Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48475
Книг: 121100
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Судьбе вопреки»

    
размер шрифта:AAA

Судьбе вопреки
Ольга Аматова

Глава 1

По телевизору опять шла «Красотка». Сил смотреть ее еще раз уже не было, до полуночи больше четырех часов, делать определенно нечего. Я решительно встала с дивана и пошла к двери.
 – Эй, Ленок, ты куда?
 – Прогуляюсь.
 – А.. только возвращайся до темноты, –  съязвила Катерина и вернусь к коллективному просмотру фильма. Я поморщилась в ответ на иронию, натянула плащ и вышла на улицу.
Осень в этом году радовала теплой погодой, и сейчас, в октябре, мы все еще ходили в тоненьких ветровках. Я, правда, предпочитала темный лаковый плащик, а на голову надевала вязаный обод, чтобы уши не мерзли –  самая слабая часть моего тела.
Я брела по дорожке парка, начинающегося как раз перед нашим домом, поглядывая по сторонам. На улицах сейчас мало людей –  кто-то еще на работе, кто-то сидит дома, заперев дверь на семь замков. Что ж, если хочешь выжить –  защищайся. Человеческая раса –  самая приспособляемая. На своем опыте испытала. Куда человека ни посели, он сумеет привыкнуть к новым обстоятельствам. Жаль только, что никого нет рядом.
По натуре я очень общительна. И если за последний год бьющая фонтаном жизнерадостность стала меньше, то потребность в общении –  нет, даже не общении, а обществе –  осталась. Мне трудно быть одной, я сразу начинаю чувствовать себя одинокой. А это, в свою очередь, приводит к меланхолии и риторическим вопросам, вроде: "Почему?", "За что?" и тому подобным.
Иногда меня устраивает такое положение дел. Иногда необходимо побыть одной. Но все же, когда смотришь вокруг и не встречаешь ни одного человеческого лица, поневоле становится грустно. Да еще какая – то тоска ложится на душу.
Раньше я много разговаривала с людьми. Работала в сфере туризма, гидом в частности, и ни разу не пожалела об этом. А потом... последние месяцы на Земле были ужасны. Я впервые узнала, что значит быть дичью. Не просто узнала, почувствовала на своей шкуре. Когда охотники, забавляясь, предупреждают о своем присутствии и смеются над твоими попытками бежать; радуются, если ты понимаешь внезапно, что тебя загоняли в ловушку. Медленно сжимали круг.
Можно ли винить зверя, что прокладывает путь на волю кровью, если нет другого выхода? Раньше я не думала об этом. Потом, оказавшись в шкуре этого самого зверя, ответила: можно. Но наше государство имеет другие взгляды на жизнь. Это была уже не охота даже, а травля.
И все же я выжила. И могу сейчас идти по улице, слушать, как шуршит листва под ногами, и радоваться солнечному дню. Велика ли плата за эту возможность? Думаю, нет. Жизнь бесценна, пусть временами и хочется бросить все к черту и умереть. Но нет, не получается. А потом мгновение депрессии проходит, и ты снова идешь по жизни ровно, лишь изредка позволяя себе подумать о смерти.
Жаль только, что здесь не с кем поговорить. Друзей среди коренного населения завести сложно, они считают нас чужаками и шарахаются в сторону. А среди своих... сложно общаться с тем, кто знает про тебя все. Это утомляет. Когда нет секретов, находиться рядом тяжело. Знание давит на плечи, побуждая уйти и не оглядываться. Мы вынуждены работать вместе, но это не значит, что мы можем быть друзьями.
Иногда я думаю, а возможна ли дружба для таких, как мы?
 – Тетенька! Тетенька, подождите минутку!
Я остановилась и нерешительно обернулась: трудно поверить, что обращаются ко мне, но рядом больше никого нет.
 – Я?..
 – Конечно!
Ко мне бежал мальчишка лет семи – восьми, с рыжими, торчащими в разные стороны вихрами и рюкзаком за спиной. Он забавно пыхтел, то и дело поправляя лямку рюкзака, и бросал на меня просительные взгляды.
 – Извините, пожалуйста, вы очень заняты? –  спросил мальчик, остановившись рядом.
 – Да нет, а что?
