумели выбраться на поверхность как раз вовремя, чтобы увидеть наш охваченный пламенем флот, угодивший в засаду псибридов.
— И он считает, что это дает ему право действовать в обход существующей цепочки командования? — поинтересовался Жиллиман.
— У Двадцать второго ордена все еще нет магистра, — напомнил ему Марий.
— Я помню. — Орки империи Тоас забрали жизнь Махона в одном из последних боев операции по зачистке системы Аджето. — Я назначу нового магистра еще до высадки на планету. Но его нынешнее отсутствие не означает, что Сиррасу все позволено.
— Объявить ему официальный выговор? — уточнил Гейдж.
— Нет. Но передай, что если он еще раз попробует связаться с тобой, то следующим услышит уже мой голос.
Старый воин кивнул. Столетия тяжкой службы истерли черты его интеллигентного лица, выточив суровый, грубоватый образ. Магистр-примус отошел на несколько шагов, чтобы вызвать по воксу капитана 223-й роты.
— Подожди, — окликнул его Жиллиман, вспомнив примечание 73.42.xv: «Долг каждого солдата — выполнять приказ, не требуя объяснений, однако отдавать приказ без веских оснований недопустимо». — Сообщи, что сопоставление результатов сканирования еще не завершено. Пусть знает, что его не оставили прохлаждаться. Мы ищем для него достойную цель.
На обзорном экране возник новый слой топографических данных. Изображение Тоаса обрело четкость. Размытые очертания береговых линий сошлись в конкретные геологические образования. Проекция наконец стала похожа на реальный мир.
Тоас синхронно вращался вокруг голубой звезды и всегда был обращен к ней одной стороной. В результате на освещенной половине планеты царил настоящий ад, тогда как ее обратная сторона была скована вечной мерзлотой. Флот Ультрамаринов занял позицию над зоной терминатора[12], где рассвет никогда не потревожит сумерки.
Внимательно изучая голографическую сферу, Жиллиман нахмурился.
— Приблизить северный тропик, — распорядился он.
Изображение указанной области увеличилось.
— Еще.
«Вот оно».
Западный регион крупнейшего континента с севера на юго-запад наискось пересекала горная гряда. Земли к востоку от нее почти на тысячу километров морщинились ущельями и бугрились косогорами. На западе же раскинулась огромная равнина, которая простиралась почти до самого побережья и там упиралась в узкую цепочку пиков поменьше. На западной окраине гряды примарх разглядел группу линий, расположенных чересчур равномерно для природных образований. Это были сооружения, своими размерами не уступавшие горам, к которым они прижимались.
— Показания о биомассах в этом секторе, — потребовал Жиллиман.
— Крайне высокая концентрация орков, мой лорд, — доложил авгур-мастер.
Учитывая благоприятный равнинный ландшафт и покатые склоны местных возвышенностей, этого следовало ожидать.
— Соотнести с данными по другим континентам.
— Выше, — подтвердил офицер.
— Ты видишь это? — обратился Жиллиман к Гейджу.
— Да, вижу. Дело рук человека?
— Сведения о Тоасе чрезвычайно обрывочны. Мне удалось найти лишь два упоминания о колонизации этого мира людьми.
— Они большие, — заметил Гейдж, указав на постройки. — Здесь явно была не просто колония.
Примарх согласно кивнул:
— Здесь была цивилизация.
Даже простое предположение уже несказанно радовало. Если на других планетах системы, отвоеванных у орков, когда-то и существовали человеческие колонии, сейчас от них не осталось и следа. И тот факт, что они объявились здесь, на планете, которой суждено стать полем решающей битвы против империи зеленокожих, виделся бесценным подарком судьбы. Если, конечно, развалины действительно остались после людей.
— Сообщи Сиррасу, что для него есть цель.
— На нижней орбите к высадке готовы разведчики Эвидо Банзора, — сказал Гейдж. — Бойцы 166-й под началом капитана Иаса.
— Отлично. Отправь вниз обе группы. Пусть следят за позициями орков и особое внимание уделят этим постройкам. Здесь начнется освобождение Тоаса.
— «Имея перед собой несколько путей, выбирай тот, в котором больше смысла», — процитировал магистр-примус.
— Примечание 45.ххх, — вспомнил Жиллиман. — Льстишь мне, Марий.
