Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46519
Книг: 115390
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Зефир в шоколаде» » стр. 5

    
размер шрифта:AAA

– Объяснял, – согласилась я. – И про жену, и про развод, но, Стас, прошло несколько месяцев, а сколько пройдёт ещё? Год? Тогда скажи мне об этом. Чтобы я знала, чего ждать и сколько. – Мой обвиняющий тон мне самой не нравился, и я расстроилась. – Или скажи, что ждать не надо, и надежд питать не надо, и тогда… я приму решение.
– Какое решение?
Я отвернулась от него, плечами пожала, не желая уточнять. Стас выразительно прищурился, глядя на меня, даже очки снял. Стало понятно, что вечер я испортила, но стыдно мне совсем не было, вот ни капельки. А затем у меня ещё и телефон зазвонил, и я принялась искать его в сумочке, уверенная, что это мама. Вчера вечером мы с ней по телефону поговорили всего лишь пару минут, а сегодня она ещё не звонила. Но это оказалась не мама, звонившим оказался Антон, что меня удивило, а уж его тон и сам вопрос, повергли, если не в шок, то в искреннее удивление.
– Ты где? – спросил он, и недоумение в его голосе прозвучало вполне искренне. Я посмотрела на Стаса, поняла, что говорить с Антоном под его взглядом не смогу, и проговорив одними губами: «Извини», и из-за стола поднялась.
– Что за вопрос, Антон?
– Нормальный. Я приехал, а тебя нет.
Чужому нахальству можно было только подивиться.
– Куда ты приехал?
– К тебе домой.
– Зачем? – По-моему, вполне логичный вопрос.
– Ужин привёз. – И тут же возмутился. – Так, не заговаривай мне зубы. Где ты?
Я не удержалась и хохотнула.
– Антон, а тебе не приходило в голову, что меня дома может не быть? Что у меня… вечер занят?
Он помолчал, затем усмехнулся, я услышала характерное хмыканье.
– У тебя свидание?
– Не твоё дело.
– Точно, свидание. С тем очкариком?
– Антон. – Я не на шутку разозлилась. – Поезжай домой.
– Девять вечера. Какое домой?
– Тогда поезжай, куда хочешь!
– Что-то ты больно разгневанная. Он тебя не радует?
– Я вешаю трубку, – предупредила я, но угрозу так и не выполнила почему-то.
А Антон издал тяжкий вздох.
– Ладно, ладно. У тебя свидание, а я стою у тебя под дверью с пакетом еды и чувствую себя идиотом.
Я вдруг поняла, что улыбаюсь.
– Только сейчас чувствуешь? Странно.
– Какая ты злая женщина, Валерия.
Я услышала, как хлопнула дверь, судя по всему, подъездная, и удивилась. Оказывается, я до конца не верила, что он на самом деле у меня под дверью стоит. Как неудачливый поклонник. И следующий вопрос у меня помимо воли вырвался.
– Антон, зачем ты приезжал?
Повисла короткая пауза, после чего он сказал, точнее, пообещал:
– Я тебе потом расскажу. – И отключился, забыв попрощаться.
За стол я вернулась немного смущённая, и незамеченным это не осталось. Стас встретил меня проницательным взглядом, а затем и губы поджал, видимо, вынеся какое-то решение. Я ненавидела, когда он так делал, особенно, когда причиной являлась я.
– Кто звонил?
Я скрывать не стала.
– Антон.
– Что такое? Он соскучился?
– Стас, пожалуйста.
– Что? И заметь, я не спрашиваю, с ним ли ты провела эту ночь.
– Не спрашиваешь, но откровенно намекаешь.
– Я не прав?
Есть я расхотела. Смяла в руках льняную салфетку, а взглядом упёрлась в тарелку с идеальными равиоли. Понимала, что не знаю, что Стасу сказать. Точнее, хочу ли.
– Ты же всё равно не поверишь ничему из того, что я скажу.
Он вдруг вздохнул.
– Поверю, Лера. Вопрос в том, хочешь ли ты говорить.
