Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52251
Книг: 128008
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Их первая грешница»

    
размер шрифта:AAA

Их первая грешница

Самолёт взлетел, и Ирен только тогда поверила, что поездка в горы состоится. До последнего казалось, что-то случится и её оставят дома. С тихим выдохом она расстегнула ремень безопасности, но Богдан услышал её сопение и подмигнул, как будто знал, о чём она беспокоилась.
— Я же обещал, что ты полетишь с нами, — тихо произнёс он, а у неё сердце в этот момент сжалось от любви к нему. Так и хотелось завизжать и повиснуть у брата на шее, сжимая в объятиях. Может, она бы так и поступила от переизбытка чувств и, наплевав на остальных пассажиров бизнес-класса, но стюардесса стала предлагать напитки, и Ирен ограничилась счастливой улыбкой.
Наблюдая за тем, как взгляд стюардессы задержался на Богдане и приобрёл заинтересованность, она испытала тайную гордость. Да, её брат такой. Не она первая, не она последняя попала в плен серых глаз. Лишь при взгляде на сестру они лучились теплотой, а всем остальным доставался стальной блеск. Многие девушки пробовали растопить этот лёд, но терпели фиаско.
— Чувствую себя драконом, укравшим принцессу, — перегнулся через подлокотник кресла Хан, сидящий сбоку через проход. Он подарил Ирен ослепительную улыбку.
Стюардесса невольно задержала на нем взгляд и даже сглотнула, утонув в тёмных манящих глазах брюнета. Красавчиков она перевидала немало, но от улыбки брюнета дух захватывало. Да кто эти трое?! Девочке не больше четырнадцати, но тоже красавица. Актёры? Летят на съёмки?
Между тем, пассажиры продолжили свой разговор:
— Хочешь, я буду твоим верным пажом? – прижав руку к сердцу, воскликнул брюнет. Карие глаза весело смеялись.
«Будь моим!» — про себя застонала стюардесса, и щёки опалил румянец.
— Дракон круче, с ним полетать можно, — дерзко отозвалась белокурый ангелочек с невероятными голубыми глазами.
— Обещаю – полетаешь!
— Там канатная дорога, — флегматично сообщил своей сестре Богдан.
— Уговорил, тогда согласна на пажа, — засмеялась Ирен. Это будут её лучшие каникулы!
Хан же переглянулся с Богданом. За времена занятий в школе Ордена они научились понимать друг друга без слов. Вот и сейчас: оба вспомнили заключенное перед вылетом пари. Кто за неделю отдыха больше соблазнит девушек.
«Идиоты, — философски заметил Вацлав Ковальский, отец Богдана и Ирен, когда услышал их разговор, — нашли, о чем спорить. Вы лучше за девочкой следите, ей все-таки пока тринадцать! Отпускаю под вашу ответственность. Чтобы никаких девок рядом с ней. И упаси вас Господь, если она с посторонним парнем согрешит. Шкуру спущу с обоих».
Отец Богдана выглядел так сурово и был столь искренен и строг, что Хан с Богданом не посмели перечить и шутить, и дали слово: никаких парней возле Ирен. Оба знали, родитель не шутит, он довольно-таки часто вколачивал в сына правила с помощью ремня или розог.
Разговор о пари друзья решили продолжить уже после того, как прилетят на место.
Богдан развлекался тем, что то и дело вызывал стюардессу по малейшему поводу. То воды, то орешков, то кофе. К концу полета та уже верила, что блондин с непривычно тяжелым взглядом попросит у нее номер телефона.
Хан же просто сидел, разглядывая просторный и светлый салон бизнес-класса. После спартанской обстановки школы, ее жесткой дисциплины, все вокруг казалось необычайно ярким и праздничным.
Все же судьба – штука забавная. Мог ли он в шесть лет подумать о том, что будет лететь в Альпы, в бизнес-классе? Нет, конечно.
Он перехватил хитрый взгляд Богдана. Лучший друг и сын одного из самых влиятельных людей в их среде. Никто в школе не мог понять, что у них общего. А они просто дружили и вместе доводили учителей.
«— Дури много, — сказал отец Богдана, когда в очередной раз услышал жалобы на сына и его друга, — вам надо направить ее в нужное русло. Вы талантливы, умны, у вас огромный потенциал. Но вместо этого вы издеваетесь над преподавателями и трахаете дур. Любой талант нужно развивать, иначе он просто сгниет».