— Просто говорю правду, — отозвался Гейдж, не сводя взгляда с колоссальных руин.

— Капитан решил почтить нас своим присутствием, — прошептал Метон настолько тихо, что иначе как по воксу его невозможно было услышать.
Отделения продвигались к горному хребту. Орки были далеко — по крайней мере те, кого разведчики уже заметили, — но Метон всегда строго соблюдал воинскую дисциплину и не желал рисковать попусту.
— Теоретически — нашему капитану просто не терпится запачкать руки в крови зеленокожих, — сказал сержант Фокион.
— А практически — ваш капитан хочет, чтобы вы оба заткнулись, — отрезал Элеон Иас.
Каждый из них был по-своему прав. У него не было никаких серьезных причин покидать «Веру преторианца» и лично отправляться с разведчиками на задание. Однако это не шло вразрез с его служебными обязанностями, тем более что вылазку капитан согласовал с магистром Банзором. До Фокиона он несколько десятилетий служил сержантом и действительно хотел поскорее ощутить под ногами твердую почву. Но дело было не только в этом. Теоретически: невозможно заведомо точно предвидеть, каким окажется поле боя. Практически: при любой возможности собранные удаленно разведданные следует подкреплять личными наблюдениями. И сейчас Иасу было необходимо увидеть руины собственными глазами. Он хотел внимательно изучить место, которое станет эпицентром грядущей бури.
Разведчики 166-й роты крадучись пробирались вдоль западных хребтов горной гряды, заходя к развалинам с юга. Бойцы поддерживали постоянную вокс-связь с отделениями из 223-й, которые двигались с севера. «Громовой ястреб», высадивший обе группы, остался ждать на одном из выступов на восточном склоне горы. До сих пор Ультрамарины не вступали в контакт с противником — здесь не было ничего, что могло бы привлечь орков. Тесные бесплодные долины меж отвесных склонов им не по нраву — драться там не за что, да и толком негде. Из-за непредсказуемости и невероятной силы тектонических сдвигов скалистые цепи в данном регионе превратились в череду узких остроконечных пиков, издали походивших на огромные клыки.
Опасность подстерегала воинов на каждом шагу. Иас и его разведчики карабкались по практически отвесному горному склону. Выточенные силами природы складки гранитной породы отбрасывали длинные тени. Обе луны Тоаса находились в полной фазе и ярко светили в небесах, но горы укрывала пелена тьмы куда более глубокой, нежели простой ночной мрак. Даже обладая усиленным зрением и линзами с функцией ночного видения, Иас слепнул каждый раз, когда ему приходилось проникать глубоко в вертикальные расщелины. Он взбирался буквально на ощупь, просовывая пальцы в латных перчатках в трещины и хватаясь за выступы лишь тогда, когда был полностью уверен, что они не раскрошатся в пыль под его весом. До вершины оставалось еще далеко, но, сорвавшись в кромешную тьму внизу даже с такой высоты, можно было гарантированно прощаться с жизнью.
И все же капитан радовался тому, что выбрался сюда. С каждым рывком вверх он все лучше узнавал Тоас. Теоретические знания превращались в практический опыт.
Как он и предполагал, хребет оказался очень узким и круто скошенным. Иас невольно представил, будто стоит на кончике зубца громадной каменной пилы. И удержаться на нем оказалось совсем не просто.
— Теоретически, — сказал Метон, — если мы загоним орков в эти горы, то разобьем их.
— Мы в любом случае их разобьем, — отозвался Иас.
Но разведчик был прав — любую армию, рискнувшую отступить вглубь гряды, суровые горы сожрут и не подавятся. А даже если кому-то из орков повезет уцелеть, им останется только бежать дальше на восток, где их поджарит беспощадное солнце.
Иас посмотрел вниз. Орки заполнили равнину до самого горизонта на западе. Сотни тысяч зеленокожих уродов из разных кланов толпились у подножия холмов и живым приливом накатывали на пологие склоны гор.
А еще ими кишмя кишели руины.
Отделение Фокиона вышло на позицию в нескольких километрах от ближайшей постройки, прямо над краем орды. Хриплый рев и злобное рычание громил гулким эхом отдавались высоко в горах подобно раскатистому реву могучего прибоя. На равнине оставалось еще множество орков, но основная их масса стремилась забраться повыше.
