Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44691
Книг: 111310
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Вампир-Воин»

    
размер шрифта:AAA

Кейт Бакстер
Вампир-Воин

Глава 1

Тварь, когда-то бывшая женщиной, непонятно почему стояла под дождем. Ее лицо, обращенное к небесами, было воплощением святотатства. Монстры не имеют права молиться, глядя на небо. Она так и стояла — открыв ладони, задрав голову, закрыв глаза, пока неоформленная в заклинание магия копилась в ее руках.
Найя ждала в тени, под зонтиком, наблюдая за существом. Ее пальцы дернулись, обвивая рукоять кинжала. Звук магии закружился в воздухе вокруг нее. Этот звук могла услышать только она, мелодия играла в ее душе. Только она была расстроенна. Слишком плоская, а затем резкая. Это резануло по ее внутреннему уху, тон был не совсем верный. Рукоять древнего кинжала впилась в теплую руку Найи, клинок жаждал зла, которое укоренилось и распространилось, как раковая опухоль в организме, который некогда был человеческим. Сегодняшнее восстановление должно было быть сделано по книге. Темная магия отравила женское тело и душу. Либо по своей воле, либо насильно, инородная магия поглотила женское тело, неправильная мелодия служила достаточным доказательством, и это была работа Найи восстановить то, что жило внутри нее, прежде чем магия прожжет тело своего хозяина-человека и выйдет в поисках новой добычи.
Потреблять магию. Содержать силы и гасить демона, который создавал все это.Слова звучали правдоподобно, даже когда все в животе Найи сжалось. Вспышка молнии рассекла небо, сопровождаемая раскатом грома. Женщина даже не вздрогнула… она уже была в тисках чего-то слишком сильного, и даже силы природы не могли прервать ее… ее черты лица исказились и потеряли какие-либо следы былой человечности.
Хозяин после заражения вредоносной магией становился мапингуари. Демоном, чьей единственной мыслью было создание хаоса. Найя наблюдала, как магия проявляется во вздернутых руках женщины. Ее длинные пальцы венчали ужасные когти, а ноги выгибались под странным углом, более птичьим, чем человеческим. Энергия текла из ладоней, капая на черный тротуар, будто флуоресцентная краска в черном свете. Звук этого обвивал душу Найи мириадами танцующих в неестественном ритме колокольчиков, образуя какофонию звуков, а не красивую мелодию. Сейчас или никогда. Больше не было человека, мапингуари не тратил время на прорыв к смерти и разрушению. У Найи было обязательство перед людьми. Невинными людьми, которые жили в Кресент-Сити. И ее собственная магия ненавидела темную энергию.
Волнение щекотало воздух, будто волна тепла прохладным утром. Мапингуари повернулся к ней лицом, обнажая зубы и рыча. Найя сделала глубокий вдох, заставляя себя делать то, что нужно, и ударила.

***
— Найя. — Сантьяго Молина кивнул в знак благодарности, когда она вошла в дверь его магазина. Он поглядел на блестящую золотую коробку в ее руках, а потом поднял взгляд к лицу. — Еще одна хорошая работа, я полагаю?
Еще работа. Конечно. На прошлой неделе, маленький городок Кресент-Сити, штат Калифорния, кишел мапингуари.Сделано?Она предположила, что хорошо выполнила свою работу. Но понравилось ли ей это? Вопрос на миллион долларов.
— Вот. — Она показала позолоченную коробку в руке. — Она уже начала переход к тому времени, как я ее нашла. Совершенно безмозглая. Она не могла удержать волшебство. Оно сочилось из ее пор. Мне удалось нейтрализовать ситуацию, пока она никого не убила.
Санти посмотрел на коробку, повертел ее в руках. Найя знала, что он никогда не подумает открыть ее, но, независимо от того, сколько раз они делали это, он ерзал, как окси-наркоман в аптеке. Немногие могли контролировать магию, когда она выходила. Но, так уж повелось, Найя была одной из счастливчиков. Одно из многих преимуществ работы, от которой она устала.