В общем, вечер закончился ужасно. Никакого открыто проявляемого сочувствия, объятий и поцелуев, что мне были так необходимы, чтобы восстановить душевные силы, и вообще, ни тени понимания на лице любимого мужчины. Он зациклился на имени Антона, я даже в какой-то момент заподозрила Стаса в том, что он своей надуманной ревностью хочет уйти от неприятного от себя разговора об ответственности. И, в итоге, на обратном пути мы вновь поспорили, и машину его я покинула, громко хлопнув дверью. А ведь весь день мечтала о том, что мы проведём вместе ночь, и я почувствую облегчение и долгожданную лёгкость. Но нет.
– Пошли его куда подальше, – страшным шёпотом посоветовала мне Лена, когда утром нас всех собрали в кабинете директора на экстренную планёрку. Перед планёркой я успела поделиться с ней новостями, и она, конечно же, встала на мою сторону. И теперь сверлила Станислава Витальевича негодующим взглядом. Но тот озвучивал последние приказы, пришедшие из министерства образования, и никаких взглядов не замечал. Надо сказать, что он и меня сегодня взглядом едва удостоил. Обиделся. А Ленка обиделась за меня и выдала мне этот совет на ухо, но мне показалось, что ужасно громко, и я поспешила уткнуться взглядом в свой блокнот для записи, притворяясь занятой и внимательной. А ответ ей дала, когда планёрка закончилась, и мы вышли в коридор.
– Боюсь, не придётся посылать. Он и сам сбежит. Точнее, уже.
– Ну и чёрт с ним, Лера. Терпеть не могу нерешительных мужиков. Настоящий мужчина должен появиться, схватить тебя в охапку, а твоего согласия только в загсе спросить, и то, только после поцелуя, пока ты ещё ничего не соображаешь.
Я от души посмеялась.
– А такие ещё существуют?
– Не знаю, не встречала.
– Вот именно.
Придя к столь неутешительному выводу, мы разошлись с ней по классам, но я уверена, что Ленка, как и я, долго ещё размышляла о вселенской несправедливости.
А мои мысли плавно перешли с решительных и готовых жениться несуществующих особей мужского пола на тех, кого было на порядок больше – нахальных, я бы даже сказала наглых. Как Антон. А ещё эгоистов, как Станислав Витальевич. И чувство у меня такое, что эти двое, сами того не подозревая, соревнуются друг с другом, кто скорее меня из терпения выведет.
Вот, например, Антон. Появился перед последним уроком, как ни в чём не бывало, на перемене вошёл в класс, и сразил всех своей улыбкой. По крайней мере, девчонки-десятиклассницы замерли все, как одна, не сводя с него глаз. А я лишь с бóльшим нажимом продолжила стирать с доски уже ненужные формулы, делая вид, что его не замечаю. А он мало того, что улыбкой всех ослепил, так ещё и поздоровался громогласно:
– Здравствуйте, дети! – не оставляя тем самым девчонкам ни одного шанса. Ко мне подошёл и негромко признался: – Всегда мечтал это сказать.
Я взяла мел, методичку и принялась выписывать на доску уравнения для самостоятельной работы. На Антона смотрела украдкой. Усмехнулась после его слов.
– Завёл бы своих парочку, и говорил бы каждый день.
– Мне ещё рано, – ответил он, затем с мыслями собрался и поторопился исправиться, хотя я не совсем поняла для чего: – Но я об этом всерьёз думаю.
– Рада за тебя, – фыркнула я, нисколько не поверив. – Зачем приехал? Я работаю.
Он на класс обернулся, затем отступил на шаг и присел на край моего стола, руки на груди сложил.
– Решил не ждать вечера. Ты у нас, как выяснилось, нарасхват.
– Тебя это удивляет?
– Нет, нисколько. Я просто решил поторопиться и опередить соперника.
Я обернулась на него.
– Какого соперника, Антон?
– Ну, того, в очках. Кто он, директор?
Я тут же шикнула на него.
– Тише ты!
Он смешно вытаращил на меня глаза.
– Что, это секрет? – И тут же ахнул, за что мне его убить захотелось. – Тайная страсть?
– Сейчас стукну тебя учебником.
– В школе я бил учебником по голове девочек, которые мне нравились. Я тебе нравлюсь?
– Нет, ты идиот.
– Этот вывод ни на чём не основан, Лера. – Он откровенно смеялся надо мной.
А я со стола его погнала.
