Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52967
Книг: 129942
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Игра на нервах. Том 2»

    
размер шрифта:AAA

Денис Деев
Игра на нервах. Книга 2

Пролог

Бутчер сидел на собственном щите и улыбался безмятежной улыбкой, свойственной либо полным идиотам, либо чрезмерно восторженным людям. Перед ним на вытоптанном посреди высокой ковыль-травы круге стояла девушка. Но восхищенные взгляды Бутчера были устремлены не на нее. Девушка была миленькой, но красоткой назвать ее трудно, чересчур она была полненькой и какой-то кругленькой.
Юная особа плавно размахивала руками, будто дирижируя, но над борейской степью не проносилось ни звука. Творение незнакомки было немым, на него можно было только смотреть. Используя магию Воздуха, искусница захватила проплывающее над ней пушистое облачко и мяла его, как податливую глину.
Руки летали по воздуху, и «небесная вата» над головой начала приобретать очертания. Одна изящная ножка, следом другая. Изгиб талии, грудь, длинная шея. Еще мгновение – и в небесах парила танцовщица, застывшая в прыжке и раскинувшая руки, как птица. Глина, фарфор, да что там говорить, даже тончайший хрусталь по сравнению с облачной пряжей выглядел грубо и топорно.
Девушка-маг на достигнутом совершенстве останавливаться не собиралась. С ее ладоней ввысь взметнулись две воздушных спирали, пронзили созданную скульптуру, и та ожила, закружившись в танце.
– Красота! – вырвалось у Бутчера.
Облачная танцовщица грациозно порхала, сценой ей служил весь небесный свод.
Бутчер был невысоким крепышом поперек себя шире, с грудью колесом, которую перехватывала перевязь меча. Руки-кувалды, пудовые кулаки и выпирающая вперед, как ковш у бульдозера, челюсть. Во внешности не было и намека на излишнюю чувствительность, но он глядел на творение девушки чуть ли не роняя слезу от умиления.
Созерцание небесной дивы было прервано самым беспардонным образом. Из зарослей ковыль-травы вывалилась странная парочка. Вместе с долговязым типом в богато расшитом золотом камзоле и коротких рваных бриджах на пятачок выбрался коротышка, по самую макушку закованный в помятую и покореженную броню.
Высокий незнакомец приложил ладонь козырьком к голове, разглядывая происходящее в небе представление.
– Ты глянь! Какая хренотень! – воскликнул он и хлопнул по плечу бронированного спутника.
Бутчер поморщился. По его мнению, слово «хренотень» к происходящему совершенно не подходило. Но неизвестно каким ветром принесенной парочке на недовольство крепыша было плевать.
– Давай посидим позалипаем, – предложил длинный и уселся на примятую траву. Его подельник, скрежеща доспехами, пристроился рядом.
Бутчер расстроился еще сильнее. Позалипать двое мутных типов могли откуда угодно: в радиусе десяти километров танцовщицу было видно отовсюду. Так нет же, принесла их нелегкая именно в это место!
– А ниче так телка получилась, – продолжал действовать на нервы длинный. – Только с сиськами у нее беда. Приделай ей такую же грудь, как у тебя, не жадничай, – загоготал каланча в камзоле, обращаясь к чародейке.
Девушка-скульптор хамское замечание проигнорировала, плотно сжав губки. Но Бутчер заметил, что ее поза стала более напряженной. Руки перестали летать с непринужденной легкостью, и фигурка на небе стала спотыкаться.
– Иди-ка ты залипать в другое место, – заступился за девушку Бутчер.
– Чувак, у тебя какие-то проблемы? – тут же полез в бутылку длинный. – Тебя большие сиськи раздражают?
– Меня вы раздражаете.
– А я-то чего? – глухо прогудел голос коротышки из-под шлема.
– Ничего. Забирай своего дружка, валите на тот холм, – махнул рукой защитник. – Оттуда лучше видно будет.
– Ты чего раскомандовался? – не унимался дылда. – Твоя степь? Где хотим, там и сидим!
Дылда переключился на девушку:
– Эй, становится скучно! Сделай что-нибудь! Пусть она у тебя стриптиз устроит. Сможешь? А нет, так сама спляши, мы не против.
