Библиотека java книг - на главную
Авторов: 37925
Книг: 96458
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Правильная девчонка»

    
размер шрифта:AAA

Владимир Григорьевич Колычев
Правильная девчонка

Часть первая

Глава 1

Каждому свое, взрослым – барский стол, мелюзге – крошки. Вика еще маленькая, и ее дела не могут быть большими. Даже если уравнение длинное, с двумя неизвестными, все равно это мелочь. А Людка уже взрослая, и ее сегодня ждет ужин в ресторане. С новым кавалером. Будет себе в котлете по-киевски ковыряться и шампанским запивать. И важничать. Потому что дело у нее большое, важное. А Вика вечером уроки доделывать будет, потому что днем бальными танцами занималась. В паре с Юркой.
Танцует Юрка хорошо, сколько призовых мест с ним взяли, но какой из него кавалер? Четырнадцать лет – это не возраст. Четырнадцать лет – это издевательство над природой.
Вика вздохнула, открыла учебник, заглянула в дневник, нашла номер упражнения, заданного на дом. В комнату вошла Людка – высокая, красивая. Волосы распущены, глаза накрашены, губы сочно блестят. Мамины бусы на шее, а платье свое, сама пошила. Красивое платье, синее, под цвет глаз.
– Ну как тебе? – Людка с восторгом крутанулась вокруг своей оси.
– Здорово! – Вика с завистью смотрела на сестру, сжав кулачки под подбородком.
У нее тоже такие же густые русые волосы, такие же большие и синие глаза. Но в ресторан ее не берут. И котлету она будет есть по-домашнему. Если аппетит вдруг появится.
– Ну, я пойду? – Людка сияла изнутри.
– А меня с собой не возьмешь? – Вика чуть ли не умоляюще глянула на сестру.
– Рано тебе еще по ресторанам… И для него ты слишком маленькая…
– Для кого для него?
– А я не сказала, как его зовут?.. И не скажу!
– Почему?
– Боюсь сглазить.
– А почему я слишком маленькая?
– Потому что еще уроки не выучила.
Сначала Людка щелкнула Вику по носу, а затем поцеловала в щеку.
– Ну все, я побежала!
Людка ушла, а Вика вернулась к урокам. Ничего, будет и на ее улице праздник.
Аппетит не появился, но позвонила мама, заставила разогреть котлеты и поужинать. Утром, сказала, придет, проверит. Можно было выбросить котлету, но Вика даже не представляла, как это можно сделать. Мама с детства приучала ее к бережному отношению к хлебу и прочим продуктам. Да и отец, пока не ушел из семьи, воспитывал в том же духе.
Вика кое-как осилила котлету, закончила с уроками и легла спать. А разбудил ее легкий шорох в коридоре. Какие-то люди там, за дверью, о чем-то шепчутся. Вика прислушалась.
– Да тише ты, сестру разбудишь! – сказала Людка.
Ее кавалер ничего не сказал, но Вика услышала, как стукнула дверца. Видно, Людку плотно прижали к шкафу.
– Ну ладно, ладно, – зашептала она.
Вика услышала шаги. Это Людка повела кавалера в гостиную. Или она задела стеклянную дверь своим плечом, или он, но задребезжало громко.
– Да тише ты! – так же громко шепнула сестра.
И Вика восприняла это как сигнал к действию. К тому же ей было интересно посмотреть на Людкиного кавалера. Она открыла дверь, но увидела только темные силуэты в гостиной, куда едва проникал свет уличных фонарей. Но Людка еще не успела закрыть дверь, и ничто не помешало Вике зайти в комнату, щелкнуть выключателем.
Людка стояла в объятиях своего кавалера, и они оба смотрели на Вику. Он с улыбкой, а Людка строго, но вместе с тем и сконфуженно. От растерянности она даже не подумала о том, что нужно вырваться из объятий. А он даже и не думал ее выпускать.
– Привет! – белозубо улыбнулся он.
Вика удивленно смотрела на Людкиного кавалера. Взрослый мужчина, никак не меньше тридцати. Высокий, красивый, волосы черные, глаза жгучие. Но ведь не молодой, а Людке только-только двадцать исполнилось.
– Здрасте, – оторопело кивнула Вика.
– Мы тебе тут не сильно мешаем?
– Я сейчас маме позвоню! – пригрозила Вика.
– А ябедничать нехорошо, – все так же весело улыбнулся он.
– Я знаю.
– Молодец.
– И все равно позвоню.
– Валера, тебе пора! – Наконец-то Людка оттолкнулась от своего кавалера.
А он выпустил ее из своих объятий. И даже собрался уходить. Но Вика вдруг поняла, что не хочет отпускать его. Он такой красивый, такой видный. И на нее смотрит чуть ли не влюбленно…
– А котлеты будете? – неожиданно для себя спросила она.
– С макаронами? – продолжал улыбаться Валера.
– С вермишелью, – качнула головой Вика.
– Угадал.
– Не угадали. Макароны – это не вермишель.
– Да?.. Ну, тогда я пойду!.. До завтра? – Он подошел к Людке, обнял ее за талию.
Она попыталась вырваться, выразительно глянув на Вику. Нельзя ему себя так вести, когда сестра рядом. Но Валера не остановился и поцеловал ее таки в щеку. Вика зачарованно смотрела на него. Сколько силы в его движениях, столько напора. И сила эта вовсе не грубая, можно даже сказать мягкая. А впечатление такое, что мурашки по коже.
Вика посторонилась, пропуская его. Он остановился, улыбнулся ей и по-приятельски потрепал ее по голове. Она испуганно шарахнулась от него, но Валеру это лишь развеселило.
Он ушел, а Людка нахохленно надвинулась на Вику.
– Скажешь маме, я с тобой не дружу!
– Не скажу, – качнула головой Вика.
Однажды Людка отказалась с ней дружить, даже разговаривать прекратила. Давно так было, целых два месяца назад, но Вика до сих пор вспоминает об этом с содроганием. Да и не хотела она говорить ничего маме. Да, Валера приходил к Людке и обжимался с ней. Но Вика хотела, чтобы кусочек от их тайны принадлежал и ей.