Богдан тогда пробормотал что-то на тему гниения рыбы с головы. И опять получил. А Хан запомнил фразу.
Но издеваться над учителями не перестал. Провокационные вопросы рождались словно сами по себе.
***
Аэропорт Гренобль – небольшой и чистый – встретил их шумом и суетой. Уставшая от перелета Ирен уже клевала носом, мечтая об отдыхе в отеле, и покорно следовала за спутниками. А те сдержано и приглушенно ругались, так как встречающий их человек не отвечал на звонки. И вообще куда-то пропал.
Пока разобрались, дозвонились и сели в лимузин, прошло около часа. Смеркалось, небо затянуло низкими тучами, сыпал легкий снежок, подхватываемый нарастающим ветерком — а впереди еще почти сотня километров по горному серпантину. В метель. Богдан злился на встречавшего их водителя, сжимал и разжимал кулаки. Хан с огромным трудом убедил его не задираться, всякое случается — водителю почему-то сообщили другое время прилета, хотя номера рейсов указали правильные, мог проверить расписание.
— Чего добьешься? — Хан тихо выговаривал Богдану. — Ты сам подумай: мы на место когда приедем, если придется разбираться с полицией?
Богдан только ухмыльнулся и махнул рукой, мол, пускай водитель живет.
По дороге Ирен задремала, положив голову на плечо брату. Тот нежно и бережно убрал с ее лица светлые локоны и прошептал:
— Пари в силе? Или сдрейфил?
— Пошел ты, — сообщил Хан так же шепотом, — сам, небось, уже жалеешь, что согласился.
Покосившись на посапывающую сестру, Богдан сделал неприличный жест. Хан ответил тем же, но сразу обеими руками.
К отелю приехали уже в полной темноте. Снегопад усилился, крупные снежинки сверкали в свете фонарей курортного городка. Богдан довольно усмехнулся: катание завтра обещает быть насыщенным и занимательным.
Ирен продолжала спать и брату пришлось перенести ее в холл отеля — огромного, из деревянного массива, с мощными балками и большими окнами. Отель Chalet Mounier по праву считался одним из самых комфортабельных на курорте Ле Дез Альп. Он казался сказочным дворцом в зимнем королевстве.
Номера были забронированы заранее; уютные, с балконами на солнечной стороне, стены и полы зашиты деревом теплого медового цвета, просторные кровати, мягкие ворсистые коврики перед ними…
Уложив Ирен, Богдан за рукав вытащил Хана на балкон.
— Проблема, — сообщил чуть мрачно.
Изо рта вырывались облачка пара. На улице к ночи весьма похолодало, но парни, закаленные еще в школе, чувствовали себя вполне комфортно в тонких пуловерах.
— У нас с Ирен смежный номер. А у тебя отдельный.
— А ты думал! Ты брат, тебе и отдуваться.
— Предлагаю дежурство. – деловито проговорил Богдан, сбрасывая пальцами снег с резных перил, — день ты смотришь за Иренкой и ночуешь в нашем номере, день – я.
— У нас неделя, — напомнил Хан, — это твоя сестра, значит последний день берешь на себя.
— А тебя она записала в свои пажи. Так что будь добр, не разочаровывай Иренку.
Хан сообщил нечто крайне нецензурное на латинском. В стенах школы за подобное выражение могли и высечь. Но здесь парни не стеснялись в эпитетах.
— Давай ближе к концу отдыха решим, — сообщил Богдану, — пошли. Ты как? Там внизу бар есть. Лично я спать не хочу.
— Согласен. Глупо убивать каникулы на сон. Пошли. Заодно посмотрим, как тут с женщинами вообще.
— Главное возраст спрашивай. Чтобы проблем не возникло потом.
Быстро приняв душ и переодевшись, друзья спустились в бар. За большими окнами продолжал сыпать снег, у дальней стены жарко полыхал огонь в огромном камине, напротив которого располагалось несколько столов и скамеек, занятых посетителями. Занято было все. Люди оживленно общались, выпивали, шутили и смеялись.
Хан и Богдан переглянулись и понимающе кивнули друг другу, оба вновь уставились на незнакомку с огненно-рыжими волосами — такую не захочешь, но заметишь.