 – У меня к вам просьба. Я... задержался в школе и вышел позже. Потом решил сократить путь и пошел по другой дороге, а там встретил... ребят. И они за мной погнались. Вон они, только что отстали!
Я проследила взглядом за рукой ребенка. Там, куда он показывал, действительно стояла группа подростков, громко разговаривая и нагло разглядывая меня. Они походили на типичную банду малолеток. На взрослых такие не решались нападать, а вот на детей младше –  легко.
 – Так что ты хочешь от меня? –  уточнила я.
 – Вы бы не могли проводить меня до дома? Пожалуйста! Здесь уже близко совсем!
Растерянно огляделась, но улицы были пустынны, некого попросить довести мальчика.
 – Мм... Как тебя зовут?
 – Леша, –  он широко улыбнулся. –  Я знал, что вы не откажите. Вы добрая!
Неосознанно вздрогнула и со вздохом пошла вперед. Да, давненько меня не называли доброй.
 – Ну, показывай дорогу.
Парень еще раз улыбнулся и, схватив меня за руку, потащил вперед, весело рассказывая о школьном дне. Я рассеяно слушала его, удивляясь про себя неожиданному чувству, возникшему от прикосновения ребенка. Оказывается, мне не хватает человеческого тепла даже больше, чем я думала.
По пути пришлось время от времени оглядываться, на город медленно опускалась темнота. Я торопилась отвести Лешку и вернуться до начала патрулирования, мальчик, будто понимая мое желание, замолчал и тоже ускорился. Мы быстро прошли полквартала и свернули на соседнюю улицу. Второй по счету дом принадлежал моему новому знакомому.
 – Спасибо огромное, –  он улыбнулся. –  Может, зайдете? Уже темнеет... А у нас есть комната для гостей.
 – Нет, спасибо, но не стоит, –  тоже несмело улыбнулась. –  Беги домой, а я пойду.
Тут дверь открылась, и на пороге показался мужчина. Я заметила его, только когда мальчик закричал: "Папа!" и бросился к крыльцу.
Подняла глаза и замерла, дыхание перехватило. Это... просто образец мужественности! Высокий, в черной майке, которая подчеркивала развитую мускулатуру, и спортивных штанах цвета хаки. Темно – каштановые волосы коротко подстрижены и взъерошены, мне против воли захотелось прикоснуться к ним и пригладить. Темные брови выжидательно подняты, стальные глаза сверкают гневом, а полные губы плотно сжаты. Я растерянно глянула на Лешку, но не нашла ни одной схожей черты.
 – Где вы пропадали, молодой человек? –  а голос – то, голос! Бархатный, глубокий баритон, только проскальзывают нотки сдерживаемого гнева. Я непроизвольно потянулась вперед, но остановилась, когда его взгляд упал на меня.
 – А ты еще кто?
Я была готова слушать его голос до бесконечности, но здравый смысл отдал приказ очнуться, и я резко пришла в себя. Успев заметить презрительный взгляд, которым меня наградил мужчина. Тут смысл его слов, наконец, дошел до меня, и я вспыхнула.
 – Во – первых, к незнакомым людям нужно обращаться на "вы", во – вторых, стоило бы меня поблагодарить, в – третьих, что вы делает дома, когда ваш сын неизвестно где, в – четвертых, не смейте поворачиваться ко мне своей прехорошенькой задницей, когда я с вами разговариваю!
Лешкин отец повернулся ко мне и посмотрел изумленно.
 – В чем дело, любезный? На мне узоров нет, и травка не растет!
Он открыл было рот, но вдруг резко захлопнул его и развернулся на 90 градусов влево. Я тоже туда посмотрела, но ничего не обнаружила.
 – Идите в дом, –  напряженно сказал он, не отрывая глаз от какой – то точки вдали. –  Закройте дверь и не выходите, пока я не вернусь.
У меня снова перехватило дыхание. На этот раз от его наглости. Я уже хотела ответить, как вдруг порыв ветра принес с собой знакомый запах. Запах смерти и серы.
Опустилась на корточки и зашипела. Ветер прошелся по лицу, убирая прядь волос, закрывающую татуировку. Мужчина, увидев ее, грязно выругался, оттолкнул стоящего на пороге сына в дом и закрыл дверь. Затем повернулся и негромко зарычал, демонстрируя пару небольших клыков.