Не было никаких оснований считать, что зеленокожие достаточно умны и понимают, какая сила им противостоит — и тем не менее они готовились к битве. Методично разбирая по кусочкам их империю, Ультрамарины никогда не оставляли за собой выживших. Эти дикие звери не обладали даже самыми примитивными технологиями, не говоря уже о подобии систем межпланетной вокс-связи, и все-таки каким-то непостижимым образом они все знали. Некие коллективные инстинкты побуждали орков готовиться к скорому бою.
Иас переключил внимание на руины и, поднеся магнокль к линзам шлема, поймал сооружения в фокус. Все они были серьезно повреждены. Верхние этажи полностью обрушились, а в стенах зияли огромные дыры, открывая внутренности ураганным ветрам Тоаса. Но даже в таком плачевном состоянии постройки поражали своими масштабами и конструкцией из огромных блоков, вырезанных из горной породы. По примерной оценке Иаса каждый такой блок был крупнее «Громового ястреба», а колонны — тоже монолитные — высотой превосходили титан класса «Гончая».
Сооружения пострадали настолько сильно, что трудно было даже представить, как они выглядели изначально. Взгляду Иаса предстало нечто похожее на многоярусные пирамиды размером с небольшой город. Из-за головокружительной высоты каждого уровня террасы казались очень узкими, а сами здания походили скорее на вздымающиеся к небесам тяжеловесные башни, нежели обширные приземистые жилые блоки. Даже пребывая в полном упадке, архитектура сгинувшей цивилизации сохраняла грубые, агрессивные черты. И она не была чужой. При всем колоссальном масштабе сооружений форма сводчатых пролетов узнавалась безошибочно, а в стенах виднелись небольшие дверные проемы, через которые орки могли пройти, лишь пригнувшись.
— Зеленокожие потрудились на славу, — заметил Фокион.
— Теперь наш черед. — Иас опустил магнокль. — Когда-то этот мир принадлежал людям. Да будет так снова.

Жиллиман собрал магистров в своих покоях. Двенадцать орденов прибыли, чтобы выкорчевать зеленокожую заразу с Тоаса. Одиннадцать магистров выстроились идеальным полукругом перед рабочим столом примарха Ультрамаринов. На совете присутствовали и два капитана — Гиеракс, старший офицер оставшегося без лидера Двадцать второго ордена, и Иас, который заслужил право находиться здесь теми сведениями, что он добыл на Тоасе.
Во всяком случае, именно так считало большинство офицеров. Жиллиман это знал и до поры не собирался раскрывать истинные причины оказанной Иасу чести.
За спиной примарха сквозь прозрачную стену из кристалфлекса виднелся Тоас. «Честь Макрагга», флагман флота Ультрамаринов, встала на якорь на геосинхронной орбите над обширной равниной у подножия горной гряды. С такой высоты руины было не различить, но если бы Жиллиман захотел обернуться и взглянуть на планету внизу, то безошибочно нашел бы взглядом то место, где они находились.
Он жестом указал на разложенные по столу инфопланшеты.
— Донесения от разведчиков неоспоримы, — сообщил примарх. — Люди когда-то называли Тоас домом. Они строили здесь величественные города. Та цивилизация пала, но человечество вновь вернет себе этот мир, и новые башни возникнут на месте старых. Кроме того, термографическая съемка и геосканирование авгурами выявили наличие под руинами обширной сети пещер и ходов.
— Известно, как глубоко они пролегают? — спросил Атрей, магистр Шестого ордена.
— Нет, — покачал головой Жиллиман. — В этой области также отмечены следы сильного радиационного заражения. Они затрудняют сканирование. Наверняка мы знаем только то, что туннели там есть. Все остальное — лишь догадки. Профанация теоретических разработок.
Примарх умолк. Все это время он краем глаза следил за двумя капитанами. Оба держались строго по уставу, неподвижно вытянувшись по стойке «смирно». Магистры орденов выглядели более раскрепощенными, поскольку понимали, что это помещение предназначено для совещаний, споров и свободного обмена мнениями. Именно здесь разрабатывались, преображались и отвергались либо же принимались теоретические положения. В таких условиях неукоснительное соблюдение субординации становилось контрпродуктивным и лишь вредило тому, что примарх намеревался осуществить.
