Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46519
Книг: 115390
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Незаконченная фреска» » стр. 3

    
размер шрифта:AAA

— С тобой трудно избежать этого, — сказал он обычным тоном и убрал руку.
Как только охрана была включена, Кэтрин вышла, закрыла и заперла дверь. Кейд взял ее под руку и проводил к лимузину.
— Почему ты строишь дом в Хьюстоне? — спросила она, пока они отъезжали от дома.
— Я купил нефтяную компанию, у которой там отделение. Хьюстон предоставляет мне множество возможностей.
— Пресса пишет, что ты перепродаешь компании. Ты всегда переезжаешь туда, где что-то куплено?
— Нет, не всегда. — Он потер шею, как будто боролся с неким внутренним замешательством, и некоторое время они ехали в молчании. — Это мой родной штат. Должен признать, что я не мог устоять перед желанием показать своим землякам, как хороши мои дела.
— Астрономическим вкладом, сделанным вчера в пользу детей, ты впечатлил всех. Аукцион описывают в утренней газете.
— Не о том речь, — сказал он сухо. — Я хотел встретить тебя, чтобы предложить работу.
— Ты преуспел не только в том, чтобы встретиться со мной. Ты еще и уговорил меня взяться за твой заказ.
— Не так уж много людей могли бы отвергнуть мое предложение, — заметил Кейд. — Раз об аукционе пишут, кое-кто может полюбопытствовать насчет моей ставки и нашей прошлой истории. Массмедиа могут ухватиться за нас.
— Надеюсь, обойдется. — Кэтрин содрогнулась. - Не хочу, чтоб начали снова ворошить прошлое. Заметка об аукционе в разделе светской хроники, несколько фотографий — но не наши, хвала небесам!
— Это, может быть, еще не конец. Если репортер, который что-то помнит, придержал статью.
Она повернула голову и пристально посмотрела на него.
— Так ты вернулся показать всем, как ты преуспел.
— Я приехал по делам. Но как это ни глупо, какая-то часть меня должна доказать что-то. У меня бывали нелегкие времена, — ответил он.
— Знаю, — сказала Кэтрин спокойно, стараясь не обращать внимания на воспоминания о тяжких годах, когда он и его братья сражались с нищетой, а ее семья процветала. — Значит, ты построил дом в Хьюстоне, чтобы произвести впечатление на земляков.
— Полагаю, здесь виновато «эго», Кэтрин. Если ты помнишь, все думали, что я дурно закончу.
— Я никогда так не думала, — заявила она, и он посмотрел ей в глаза таким бешеным взглядом, что она вздрогнула от скрытого в нем гнева. — А ты всерьез считаешь, что думала? — спросила она. — Ты полагаешь, что я собиралась выйти замуж за человека, которого считала дурным? Ради всего святого, зачем бы я стала это делать?
— Из чувства протеста, — ответил он ровно.
— Это абсурд, Кейд. Протест против чего? — поинтересовалась она, изумленная его ответом.
— Против отца. Ты вечно сражалась с ним. Кстати, ты говорила, что Ник и Мэтт боролись с ним, пока росли, и что именно поэтому Ник стал жить отдельно, как только смог.
— Я спорила с отцом по поводу встреч с тобой, — сказала Кэтрин, глядя в сердитые карие глаза Кейда. — Но я встречалась с тобой вовсе не затем, чтобы насолить ему.
Лимузин остановился, прервав спор. В нескольких ярдах их ждал сияющий белизной реактивный лайнер.
Не обращая внимания на протянутую руку Кейда, Кэтрин выбралась из машины и поднялась по трапу в самолет. Кейд вошел в роскошный салон следом за ней.
— Садись, где хочешь. Я поговорю с пилотом и чуть позже присоединюсь к тебе.
Кэтрин выбрала мягкое кресло у окна. Через несколько минут он вернулся и сел напротив, вытянув свои длинные ноги и почти касаясь ее ног.
— Полет займет чуть больше полутора часов, так что ты можешь отдохнуть.
Кэтрин не была уверена, удастся ли ей отдохнуть рядом с ним, но вслух ничего не сказала. Зазвонил его мобильный, и она отвернулась к окну. По обрывком фраз она поняла, что разговор деловой.
Пилот объявил, что им разрешили взлет. Кэтрин и Кейд пристегнулись.
Ведя с Кейдом вежливую беседу, она не могла сосредоточиться на том, что говорилось. Мысли крутились вокруг новых возможностей ее бизнеса, а присутствие Кейда пробуждало воспоминания.
Мало обращая внимание на слова, Кэтрин смотрела на длинные ноги Кейда и его красивые руки.