 – Брат... Братишка... Ссскучал? –  прошелестело в воздухе.
Ветер уплотнился и принял человекообразную форму. Проступили руки, ноги, голова, остальное тело, покрытое синими чешуйками. Руки венчали недлинные когти, но, как я знала, чрезвычайно острые и ядовитые. Наросты виднелись на шее, коленях и локтях –  дополнительная защита в бою. На плечах броня с выжженной эмблемой змеи, дальше легкая кольчужная рубашка поверх свитера и обтягивающие кожаные брюки. На ногах ботинки с металлическими вставками на мысках. Волосы синей шелковой волной спускаются до плеч, легкая улыбка кривит совершенные губы.
Знакомые, кстати, губы. Я кинула взгляд на Лешкиного отца, чтобы убедиться, и сомнения исчезли.
Они с демоном братья.
А это значит, что отец мальчика тоже...
 – Что ты сссдесь сссабыл, Эирон? –  голос его уподобился голосу демона, шипение, во всяком случае, одинаковое.
Названный Эироном синеволосый демон негромко рассмеялся и произнес:
 – Ты не рад меня видеть, братишка?
 – С чего бы мне радоваться?
Мужчина молниеносно оказался рядом с демоном и нанес ему несколько ударов, но тот легко отклонился, заливаясь смехом.
 – Утратил навыки, братишшшка, –  прошипел он.
Я осторожно, не отрывая глаз от демонов, полезла в карман за телефоном. Но Эирон заметил. Порывом ветра сотовый выбило у меня из рук и разбило о камни. Меня же приподняло над землей и поднесло к демону.
 – Кто тут у нас? –  ласково сказал он, разглядывая татуировку.
Глаза его расширились, я упала на землю и, перекатившись в сторону, выбросила руку вперед. От высокого дуба с треском оторвалась ветка и угодила демону на рога, он упал, потеряв сознание. Я выкинула руку уже в направлении второго, но тот тоже махнул рукой, и меня снесло с ног невидимым потоком.
Я упала рядом с забором, от удара воздух вышибло из легких, а в глазах потемнело от боли.
Надеюсь, ничего не сломано.
 – Стоять! –  крикнул кто-то, вроде Ната, позади меня. Демон сверкнул глазами, за спиной раздался крик.
Не оглядываясь, я повела руками –  поднялась пыль, направила ее на демона. Но тот отбил мини – бурю взмахом головы.
Он изменялся. Волосы быстро отрастали и опустились до поясницы, кожу сменили темные чешуйки. Но я не сдержала всхлипа, когда увидела знак на груди чуть повыше сердца.
Ирония судьбы свела меня с одним из Лордов Ада.
 – Отойди от нее. Или я убью твоего брата.
Повернулась на голос и вздохнула с облегчением. Наша предводительница, Кристина, прижала кинжал к горлу Эирона. Кинжал этот особый, убивает бессмертных мгновенно. Их всего – то три во всем мире, по одному у каждого лидера хищниц.
 – Отойди от него, –  я съежилась и прижала руки к ушам, услышав его приказ. Почувствовала, как кровь пошла носом. Да, немало талантов у этого парня.
 – Папа! Нет!!
Дверь распахнулась. С ужасом увидела, как Лешка побежал к демону.
Тот повернулся.
В этот момент сдавленный крик раздался со стороны Крис, я непроизвольно оглянулась: Эирон очнулся и откинул предводительницу на стену дома. А затем ветром поднял дерево и бросил его в сторону.
Оно падало на мальчика.
Брат Эирона зарычал и бросился к Лешке, но уперся в невидимую стену, поставленную Наташей, и это слишком задержало его.
Времени на бездействие не оставалось.
Собрала силу в кулак и выбросила руку. Лешку отнесло в сторону, сбитого ментальным ударом.
Я потеряла сознание.
И пришла в себя уже в нашем доме. Задумчиво смотрела в потолок, будто надеясь найти там что-то новое, пока не открылась дверь.
 – Лен? Все нормально?
В этом мире мы восстанавливаемся. Регенерируем. Ты можешь даже умереть, чтобы потом воскреснуть и начать жить заново. Естественно, если тебе отрежут голову или сожгут, ожить не удастся. Что ж, у всех есть свои слабые стороны.