Послышалось довольное уханье его дружка.
– Достали, бараны. – Бутчер поднялся со своего щита и нацепил его на руку.
– А ты жесткий, – нервно хохотнул долговязый. – И че делать будешь?
Бутчер говорить много не умел, он просто вытащил из ножен меч и махнул им, приглашая хулиганов удалиться. Но те только развеселились.
– Ух, какой он все-таки жесткий! Мне страшно. А тебе?
Друг долговязого затрясся, стуча доспехами, демонстрируя, что ему жутко до колик. Сам же отморозок вытащил из-за пояса кафтана саблю с зазубренным клинком.
– Думаешь, один такой весь из себя вооруженный? Вот и нет! Подходи, пощекочем.
Бронированный коротышка достал шестопер и тоже потрясал им, бубня что-то непонятное через забрало. Бутчер задумался. В том, что он с легкостью разделается с этими клоунами, он ни на секунду не сомневался. Но за отправку на перерождение сразу двух человек он получит красную ауру убийцы на две недели. Из-за этого может пострадать его заработок в игре, но деньги деньгами, а уважение к себе дороже.
Бутчер, легко раскручивая меч, пошел на придурков, боковым зрением заметив, как девушка одними губами прошептала: «Не надо». Надо, дорогая, надо. Идиотов следует учить, иначе они имеют свойство плодиться в геометрической прогрессии.
Два шута гороховых выплясывали вокруг крепыша, соревнуясь в остроумии, но он им не отвечал, полностью сосредоточившись на первом ударе, который порой является самым важным в любой драке. Бутчер максимально сконцентрировался, его мозг прогеймера уже просчитывал варианты. В драках надо сразу выводить из игры самого слабого противника, чтобы в разгар боя избежать тычков в спину. Долбить по консервам в доспехах он не собирался: броня у коротышки выглядела не очень, но часть урона все-таки срежет. Да и его друг-горлопан на нервы действовал сильнее.
– Че, решил заднюю включить? – по-своему истолковал бездействие Бутчера долговязый. – Да ты не робей, мы…
Его речь прервалась, изо рта вылетело нечленораздельное бульканье: меч врезался в горло. В ответ долговязый бросил какое-то слабенькое заклинание. Умбон щита Бутчера осветила радужная вспышка, и заклинание было поглощено без урона. Бутчер криво улыбнулся, отморозка ожидал большой сюрприз. Щит был способен полностью поглотить до трех атакующих кастов. Причем независимо от силы самого заклинания и уровня накладывающего его мага. Три – вроде бы совсем немного, но если представить, что по тебе со всей дури лупит магией какой-нибудь полубог, а тебе даже не щекотно, то можно представить, какой ценностью обладает этот щит «Радужного безразличия».
Каланча этого не осознавал и еще раз пару раз лупанул своей слабенькой ворожбой. Щит ушел на перезарядку, через час он снова будет готов ограждать своего владельца от магических посягательств.
Чтобы разделаться с фэнтези-гопником, часа не потребовалось. Бутчер кувыркнулся вперед, используя щит в качестве опоры, оказался за спиной соперника и всадил меч ему в бедро. Всё бахвальство с длинного слетело мигом. Пусть и ослабленное втрое ощущение клинка, пробивающего навылет ногу, заставило его завизжать от боли.
Бутчер уклонился от неумелого замаха шестопером коротышки, пытавшегося помочь приятелю, и нанес три быстрых укола. В плечо – рука противника безвольно повисла. Потом в грудь и в печень. Покрытый кровью, как свинья на бойне, дылда только начал разворачиваться, как получил плашмя мечом по голове и поплыл, на пару секунду потеряв устойчивую связь с реальностью Четырехземья. Чем крепыш и воспользовался, сделав молодецкий замах и пустив оружие по дуге. Лезвие почти беспрепятственно рассекло шею нахала, и его голова улетела шагов на десять в траву. Вокруг Бутчера затрепетала красная аура убийцы, а он сам развернулся к оставшемуся врагу.
– Ты еще можешь уйти. К своему приятелю. – Воин указал в ту сторону, куда улетела голова длинного. На коротышку он зла не держал и решил дать тому возможность ретироваться.