— Пол расспрашивал о тебе. — Она знала, что это лишь вопрос времени. Все-таки, аркан, подразумевающий рабство, затягивался на горле. Найя старалась не погружаться слишком глубоко в культ. Отделять реальный мир от семейных и родовых обязательств было то, с чем она боролась. Она сделала работу, передала Санти золотые ящики, как и в конце каждой охоты, которые поглощали магию, и которые он передавал старейшинам. Может быть, там, где-то, был целый склад под сделки выкупа украденной магии. Старейшины были просто хранителями того, что она возвращала. Никто из них не мог справиться с этим. Это была работа Найи. И после того исполнения ее роли, единственным ее интересом было притащить усталую задницу обратно домой.
Найя качнула головой и протянула руку. Санти вложил пачку купюр в ее ладонь, и она повернулась, колокольчик протестующее зазвонил, когда она распахнула стеклянную дверь.
— Дистанция не решит твои проблемы, — сказал Санти, прежде чем она успела выйти за дверь. — Выводить их из себя — просто кусать себя же за задницу.
Она кивнула, просто показывая, что услышала его, позволяя двери захлопнуться за ней.

***
Субару Аутбек Найи выглядел как универсал, на котором мамашки возят детишек на футбол. В соответствии с работой Найе был нужен практичный автомобиль, а в Аутбек влезало много дерьма. Она скользнула за руль и откинула голову на подголовник. Усталость смыкала ее веки, но она не смела закрывать глаза. Каждый раз, когда она это сделала, то переживала кровавый момент, когда вонзала кинжал в грудь женщины, пробивая ее сердце. Неважно, что в тот момент та была больше монстром, чем человеком. Никогда не становилось легче, независимо от того, сколько раз Найе приходилось напоминать себе, что она делала это ради общего блага.
Ее дыхание стало быстрым, когда Найя крепко вцепилась в руль. Звезды сверкали на периферии ее зрения, и сердце бешено колотилось в груди. Беспокойство накрывало ее, она всю жизнь боролась с ощущением удушья — беспомощным лишением свободы — угрожающим затопить ее. Благодаря звуконепроницаемому интерьеру Суби, никто не слышал высвобождение сдерживаемых эмоций и магической энергии, которые вырвались криком из ее глотки. Она даже не знала имени женщины. Но Найя делала то, что нужно было. Магия — вредоносная магия — повреждала тех, кто не был рожден, чтобы контролировать ее. Магия в чужих руках создавала монстров, и само существование Найи требовало, чтобы она несла ответственность за ущерб.
Эта женщина пришла к своей силе неестественным способом, в то время как Найя пришла к ней через первородство.Бруха. Шаман. Ведьма. Чародейка. Независимо от названия, было полтора десятка одних или шестеро других. Коренные племена Южной Америки относились к своей духовности и магии очень серьезно, а ее предки выползли прямо из этого проклятого тропического леса.
Племя Найи, Бороро, взяло на себя ответственность контролировать магию в этом мире несколько столетий назад. А точнее, они проверяли тех, кто воровал и злоупотреблял магией в этом мире. Если вы не получили свой дар естественно, это считалось преступлением против естественного порядка. Извращением. Прерыванием священного круга. И после того, как те, кто овладел магией недостойно, становились не более, чем безмозглыми монстрами, одержимыми жаждой смерти и разрушения. Демонами. Подлые мапингуари из легенды. Найя была Смотрящей. Ее задачей было найти существо и стать судьей, присяжными и палачом. Такой работы она бы не пожелала и злейшему врагу. Племя оплачивало ей все расходы, но, кроме этого, больше преимуществ не было. Нет страховки, пенсии, 401(к)1. Что касается безработицы… единственный способ уволиться с работы — жениться по договоренности или погибнуть на службе. Лично она предпочла бы умереть, но бруха не совсем легко убить.