* * *

Снова тренировка, снова танцы до седьмого пота. Вика давно к этому привыкла, но все же в Дом культуры шла не очень охотно. Погода хорошая, солнце, тепло, сейчас бы в парк – мороженое, карусели. Но Юрка уже стоит, ждет.
– Привет! – поздоровался он.
Вика ответила тем же, подкрасив свое приветствие милой улыбкой. Юрка ей нравился как партнер, как парень. Он старше, чем она, ему уже пятнадцать. Высокий, стройный, плечи у него широкие. И на внешность он симпатичный, девчонки в него влюбляются. И Вика могла бы влюбиться, если бы захотела. Только вот почему-то нет желания.
И в Валеру она не хотела влюбляться. Даже не думала об этом. А проснулась вчера с мыслью о нем. И весь день ходила как чумная… Нет, нет, она не влюбилась в него, это слишком. Просто он не выходит у нее из головы. И сейчас она, глянув на Юрку, почему-то подумала о нем. И сравнила… Юрка такой молодой и сопляк.
– Пойдем? – Она кивком показала в сторону Дома культуры.
– Нет.
– Почему?
– Все, хватит.
– Как это хватит? У нас же конкурс! – Вика ошеломленно смотрела на него.
– И мы бы могли занять первое место, – без всякого сожаления улыбнулся он.
– Могли бы, – кивнула она.
– А какой в этом смысл?
– Как это какой?
– Танцором я не стану. Да и не хочу. Не мужское это дело.
– Кто сказал?
– Я знаю. – Он смотрел на Вику глазами взрослого человека.
И в его глазах она увидела окончательное решение. Не будет он больше танцевать, и точка.
– Жаль.
– А тебе оно нужно? Ты что, танцовщицей будешь?
– Нет, но для общего развития нужно.
– Для общего развития, – передразнил ее Юрка. – Знаешь, куда с таким развитием берут?
– Куда?
– В стриптиз!
– Куда?!
– Туда, куда не надо!.. А танцоры все – гомики!..
– Что ты такое говоришь?
– Я больше глупостями не занимаюсь. И тебе не дам! – отрезал Юрка.
– У тебя все дома? – Вика покрутила пальцем у виска.
– Пойдем лучше погуляем! – Он показал в сторону парка. – В кафе посидим.
– В кафе?
– Я сегодня богатый, – улыбнулся он. – Мороженое, пирожное, коктейль – любой каприз.
– Ну, я не знаю, – замялась Вика.
И улыбнулась в душе, представив, как поздно вечером ведет Юрку к себе домой. Мама на дежурстве, Людка гуляет, в квартире никого нет. Юрка заводит ее в гостиную, обнимает, целует… Да, было бы интересно. Только волнения нет. Вот если бы на его месте был Валера…
– А чего тут знать, пошли! – Юрка решительно взял ее под руку и повел в сторону парка.
Точно с такой же напористостью Валера обнял у нее на глазах Людку. Но это Вику впечатлило, а Юркино мальчишество – нет.
– Отстань! – Вика вырвалась, отпрянула от него.
– Не отстану! – Юрка смотрел на нее упрямо, но расстояние между ними не сокращал.
– Я пошла!
Вика повернулась к нему спиной, но Юрка нагнал, схватил под руку.
– Нет!
– Я сейчас закричу! – предупредила она.
– Кричи! Все равно не пущу!
– Почему?
– А с кем тебя в пару поставят! С Родиком?.. Чтобы он тебя лапал?
– Ты дурак?
– Я не хочу, чтобы он тебя лапал! – не унимался Юрка.
Вика заметила, как обернулась проходящая мимо женщина.
– Ты точно дурак!
– Ты больше не будешь танцевать.
– Да пошел ты!
Вика вырвалась, но продолжить путь не смогла: Юрка перекрыл дорогу.
– Я серьезно!
– Кто меня лапает? Я просто танцую!
– Ага, ага!.. Танцы для того и придуманы, чтобы лапать друг друга.
– И я тебя лапала?
– А ты хочешь, чтобы я с Ленкой танцевал?