Наша слабость в использовании своих сил. При перерасходе они восстанавливаются медленно, а общее состояние в это время –  слабость и апатичность. Я могу спокойно передвигать предметы самой разной массы, но воздействовать на живого человека почти невозможно. Хотя, с демонами другая история –  раз они наши враги, то я наоборот воздействую на них сильнее.
Что приводит к вопросу: а какой расы Лешка?..
 – Все отлично.
Сначала села на кровати, затем встала и с удивлением посмотрела на зашторенное окно.
 – Все верно, –  подтвердила Катерина, –  уже день.
Странно, провалялась всю ночь и утро. Поэтому, наверное, и чувствую себя вполне бодро.
 – Крис сказала, это потому, что истощения, как такового, не было. Ты отключилась от резкого выброса силы, и все.
Иногда меня пугает столь сильная связь между нами, хоть я и привыкла.
 – Что было после того, как я отрубилась?
 – Немного, –  Рина досадливо поморщилась. –  Темноволосый схватил мальчика и уже переносился, но Крис метнула в него кинжал. Попала, –  ответила она на мой вопросительный взгляд, –  только он все равно ушел и забрал ребенка. Другой демон ранил ее, она все еще без сознания, и тоже исчез.
 – Что с кинжалом?
 – Остался. Когда темный переместился, кинжал просто упал.
Я молчала, переваривая новости. Чтобы настолько вывести Крис из строя, надо постараться. На моей памяти она больше получаса никогда еще не восстанавливалась. Но это не значит, что она не лезла в драку, скорей наоборот. Задора у нее побольше петушиного.
 – От курицы слышу, –  хрипло прокаркали от дверного проема.
 – Криста?! Зачем ты встала?! –  переполошилась Рина и, подбежав к девушке, закинула ее руку себе на плечо, помогая добраться до кровати.
 – Что ты там делала? Почему нас не позвала? Кто они? Что тебе удалось узнать?
Крис в своем репертуаре. Того и гляди опять глаза закатит, но нет, сначала выпытает все, что успеет.
 – Расцениваю как комплимент, –  она усмехнулась.
Я обратила внимание на места, где черная ткань одежды прилипла к телу. Несколько ран кровоточили до сих пор. Что же Эирон такого с ней сотворил?..
 – Эирон? –  ее взгляд впился в меня.
 – Так зовут синеволосого, –  кивнула. –  Я знаю немного, демоны –  братья, тот, что темнее, называет мальчика сыном. И между братьями какая – то кошка пробежала. Я оказалась там, провожая ребенка, вам пыталась позвонить, но телефон разбили.
 – Ну вот, снова новый покупать! Между прочим, на благотворительность мы долго не протянем! –  в комнату вошла Наташа, бывший бухгалтер. Как сильно ни доставали нас демоны, материальное всегда на первом месте для нее. Впрочем, без Наты мы, пожалуй, мигом бы разорились.
Да и права она. Мы ведем ночной образ жизни, днем отсыпаемся, кто согласится взять к себе такого работника? Катерина подрабатывает продавцом в антикварной лавке по вторникам, средам и пятницам, Наташа проверяет бумаги и расчеты на заказ, Крис в свободное время составляет букеты. Но этих денег слишком мало даже для нормального питания. Я не могу устроиться по специальности –  кому тут нужен ночной гид, занятый убийством? –  а внешность Сарры не располагает к работе. Мы живем в основном за счет милостыни –  богатые жертвуют на наш счет. Многие знают, что мы занимаемся безопасностью населения, но вот кто нам за это заплатит? Пару раз, оказываясь рядом во время нападения на кого – нибудь из родственников богачей, мы получали щедрое вознаграждение, но оно уходило на одежду, новое оборудование, оружие. Иногда в голову предательски лезли мысли о том, как выгодно дежурить рядом с домами богатых. Но мы не могли патрулировать только в одном месте, не столько из-за моральных установок, сколько из-за Договора.
Этот самый Договор был заключен при первой нашей встрече. Мы, паронормалы Земли, оказались в одном месте в одно время по желанию богов. Они искали кого – то, кто может выполнять поставленную цель и при этом не имеет возможности выбора.
Со мной они не ошиблись.