Сегодня смерть женщины была досадной необходимостью. Она уже зашла слишком далеко, чтобы спастись, и нужно было забрать магию, которую та украла. Она была человеком, прежде чем пришла к магии, но как только волшебство слилось с ее сущностью, она стала чем-то опасным. Другим. Бешеным зверем, которого пришлось усыпить. Найя подавила дрожь, когда вспомнила пустое выражение искаженного лица женщины, зрачки — просто твердые белые шары в черепе, и рык, которого сорвался с ее губ, прежде чем Найя вогнала кинжал в ее грудь. Женщина была ни в чем не виновна. Только посредством мерзких деяний тьмы истинная магия могла быть украдена. И не важно, сколько раз компания делала это, Найя все еще не могла в душе примириться с тем, насколько ожесточенно люди могли желать обладать истинной, ужасающей мощью.
Быстрый поворот ключа, и Суби замурлыкала, Найя выехала на залитые дождем улицы. Весь город был на самом деле небольшим поселком, и по разуму тоже. Вся культура ее племени сосредоточилась в деревенском округе. Время текло по его окружности: прошлое, настоящее и будущее. И сейчас она чертовски хотела выбраться из него.
Паника стучала в груди девушки, когда Найя пронеслась на желтый свет. Она всегда была чертовски раздражена после выкупа украденной магии, но сегодня она чувствовала, будто вылезла из своей кожи. Металлический запах обжигал ее рот доказательствами того, что она сделала с той женщиной. Тем существом. У Найи не было выбора, кроме как убить демона, напомнила она себе, и то, что она сделала, не отличалось от любой экзекуции, которой она провела в последние восемь десятилетий. Так почему это вдруг стало так постыдно?
Знакомый мотив «Black Magic Woman» заиграл на сотовом, заставив ее вздрогнуть. Это была одна из немногих особых мелодий, запрограммированных в ее контактах. Но только потому, что ей было нужно добрые тридцать секунд, прежде чем она отвечала на его звонки.
— Где ты была, Найя? — пожурил ее голос Пола, несмотря на спокойный тон. Он не звался «Пауло» на протяжении многих лет. Найя догадывалась, он думал, что американизация его имени помогала ему смешаться с толпой. У нее не было смелости сказать ему, что он никого не обманет. — Тебя никто не видел неделю, а Хоакин сказал, что в квартире тебя нет. Ты знаешь, что должна держаться ближе к кругу, когда не в патруле.
— Я работала всю ночь. Разумеется, я не могла открыть дверь весь день, потому что спала. Ты не согласен? — Она пыталась говорить ровно и спокойно, как и он. — Я ни от кого не скрывалась. Просто была занята. — Его молчание было так же хорошо, как вереница проклятий кричащих ей на ухо. — Не нужно постоянно меня проверять, — продолжала она, удивляясь, почему вообще вела этот разговор. — Кроме того, ты знаешь, что я всегда на работе. У Санти коробка.
В спертом воздухе она услышала низкий рык ягуара, и подавила дрожь. Очевидно, Пол не оценил ее бросание и отказ от системы.
— То, что ты отделяешь себя от своего народа, свидетельствует об отсутствии веры, — сказал он напряженным голосом. — Ты забыла, что поклялась служить не только племени, но нашей команде?
Как она могла забыть? Ублюдок напоминал ей ежедневно.
— Я никогда не забуду обет, — сказала она, когда резко взяла влево. Она вытащила телефон из подставки, выключала функцию спикерфона и приложила трубку к уху. — Я делаю то, что ты просишь, и могу добавить, черт побери, эффективно. Так что никогда не подвергай сомнению мою преданность.
— Другие могли бы не согласиться. — Боги, она ненавидела его, когда он включал высокого и могучего. — Ты обязана служить старейшинам до времени подбора пары. Ты должна быть счастлива взаимодействовать с членами Общества. Выполнять племенные функции.
Пошел ты. Посмотрела бы, как ты меня заставишь.
— Будет нужно — заставлю.
Сукин сын. Она ненавидела, когда он поступал так. Только она собиралась открыть рот и высказать все, что думает, как он обрывал звонок. Но не раньше, чем она вновь могла услышать предупреждающее рычание.
Найя выехала из центра города Кресент Сити, готовая положить как можно больше расстояния между ней и племенной работой. Каждый член их Общества жил в одном городском квартале, в том числе и она. Ну, вроде того. Несколько месяцев назад она решила, что будь она проклята, если каждый день своей жизни будит жить рядом с Полом и его устаревшей туфтой, и арендовала дом в десяти милях от города. Таким образом, когда ей было нужно пространство (как сегодня), у нее было тайное убежище, в котором можно было залечь на дно. Только Санти и ее кузина Лус знали о доме, и так и собиралось оставаться. Найя могла доверить им хранить ее секреты.