Незнакомка сидела за столиком с подружками, спиной к выходу. Друзья одновременно двинулись к стойке бара. Заказав себе выпить, оседлали высокие стулья и снова повернулись лицом к залу, изучая профиль рыжей незнакомки — плавные линии, точеный носик, пухлые губы…
Ее подруга что-то говорила, и тут незнакомка откинула голову и звонко засмеялась. Сидящие поблизости невольно заулыбались, обратив на девушку внимание.
— Какие у нее...большие глаза, — задумчиво пробормотал Богдан.
— Да-да, — откликнулся Хан, — глаза что надо.
— Мне кажется, или они зелёные?
Хан удивленно посмотрел на друга, который подался вперед, откровенно разглядывая незнакомку, напрочь позабыв о выпивке.
— Так ты, правда, глаза имел в виду?! — Сам-то он заценил четвёртый размер груди, которую обтягивал кашемировый свитер.
Богдан молча отвернулся к стойке и обхватил пузатый бокал с вином, задумчиво глядя перед собой.
— Рыжие волосы, — не успокаивался Хан, — предположительно зеленые глаза, бешеная сексуальность. Ведьма-а-а-а! Но тебе ли их бояться, брат мой?
К незнакомке склонилась подруга, сказала что-то на ухо… Хан уже знал, что рыжая повернется к стойке и спокойно выдержал ее мимолетный, но изучающий взгляд. А глаза и правда зеленые и — большие.
Хан подмигнул ей и улыбнулся, но рыжая никак не отреагировала и отвернулась. Хан громко усмехнулся. Вышедший из задумчивости Богдан обратился лицом к залу, и в тот же момент незнакомка бросила на них ещё один взгляд. Встретилась глазами с Богданом и замерла. Хан мог поклясться, что ощутил, как между этой парочкой словно молния проскочила.
— Точно ведьма, — пробормотал Богдан, плавно отворачиваясь, и добавил серьезно: — Хан, она – моя!
Хан пожал плечами: рыжая ему, конечно, понравилась, но не настолько. Просто красивая девчонка. Ее подруга, яркая стройная брюнетка, была ничуть не хуже. Разве что не смеялась так весело, а изображала томную роковую красотку. Получалось немного забавно.
— Подойдем или пусть еще посплетничают?
— Подождем, — покачал головой Богдан, — вот допьем, тогда посмотрим. Пусть слегка засомневаются, что привлекли наше внимание.
Хан снова покосился на Богдана — ему показалось, или друг пребывает в смятении? Неужели так запал на зеленоглазую?
Они выждали четверть часа, иногда обмениваясь с женской компанией загадочными изучающими взглядами. Судя по тому, как оживленно перешептывались девушки, парни их равнодушными не оставили.
— Пошли, — Хан взял новый бокал с вином, — надо пообщаться. Может, они дуры?
— Женщины в принципе создания недалекие. Какая тебе разница? — насмешливо отозвался Богдан.
Хан пожал плечами: разницы то, конечно, не было. Мозг же не снизу. Но умные его привлекали больше. Не было ощущения, что занимаешься сексом с ожившей куклой.
Подойти им удалось незаметно. Девушки как раз вполголоса начали что-то обсуждать. Приблизившись почти вплотную, друзья переглянулась:
— …а светленький какой! – ахала коротко стриженая шатенка. — Так бы и съела.
— Мне тёмненький больше понравился, — возразила брюнетка, — А тебе, Лил?
— Я – Лиля, — поправила ее рыжая, — не сокращай мое имя.
От её голоса у Богдана побежали мурашки по коже.
— Светленький, — вместо Лили ответила брюнетка. — Да ты с него глаз не сводишь.
— Лиля... Какое необычное имя, — заговорил Хан, и девушки ойкнули, застигнутые врасплох.
Возникла секундная пауза. И Хан окончательно понял, что был прав: друг его попал. Богдан и Лиля не сводили друг с друга взгляда, окружающие для них будто не существовали.
— Позволите? — Хан подался вперед, показав намерение присесть рядом с брюнеткой, чем разрядил обстановку.
Лили и Богдан зашевелились, поспешно отводя глаза друг от друга…
Беседа завязалась сразу. Богдан вместе с Ханом умели расположить к себе. Тем более женщин. Так что вскоре за столиком уже вовсю болтали и смеялись.