Но тот либо переоценил свои бойцовские качества, либо сильно недооценил таковые у Бутчера и молча ринулся в атаку. Его первый выпад противник отбил мечом и отметил, что силушкой коротышка обделен не был, но вот с ловкостью у него прямо беда. Уходить и уклоняться от сокрушительных, но медленных и неточных ударов для опытного бойца не составляло проблемы. Бутчер уж было подумал, что сможет отправить его вслед за другом за считанные минуты, как ситуация резко изменилась.
Из зарослей выбрались еще два человека, и эти двое выглядели гораздо опаснее предыдущей пары. Один из них остановился прямо на границе полянки, вытащил сложную конструкцию из ремней и начал ее раскручивать. Ты гляди, пращник! Редко кто использует такое необычное оружие. И зря! Бутчер знал, насколько опасным оно бывает на средних дистанциях, ведь в пращу можно зарядить не просто камень, а фиал, наполненный какой-нибудь премерзкой гадостью.
Но второй враг ему не понравился еще больше. Одного взгляда на гибкую девушку в облегающем костюме и с маской на лице хватило, чтобы понять: перед ним ассасин.
– Привет, дичь! – промурлыкала наемница. – Это ты тут малышню обижаешь и оторванными головами кидаешься? Плохой кролик!
Догадка молнией ударила в голову Бутчера. Его подставили, как самого глупого нуба! В задачу гопников входило его разозлить и заставить убить одного из них. Теперь он презренный ПКшер, и игровой системой поощряется его уничтожение. И самое неприятное, что после смерти с высокой вероятностью на поле боя останется самая ценная вещь. Щит!
Воин этого допустить никак не мог. Но и шансы пережить стычку еще оставались, потому что нападавшие не позаботились обеспечить себя магической поддержкой. В честном поединке лицом к лицу ассасину придется постоянно уклоняться. Здесь место ровное, теней и укрытий нет, спрятаться убийце негде, и пока она будут увертки крутить, у Бутчера будет возможность подобраться к пращнику поближе и поинтересоваться его здоровьем и самочувствием. Должен он справиться, и не такие ситуации разматывали!
Тактика Бутчера сработала. Ассасин в близкий контакт не лез, бронированный коротышка вообще толком не мог повлиять на исход схватки. Снаряды пращника крепыш принимал на щит с минимальным уроном и постепенно подбирался ближе к стрелку. И всё бы кончилось хорошо, если бы в поединок не вмешалась третья сила. Когда Бутчер широким взмахом меча в очередной раз отогнал от себя наемницу и уже готов был сделать последний рывок к пращнику, его сбил и потряс сильнейший удар «Воздушного кулака». Причем прилетел этот кулак в спину!
Прокатившись кубарем по земле, Бутчер приподнялся и оглянулся в поисках новой угрозы. И нашел ее. Девушка-скульптор, за честь которой он решил заступиться, стояла сцепив руки, готовясь швырнуть в него новое заклятие. Может, она хотела ему помочь, да промахнулась?! Бред! «Воздушный кулак» работает четко по цели, да и слишком она искусный маг, чтобы допускать досадные промахи. Еще одна догадка дзинькнула в голове у Бутчера – они все за одно, скульптор была всего лишь приманкой!
Озарение помогло мало. Ассасин дикой кошкой запрыгнул ему на спину и… взор Бутчера заволок багровый туман, а лопатку пронзил стержень дикой боли.
Через несколько секунд все было кончено, тело убитого Бутчера медленно истаивало, а сознание уже покинуло Четырехземье. Девушка-ассасин поправила выбившуюся взмокшую прядь, обвела подельников тяжелым взглядом и произнесла:
– Еле завалили бычка. Кто его уровень оценивал? Ты, Лаина? – Она в упор посмотрела на скульптора. – Какой тридцатый?! У него пятидесятый, а то и выше был.
– Киллтайм, мне казалось…
Но ассасина с опасным именем «Киллтайм» оправдания интересовали мало.
– Если тебе что-то кажется, но ты в этом не уверена, предупреждай! Было бы у этого бычка на два-три уровня больше, то сейчас он бы играл нашими головами в футбол! Урезаю твою долю вдвое!