С помощью выключателя на задней панели руля, она искала подходящую радиостанцию. Она нашла то, что отражало ее настроение, глубокие басы и крики техно. На фоне ночи, вспыхивали синие и красные огни, отражаясь от мокрой улицы. Группа жирных парней сидела на тротуаре, в наручниках, с понурой головой, вода капала с их жиденьких волос в сточные канавы под ногами.
Преступники, вероятнее всего.
Так или иначе, они заслуживали неприятности с копами.
Не так ли?
Голос разума царапнул ее изнутри.Да. Заслуживали.
Найя подняла руку и потерла грудную клетку, удивляясь внезапной боли в ней. Вероятно, не более чем остатки заклинания, оставшиеся от украденной магии. Боль усиливалась от легкого раздражения до острой, стучащей, чертовой боли. А потом музыка заиграла.
Не радио. А музыка, которую могла услышать только она. Песня сирены, которая была сутью использования магии. Толькобрухамогла это слышать. И это не приобретенный навык. Все женщины в ее семье слышали звуки магии с момента рождения. Так вышло, она была одной из двух живых женщин в ее семейной линии. Вот почему Пол был таким шилом в заднице, и так надоедал с племенными функциями. На самом деле, она подозревала, что он дергался, чтобы сделать ее хорошо и сделать пару. И воспитать новое поколение «ушей» для Общества.
Певучие ноты теребили ее грудь, высокие, звонкие и нежные сопровождались глухим эхом. Тот, кто использовал манию, был близко. И упакован. Наверняка не дилетант, как женщина, которую Найя убила в тот вечер. Этот пользователь имел репутацию и достаточно сил, чтобы не только грудь Найи болела, но и кольцо. Она потеряла фокус всего вокруг нее, магия окутывала ее чувства, пока только звон присутствия не остался. Ее зрение помутилось, мокрый асфальт становился не более чем смазанным пятном перед глазами.Дерьмо. Эти копы не слишком далеко; они обратят внимание, если она вильнет по залитой дождем дороге.
Она сбавила скорость к осторожной, но не подозрительной. Раздувая ноздри, она сделала вдох полными легкими и медленно выдохнула через приоткрытые губы. Вдох через нос, выдох через рот. Она сосредоточилась на дыхании в тщетной попытке обуздать сенсорную потерю, вызванную песней магии. Слезы застилали ей глаза от красоты мелодии. Она была такой прекрасной и чистой, едва погружающейся в хриплый, оскорбительный шум, который заставил появился в ее мозгу.Что, черт возьми, происходит?
По чуть-чуть ее зрение прояснялось, дорога фокусировалась. Два раза украденная магия одной ночью — почти неслыханно — особенно так близко друг к другу. Она наскочила на первого мапингуари в глухом переулке недалеко отсюда. Возможно, за две или три мили.
Сигналы тревоги звучали в ее мозгу, флажки осторожности взлетели высоко. Вероятность неминуемой катастрофы. Но сила поиска была слишком велика, чтобы ее игнорировать. Женщина никак не могла отвергнуть ее. Не потому, что у нее есть огромное чувство ответственности. Ведь если она проигнорирует это, невинный может пострадать. И неважно, насколько она была верна Обществу в последнее время, она не могла позволить, чтобы еще один демон родился сегодня от вредоносной магии.
Как только она стала уверена, что полицейские не могут ее видеть, Найя развернула машину посреди четырехполосной дороги. Прямо перед знаком разворот запрещен.Хех. Она направилась к кварталу, и когда ее зрение вновь начало перекрываться туманом, она знала, что была близко. Припарковавшись на пустой стоянке, она вырубила двигатель и вцепилась в руль, пока делала несколько глубоких вдохов и концентрировала собственную энергию. Бесполезно выходить без подготовки. Проблема в том, что независимо от того, насколько она сосредоточится, медитация не принесет ей ни грамма спокойствия. Она выскользнула из машины, спотыкаясь и шагая по стоянке, направляясь к багажнику. Когда она дернула ручку, дверь бесшумно скользнула вверх, и еще одна волна сокрушительного звука заставила ее мышцы сжаться. Если она быстро не доберется до нарушителя, магия может накрыть весь квартал. Неконтролируемая сила обернется против всех в неправильных руках. Или устроит хренову кучу хаоса. В любом случае, это была безвыигрышная ситуация.