– Ты подаёшь детям дурной пример.
Антон снова на класс обернулся.
– Да какие они дети? Вон лбы какие.
– Тише! Так зачем ты приехал?
Со стола он поднялся, но опёрся на него, и футболка на широкой груди красиво натянулась. Я намеренно отвернулась, хотя Антон пытался старательно перехватить мой взгляд.
– Ты всё ещё не дала мне ответ.
– У меня его нет.
– Врёшь.
Я возмущенно посмотрела, но Антон на моё возмущение никак не отреагировал. Вместо этого спросил:
– Когда ты заканчиваешь?
– Последний урок.
– Я съезжу по делам, вернусь через час, и мы с тобой пообедаем. Идёт?
– Ты всё время меня кормишь.
– Я о тебе забочусь. Чем ты питаешься в этой школе?
– Тем же, что и дети.
– Вот-вот. Так мы договорились?
Я, наконец, посмотрела ему в глаза.
– Ты ведь не оставишь меня в покое?
– Нет.
– Тогда договорились.
Он улыбнулся.
– Немного настойчивости, и ты становишься весьма податливой. Это интригует.
Я отлично уловила неприличный намёк в его голосе, и покраснела. Разозлилась на себя за это, но что могла сделать? Предательский румянец проступил. Антон усмехнулся, а я его укорила:
– Это же школа, Антон.
– Меня никто не слышал. – Он убрал с лица улыбку. – Но ты краснеешь, и люди понимают, что причина тому я.
– Уходи.
– Ухожу. Я позвоню, как подъеду. – Подмигнул мне, направился к двери и оттуда попрощался. – До свидания, дети. Валерию Борисовну не доводить. Я проверю.
Послышались смешки, а когда за Антоном закрылась дверь, и прозвенел звонок на урок, девичий голосок поинтересовался:
– Валерия Борисовна, а это он вас вчера на работу подвозил?
– А он кто?
– Жених, бойфренд?
Вопросы посыпались, как горох, я смущённо кашлянула, после чего строго попросила:
– Давайте закончим разговор не по теме. Посмотрите на доску и послушайте меня. Второй раз повторять не буду.
Зато после урока меня Лена Мамонтова в учительской остановила, а взглянула с намёком.
– Рассказывай.
– И ты туда же, – вздохнула я.
– Куда туда же, Лера? Такой экземпляр… невиданный. И к тебе зачастил!
– Лен, это совсем не то, что ты думаешь.
– Ты понятия не имеешь, что я думаю.
– Боюсь, что имею. Но это семейные дела и не более того. Да и вообще, нужно быть безумной, чтобы с Антоном связаться.
Лена загрустила, но со мной, в итоге, согласилась.
– Ты права. Он по коридору идёт, а вокруг него женщины штабелями укладываются. От двенадцати до шестидесяти.
– Вот-вот.
Но Лена всё-таки заинтересовалась.
– А кто он, вообще, такой?
А я, после секундного размышления, сказала:
– Он хозяин «Чёртового колеса».
Ленка глаза на меня вытаращила.
– Да ты что?! Хотя, знаешь, ему это очень подходит. Настоящий дьявол-искуситель.
С этим я согласилась.
Как мы и договорились, Антон позвонил, и я спустилась к нему. У меня в руках тяжёлая сумка с тетрадями на проверку, а он на незнакомой машине, новенькой и сияющей.
– У тебя целый автопарк, – сказала я ему, передавая сумку.
– У меня всего две машины, но иногда я обкатываю новые модели, прежде чем выставлять их на продажу.
Я ничего не сказала, села в автомобиль и осмотрела салон. А Антон, устроившись на водительском месте, вдруг сказал:
– Надо купить тебе машину.
Я лишь усмехнулась, причём невесело.
– С моей зарплатой только машины и покупать. – Потом поняла, на что он намекает, и сконфуженно примолкла.
– Чем займёшься вечером? – спросил он через пару минут. Загадочно сверкнул на меня глазами. – Опять свидание?
– Нет, – ответила я сдержанно. – Тетради буду проверять.
– О-о. Это надолго?
– А что?
– Я хотел тебя в «Колесо» пригласить.
– Антон, два дня назад похороны были.
Его это замечание нисколько не смутило.