Понурив голову, девушка согласилась с заслуженным наказанием, хотя щит Бутчера стоил прилично, и она только что потеряла небольшое состояние.
Его вручил им древний дед, покосившаяся избушка которого находилась в двадцати минутах ходьбы от стен Бовирграда в глухом овражке. Вроде бы и от столицы недалеко, и место скрытое и тихое.
Старик вышел из своей избы на стук Киллтайм. С деревяшкой от колена вместо ноги, с бельмом на правом глазу и завернутый в какое-то рванье. Лаину охватили нешуточные сомнения. Крайне неопрятный дед никак не походил на скупщика редкостей и ценностей. Максимум, что она отнесла бы такому персонажу, так это пустой фиал из-под зелий или погнутую подкову, найденную на дороге. К ее удивлению, Киллтайм протянула бесценный щит «Радужного безразличия» пошарпанному старику. Тот его взял, поковырял грязным ногтем темные доски, из которых щит был сколочен, и сиплым голосом озвучил цену:
– Двести два золотых дам.
Особенно возмутили Лаину именно эти два золотых. Дед что, по весу их определил?
– Мало. На аукционе мы мигом за него раз в пять больше получим, – решила она поторговаться.
– Так и вали на свой аукцион.
Старик вернул им щит и, молча развернувшись, пошел в свою избу.
– Погоди, – остановила его наемница, – забирай, мы согласны.
Киллтайм считала, что каждый должен заниматься своим делом. У нее замечательно получалось отправлять людей на перерождение, попутно избавляя их от отягощающего имущества. Да и делать ей больше ничего не оставалось, после того как она пошла против решения Круга Ассасинов оставить Найденыша в покое. Такое ослушание ей бы простили, если бы она в последнем покушении на него добилась успеха. А так… Ее с позором выперли из ордена Вестников Смерти. Хорошо еще, что оставшиеся знакомцы в криминальной среде Бореи нашептали про старика, покупающего ценные вещи, не задавая излишних вопросов. И настоятельно порекомендовали заниматься своим делом. Хочешь убивать и грабить? Да на здоровье, а вот торговлю оставь другим. Так ты не засветишься и дорогу большим дядям не перейдешь.
Дед явно тянул время, скрупулезно отсчитывая каждую монету и ворча, что, мол, ходят тут всякие с делами на три ломаных медяка и от важных дел его отвлекают. К брюзжанию Киллтайм уже привыкла, надо было всего лишь потерпеть пару минут и получить кучку золотых кругляшей.
Наконец этот момент настал, старик вручил мешок с монетами и, прихрамывая, уволок щит в хижину. Наемница быстро выдала подельникам причитающиеся им доли и, как и обещала, срезала долю девушки-мага наполовину.
– В следующий раз будь в своих оценках аккуратнее, – Киллтайм заметила печальный вид магички и подумала, что та переживает из-за потери премиальных, – и получишь свои бабки полностью.
Волшебница качнула головой, но особой радости в ее лице не прослеживалось.
– Что еще не так? Перестань изображать вселенскую скорбь. Тайны и секреты быстро погубят нашу команду, так что говори.
– Парень этот. Бутчер. Он нормальный, а мы его подло кинули.
Лаина была новичком, допускающим ошибки и промахи. И вот теперь еще выяснилось, что она подвержена моральным переживаниям за жертв. Но магом она была умелым и высокоуровневым, да и у лохов отчего-то вызывала доверие. Поэтому Киллтайм решила дать ей последний шанс и начала терпеливо объяснять:
– Ты думаешь, для чего в игру всякие мажорчики заходят? Скучно им там, в реальной жизни, а здесь адреналин и драйв. То, чего им в реале люто не хватает. Твой хороший Бутчер зачем купил себе крутую снарягу? Чтобы на скульптуры любоваться? За приключениями на свою задницу он здесь, и он их получил! А что щит потерял, так это ерунда. Такие вещи на последние деньги не покупают.
– Но он не покупал, он его в данже взял…
– Да какая разница! Взял, потерял. Это игра, здесь все так устроено!
– Это всего лишь игра, – пробормотала Лаина, пытаясь успокоить свою совесть.
– Так и есть, – подтвердила Киллтайм. – Пойдемте, отметим успешное завершение дела.