Мои способности к телекинезу проявились в шестнадцать лет, поначалу мне это очень нравилось. Дитя своего времени, я начиталась фэнтези и самонадеянно мечтала о принце на метле. Родители были в шоке, но быстро смирились, а я постоянно занималась, передвигая с каждым разом все более тяжелые предметы.
Пока однажды в выпускном классе я не сдержала силу. В тот день у меня с утра было поганое настроение, а в школе пристала одноклассница. Даже не лично ко мне, она просто глянула в мою сторону, повернулась к подругам, сказала что-то. И все они засмеялись.
Глупо, и я бы никогда не сделала подобного, если бы не плохое настроение. Встала рывком, скинула вещи в сумку и пошла к двери. А потом до меня донеслось:
 – Смотрите – ка, не удержалась. Привыкла за лето днями спать с кем попало, так теперь ломает!
Я удержалась бы в любое другое время, пропустила бы мимо ушей. Но не в этот раз.
Развернувшись, вскинула руку –  одноклассницу подняло над партой, она завизжала –  и выкинула девицу в окно.
Девчонки вокруг закричали.
Первый этаж, открытая рама, она даже синяка не получила. Разве что напугалась слегка. А меня заклеймили опасным для общества элементом.
Нашей семье пришлось спешно вылетать за границу к родственникам. Я злилась, совсем не раскаивалась и даже не думала о последствиях. Думали родители. Они отвезли меня в Лондон к дальней тетке, ничего не сказав об истинных причинах отъезда. Для всех я приехала продолжать обучение языков углубленно. Довольно смешно, учитывая, что английский в школе у меня был на тройку.
Тетка по – русски не разговаривала, так что пришлось мне худо – бедно выучить ее язык. Потом со временем и благодаря университету я в совершенстве овладела не только многострадальным английским, но также французским и немецким.
Собственно, это и определило мою профессию. Можно было заделаться переводчиком, конечно, но меня это не прельщало. А вот история, МХК1 в частности, всегда привлекала. Так что я с удовольствием выучилась в универе и два года успела прожить вполне спокойно и счастливо, занимаясь любимым делом.
Пока все не изменилось.
Родители собирались остаться в Лондоне со мной, но жилье оказалось слишком дорогим, а у тетки дом небольшой. Короче говоря, семья вернулась. Мы активно переписывались, даже созванивались, хотя это и было очень дорого.
А потом пришло письмо.
В нем строгим протокольным языком сообщалось, что мои родители погибли в автокатастрофе, причиной стал пьяный водитель грузовика. Легковушку родителей буквально смяло. Они погибли мгновенно.
Я прилетела в Россию, потом поездом до своего города. Путь домой занял больше недели, их уже похоронили. Могилка оказалась одна на двоих, дешевенькая надгробная плита без имен, но с фотографией. Первоначально на фото я была между родителями, но кто-то весьма сообразительный вырезал меня и склеил фотографию заново. Не сказать, чтобы плохо получилось. Но оттого, какими счастливыми они были тогда, мне стало больно.
Если бы не пьяница – водитель, они были бы живы...
Возможно, я не права. Возможно.
Но до сих пор не испытываю угрызений совести.
У следователя я узнала адрес и имя человека, виновного в смерти моих близких. Нет, мужчина не собирался давать какую – либо информацию, заявив, что мне ничего не удастся сделать, даже если я обращусь в суд. Что ж, спорить не стала.
Легкое движение руки под столом –  окно распахнулось, влетел свежий ветер, поднимая листы бумаги на столе. Мужчина вскочил, стал закрывать окно. Руку я не отпускала, поддерживая сопротивление створок. Другой рукой повернула к себе дело моих родителей на столе и перелистнула страницу.
Имя убийцы скрывало несколько тысяч рублей.
Когда следователь справился с окном, я сидела со смущенный улыбкой и нервно мяла ткань юбки.
 – Что ж... Если вы действительно думаете, что это бессмысленно... Я хочу, чтобы родители покоились с миром! Я пойду...
 – Конечно – конечно, –  с милой улыбкой он проводил меня к двери.
А я, идя по коридору милиции, жестоко улыбалась.
О да, я хочу, чтобы моя семья покоилась с миром. И как только отомщу, они вздохнут с облегчением.
 – Лена? Ты все еще с нами?
 – А? –  я вздрогнула, возвращаясь в настоящее. Ната уже ушла. –  Да, я здесь.