– Жизнь продолжается, Снежинка. Да и я не предлагаю тебе веселиться. Так сказать, в ознакомительных целях. Ты же не была.
– Не была.
– Поедем? – Он кинул на меня вопрошающий взгляд.
Я сомневалась.
– Может, завтра? Завтра пятница.
– Отлично, – не стал он спорить. – Завтра, так завтра.
– Ты как-то странно воодушевился, – не могла не отметить я.
Антон голову на бок склонил, будто всерьёз задумался, после чего кивнул.
– Может быть.
– Что-то задумал?
Он моргнул, то ли растерявшись от моего вопроса, то ли возмутившись из-за него же.
– Ничего я не задумал. Дело совсем в другом.
– В чём?
– Просто, если ты свободна в пятницу вечером, значит, твоё вчерашнее свидание прошло не слишком гладко.
– И ты этому рад?
– А почему я не могу этому радоваться? – Мы как раз остановились на светофоре, и Антон тут же повернулся ко мне. Я под его взглядом слегка занервничала и глаза отвела, но Антона так просто с намеченной цели не собьёшь. Он меня, не скрываясь, разглядывал, затем нахально добавил: – Может, ты мне нравишься.
Особенно, меня впечатлило «может».
– Что ты молчишь, Лера?
– А что я, по-твоему, должна сказать?
Он посверлил меня взглядом, после чего ворчливо проговорил, разворачиваясь обратно к рулю:
– Хотя бы, спасибо.
– Оно тебе нужно?
– Судя по твоему тону, ты мне не веришь.
– Ну почему же? Но думаю, в твоём окружении очень много женщин, которые тебе нравятся, Антон. И не просто нравятся.
– Ты считаешь меня бабником? – Он казался не на шутку оскорблённым, до глубины души, но я в его обиду верить не спешила. И странно, даже разговором этим смущена не была.
– Для таких выводов я слишком мало тебя знаю, Антон. Но уверена, что у тебя достаточно широкий выбор… м-м, дам сердца.
Он кинул на меня подозрительный взгляд.
– Ё-моё, Лера, откуда ты всего этого набралась?
Вот на этом моменте я внутренне подобралась.
– Чего именно?
– Всех этих словечек, выражений, а главное мыслей? Дамы сердца, широкий выбор.
– Ты бы предпочёл, чтобы я всё называла своими именами?
– Вообще-то, да. Но сейчас уже не уверен, что тебе воспитание позволит.
– Как и повестись на твоё «нравишься», – решила сообщить я ему.
А он, кажется, обиделся немного, потому что буркнул:
– Ладно, посмотрим.
Я хотела спросить, на что именно он смотреть собрался, но в последний момент язык прикусила. Иначе этой перепалке с подтекстом, конца-края не будет.
Мы вновь приехали в «Золотой идол». С Антоном снова здоровались, а я держалась за его руку. То есть, это он меня за руку держал, а я не смела спорить, если честно, немного побаивалась всех этих людей и их внимательных взглядов. А Антону в какой-то момент пришло в голову меня представить, и мне пришлось навесить на лицо улыбку, знакомиться и даже выслушивать сочувственные речи.
– У моего отца было много знакомых, – в конце концов, заметила я.
– Полгорода, – отозвался Антон. – Так что, не удивляйся.
Мы сели за столик, Антон сам мне стул придвинул, а я на короткое мгновение ощутила прикосновение его пальцев к своей спине. Заподозрила его в умысле, в лицо Антону заглянула, но он казался задумавшимся. А когда сам за стол сел, сказал:
– Завтра надо будет сходить к нотариусу, заявление на вступление в наследство подать.
– Антон…
– Не спорь, пожалуйста. Если ты собираешься сомневаться дальше – ради бога, сомневайся, у тебя полгода впереди. Но заявление ты напишешь.
Как там Ленка сегодня говорила? Решительный и настойчивый? Что-то мне это уже разонравилось.
А Антон ещё и продолжил:
– Или ты собираешься подарить свою долю Марине? Боюсь, она тебе даже «спасибо» сказать забудет.
– Я не представляю, что я буду делать с этим наследством.