Остальных подружек звали Тесса, Джули и Крис. Неожиданно выяснилось: Лили родом из России. Дочка богатого бизнесмена, она приехала учиться во Францию. Осенью ей исполнилось восемнадцать. Богдан не удержался от мысленного вздоха. Втайне он боялся, что рыженькая окажется несовершеннолетней.
Слово за слово и договорились утром встретиться за завтраком, а потом вместе отправиться на склон. Девушки обещали показать трассу для начинающих и посоветовать, откуда лучше выходить на спуск. Узнав о сестре Богдана, оказавшейся впервые на горнолыжном курорте, все загорелись желанием помочь. Так же подружки рассказали о намечающихся на днях соревнованиях, в которых собирались принять участие.
— Сделаем всех? – посмотрел Богдан на друга. Он уже сидел рядом с Лилей и касался пальцами ее руки. Очень осторожно. При этом не пытаясь обнять или сделать что-то еще. Забавно. Прежде столь рыцарского поведения за ним Хан не замечал.
— Сделаем, — согласился Хан. Сам пока не мог определиться, кто ему больше нравится из трех девушек.
Незаметно пришло время расходиться, все еще раз договорились о встрече за завтраком и разбрелись по своим номерам. Правда, Хан с Богданом ненадолго задержались в коридоре.
— Я так понимаю, что пари уже недействительно? Ты запал на рыжую, а с остальными отдуваться мне?
— Заткнись, — посоветовал Богдан, — я еще сам не понял. Но она…необыкновенная.
Хан закатил глаза, но промолчал. Лишь пожелал хороших снов с рыжей в главной роли и ушел к себе в номер.
***
Ирен проснулась от голосов в соседней комнате. В первый момент не могла вспомнить, где она, потянулась и открыла глаза. Боже, как же хорошо! Проснуться от голоса любимого брата, а не от пронзительного будильника в общем коридоре. От которого не спасает даже подушка.
— Папа, да все с ней в порядке, — услышала она Богдана совсем близко от своей комнаты, — спит Иренка. Дай ей отдохнуть уже. Каникулы ведь.
Повинуясь интуиции, Ирен вновь прикрыла глаза и натянула одеяло до носа. Скрипнула дверь, донеслись шаги и приглушенный голос брата.
— Видишь, спит ребенок. Мы с Ханом смотрим за ней в оба глаза.
— За ней или за девками? – раздался негромкий сильный голос отца из динамика.
— Прекрати, а? Все с ней будет хорошо.
— Смотрите мне. Если что не так, с обоих шкуру спущу!
Ирен едва заметно сглотнула и пообещала сама себе не подводить брата и Хана. Угроза отца была вполне реальной. Вацлав не поднимал руку на дочь, а вот жене и сыну доставалось довольно часто. Впрочем, Ирен-то и дома бывала редко: лишь два раза в год, во время коротких каникул. Остальное время проводила в стенах закрытой школы для девочек.
Богдан ушел обратно к себе. Но вернулся через пять минут и весело сообщил:
— Можешь не притворяться, я хорошо слышу, как ты громко пыхтишь.
Ирена тут же повернулась к брату. Он стоял в дверях и вертел в пальцах кончик пояса от белоснежного махрового халата. Влажные светлые волосы были зачесаны назад.
— У тебя полчаса на то, чтобы умыться и одеться.
— А потом…
— А потом мы идем подбирать тебе снаряжение для катания, — он подмигнул и ушел обратно к себе.
Взвизгнув, Ирена откинула одеяло и соскочила с кровати. Закружившись по просторной комнате, резко остановилась и приложила ладонь к золотистой деревянной стене. Впереди было семь дней свободы!
С Ханом они встретились уже внизу, в холле отеля. К удивлению Ирен, близкий друг брата был не один. Возле него увивались, по-другому и не скажешь, две девушки. Симпатичные. Уже взрослые.
Ирена мигом насупилась. Теперь поняла, о каких девках говорил отец. Ведь и правда, возле Богдана с Ханом, где бы они ни появлялись, вечно начинали отираться девушки. Вот и здесь! Внутри царапнуло странное чувство раздражения. Она так мечтала провести вместе с ними эти каникулы и не хотела, чтобы их трио разрушали другие люди.
Но выбора ей не оставили.