Видя неуверенность Лаины, наемница добавила с нажимом:
– Я угощаю.
В нос крепко шибанул запах пота, дешевого пластика и подгоревшей изоляции. Внутреннее освещение в капсуле давно не работало, но Бутчер не торопился его чинить. Это была не самая критичная поломка, в последнее время начал барахлить блок вкусовой имитации. Уж если и вкладывать деньги, то стоило первым делом отремонтировать именно его, потому что вкус вина в Четырехземье Бутчер ощущал как мыльный раствор, а надкушенное яблоко отдавало пережаренной свининой. Он, конечно, мог бы и перетерпеть, но поломка грозила не только искаженным вкусовым восприятием в игре. Испорченный блок мог выдать в мозг такой импульс, который бы навсегда нарушил вкусовые ощущения Бутчера и в реальной жизни.
Эксплуатация капсулы в таком состоянии была запрещена строжайше, она после тестов вообще не должна была запускаться. Но Бутчер выдрал из нее с кишками процессор, отвечающий за безопасность, и теперь она отправляла в Четырехземье несмотря на свое инвалидное состояние.
Крышка капсулы поднялась на пару сантиметров, и тут ее с тихим скрипом заклинило. Бутчер уперся руками и надавил, крышка сдвинулась еще немного. В направляющих раздался скрежет, и она снова застыла. Бутчер прикинул, что в открывшуюся щель ему не выбраться. Шикарная перспектива. Либо капсула замурует его заживо, либо повредит мозг. Но выбора не было, он очень нуждался в деньгах, причем немалых. А на чем еще мог заработать прогеймер? Что он умел делать?
Дурацкая крышка отказывалась поддаваться, и он с расстройства саданул по ней кулаком. Безрезультатно. Придется ее выламывать. В щель снаружи просунулись тонкие белые пальцы, сжались на торце и напряглись, помогая выбраться. Бутчер тоже приналег на преграду, и она, жалобно застонав, отворилась. Удивительное дело, но настрой крепыша поменялся за одну секунду. Теперь ему совершенно не хотелось выбираться наружу. Он думал, что жена уже спит. Скорее всего, так оно и было, но он умудрился разбудить ее своими попытками выбраться.
Она сидела на краю капсулы. Красивая, но такая усталая. Длинные безжизненные волосы, закинутые на плечо, глаза, обведенные черными кругами, нереальная обреченность во взгляде.
– Все получилось? Ты продал ту штуку? – спросила она его тихо.
Черт! Надо было остаться в игре. Попытаться что-нибудь придумать. Хотя кого он обманывает? Он вложил все до последней копейки в тот поход в данж за уникальным щитом. Даже группу не смог нормальную сколотить и взял с собой только одного универсального мага. Ту самую девочку-скульптора. Тактику прохождения и убийства финального босса Бутчер разрабатывал почти месяц. Крохи оставшихся после найма мага денег вложил в зелья и расходники. И прошел этот данж! На соплях, из последних сил и с каплей оставшейся жизни. Но прошел!
Когда он приблизился к исчезающему телу воеводы духарей и поднял выпавший из него щит, его аж затрясло от радости. Вот! Наконец-то непрекращающаяся череда неудач позади, теперь он может поверить в то, что способен быть ответственным мужем и, самое главное, отцом.
Какой черт его дернул остаться посмотреть на художества магички, вместо того чтобы нестись побыстрее в город и выставлять щит на аукцион? Наверное, свою роль сыграло полное истощение после тяжелого боя. Или после свалившегося с плеч груза сомнений организм потребовал расслабляющую передышку.
Вот и расслабился. Настолько классно отдохнул, что теперь сидит перед морально вымотанной женой и никак не может выдавить из себя ни одного слова.
– Борис, не молчи. Скажи, как все прошло.
– Нормально прошло. Но потом… я потерял щит.
– Как потерял? Он у тебя что, из кармана вывалился по дороге? Возвращайся и поищи.
– Бесполезно. Его отобрали. Украли. Развели меня как самого тупого нуба, понимаешь! – Борис-Бутчер начал заводиться. И злился он не на жену, а на себя, на тех ушлых ушлепков, которые его кинули. На кого угодно, на создателей игры и на ее правила. Но только не на жену.