Вика смотрела на Юрку большими глазами. Нет, она не хотела, чтобы он танцевал с Ленкой, которая влюблена в него с третьего класса. Она же липнуть к нему будет, тереться об него. А он будет касаться ее груди, а там уже второй размер, не меньше.
– Давай не будем глупости говорить?
– А давай не будем глупостями заниматься!
– А кафе с пирожным – это не глупости?
– Может, я в любви признаться хочу? – От волнения у Юрки вдруг задергался глаз.
И дыхание перехватило.
– Да что вы такое говорите! – съязвила она.
– Да иди ты знаешь куда? – психанул он.
И, заливаясь краской, рванул прочь от нее. Вика завороженно смотрела ему вслед. Она догадывалась, что Юрка не ровно к ней дышит, но чтобы признаться в любви… Вот уж удивил так удивил.
И он ей нравился. И она даже знала, как поступила бы на ее месте Ленка. Она бы бросила все и побежала бы за Юркой как собачонка. Но то Ленка, а Вика – гордая… Вот если бы Валера ей в любви признался…
Но Валера в любви ей не признается. А она сама напрашиваться не станет. И, вообще, у нее сегодня занятия, а времени остается совсем чуть-чуть. И все равно, если ее поставят в пару с Родиком. Он парень симпатичный, ничуть не хуже Юрки… Хотя вряд ли она думала так раньше.

* * *

Мама дома, к Людке так просто не попадешь, потому приходится ждать. Вика вздохнула, глянув на Валеру. Он стоял у беседки такой весь видный, элегантный, с букетом цветов. От него невозможно было отвести глаз. Вика смотрела на него, а ноги сами вели к нему.
– Привет! – ярко улыбнулся он.
– Здравствуйте, – завороженно кивнула она.
– Со школы?
– Нет, с тренировки… Я бальными танцами занимаюсь.
Юрка порвал с танцами решительно и бесповоротно. Вика уже вторую неделю танцевала с Родиком. И ничего страшного в том не видела. И ничуть не волновалась, когда он обнимал ее в танце, брал за талию, за бедра… Вот если бы она вдруг оказалась в объятиях Валеры. Сколько раз она представляла, как он кружит ее в ритме танго. Однажды ее даже затрясло изнутри от волнения.
– Да, Люда говорила, – сказал Валера.
Взгляд у него как был, так и оставался улыбчивым, но смотрел он в сторону подъезда. И ждал Людку.
– А это правда, что танцовщицы потом в стриптиз идут?
– Чего это вдруг? – Валера удивленно глянул на нее.
– Ну, говорят…
– Ты завязывай с этим делом.
– С танцами?
– С глупыми вопросами.
– А вы хотели бы со мной потанцевать?
– Зачем это? – нахмурился он, с подозрением глядя на нее.
– Ну, я бы хотела… – От волнения у нее пересохло в горле.
Она вдруг поняла, что готова признаться ему в любви. И даже могла это сделать. Прямо сейчас.
– Не надо хотеть, – мотнул головой он.
– Почему?
– Потому что я в отцы тебе гожусь…
– У нас девчонки танцуют с отцами.
– Да?.. Ну, если так… То может быть…
Из подъезда вышла Людка – яркая, в белом, воздушная. Не идет, а парит над землей. Валера не просто залюбовался ею, его потянуло к ней, как мышь – на сыр. И ведь попадет в мышеловку, женится на ней, и все, дверь на свободу захлопнется. Вика завистливо вздохнула. Хотела бы, чтобы Валера попал в мышеловку к ней. Пусть не сейчас, чуть позже. Не вечно же ей будет четырнадцать лет.
Но время шло на секунды. Валера подошел к Людке, поцеловал ее, подарил цветы. Она влюбленно улыбнулась, взяла его под руку. К тому времени, как секунды сложились в минуту, он и она уже исчезали из виду. Не обращая внимания на Вику. Через час-другой они вернутся. Через месяц-два поженятся. Только тогда ей исполнится пятнадцать лет… Ну почему она опоздала родиться? И почему Людка такая жестокая?