— Ирен, познакомься, это Тесса и Джулия, — представил ей своих знакомых Хан. Девушки прошлись по ней оценивающим взглядом, но, не увидев в подростке конкурентки, расплылись в доброжелательных улыбках.
— А где остальные? – спросил Богдан, чем невероятно удивил Ирен. Получается, он их уже знает? Но как?! Значит, это она, утомлённая перелётом и дорогой, спала вчера без задних ног, а они уже успели осмотреться и завести знакомства. Стало немного обидно.
— Лиля с Крис уже спустились завтракать. Мы шли к ним, когда встретили Хана и решили вас подождать. Приятно познакомиться, Ирен, — с доброжелательной улыбкой произнесла Тесса.
Симпатичная шатенка располагала к себе, только Ирен не купилась на её радушие. Очень часто новые знакомые старались подлизаться к ней и втереться в доверие лишь для того, чтобы оказаться ближе к Богдану и Хану.
— Тогда идёмте, — поторопил всех брат.
Ирен скосила на него удивлённый взгляд, но ничего не сказала. Просто кожей ощутила его внутреннее нетерпение, что было ему совсем не свойственно.
В ресторане они подошли к столику, за которым сидели две девушки, ожидая заказ. Сами столы были рассчитаны на четверых, и Ирен уже обрадовалась, что им удастся позавтракать отдельно, но Хан подсуетился и буквально за минуту им придвинули соседний.
— Позвольте представить мою сестру. Ирен, познакомься, это Лиля и Кристина.
По тому, как по-особенному произнёс брат первое имя, Ирен поняла: все внимание Богдана приковано к рыжеволосой. Она взглянула на нее внимательней: волосы заплетены в свободную косу, из которой выбилось несколько прядей, огромные зелёные глаза…
«Может, линзы?» — раздражённо подумала Ирен, стараясь найти хоть один недостаток во внешности новой знакомой, потому что даже без капли макияжа эта Лиля красива.
— Какое необычное имя, — через силу выдавила из себя Ирен, присаживаясь на стул, который заботливо отодвинул для неё Хан. Язык не поворачивался сказать, что ей приятно это знакомство.
— Русское.
— Ваш отец мафиози?
— Ирен?! – возмущённо воскликнул Богдан, а Хан засмеялся, как над хорошей шуткой.
— Бизнесмен, — так же кратко ответила девушка, совсем не задетая таким предположением.
— Прошу простить мою сестру.
— Ничего. Я уже привыкла к стереотипу, что раз я из России, то мой отец мафиози, а я сама пью водку в компании медведя.
— Чем же вы занимаетесь?
— На данный момент учусь во Франции и занимаюсь танцами.
Данный факт очень заинтересовал Богдана, и он забросал девушку вопросами, а Ирен уткнулась в меню, спрашивая себя, кто подменил ей брата? Впервые она видела его увлечённым кем-то. Его взгляд на эту русскую был наполнен искренним интересом и восхищением.
Завтрак прошёл кошмарно. По крайней мере, для Ирен. От болтовни девушек у неё разболелась голова, а те как назло щебетали наперебой насчёт предстоящих соревнований и как они планируют принять в них участие. Хан с Богданом решили тоже поучаствовать, и собрались пойти подавать заявки сразу же после того, как поедят.
А ещё Ирен даже не поняла, как так получилось, что они разделились. Богдан с двумя девушками отправлялся смотреть трассу, а другие две сопровождали её с Ханом на учебный склон. Новые знакомые как пиявки вцепились в парней. Можно подумать, они без них не разобрались бы, что к чему! Не ожидала Ирен, что её первый день отдыха начнётся так паршиво.
Злая на весь мир и на новых знакомых, она даже попыталась удрать, пока парни записывались на соревнования. Тихо выскользнула из домика администрации и…наткнулась на Лилю.
— А ты куда собралась? – весело спросила та. — Разве тебе можно ходить одной?
— Я не маленькая, — процедила Ирен, больше всего на свете ненавидевшая контроль, ладно еще — со стороны брата и отца. Но кто ей эта малознакомая девица?
— Маленькая-маленькая, — махнула рукой рыжеволосая, — потеряешься и тебя съедят медведи. Иди давай обратно к Хану, он тебя кататься обещал научить.
— Ага, а вам с Богданом не мешать, да? – волком глянула на нее Ирен. – Типа хотите наедине остаться?
— Маленьким девочкам о таком знать не положено. Иди давай!