А та сидела, едва сдерживая слезы, держась из последних сил.
– Сегодня из клиники звонили. Спрашивали, когда мы сделаем первый взнос. И предупредили, что завтра последний день. Боря, последний!
Бутчер промолчал, а жена продолжила севшим голосом:
– Иначе Наташкину операцию перенесут. Будем потом полгода ждать.
Она могла этого не говорить, Бутчер и так прекрасно все знал. Если он не внесет деньги, его дочери придется ждать как минимум полгода. И самое страшное было в том, что Наташка операции может и не дождаться. Услышав эту жуткую правду еще раз, он захотел залезть обратно в капсулу, задвинуть крышку. А потом закрыть глаза и сдохнуть.
Жена продолжала что-то говорить, о чем-то спрашивать и на что-то сетовать. Но он ее не слушал. Ему вдруг вспомнился его давний приятель Леха, безудержный баламут и балагур, самый надежный игровой напарник. Сколько ночей они провели вместе за рейдами, походами. Что греха таить, ПКшили в свое время безбожно. И денег получалось неплохо поднять, и развлекались через край. А потом Леха вдруг резко поменялся. Начал нести какую-то дичь про то, что нельзя вытворять с людьми в игре все, что хочется. Они подебоширили в игре и, смеясь, вышли, а по ту сторону экрана разобиженный нуб и руки на себя наложить может. Леха ушел тогда в какую-то мирную стратегию, а Бутчер его не понял и даже обиделся. И только сейчас до него дошло, что имел в виду приятель. Жаль, что слишком поздно.

Глава 1

В кармане Найда бренчало всего пятьдесят золотых, которые ему со скандалом вручил Харл. Сумма внушительная, но странник переживал, хватит ли ее на путешествие. Он начал свой путь с окраины Бореи, а Бовирград находился в самом центре этой необъятной страны. Волнения оказались излишними, он прошел половину пути, не потратив ни гроша. Сказывалась способность странника быть своим в любом уголке Четырехземья.
От разрушенного храма Воздуха Найденыш дошел пешком до небольшой пограничной деревеньки, староста которой собирался в близлежащий городок. Узнав, что странник собирается в Бовирград, тот покрутил пальцем у виска: столица находилась настолько далеко, что для деревенских была чем-то легендарным и реально несуществующим. Никто из них и не мечтал в ней оказаться хоть раз за свою жизнь.
Считал староста Найда сумасшедшим или нет, но в свою повозку усадил и до городка доставил. Протрясясь по разбитой дороге почти сутки, потирая отбитую пятую точку и ребра, парень оценил все прелести путешествий по воздуху. Ему повезло: не в сам Бовирград, но в его сторону отправлялась воздушная баржа, груженная изготовленными в городке пряностями. Капитан, узнав, что странник побывал в Пелене, с удовольствием пригласил его на корабль.
Как только сколоченная из досок платформа, покоившаяся на шести пузырях с газом, взлетела, и над ней развернулись большие прямоугольные паруса, команда уселась кружком вокруг странника, ожидая увлекательных рассказов про одно из самых страшных мест в Четырехземье.
Быстрый переход Найденыша через Пелену на полноценнyю историю ужасов никак не тянул. Поэтому странник подключил фантазию и вспомнил байки, слышанные от морян. Они получились жутковатыми, особенно впечатлила слушателей легенда о Черной Охотнице.
До того, как стать монстром, она была легендарной охотницей, всегда возвращавшейся из Пелены с богатой добычей, чем вызывала восхищение и уважение людей в своем селении. Но восхищение всегда идет рука об руку с завистью. Когда на охоте ей распорол бедро матерый ушан, напарник ее бросил. Ему надоело быть вечно вторым после женщины.
Охотница выжила, но грязная магия Пелены ее изменила. Она стала преследовать людей, жертвами были только мужчины. Женщина прыгала с ветвей на спины забредших в Пелену. Ее волосы, превратившиеся в длинные сильные щупальца, обвивали голову и шею жертвы. Охотница вгрызалась в шею несчастного и высасывала его до такой степени, что человек превращался в сухую, почти невесомую оболочку. Их она утаскивала вглубь Пелены и развешивала на кряжистом древнем дереве. На ветру иссушенные несчастные шелестели, будто бы жалуясь друг другу на горькую судьбу. Сетовать им было на что: по легенде они не умирали и не могли возродиться в Храмах.