Она стряхнула парализующий эффект влияния магии и покопалась в грузовой зоне. Никто ни за что не мог уместить все эти механизмы в маленьком автомобиле-купе. Корпус был больше похож на небольшой багажник с ящиками и съемными подносами. В самом низу арсенала, Найя нашла боеприпасы, которые искала. Хотя она была не против того, чтобы использовать настоящие пули, когда ситуация требует этого, Зиг Зауэр был изменен, чтобы стрелять резиновыми пулями. Отлично подходит для остановки. Она не стреляла, чтобы убить, особенно если не было чистого выстрела. Для этого был кинжал.
Клинок предшествовал истории. Светящийся цитрин яркий и не резкий, он исчезал в обсидиановой рукояти, обернутой в старую, промасленную кожу. Будто продолжение ее руки, кинжал был точно сбалансированным, будто выкованный специально для нее размер, вес, конструкция корпуса. И когда Найя держала его в руке, она чувствовала прилив силы, который чуть не сбивал ее с ног. Это было оружие для убийства, ритуальный нож, и единственное, что может извлечь магию из сердца вора. Магия была непостоянной сучкой, и если ты не выполнишь все правила от А до Я, ну, ты с тем же успехом мог поцеловать свою задницу на прощание.
Она заткнула Зиг Зауэр за пояс и сжала кинжал мертвой хваткой. Цель была не за горами. Она почувствовала волну силы из дальнего конца стоянки у задней части заброшенных торговых площадей. Ряд прожекторов погас, без сомнения, от всплеска магической энергии. Идеально подходит для внезапной атаки. Не так уж круто для вора.
Вода собиралась в неровном асфальте и текла сквозь кроссовки Nike и отвороты джинсов. Но у нее не было времени беспокоиться о мокрых носках или о том, что она оставила зонтик в машине. Ноты перемещались от источника силы в ее сердце, не испорченные и почти чистые. Почему?Как?Она не могла думать ни о чем другом, мелодии звали ее вперед, будто след из хлебных крошек. Похоже, она не уклонится сегодня от старейшин. Они увидят ее изгнание после всего, возможно, в еще одной золотой коробке, чтобы добавить к своей коллекции.
Ливень замаскировал шаги Найи по асфальту и в металлических джунглях. Ее жертва не имела понятия, что охотник притаился в тени. Простой путь, ей это нравилось. Внезапный удар был намного эффективнее безумного порыва. Если вор уже отдал свою человечность магии, не было никаких сомнений, кроме как сделать то, что нужно. Это будет быстрое убийство. Чистое убийство.
Отключить. Разоружить.Ее инстинкты разгорались, пока она пробиралась ближе к источнику силы. Ровный ритм трели глубоко пел в ее душе, пробуждая ее собственную силу, что текла по венам, словно ртуть. Она никогда ничего не слышала такого… Как могла музыка быть настолько извращенной в одну минуту, а в следующую так сильно говорить в ее душе? Пульс ускорился, сердце бешено колотилось, ее тело не поспевало за звуком магии, которая увеличивалась и ускорялась, пока не грозила разбить ее сырой энергией.
Ее добыча была в поле зрения.
Он прислонился к фонарному столбу, его рыжие волосы мягко ниспадали на лоб, с них капала вода. Он был огромным, с тугими громоздкими мышцами, двигающимися от каждого выдоха. Он разорвал на себе рубашку, обнажив тело, и звериный рык разнесся над порывом дождя. Он держался руками за голову, мелкое дыхание заставляло мощные плечи подрагивать.