Хотя и Иас, и Гиеракс одинаково успешно изображали статуи, Робаут подмечал мельчайшие различия в их поведении. Иас терпеливо ждал момента, когда к нему обратятся. Всем своим видом он излучал спокойствие. Гиеракс, напротив, был готов взорваться в любую секунду. Он даже слегка наклонился вперед. Четко осознавая свое место и звание, капитан держал язык за зубами, но знание причин, по которым его вызвали, побуждало говорить.
Жиллиман избавил его от этой дилеммы.
— А что вы можете сказать, капитан Гиеракс?
«Давай, удиви меня, — подумал примарх. — Скажи что-нибудь, чего я не ожидаю».
— Заражение Тоаса орками серьезнее, чем где бы то ни было за всю войну.
— Это сердце их империи, — напомнил Жиллиман.
— Именно, — согласился Гиеракс. — И мы должны вырвать его одним ударом. В этих развалинах уже давно не осталось людей. Нет никаких причин сдерживать себя.
— Не сдерживать себя… — эхом отозвался Робаут, сохраняя нейтральный тон.
— Вторая рота разрушителей очистит Тоас от орков за день.
— И от всей остальной жизни тоже.
— Примарх… — хотел было возразить Гиеракс, но Жиллиман перебил его:
— Капитан, скажите, как вы планируете проводить эту чистку? Полагаю, не собираетесь разносить Тоас на куски, что исключает вариант циклонных торпед. Что тогда, вирусные бомбы? Вы действительно готовы зайти так далеко?
Гиеракс поначалу ничего не ответил, сохраняя совершенно непроницаемое, словно маска, которой чужды любые эмоции, выражение. Как и Гейдж, он вступил в XIII легион на Терре. Со временем грубоватое лицо Гиеракса покрыла паутина шрамов. Он словно носил на коже, затвердевшей подобно лавовым потокам, выгравированную историю военных походов легиона. И хотя его доспехи олицетворяли благородство Ультрамаринов, сам Гиеракс воплощал самую жестокую сторону войны. Среди воинов XIII легиона разрушители считались необходимым злом. Они вступали в дело, лишь когда ситуация требовала самых радикальных мер, сколь бы ужасными они ни были. Каждый такой момент тяжестью оседал в сердце примарха Ультрамаринов. Разрушители полностью оправдывали свое название. Они были кровью, что проливали клинки Великого крестового похода, но не являлись ни его детищем, ни его надеждой.
Наконец Гиеракс заговорил снова — громко, но без горячности. Он уже знал, что Жиллиман отвергнет его предложение.
«Ничего нового, — подумал Робаут. — Как жаль. Хотел бы я ошибиться…»
Гиеракс вдохнул полной грудью.
— Если потребуется, да, — сказал он. — Наша миссия…
И вдруг резко запнулся, поняв, что переступил черту.
Не ему решать, какой будет миссия Ультрамаринов.
— Продолжайте, — настаивал Жиллиман. — Говорите открыто, капитан. Без свободы слова эти покои потеряли бы львиную долю смысла.
Гиеракс благодарно кивнул:
— Теоретически — перед нами стоит цель полного истребления врага. Практически — самым эффективным способом достичь ее при минимальных потерях будет применение оружия разрушителей.
— Вы не придаете этому миру никакой ценности?
— После определенного снижения радиационного фона на планете можно будет развернуть добычу полезных ископаемых. А возможности для земледелия здесь и так чрезвычайно бедны. Что бы мы ни делали на поверхности, Тоасу от этого хуже не станет.
— Понятно.
Магистры сохраняли молчание. «Хорошо же они меня знают», — промелькнуло в голове Жиллимана. Командиры орденов прекрасно понимали, что в этом споре решается не только и не столько вопрос тактики.
— Капитан Иас, — перевел взгляд Жиллиман, — вы были на поверхности. Ваше мнение?
— При всем уважении, я не могу согласиться с выводами моего брата. — Лидер 166-й роты был моложе Гиеракса и родился на Макрагге. Он обладал более живым лицом с острыми чертами, а длинный синеватый шрам, протянувшийся от правого виска до нижней челюсти, придавал образу Иаса сходство с гордым орлом. — Тоас нельзя рассматривать только с позиции промышленности. Здесь существовала развитая человеческая культура, и память о ней необходимо сохранить.