– Это ты сейчас так говоришь, а потом всё само собой решится. Компания работает, Лера, ею управляют профессионалы. Тебе надо лишь пожинать плоды, тратить деньги и иногда подписывать то, что я буду тебе давать.
– Ты сам всем занимаешься?
– Я контролирую процесс. Заниматься всем я физически не могу.
Я тихо поблагодарила официанта, когда он тарелку передо мной поставил, и бросила взгляд исподлобья на Антона.
– Ты встречался с Мариной Леонидовной после похорон?
– Вчера.
– И что?
– Что именно тебя интересует?
– Она говорила что-то про меня?
С ответом он помедлил, но, в конце концов, кивнул.
– Говорила.
После того, как он замолчал, отделавшись коротким утверждением, я голову опустила. Антон заметил и позвал:
– Лера.
Я помедлила, прежде чем посмотреть на него.
– Тебе не надо о ней думать. Ты ей ничего не должна. И чужого ты не забираешь. – Антон вдруг отложил столовые приборы, салфетку с колен снял, а сам пересел на соседний со мной стул. Это было странно, шептаться посреди ресторанного зала, а он ещё и за плечи меня обнял, склонил голову ко мне. – Давай с тобой договоримся, что ты не будешь из-за этого переживать. Я всё сделаю сам.
– Тебе это так сильно нужно?
Он немного отстранился, вглядывался в мой профиль, потом волосы мне за ухо заправил. Неожиданный жест, от которого я замерла.
– Это тебе нужно, Снежинка. И ты это поймёшь. Просто сейчас мне доверься, хорошо? А теперь ешь. Я видеть не могу, как ты салат вилкой ворошишь.
Я плечом в возмущении дёрнула, а Антон рассмеялся.

5

– Тебе понравится, – убеждал меня Антон, когда следующим вечером мы отправились в «Колесо». Я не совсем понимала, зачем нам ехать туда вечером, в самый разгар веселья, раз я лишь осмотреться собираюсь, по выражению самого Антона, но он был непреклонен. Хотя, это неправильное слово, скорее он был обескуражен моими сомнениями. – Когда, если не вечером в «Колесо» приезжать? – И следом меня припугнул: – Ты с ума сойдёшь, Лера. – И как-то чересчур привычно за плечи меня приобнял. Всё-таки в некоторых моментах Антон был чересчур свободным человеком, его порывы мало, что сдерживало, особенно, когда он целенаправленно переставал свои желания контролировать. А он переставал, и делал это намеренно, это даже я, после недельного знакомства, понимала и замечала. Поэтому, в который уже раз аккуратно повела плечами, стараясь от его руки избавиться. Она была тяжёлой, горячей, и меня смущала.
Но в «Колесо» я с ним отправилась. Ушла с работы, проигнорировав просьбу Станислава Витальевича задержаться, знала, что говорить мы будем не о работе, и поэтому не засомневалась ни на минуту, направляясь к автобусной остановке и не опасаясь его гнева в понедельник. Пусть только попробует что-нибудь сказать, тогда я и поведаю ему, где и с кем провела вечер пятницы. Я очень живо представляла себе разговор со Стасом, куда более ясно, чем предстоящий вечер. А оказавшись дома, столкнулась с ещё одной проблемой – совершенно не знала, что надеть. Ни одного наряда, кроме, наверное, банальных джинсов, для ночного клуба у меня не было. По этим самым клубам, да и вообще вечеринкам, я не ходила, и необходимости в коротких соблазнительных платьях и провокационных кофточках, не испытывала. А отправиться в «Чёртово колесо», под руку с Антоном, в строгом учительском платье, было бы весьма странно. Так и пришлось остановить выбор на новеньких джинсах, а вот с верхом возникли некоторые проблемы, я пересмотрела все свои наряды, и в итоге, решила надеть шифоновую блузку со свободным вырезом. Обычно я надевала ее под пиджак костюма, но сегодня… Сегодня я буду чувствовать себя полуголой. Я провела перед зеркалом достаточно много времени, но не столько занималась причёской и макияжем, как критическим взглядом приглядывалась к своей груди, пытаясь решить, насколько блузка просвечивает. Может, шарфик повязать? Антона точно посмешу.