Она не знала почему, но магия всегда объединялась в руках опытных и неопытных одинаково. Аметистовый счет шел из его пор, когда пот стекал густым и липким и объединялся у ног. Он с такой силой сжал пальцы, и Найя глядя на челюсти, понимала, что он также сжимал и зубы. Это была не типичная кража «что-то пошло не так», которую она привыкла видеть. Мелодия магии сейчас была абсолютно, чистой. Но, несмотря на это, этот у парня были серьезные неприятности. Жуткие или, по крайней мере, болезненные, как сукины дети.
Низко присев, она продолжила продвигаться к нему. Ее глаза слезились от силы, сочащейся из него. Она никогда не чувствовала ничего подобного за всю свою жизнь. А она обошла квартал несколько раз. Ее сердце стучало в груди, эмоции лились подобно приливу: ожидание, волнение, и…нежность. Стон слетел с его губ, и он упал на колени, опустив руки на мокрый асфальт. Свечение магии разошлось вокруг него идеальным кругом, будто он истекал кровью, он откинул голову, пока тяжело дышал, как раненый зверь.
Твою мать. На что, черт возьми, она тут смотрит? Прежде чем она смогла ответить на этот вопрос, тот загадочный парень вскочил с земли, будто его за задницу укусили. И прямиком направился прямо к ней. Пусть богиня простит ее… она стояла там, как идиотка, и просто смотрел на него.
Время, казалось, замедлилось, и она увидела всю чертовщину, будто была не более чем зрителем. Вода плескалась под его ногами, опустив голову, он бежал. Он ударил ее как в регби, плечом в живот, руками обвив за талию. Она едва это заметила, когда он развернулся, прижимая ее к своей груди, и принял на себя всю тяжесть падения. Черт, она уже ошалела от силы, которую излучал парень. Забыла держать равновесие. Ее глаза медленно открылись после удара, веки прошлись по глазным яблоками, это ощущалось, будто те плавали в ее голове. Она встретила его взгляд нос к носу, его взгляд ярко-зеленых глаз впился в нее с такой силой, что у нее перехватило дыхание.
— Защитить. Тебя. Найя, — выдохнул он, прежде чем потерять сознание и рухнуть прямо на нее.

Глава 2

Бляяяяяядь. Похмелье — сука.
Но то, что он чувствовал, не было результатом бедлама от предыдущей ночи. Нет, это было нечто совершенно другое. Он разлепил веки, комната плавала и не фокусировала. Где он? Последнее, что он помнил…
Дерьмо. Что, черт побери, последнее, он помнил?
Когда он прогнал эту муть, которая, должно быть, была самой злостным блендером его сраной жизни, он потянул плечи вперед и встретился с сопротивлением. Паника накрыла его, когда он понял, что его руки были привязаны, вытянуты высоко над головой и закреплены у прочного металлического изголовья. Плоть на запястьях окружали серебряные наручники, они жгли и оставляли раны. Он был так слаб, что поднять голову от подушки — требовало больше усилий, чем должно было. Сукин сын. Ничто не было хуже, чем проснуться в середине своего худшего кошмара.
Низкий стук сердца звучал у него в ушах, и его зрение затуманилось на периферии, когда его накрыла пустота, прижав позвоночник прямо, блядь, к матрасу. Бесконечное и темное ощущение засосало в центре груди, будто открытая рана. Ко всему прочему, жгучая жажда опаляла горло. Бля, он опять отрубился. Дымка заволокла его мозг, и на мгновение ничто больше не имело значения, чем истребление этой жажды, жажда поглотила его, заставляя тело дрожать.
Сосредоточившись на дыхании, он сумел замедлить пульс и подавить панику, только слегка. Ему была нужна спокойная голова, если он собирался освободиться. Повертев головой и приподняв ее, когда посмотрел на ноги — ага, круто — закреплены к изножью чертовыми цепями и наручниками. Несколько глубоких вдохов помогли успокоить панику, что вновь всколыхнуло его пульс, заставив колотиться в бешеном ритме. Потеря контроля в такой ситуации, всепоглощающая жажда, невозможность двигаться или освободиться, он чувствовал себя так, будто был готов вылезти из кожи.Глубокий вдох. Все хорошо. Ты в порядке. Не спеши с выводами. Расслабься, блядь.