Ирен дернула плечом и ушла… На скамейку рядом с домиком. Не убежала лишь потому, что вспомнила угрозу отца в адрес Хана с Богданом.
Тут ее и нашел Хан через четверть часа, выйдя из домика администрации все так же в компании Тессы и Джулии. К тому времени Ирен решила, что все парни предатели — увидят симпатичную девушку и все, сестра уже не нужна.
— Устала ждать? – подмигнул Хан, — Иренка, пошли тебе снаряжение подбирать. Я сегодня твой верный паж.
— Я не знала, что пажи ходят с сопровождением, — не удержалась от колкости девочка.
— Кхм, — Хан взъерошил темные волосы и быстро глянул на Тессу с Джулией. Те стояли чуть поодаль и о чем-то шепотом яростно спорили.
— Не хочешь, чтобы они шли с нами?
— Не хочу, — пробубнила Ирен, — вы обещали папе присматривать за мной, а не гулять со всякими.
— Боже, да ты маленькая ревнивица, — Хан задумался ненадолго, предложил: — А давай заключим с тобой договор? Я посвящаю тебе весь день, а вечером ты идешь в номер и смотришь там фильмы, заказываешь еду, а в десять ложишься спать.
— Чтобы не мешать вам заниматься развратом?
Хан опять закашлялся. Ему было несколько неловко обсуждать подобные темы с той, которую считал младшей сестрой. И всячески старался оберегать от пошлостей мира.
— Так что, ты согласна?
— До семи вечера ты – мой, — капризно сообщила Ирен, понимая, что из всей создавшейся ситуации стоит выжать максимум для себя.
— Принцесса, ты уже вьешь из мужчин веревки, — вздохнул Хан.
Он отошел к Тессе и Джулии, которые при виде него мигом заулыбались. Ирен же со скрытым злорадством следила, как Хан что-то объяснял им. Девушки сначала не слишком обрадовались такому повороту. Тесса даже позволила сердито взглянуть на Ирен. Та показала ей язык.
Но Хан что-то произнес, и новые знакомые тут же успокоились. И убежали куда-то в сторону подъемника.
— Ну что, — вернулся он к Ирен, — идем, тиранка.
Снаряжение подбирали долго. Выбор был огромный. Сидя в просторном теплом помещении с длинными мягкими скамейками и стеклянными стенами, Ирен придирчиво разглядывала приносимые Ханом ботинки. То ей не нравился цвет, то бесили крепления, то еще что-то. Так продолжалось, пока Хан не рыкнул, намекая, что не стоит испытывать его терпение. После этого как-то сразу нашелся подходящий цвет и размер. Сноуборд Ирен выбирала уже не особо капризничая. Видела опасный огонек в темных глазах Хана.
Хорошие у нее мальчишки, только выводить их из себя не стоит. Будучи далеко не дурой, Ирен понимала, что Богдан с Ханом проявляют к ней максимум терпения. И в будущем, скорее всего, такого она уже не увидит.
На учебном и довольно пологом склоне людей было не так много. Но Ирен, затянутой в костюм ярко-зеленого цвета, в желтых ботинках и с таким же сноубордом, казалось, что их толпа.
— Ну что? – поинтересовался Хан. — Готова учиться?
Он катался в угольно-черном костюме, на алом сноуборде. На его лице уже красовались специальные темно-желтые очки. Ирен со вздохом нацепила такие же — мир тут же стал гораздо ярче.
— Ты же не станешь толкать меня сразу вниз?
Хан покрутил пальцем у виска.
— Чтобы ты переломала руки-ноги? Давай для начала покажу тебе правильную стойку. И какое положение должно быть у доски, чтобы не укатиться.
***
Богдан в мыслях благодарил Хана за то, что тот взял на себя заботу о сестре и увёл часть подруг с собой. Больше всего ему хотелось, чтобы никто не мешал его общению с рыжеволосой колдуньей. Богдану самому хотелось понять, что его в ней так цепляет. Он раньше встречался с красивыми девушками, но ни одна из них его так не привлекала, а стоило этой только глянуть на него своими зелеными глазищами, как внутри все переворачивалось. С неподдельным интересом он расспрашивал её о жизни в России, учёбе, увлечении танцами. Ему хотелось знать о ней всё, любая мелочь имела значение.