 – Тебе стоит отдохнуть еще, –  покачала головой Катерина. –  Сама дойдешь до комнаты или помочь?
Посмотрела на Кристину. Она снова потеряла сознание и теперь лежала, неподвижная и бледная, как труп. Интересно, а она дышит? А сердце стучит?
 – Хочешь проверить? –  ворчливо поинтересовалась Рина.
Я ухмыльнулась. Крис все вокруг слышит и видит, даже в таком состоянии. В этом ее, как предводителя, преимущество.
 – Да нет, спасибо. И я сама дойду.
 – Отлично. Я останусь, посторожу немного. Если будешь готова к сегодняшнему дежурству, выходи.
 – Ладно.
Я отправилась в соседнюю комнату. Может, говорила уже, но нас –  паронормалов –  разделили на три ветви. В нашей предводительница –  Кристина, задача –  уничтожать демонов. Ночных хищниц всего – то пять человек включая Крис. А если сегодня она не очнется, то остается ровно четыре. Вычеркнуть меня –  три. Как можно прочесать город в поисках демонов втроем? Да, в Москве – 1 только несколько кварталов, осаждаемых демонами, но и их нужно обойти.
О, я разве не говорила? Нам денег хватило на один мотоцикл для всех! Только на крайний случай.
Если, например, кого – то убивают...
Я замкнула дверь и с наслаждением вытянулась на кровати. Легкие ушибы и ссадины давно прошли, а вот голова не спешила успокаиваться. Это было ограничением богов, физически мы восстанавливаемся быстрее, но не ментально.
Так что голова болит от "резкого выброса" сил, и жутко хочется прилечь.
Сейчас посплю немного, а потом к девчонкам...
 – Тетя? Тетя! Проснитесь!
Резко села и рукой сжала чье – то горло. В смысле, сжимала я воздух, но давление чувствовала шея моего посетителя.
 – Кто здесь?
 – Это я, тетя! –  раздался испуганный голос.
Ослабила хватку и недоверчиво уточнила:
 – Лешка?
 – Да, это я!
Ментально щелкнула включатель, комната озарилась электрическим светом. Рядом с окном действительно стоял мальчик, глядя на меня с ужасом и держа руки на горле.
 – Не бойся, –  ласково позвала я, чуть наклоняясь и отпуская его. Лешка испуганно отпрянул.
 – Тетя, а вы... кто?
Я вздохнула.
Ну что, Елена, дожила? Теперь тебя и дети боятся.
"Ментальный урод!"
Вздрогнула, как от удара, хотя голос раздавался только в моем сознании. Игры разума.
 – Что ты здесь делаешь? –  поинтересовалась я у мальчика, на всякий случай подозрительно осмотревшись.
 – А я... А могу я узнать ваше имя?
 – Лена, –  ответила на автомате.
 – Знаете, тетя Лена, мне, правда, очень жаль, но дядя сказал, что это очень важно для папы.
Лешка подошел ближе и крепко схватил меня за руку. Слишком крепко для обычного восьмилетнего мальчика.
 – О чем ты говоришь?
 – Вы же поможете мне, тетя Лена? –  напряженно спросил он. Мне вдруг показалось, что его рука стала холоднее.
 – Да, но...
Не закончив, провалилась в темноту.
Стоп, я не потеряла сознание. Как странно, вокруг темнота, она забивается в нос, уши, рот, но хоть и неприятна, однако не заставляет задыхаться. И рука. Я чувствую Лешкину руку. Только она больше не кажется холодной, наоборот, очень горячей! Так, что моя ладонь начинает болеть, будто от ожога.
 – Потерпите немного...
Голос плывет в темноте, кажется, я вижу буквы. Нет, не буквы даже, звуки. Вон проплыло что-то, напоминающее "м".
 – Держитесь!
Меня дернуло вверх такой силой, что я чуть было не отпустила мальчика. Но нет, ему удалось меня удержать. И вот, стою в незнакомой комнате.
Он перенес меня, пришла запоздалая мысль.
Лешка вырвал руку, как только я ослабила свою, и отбежал к концу комнаты. К синеволосому демону.
 – Я сделал все, как ты сказал, дядя, –  Лешка почти плакал, голос его дрожал. –  Теперь с папой все будет хорошо?