Но вопреки моим ожиданиям, Антон с порога не ахнул и на мою грудь не уставился, чего я опасалась, совершенно спокойным взглядом меня обозрел и уже после широко улыбнулся. А затем протянул мне букет цветов. Я, наверное, неприлично удивлённо и жадно уставилась на охапку мелких разноцветных розочек, после чего спросила:
– Зачем?
От этого вопроса Антон, кажется, растерялся. Тоже на цветы посмотрел.
– Просто так. – И пояснил на всякий случай: – Цветы.
– Я вижу, что цветы.
– И что именно тебя в них смущает?
– Не в них… – Проговорила я, а на Антона глянула в сомнении. Тот выразительно закатил глаза.
– Не настолько я подозрительный тип. Уверяю тебя. Ты готова?
– Наверное. У меня не слишком большой выбор одежды для посещения ночных клубов.
Антон присмотрелся ко мне, окинул изучающим взглядом, после чего решил со мной согласиться.
– Вижу, но мы это исправим.
Я поставила цветы в вазу, не удержалась, наклонилась, чтобы вдохнуть сладковатый аромат, и после этого на Антона через плечо оглянулась.
– Что ты собрался исправлять?
Он руками развёл.
– Лера, тебе нужен новый гардероб. В свете открывшихся обстоятельств.
– Эти обстоятельства временны.
– Не думаю. Но сейчас не время это обсуждать. Поехали?
И мы поехали. Я отчего-то нервничала, а Антон продолжал улыбаться, раздавать советы и обещания, отчего я нервничала ещё больше. Но я его не останавливала, рот ему не затыкала, наоборот, слушала очень внимательно, пытаясь понять, к чему он ведёт. Не этот вечер, а всю игру в целом.
«Колесо» с первого взгляда завораживало огнями и масштабом. Огороженная территория казалась островом, запретным и недоступным. Снаружи, за высоким забором даже жизни не осталось. И если раньше неподалёку от гостиничного комплекса располагались несколько деревенек, жители которых преимущественно в комплексе и работали, то с возникновением на фоне советской гостиницы роскошного ночного клуба, надобность в таких работниках отпала, и сельские домики вокруг начали скупать предприниматели, под мини-отели, торговые площади и магазины. Вот и получилось, что «Чёртово колесо» превратилось едва ли не в отдельный населённый пункт, со своими законами и сводами правил. Немудрено, что жители нашего города, давно окрестили этот район пропащим и проклятым. Жить здесь никто не живёт, сплошная тусовка и непотребщина. Все знали, что в последние пару лет здесь появляется всё больше и больше москвичей, да и наша «золотая молодёжь» предпочитает отдыхать именно здесь. В комфорте, купаясь и загорая у многочисленных бассейнов с чистейшей водой, играя в теннис на идеальных кортах, и катаясь на яхтах и водных мотоциклах по Волге. Благоустроенные номера, рестораны с отличной кухней разных стран, личный кинотеатр, а вечерами, точнее, ночами, самые громкие вечеринки региона. Отбоя от посетителей и приезжих не было. В городе об этом говорилось с негодованием, но вряд ли кто-нибудь решился бы предпринять попытку «Чёртово колесо» закрыть, все понимали, что они платят в казну колоссальные налоги, другой такой источник город просто не найдёт.
Но я, глядя на огни и броские афиши, думала не о доходах и прибыли, и даже не обо всех тех ужасных слухах, что доходили до горожан из-за высоких стен» Колеса», а об отце, который, как мне стало известно, обожал это заведение. По признанию того же Антона, в последние годы мой отец едва ли не жил здесь, развлекаясь и кутя, что, в конечном итоге, его и сгубило, сердце шумных и частых развлечений не снесло. Хотя, признаться, я не совсем понимала, что Антон имел в виду под «развлечениями», не отплясывал же отец на танцполе ночами. Не понимала и в то же время побаивалась об этом всерьёз размышлять, новых подробностей его личной жизни опасалась.