* * *

Родик догнал ее на улице. Подскочил, замедлил и сравнял с ней шаг.
– Домой идешь? – запыханно спросил он.
– Нет, в ресторан, – усмехнулась Вика.
– Зачем? – опешил Родик.
– Стриптиз танцевать.
– Чего?!
Вика уже знала, что такое стриптиз, но с трудом представляла, как можно раздеваться на публике. А было бы прикольно, если бы она вышла на сцену ресторана и давай танцевать на глазах у Валеры. Быстро танцевать, медленно снимая с себя одежду. Он бы о Людке и думать забыл… Правда, еще рано выходить на такую сцену. Нулевой размер взрослым мужчинам не нравится.
– Смотреть будешь? – провоцируя Родика, засмеялась Вика.
Он казался таким забавным. Лицо растерянное, в глазах – порочный восторг. И обычно розовые щечки стали красными.
– Размечтался!
Они вышли к дороге, и рядом с ними остановился черный «Мерседес».
– Ну вот! – Родик вроде как возмутился, но голос его звенел от восторга.
Из машины вышел водитель, крепкого сложения парень в черном костюме.
– Родион, давай в машину!
Он обошел автомобиль, открыл заднюю дверцу.
– Поедешь? – глянув на Вику, спросил он.
– Куда?
– Ну, можно и в ресторан! – заважничал вдруг Родик.
– Да иди ты!
Вика развернулась к нему так резко, что подол платья раскрылся колоколом, и ей пришлось придержать его рукой.
– Вик, ну чего ты? – обиженно протянул он.
Она все поняла. Родик нарочно подстроил эту сцену с «Мерседесом» и личным водителем. Отец у него занимался бизнесом, преуспевал, отсюда и деньги, и машина. Но это же не значит, что Родик должен задаваться и хвастаться. Если бы у Вики был богатый отец, она бы так себя не вела.
– Ну пошли пешком! – Родик догнал ее.
– Отстань!
Но Родик не отставал.
– А хочешь в парк сходим? В кафе!
– Мороженое, пирожное?
– Ну да.
– Ты сам как пирожное! – засмеялась Вика.
Родик на аппетит не жаловался. Лицо сытое, в теле жирок. Танцевал он хорошо, с полной отдачей, но лишний вес, как ни пытался, согнать не мог. А если бы не танцы, он точно бы превратился в самого натурального жирдяя.
– Ну, я не буду… А тебя пирожное не испортит…
Его машина с водителем осталась далеко позади. И Родик растерялся, увидев на своем пути Юрку.
– Будет тебе сейчас на пирожное! – с надеждой глянув на Юрку, сказала Вика.
– Я тебе говорил? – Юрка с ходу надвинулся на Родика.
Тот сначала остановился, затем сдал назад.
– Что говорил? – пробормотал Родик.
– К Вике не лезть!
– А она что, твоя?
– Моя! – Юрка ударил его кулаком в челюсть.
Родик не удержался на ногах, упал. И вид у него был такой испуганный, что Вике стало смешно. Его затрясло от страха и от чувства собственной беспомощности, а Вика засмеялась в голос. И Родика это взбесило.
– Смешно?! – заорал он, поднимаясь. – Ну ладно! Смеется тот, кто смеется последним!
– Иди отсюда, последний! – засмеялся Юрка.
Но Родик на него даже не глянул. Он с дикой злобой смотрел на Вику. Как будто это она и ударила его, и обозвала. Ну да, от Юрки же схлопотать можно, а Вика не ударит.