 – Конечно, малыш, –  Эирон мягко потрепал ребенка по волосам. –  А теперь беги к дедуле, мы поговорим немного.
 – Ладно, –  Лешка, на ходу вытирая слезы, выбежал за дверь.
Я перевела взгляд на демона. Он выглядел странно помятым. От кольчуги ни следа, чешуйки местами содраны, даже виднеется кровь кой – где, волосы взъерошены, свитер свисает клочьями, брюки оторваны до колен, и даже –  распахнула глаза –  правый рог погнут.
 – Кто тебя так? –  не удержалась я от вопроса.
 – Неважно, –  устало отмахнулся он и как – то сразу сгорбился. Попытался выпрямиться, но только поморщился и прекратил мучиться. –  Пойдем со мной.
Последовала за ним через другую дверь, не решаясь убежать. Кто знает, куда меня забросил Лешка и что ожидает вне стен комнаты.
Мы перешли в спальню. Когда глаза привыкли к темноте, я различила тело на кровати. Эирон щелкнул пальцами, в комнате зажегся свет, освещая тело.
Я опустила взгляд и с криком отшатнулась.
На кровати, прикованный цепями за руки и ноги, лежал Лешкин отец в демоническом облике.
Оступившись, начала падать на Эирона и была подхвачена им, но когда, вставая, я нечаянно облокотилась на его рану, он со стоном пошатнулся и упал.
Очаровательно. Одна, наедине с двумя бессознательными телами демонов. И что вы прикажете мне делать?!

1 мировая художественная культура

Глава 2



Мгновение растерянности прошло, и я лихорадочно заметалась по комнате в поисках хоть какого-нибудь оружия. Говорила нам Криста: «Не слишком рассчитывайте на свою силу, лучше имейте при себе хотя бы кинжал, даже спите с ним», – а я не слушала! Такой удачный момент вряд ли представится еще раз! С другой стороны, маловероятно, что в спальне хранят оружие...
Впрочем, это же демоны.
Прекратив бесцельные метания, я остановилась и внимательно оглядела комнату. Кровать на четырех столбиках с бардовым, убранным сейчас пологом; небольшой, но широкий стол, обтянутый чем – то, напоминающим человеческую кожу, ...
Меня сейчас стошнит!
Так, сосредоточься. Два стула из того же материала, чуть подальше, с противоположной стороны –  высокое кресло, обитое –  облегченно вздохнула –  бардово – фиолетовым бархатом, напротив –  камин, сейчас не горит. Кстати о каминах... и кочергах.
Подошла ближе и, порыскав вокруг, но, не обнаружив ни следа кочерги, скептически оглядела огромную картину над камином. Сюжет весьма прозаичен: демон одной рукой отрывает человеку голову, другой лакомится его внутренностями. Неоригинально.
Картина была неправдоподобно большой. Попробовала пошевелить ее –  чисто из спортивного интереса, –  однако ничего не получилось, слишком тяжелая. Тогда я ухватилась за спинку стула и, преодолевая рвотные позывы, подтащила его к камину. Но нечаянно взглянула на обивку.
И чуть не разразилась истерическим смехом. Это всего – навсего шкура какого – то животного. Абсолютно точно. По крайней мере, вряд ли демон сделал бы себе стулья из кожи с пигментными пятнами. Хотя...
О нет, запрещенная тема.
Я встала на загадочное нечто, потом залезла на камин и кончиками пальцев, вытянув руку, достала до верхнего края картины. Пощупала поверхность –  ничего. Попыталась сдвинуть –  безрезультатно. Тогда, разозлившись, слезла и со всей злости стукнула стулом, который еле подняла, по картине.
Эффект потрясающий.
Картина начала падать, с грохотом свалилась сначала на верхнюю часть камина, потом, перевернувшись, на пол. От удара о мраморный пол не последний треснул –  чего я, признаться, ожидала, –  а на четыре части развалилась рамка, и в каждой обнаружилось по желобу, а в них –  по длинному и тонкому стилету.
Я замерла.
Потом схватила один и кинулась к кровати, боясь, что из-за шума прибегут родственнички демонов. Я ткнула острием в шею синеволосого и прислушалась, но ничего не услышала. Ни топота ног, ни крика, вообще ничего. Только мертвая тишина.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.