Он позволил голове упасть на подушку (черт побери, чувствовалось, будто она весила тысячу фунтов) и закрыл глаза в надежде, что это остановит комнату от вращения. Что бы ни случилось, это была адская ночь. Глубокое дыхание помогло сосредоточить мысли. Его пульс уже начал замедляться, а желание бездумно биться в путах поутихло.
Во-первых, попытаться привести голову в порядок. Затем беспокоиться о цепи. Неприятные воспоминания омыли его мысли, вытягивая его обратно, в прошлое, будто течение тащило в море.Оставить прошлое в прошлом. Ты не в том месте; ты сжег его до самой земли. Нет, он не был в той проклятой комнате, связанный, избитый и в плену у тех, кто стремился только использовать его. Но он все еще был прикован, по-прежнему в плену, только в незнакомом месте. Биение пульса не помогало сосредоточиться. На. Всем. Его мозг чувствовался так, будто кто-то закрутил его в блендере с набором для «разжижения».Быть в настоящем. Волноваться о текущем моменте. Подробности предыдущей ночи, казалось, просто уплывали из его хватки, как слово на кончике языка.
Ладно, дружище, возьми себя в руки.
Имя?Ронан Дейли.
Возраст?Ну, возраст в его удостоверении личности заявлял, что ему было тридцать три. На самом деле, он был намного, намного старше. На века старше. Но то, что он знал о себе, было хорошим знаком. Он не полностью потерял рассудок.
Сосредоточься на настоящем. Не думай о кандалах на запястьях. Местоположение? Кресент-Сити, Калифорния.Он приехал в город из Лос-Анджелеса. По делу? Нет. Его причина быть здесь — что-то личное. Туман поселился в его голове, огонь в горле душил. Средние клыки вышли из десен, и Ронан не мог вспомнить, чтобы он когда-либо чувствовал такую отчаянную жажду крови.
Ради чего он был здесь?Ради кого?
Ронан покачал головой, будто мог вытрясти информацию. Лицо вырисовывалось в его памяти, безупречная темная кожа, глубокие карие глаза и свирепость, из-за которой он обезумел от желания. Действительно ли она была причиной, по которой он уехал из Лос-Анджелеса? Или эта причина вылетела из его чертова разума, привязанного к этой кровати? Черт, если бы он знал.
Ладно, дальше… Местонахождение?Ронан медленно поднял голову и еще раз осмотрелся. Спальня, в съемной комнате, но не достаточно обжитая, чтобы быть постоянным местом жительства. Мебель, включая кровать, к которой он был прикован, выглядела изготовленной на заказ для того, кто жил здесь. Ничего не висело на стенах. На комоде или столиках не было личных фотографий, никакого универсального эстетично искусства. Все пространство, на самом деле, было довольно однообразным. Этакий утилитарный стиль, не дающий ключа к тому, где он был. Местонахождение:не определено.
Ситуация?Он подергал цепи, прикрепленные к спинке кровати, и поморщился от обжигающего жара серебра на коже.Вероятно, враждебная.
Итак, Кресент-Сити.Когда он попал сюда? Он мог вспомнить, как вел машину в небольшом городке под покровом ночи, но это все. Все, между тогда и сейчас, было темной дымкой в его памяти.
Ручка двери повернулась, и Ронан заставил себя выглядеть полностью расслабленным. Он закрыл глаза и сосредоточил дыхание, поэтому оно стало глубоким и ровным. Петли заскрипели, дверь открылась, тихие шаги по ковровой дорожке заставили его желудок сжаться в тугой узел. Он отпустил свои чувства, проверяя ситуацию, когда его похититель двигался. Шаги были слишком легкими для кого-то большого размера и больше похожие на теннисные туфли или босиком, чем на тяжелый грохот армейских ботинок, что не исключало участия Сортиари, хотя он не видел убийц с босыми ногами. Если Ронану удастся освободиться, он не сомневался, что сможет хотя бы физически осилить своего пленителя. Но до этого пункта надо еще добраться. Это могло быть единственным фактором в его пользу.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.