– Тебе сказали, пошел! – презрительно скривилась она.
– Ну, смотри!.. И ты у меня попляшешь! – Наконец-то Родик осмелился поднять голос на Юрку.
– Пошел, говорю! – Юрка надвинулся на него, и Родик, поджав хвост, стал отступать.
А когда отошел от своего обидчика на безопасное расстояние, пригрозил:
– Ты у меня еще кровавыми соплями умоешься!
– Ну ты и козел!
Юрка стремительно пошел на сближение, Родик не выдержал и побежал во весь опор. А Вика продолжила путь. И Юрке пришлось ее догонять.
– Ты куда? – спросил он.
– А куда мне еще идти?.. Конечно, домой!
– Ну да… – кивнул он. – А то я подумал, может, в парк?
– В какой парк? Завтра последний звонок, экзамены на носу.
– Ну, можно завтра. После звонка…
– Ну, если угостишь мороженым, то можно и сегодня, – пожала плечами Вика.
В конце концов, еще не поздно, еще часа два до темноты. Уроков уже не задают, а экзамены еще не начались. Действительно, почему бы не прогуляться. Вон Людка по ресторанам ходит. И с мужчинами целуется… Может, и ей попробовать?
Сначала было мороженое, затем качели, и так, пока темнеть не начало. Юрка пошел провожать Вику домой, но повел ее какой-то странной дорогой. Людей нет, по обе стороны тротуара – кусты высотой в человеческий рост. А потом тротуар вдруг свернул в сторону и пропал. Они оказались за кустами, где ноги утопали в траве по щиколотку.
– И что это значит? – спросила она.
Юрка ничего не говорил. Он просто влюбленно смотрел на Вику и медленно притягивался к ней. Она все поняла. В любви он уже признался, значит, пора переходить к поцелуям. А почему бы и нет?
Его губы уже были совсем близко, она чувствовала его дыхание. Поцелуй он, говорят, сладкий, хмельной. Вика закрыла глаза, настраиваясь на головокружительные ощущения. И действительно, она испытала волнительное чувство, когда их губы слились. Чувство единения с мальчиком, который нравился, приятно бодрило кровь. Губы у Юрки не то чтобы сладкие, но не было никакого отвращения, чего так боялась Вика, представляя себя в объятиях мужчины.
Но Юрка разошелся, его язык вдруг оказался у нее во рту, заскользил по верхней десне. Это было так глупо.
– Уйди! – Вика оттолкнула Юрку, вырвалась, выскочила на тротуар.
Он бросился за ней.
– Ну, я больше так не буду! – В его голосе звучало удивление.
Он же показал ей мастер-класс, как нужно целоваться, и непонятно, почему Вика так возмутилась. Может, ей чересчур понравилось, и потому стало страшно. За себя…
– А больше и не будет!
Вика ускорила шаг. Не вернется она больше к начатому, и пусть Юрка ее не уговаривает. Не хочет она больше целоваться. А если хочет, то лишь с одним мужчиной. Вот если бы Валера поцеловал ее с языком, она, скорее бы всего, не возмутилась. А, возможно бы, потеряла над собой контроль.
Но сейчас она себя не теряет. Поэтому Юрке – от ворот поворот. И на Валеру она больше заглядываться не будет. Он принадлежит Людке, и этим сказано все… Да и какие могут быть мужчины, когда экзамены на носу?