Мы въехали на территорию развлекательного комплекса, я беспрестанно оглядывалась, взгляд сам собой остановился на детских аттракционах неподалёку, и я для себя отметила, что это как-то не вяжется со злачным местом. Ровные газоны, цветочные клумбы в изобилии, тут и там статуи из белого мрамора. Всё это в подсветке и сияет, казалось, что даже разноцветные петуньи мерцают, как огоньки, переливаясь, словно перламутровые. Мы подъехали по широкой дорожке к самому крыльцу гостиницы, я не удержалась и выглянула из окошка, чтобы взглянуть наверх, на верхние этажи высотного здания. Правда, здание было не таким уж и высотным, всего девять этажей, но выглядело весьма солидно, отреставрированное и облагороженное, ничего в фасаде о советских временах не напоминало. Крыльцо всё в огнях, манило и сияло, вокруг люди, кто-то курил на просторном крыльце, кто-то прогуливался неподалёку, за нами следом подъехали ещё две машины, в общем, отдыхающих было в избытке, да и не выглядели эти люди прожжёнными охотниками за удовольствиями, о которых я была наслышана. А выйдя из машины, я тут же почувствовала свежий ветерок и запах реки, Волга была рядом. Оказавшись вне автомобиля, я даже крики людей на реке расслышала. Купаться, на мой взгляд, было рановато, а вот покататься на водных мотоциклах, по всей видимости, самое то.
– Территорию я тебе позже покажу, – сказал Антон, отдавая ключи от машины молодому пареньку в форменной одежде. – А сейчас пойдём в отель. – Остановился в паре шагов, не торопя меня, не мешая оглядываться, но когда я к нему шагнула, руку протянул.
– Добрый вечер, Антон Александрович, – дружным хором поприветствовали его охранники на входе. Антон в ответ кивнул и поинтересовался:
– Всё в порядке? – А дождавшись утвердительного ответа, никак на него не отреагировал, зато меня к охранникам лицом развернул и со всей серьёзностью представил: – Валерия Борисовна Давыдова. – И добавил: – Глаз не спускать.
– Замечательное начало, – проговорила я, когда мы вошли в холл гостиницы. Я осматривалась, но возмутиться не забыла. – Кроме меня так, наверное, только вора-рецидивиста охране бы представили.
Антон усмехнулся.
– Я не считаю тебя вором-рецидивистом.
– Очень на это надеюсь.
Он кинул на меня особенный взгляд.
– Наоборот, переживаю, как бы тебя не украли.
Он произнёс это с намёком, но за ним я всё равно расслышала насмешку. Поэтому Антону достался возмущённый взгляд, но я предпочла тему сменить, не желая подпитывать и без того раздутое самомнение моего спутника.
– Каков масштаб? – спросила я несколько непонятно, но Антон отреагировал мгновенно.
– Почти две тысячи постояльцев одновременно.
– Ого.
– Да. Помимо самой гостиницы ещё линия коттеджей на самом берегу, только в прошлом году достроили. Пользуются популярностью, там потише и поуютнее.
Мы прошли мимо просторного ресепшена, и я заметила, как девушки за стойкой проводили нас заинтересованными взглядами. Сам холл был выполнен в бронзово-золотой атмосфере, от мраморного пола отражались золотистые блики хрустальных люстр, а мягкая мебель в молочно-бежевых тонах так и манила тебя присесть. По кругу были расставлены кадки с фикусами и цветущими орхидеями. К цветам я присмотрелась внимательнее, заподозрив подделку, но нет, все цветы были живыми, никакого надувательства. В холле тоже покоя не было, на диванах и за низкими столиками сидели люди, кто-то просто пил кофе и разговаривал, кто-то работал, пристроив перед собой ноутбук, и отовсюду слышался гул людских голосов и смех, я на это обратила внимание ещё когда из машины только вышла. Тишины в «Чёртовом колесе» не было, развлекательный комплекс гудел, как улей. Подобное я только в переполненных в сезоны турецких или египетских отелях наблюдала, а оказывается у нас такое тоже возможно.
– Антон! – кто-то приветственно махнул Антону рукой и тот ответил тем же, правда, не остановился, провёл меня за руку дальше.
– Куда ты меня ведёшь?
– Столик у нас на девять, а пока давай поднимемся в кабинет твоего отца.
Я спорить не стала, напротив, заинтересовалась, вошла за ним в кабину лифта, стала смотреть через стеклянную дверь вниз, в холл. Потом и саму кабину осмотрела. С каждой минутой пребывания здесь, я всё больше понимала стремление Антона удержать свои позиции.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.