— Эта культура потерпела крах, — заявил Гиеракс.
— Верно, — согласился Жиллиман. — Но разве это означает, что ее следует вымарать из нашей коллективной памяти? Разве нам нечему у нее поучиться? Неужели народ, насмерть стоявший против орков, не заслуживает должного почтения? И битвы, которые он вел, разве не достойны быть воспетыми?
— Достойны, — признал Гиеракс.
— Достойны. — Жиллиман положил ладонь на перевязанную стопку листов пергамента на краю стола. — От летописцев на наших кораблях нет никакой тактической пользы. Они не помогают нам на полях сражений Великого крестового похода. Но то, что они делают между битвами, невозможно переоценить. Они ведут учет всех приведенных к Согласию миров. Они восхваляют наши победы и увековечивают память о погибших. Они исследуют вновь обретенные культуры, а ведь это, Гиеракс, плоть от плоти культуры нашего Империума. Даже мертвые цивилизации являются частью истории. Они продолжают жить и после того, как последний человек рассыплется прахом.
Примарх обернулся к Тоасу. Планета выглядела укутанным мглой коричневатым шаром, но Жиллиман знал, что мир внизу полон жизни. Его атмосфера бурлила от сверкающих разрядами молний ураганов. На берегах зеленела растительность. Тоас жил вопреки всем невзгодам, и даже орочья чума не смогла убить его.
— Орки забрали этот мир у человечества, — возгласил Робаут. — Мы вернем его обратно. И не дадим погибнуть его наследию.
— Но уровни радиации… — начал было Гиеракс.
Жиллиман вскинул руку.
— Я знаю — в районе руин они весьма высоки. Но стоит ли усугублять ситуацию еще больше? Мы пришли сюда, чтобы отвоевать Тоас и построить новую цивилизацию. Безусловно, она превзойдет все, что здесь было раньше, но тем самым мы почтим историю этого мира. — Примарх мягко улыбнулся Гиераксу. — Вы понимаете меня, капитан?
— Так точно, — безжизненным тоном произнес разрушитель.
«Хотелось бы верить в это», — подумал Жиллиман, разочарованный пуще прежнего. Гиеракс всегда был хорошим офицером, но ему мешала собственная ограниченность. Этим он символизировал назревающую в легионе проблему, с которой настала пора разобраться.
— Орден Немезиды готов к развертыванию по первому вашему слову, — доложил Гиеракс.
— Я нисколько не сомневаюсь в Двадцать втором, — цифровое обозначение в устах Жиллимана прозвучало как упрек, — и он будет участвовать в операции.
— Весь? — уточнил Гиеракс.
Примарх вскинул бровь, уловив нотки гнева в этом простом вопросе. Еще одно доказательство необходимости того, что он намеревался сделать. Он понял, что не зря пригласил сюда Гиеракса. Слова капитана лишний раз убедили Робаута в правильности его решения.
— Нет, — сообщил он, — не весь. В некоторых мерах нет необходимости.
Губы Гиеракса сжались.
— Всему должно быть верное место и время, — объяснил Жиллиман. — Сейчас момент неподходящий.
Гиеракс молча склонил голову, а примарх обратился к магистрам орденов:
— Вы все видели данные, собранные разведчиками 166-й и 223-й рот, — особо подчеркнул примарх заслуги воинов Гиеракса; Жиллиман только что сообщил капитану, что тот снова останется в стороне от боя, но хотел, чтобы он знал, насколько ценный вклад внес его орден.
— Высаживаемся на равнину? — спросил Банзор.
Примарх кивнул.
— Есть возражения?
— Никаких. Это хороший плацдарм. Орки занимают позиции выше, но наше появление вынудит их спуститься.
— Наверху для них тупик, — высказался Атрей. — Если мы загоним их обратно, им конец.
— Отступая, они не смогут оказать серьезного сопротивления, — задумчиво произнес Клорд Эмпион, командир Девятого ордена.
— Все зависит от того, решатся ли орки покинуть руины, — заметил Банзор.
— А когда зеленокожие упускали возможность хорошенько подраться? — риторически вопросил Марий Гейдж.
— Ваша правда, — признал Банзор.