Глава 2

Окна зашторены плотно, но солнечный луч пролез в узкую щель между стеной и занавеской, отразился в зеркале и защекотал ресницы. Вика открыла глаза, глянула на часы. Половина восьмого утра, пора подниматься. На дежурство ей заступать после обеда, ближе к вечеру, но время как бензин в машине – вытекает медленно, а бак пустеет быстро. Не успеешь оглянуться, как вечер наступит. А ей в салон красоты нужно, прическу подправить. Старший администратор гостиницы должен выглядеть свежо и ухоженно. Или его переведут в уборщицы. А Вика не для того четыре года из кожи вон лезла, чтобы эту должность занять. И в институте уже три года учится, заочно. Не останавливаться же в развитии.
Вика убралась в комнате, приняла душ, высушила волосы, накрасилась. И только тогда приготовила себе завтрак. С аппетитом у нее, как обычно, проблемы, поэтому хватило йогурта и сырного бутерброда с кофе.
Она уже допивала кофе, когда в дверь позвонили. Возможно, Люда на огонек решила заглянуть. У них с мужем своя квартира, но в отчем доме она частый гость.
Но за дверью стоял Валера. Высокий, статный, как и раньше, жизнерадостный. Только улыбка уже не белозубая. И волосы не совсем черные: седина в них. Кожа загрубелая, на лице морщины. Долгое пребывание в местах не столь отдаленных не прошло для него бесследно. Да и сколько лет прошло с тех пор, как Вика в него влюбилась. Семь лет долой.
– Привет!
– Люда здесь не живет.
Валера заметно изменился, но не осунулся, не опустился. Голову держал ровно, плечи прямые, пиджак на нем кожаный, черные брюки идеально наглажены, туфли блестят. Свежий запах недорогого, но вполне сносного одеколона. Не полный он и не худой, в самый раз. Видный мужчина. И даже красивый. Только вот что-то в душе у Вики ничего не дрогнуло. Глупая детская влюбленность уже давно прошла, осталась только легкая ностальгия по совсем еще забытым переживаниям. Двадцать один год – это, конечно, возраст, но не тот, когда воспоминания могут вышибить слезу.
– Ты Вика, да?
– Вика.
– А тебя не узнать. Ты и раньше была красивая, а сейчас просто нет слов.
Валера не просто смотрел на Вику, он любовался ею. Но при этом он не опускал взгляд ниже шеи. И все равно она смутилась, вспомнив, что на ней короткий халатик.
– Я зайду?
– Зачем?
– Ну, поговорить…
Голос у него как был, так и оставался густым, звучным. Раньше Вика была влюблена в этот голос, но не чувствовала в нем сексуальных ноток. А сейчас Валера был для нее одним из многих, но эти нотки она все же чувствовала. И что такое секс, она знала не понаслышке.
– Не о чем нам с вами говорить.
– Ну как же не о чем… – с улыбкой на губах, но с грустью во взгляде улыбнулся он. – Ты, конечно же, думаешь, что я плохой.
– А что, хороший?
Валера гулял с Людой три-четыре месяца. Казалось, он был влюблен в нее по уши, но стоило ей залететь, как все закончилось. Сначала он просто исчез из ее жизни, а потом и вовсе в тюрьму загремел – за кражу в особо крупных размерах.
– А если мне нужны были деньги? – спросил Валера.
Где-то этажом выше открылась дверь. Кто-то из соседей вот-вот появится, а Валера быстро не уйдет, значит, его увидят вместе с Викой. Разговоры пойдут.
– Заходи! – Она глянула вверх и распахнула дверь.
В ту же сторону глянул и Валера. Он понятливо кивнул, быстро переступил порог, и она спешно закрыла за ним дверь.
Он разулся, прошел в гостиную, осмотрелся.
– А у вас тут ничего не изменилось.
– Да, только Люду ты уже не накачаешь, – язвительно усмехнулась она.
– А я разве не сказал, для чего мне нужны были деньги? – Он опустился в кресло, вытянул ноги.
Вика уловила запах несвежих носков.
– Должен же я был на что-то содержать семью. Люда ждала ребенка…
– А работать не пробовал?
– Мне показалось или на кухне действительно пахло кофе?
Вика усмехнулась, угадав его намек. Одного кофе ему будет мало. Ему бы воды попить, а то так есть охота, что переночевать негде.
– Пошли.
Вика могла бы подать кофе и в гостиную. Но, во-первых, она в прислуги ему не нанималась, а во-вторых, глупо было бы оставлять без присмотра человека с такой биографией. Особо крупных размеров у них в доме нет, но из гостиной можно украсть телевизор, хрусталь и пару серебряных ложек.