Кристина махнула на них рукой и давно уехала кататься, а они всё непринуждённо болтали. Несмотря на желание девушек принять участие в соревнованиях, ничего сверхординарного он не ожидал увидеть. Не тянули они на профессионалок. Сноуборд и экипировка у Лили были самые обычные. Вроде тех, что выдают в службе проката.
Тем сильнее было его удивление, когда они начали спуск. Тут Богдан по достоинству оценил технику Лили.
Катаясь, они начали входить в раж, выделываясь друг перед другом и демонстрируя свои умения. Богдан всё больше и больше был очарован подругой. Её отточенные движения, чистота исполнения сложных трюков заставили его максимально собраться, чтобы не ударить в грязь лицом, и показать все, на что способен. Поразительно, но она без труда повторяла за ним любые элементы!
Разгорячённые состязанием, они не на шутку разошлись. Набрали приличную скорость, Лилия вырвалась вперед, перемахнула через ограничительный гребень, подняв снежную волну, звонко засмеялась, радостно улыбаясь Богдану. Но ему было не до радостей, когда понял, что она мчится к обрыву. Открыл было рот, чтобы предупредить — Лили отвернулась, пружинисто толкнулась ногами и лихо закрутила сальто вперед. Миг, и она скрылась за кромкой обрыва.
Богдан, не раздумывая, устремился следом. Ему было не до трюков. С протяжным криком он вылетел со склона, поздно осознав свою ошибку — под ногами мелькнула крыша сарая. Надо было все-таки толкнуться, как Лили. Чиркнув доской по крыше, Богдан не смог толкнуться и въехал на скорости в плетень, кувыркнулся и засел в сугробе.
— Я победила! – воскликнула Лили, подкатившись и протягивая руку помощи.
— Ты сумасшедшая?! – вне себя заорал на неё Богдан.
Он все никак не мог выбраться из сугроба, нужно отстегнуть крепления, но, задыхаясь от ярости, позабыл про них и барахтался, словно неумелый ребенок в снегу.
— Какой русский не любит быстрой езды? — беспечно улыбнулась Лиля, отступив на шаг.
— Ты!..
Он наконец сумел встать и замер, потому что Лиля вдруг подалась к нему, обняла за шею и поцеловала.
Этот поцелуй, с привкусом морозной свежести, оглушил Богдана. Впервые в жизни целовали его, опередили его, заставили выйти из себя его. Переиграли — его! Впрочем, ему это понравилось…
Лиля пахла земляникой. Земляникой! На Богдана будто летом дохнуло. Сознание поплыло от накатившего желания, страсть сильнее разогнала кровь. Он балдел от удовольствия, обнимая Лили. Они повалились в снег. Богдан очутился сверху, хотел на мгновенье отстраниться, чтобы посмотреть Лили в глаза, но она притянула его к себе...
— Врач нужен? — раздалось сверху. — Парень, она в сознании? Ты бы не наваливался на неё, могут быть переломы.
Богдан медленно обернулся. Над ними стоял мужик, загораживая солнце. Богдан взглянул на Лилю:
— Тебе врач нужен?
Оба не сдержались, прыснули, но Лиля подобралась и уточнила:
— А сам как считаешь?
— Если только психиатр. Только сумасшедшая прыгнула бы оттуда.
— Ты же прыгнул за мной.
— Я – другое дело. — Богдан распрямился и помог подняться Лиле.
— Мы в порядке! – махнула незнакомцу рукой она.
— Точно?
— Помощь не нужна! – строже добавил Богдан.
Его начал раздражать этот случайный мужик.
— Вам повезло, сломали бы забор или крышу, разговорами бы не отделались.
Он повернулся и отправился к сараю.
— Давай выбираться отсюда, — выдохнул Богдан, сообразивший, что явился хозяин этих мест. Видимо, они не первые, кто вылетел с трассы и устроил шоу на его земле. — Только полиции нам сейчас не хватало.
Оба вновь прыснули от смеха. Лиля все поняла.

***

Хан с Иреной провозились на учебном склоне часа три. Возвращались к отелю довольные и уставшие. По крайней мере, Ирена запыхалась и чувствовала, как ноют все мышцы.
— Это еще что, — сообщил ей Хан весело, — завтра ты вообще с кровати не встанешь. Будешь валяться и ныть.
Страницы:

1 2 3





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.