Найда от придуманной им истории самого пробрало, что уж говорить о наивных слушателях. Глядя на человека, спокойно путешествующего по месту, где обитают подобные чудища, экипаж баржи проникся к нему таким уважением, что в следующем городе капитан договорился с главой имперской курьерской службы. И страннику вновь повезло с бесплатным транспортом, его подсадил к себе наездник на грифоне. Летел курьер не в Бовирград, но Найду и его пункт назначения подходил. Курьер высадил его неподалеку от центрального храма Воздуха, и у Найденыша появилась возможность вытребовать у первожреца свою награду.
Провожатый оставил Найду свежую, пахнущую луком лепешку и полголовки мягкого козьего сыра. У странника не было с собой воды, но попросить еще и напитков к простому обеду у него не хватило совести. Этого и не потребовалось, совсем рядом протекала небольшая речка. Выйдя на берег, юноша решил устроить привал и отдохнуть в тени нависающих над водой деревьев.
Он подошел к урезу воды и достал флягу, на секунду задержав на ней взгляд. Подарок Харла. Пусть фляга и стоила сущие копейки, но для Найда она была дорога, ведь это первая вещь, подаренная ему в Четырехземье просто так, по доброте душевной. Найд погрузил сосуд в прохладную чистую воду и вспомнил про друга. Как там морянин? Разнес ли очередной храм Милены? Или сгинул в Пелене, погибнув истинной смертью?
Задумавшийся странник не заметил гибкого черного хвоста, который вынырнул из воды и, медленно пробираясь по земле, опутал его ступни. Почувствовав прикосновение к ноге, Найд опустил глаза вниз.
– Это еще что…
Ответ на свой вопрос он получил тут же. Хвост еще крепче стянул ему лодыжки и резко взметнулся вверх, увлекая юношу за собой и переворачивая его в воздухе вниз головой. Повиснув, Найденыш замахал руками, пытаясь достать скаррэль из-за спины. Разрывая водную гладь, на поверхность вынырнул враг.
– Ого! Неплохое у тебя «здрасти»! – перестал дергаться Найденыш, глядя на появившуюся из воды Последнюю-Из-Рода. – Могла бы как-нибудь и по-другому сказать спасибо за спасение твоего вида!
– С-с-с-спасение?! – от волнения гигантская черная ящерица зашипела сильнее обычного. – Ты погубил по-с-с-с-ледний выводок!
Последняя-Из-Рода подтянула Найда поближе к морде. Видя перед собой шипящую пасть, усеянную зубами длинной в ладонь взрослого человека, было очень сложно продолжать беседу в спокойном тоне. Но странник попытался:
– Я не погубил, а спас. Я нашел тихий пруд в Пелене…
– Вот именно! В Пелене! Чем ты думал?! Пелена изменяет в-с-с-с-ё, что в нее попадает! Мои дети родятся мутантами! Чудовищами, порожденными Пеленой!
Вот же черт! Найд несколько раз слышал о том, что от долгого нахождения в Пелене люди и животные видоизменяются, но не подумал, что это могло коснуться и яиц криссалид.
– Мои дети родятся, но родятся не криссалидами! – подтвердила его догадку Последняя-Из-Рода.
Странник не знал, что ответить. Фразы «мне очень жаль» или «прости великодушно, я не подумал» по отношению к уничтожению целой расы разумных ящериц выглядели совсем блекло. Но Последняя-Из-Рода уже знала, как поступить. Хвост начал энергично раскачиваться, тряся Найда, как куклу. Из кармана странника на землю выпал ее подарок – черный кристалл, который позволял создавать копию-фантом.
– С-с-сначала я отберу у тебя это! – прошипела ящерица, и кристалл рассыпался в серую пыль, которую тут же унес незатихающий ветер Бореи.
Драгоценность было жалко до слез, но Найд посчитал этот поступок справедливым. Ящерица же на одной жертве останавливаться не собиралась:
Страницы:

1 2 3 4





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.