Валера проницательно глянул на Вику, кивнул, давая понять, что прочел ее мысли. Поднялся, переместился на кухню.
Он сел за стол, а она встала у мойки. Надо было вымыть турку, а дальше по порядку – молотое зерно, сахар, вода, ну а там уже и кофе.
– Я Люду на днях видел, – сказал он.
– Я тоже.
– Сын у нее, да?
– И дочь.
– Ну, дочь не от меня.
– Забудь.
– Я бы с радостью, – усмехнулся он. – Но у меня память слишком хорошая…
– Очень хорошо.
– А у тебя как с памятью?
Вика стояла к нему боком, но почувствовала его взгляд, который мягко скользил вверх по ноге – под подол. И не ощутила при этом ни тревоги, ни раздражения. Но не было и возбуждения.
– Память у меня есть. Но девичья.
– Помнишь, как ты приглашала меня на танец?
Вика глянула в сторону от него и усмехнулась. Был момент, когда она даже готова была признаться ему в любви. Но сейчас об этом даже вспоминать стыдно.
– Я завязала с танцами.
– Чего так?
– Танцоры разбежались.
Родик уехал учиться в Москву, Юрку забрали в армию, там он до сих пор и служит – по контракту. Но без них личная жизнь не остановилась. Был у нее парень, был роман. Было, но прошло, ничего не осталось.
– А я ведь часто думал о тебе.
– Ну, хоть кто-то думал, – усмехнулась она.
– Ты тогда совсем девчонкой была… – Его взгляд уже не просто скользил по телу, он обжигал, как холодная медуза.
– Дурой была. А сейчас поумнела. И не надо на меня так смотреть… За кофе лучше посмотри!
Она оставила турку на плите, а сама ушла в комнату. Надо было снять халат, надеть спортивный костюм. Он у нее мешковатый, как раз то, что нужно для маскировки.
Она скинула халат, потянулась за курткой. И в это время открылась дверь. А на ней только трусики.
Вика встрепенулась, схватила куртку, набросила ее на себя спереди.
– А бояться не надо, – сказал Валера, переступая порог.
– Пошел к черту! – Вика смотрела на него ошалелыми от возмущения глазами.
Но это его не останавливало. Он подошел к ней и обнял за талию. А в память ударили воспоминания. Тогда, семь лет назад, Валера на ее глазах обнял Люду. Она уперлась, но перед его напором устоять не смогла. И это произвело на Вику сильное впечатление – до мурашек по коже.
И сейчас ее вдруг покрыло гусиной кожей. И тело вдруг перестало слушаться. Перед был худо-бедно закрыт, а спина обнажена – на нее и легла его крепкая мозолистая ладонь.
– Я только о тебе и думал, – сказал он, приближая к ней лицо.
И снова воспоминания ударили, как шампанское в голову. Юрка целует ее в губы, а она думает о Валере. Сколько раз Вика представляла его поцелуй на своих губах… А однажды она даже легла с ним в постель. Пусть и в мыслях, но легла.
– Тебя никто не заставлял, – в состоянии глубокого ступора пробормотала она.
– Ты заставляла… Ты же любила меня, да?
– Нет.
Его губы были совсем близко. От него пахло перегаром и сигаретами, но Вику это не смущало. От Эдика с его странным пристрастием к чесноку и луку она и не такое терпела.
– Да. Я знаю.
– Уходи.
– Я тебя люблю, – закрывая глаза, прошептал Валера.
И Вика вдруг перестала чувствовать пол под ногами. Это же она должна была признаться ему когда-то в любви, но все вдруг встало с ног на голову.
Валера поймал губами ее губы, и кровь хлынула в голову. А внизу живота проснулся пчелиный рой.
Но ведь это же не любовь. Это всего лишь эхо из прошлого. Нахлынувшие воспоминания, давние увлечения воспламенили кровь, и Валере уже ничего не стоит подбросить дровишек из настоящего. Но это будет уже не любовь, а блудство через букву «я». А Вика не такая…
– Уйди! – Она оттолкнулась от него, вырвалась.
– Не хочешь, не надо… – Он смотрел на нее с улыбкой уверенного в своей правоте человека. – Но я все равно тебя люблю.
– Иди ты знаешь куда?
– Извини.
Он повернулся к ней спиной, вышел из комнаты. Вика еще не успела надеть костюм, как послышался звук, с каким закрылась входная дверь. Из груди вырвался вздох облегчения.
Вика видела, с какими глазами уходил от нее Валера. Поэтому она ничуть не сомневалась в том, что скоро он вернется. Но эта мысль ее уже не пугала. Да, он распустил руки, но насиловать не стал. Именно поэтому его и не стоило бояться…
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.