— А что если руины так важны для орков, что они решат держать оборону? — предположил Варед из Одиннадцатого.
— Маловероятно, — сказал Жиллиман. — Для орков это что-то неслыханное.
— «Неслыханное, невиданное, беспрецедентное, — подал голос Нас, цитируя “Аксиомы”, главу 17.vi, — все это способствует приспосабливаемости. Не надейся предугадать все неожиданности, но всегда будь к ним готов».
От дерзости собрата Гиеракс помрачнел еще больше, Гейдж изумленно вскинул бровь, а вот Жиллиман расплылся в широкой улыбке:
— Читаете мои мысли, капитан.
Он закончил инструктаж спустя несколько минут. Цели и стратегия были предельно ясны. Будущая атака не требовала большой точности или тонкой хитрости. Лев Эль’Джонсон или Фулгрим наверняка сочли бы ее пустой глупой затеей. Ангрон бы, наоборот, обрадовался грубой прямолинейности, хотя решение захватить и сберечь руины ему явно не пришлось бы по душе. Однако и специфика врага, и стоящая перед Ультрамаринами цель — все диктовало именно такую стратегию.
«Разница между доктриной и догмой — это пропасть между триумфом и поражением».
— Эвидо, — Жиллиман окликнул Банзора, когда магистры и капитаны уже выходили из покоев. — Будь добр, на пару слов.
Банзор вернулся и встал перед столом примарха. Гейдж остался на месте в сторонке, у кристалфлексовой стены. Жиллиман поведал ему лишь некоторые детали плана, и просьба к магистру Шестнадцатого ордена задержаться не на шутку насторожила Мария. Эвидо же выглядел просто озадаченным.
Когда двери захлопнулись, Робаут перешел сразу к делу.
— Что ты думаешь о капитане Иасе?
— В каком смысле?
— В общем. И, в частности, о его лидерских качествах.
— Умелый воин. Превосходный лидер.
— Его люди верны ему?
— Безусловно. Он не просто ведет солдат в бой. В свое время Иас успел поработать с каждым отделением роты, благодаря чему прекрасно знает, как они действуют и на что способны.
— Стало быть, в его вылазке с разведчиками не было ничего необычного?
— Именно так.
— Значит, он умеет приспосабливаться.
— И весьма успешно.
— А что насчет общего командования ротой? Я ценю умение работать с отделениями, но капитан не может просто играть роль гибкого и покладистого сержанта.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Катя*** о книге: Виктория Виннер - Каждое лето
    Очень эмоциональный роман. Прочитала на одном дыхании. Подача в форме дневника. Приятно было прочитать что-то освежающее про отношения, не похожее на большинство, предлагаемых к прочтению романов.

  • solmidolka о книге: Наталья Мазуркевич - Иная сторона Тарина
    Я вот тоже читаю, читаю и, как в предыдущем комментарии, по сюжету ничего не понимаю. Интрига должна быть, но не до такой же степени закрученной, что сюжет просто потерял смысл.. И согласна, что герои живут благополучного своей жизнью за обложкой книги. Автор, скорее всего, и сам теперь не может разобраться, где, что и как!

  • Rose-Maria о книге: Дарья Вознесенская - Мой бывший враг
    Слишком много флэшбэков! Зачем столько? Выстрой грамотно сюжет. Не понравилось совсем. Эмоции вызывала книга, но только в самом начале. Потом тупняк пошел.

  • zuza-bg о книге: Любовь Попова - Настоящий секс


  • Natalis75 о книге: Саша Ким - Холодный кофе для шефа
    Лично мне не понравилось,книга нудная и скучная читала целую неделю.Героиня избалованная девочка, которая вечно публично ноет и жалуется всю книгу.О Боже, какая я бедная и несчастная,чуть ли ни на каждой странице у неё слезы из глаз и истерики.Странно как это ещё автор ей психолога и антидепрессанты не прописала.А трагедия в том,что раньше она была богатая(её родители) и у нее всё и все были.А теперь она обнещала (родители) и больше никому не нужна.И нет что бы перешагнуть и забыть, добиться самой чего-то в жизни,она у автора "мстить разорителю " ванилином пошла.У нас вся Россия выживает на смехатворную зарплату и люди не бегают мстить при помощи приправав олигархам и правительству которые их
    каждодневно разоряют.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.