— Ты достиг удивительных успехов за эти девять лет, — констатировала она с любопытством. — Ведь ты уехал без гроша.
Его темные глаза вспыхнули с выражением, озадачившим ее. Эти слова рассердили Кейда, но она не поняла, почему.
— Как ты достиг всего того, что у тебя есть сейчас? — спросила Кэтрин.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Уехав отсюда, мы направились в Калифорнию. Как можно дальше.
— Что значит «мы»? — спросила она, хотя легко могла угадать ответ. Но теперь, когда они обратились к прошлому, она не могла удержаться от расспросов. — Вся твоя семья?
— Да. Мы уехали все вместе, — ответил он, и ее любопытство еще возросло. Девять лет она размышляла, почему он внезапно уехал, но так и не нашла объяснений.
— Мы двинулись через всю страну и оказались в Лос-Анджелесе. Несколько месяцев я перебивался случайными заработками, а потом мне повезло — меня взял на работу Эдвин Талькотт, мультимиллионер, предприниматель и финансист. Я стал его шофером и механиком. И еще при случае помогал садовнику.
— Ты проделал долгий путь от шофера и садовника, — заметила Кэтрин. Ей было интересно, что
произошло дальше. Она глянула на его руки — они были не похожи на руки работяги.
— Эдвин решил, что у меня есть чутье, и начал помогать мне. Научил кое-чему и отправил в колледж. Я быстро схватывал все, сделал, некоторые инвестиции. Когда они принесли прибыль, я сделал следующие. Я так и не закончил колледж, потому что мои вложения уже приносили заметный доход. При этом я продолжал работать на Эдвина.
— Это шаг к тому, чем ты стал сегодня, — сказала она, догадываясь, что он рассказал не обо всем.
— Не совсем, — непринужденно ответил Кейд. — Потом я занялся делами самостоятельно, и вышло даже еще лучше. Мне повезло. У Эдвина никого не было, и он оставил свое состояние мне. Я унаследовал его три года назад и с того времени удвоил. Деньги порождают деньги.
— Значит, для тебя оказалось к лучшему, что ты уехал отсюда? — Она смотрела в его непроницаемые карие глаза и не могла понять, о чем он думает, но удивилась, не получив немедленного утвердительного ответа.
— Полагаю, все зависит от того, что считаешь для себя ценным, — произнес он наконец, и ее пульс участился. Хотел ли он сказать, что предпочел бы остаться? Сожалел ли о чем-то?
— И что же ты считаешь ценным? — спросила она и была удивлена его ответом.
— Семья важнее дохода, — сказал он, и она посмотрела на него с недоверием.
— Все, что ты делал с тех пор, как уехал, принесло тебе громадное состояние, а ты еще молод. Если бы ты остался, то был бы женат. Это можно сделать и сейчас, и я удивлена, что этого до сих пор не произошло. Почему ты не женился? Или это слишком личный вопрос?
— Я не встретил никого, на ком мне хотелось бы жениться, — ответил Кейд хрипло и бросил на нее острый взгляд, заставивший ее нервы затрепетать и почувствовать, что в каком-то смысле это утверждение имеет прямое отношение к ней. — А ты почему не замужем? — спросил он в свою очередь.
— Я замужем за своей работой, — ответила она. - Все мое время и внимание принадлежит ей.
К ее удивлению, он наклонился вперед и провел пальцами по ее щеке.
— Нет, работа не занимает все твое внимание. Вот прямо сейчас твой пульс частит, Кэтрин. Ты страстная и отзывчивая. Ты потрясающая женщина, и я знаю, что в твоей жизни были мужчины.
— И ты предлагаешь снова войти в мою жизнь и показать мне, чего я лишилась? Нет уж, благодарю, — ответила она, пытаясь сохранить самообладание.
— Нет, у меня нет желания снова быть вместе. Между нами стоит слишком много печальных воспоминаний. Я просто удивлен, что ты не замужем, и мне интересно.
— Если ты подталкиваешь меня к признанию, что я ждала твоего возвращения, брось эту мысль.
— Ничего подобного. Просто мне странно видеть тебя одинокой. Ты слишком красива, чтоб сидеть по вечерам дома.
— Спасибо за комплимент, но когда мне выпадает случай посидеть дома, я чувствую облегчение — ведь я ничего не должна делать. У меня никого нет, Кейд, и меня это устраивает. Ты сказал, у тебя тоже никого нет, так с чего ты взял, что мне кто-то нужен?
— Я не хотел волновать тебя.
— Ты меня не взволновал, — отрезала она.
Он озорно приподнял одну бровь и взглянул на нее с любопытством.
— Нет? — спросил он, снова наклоняясь ближе, чтобы погладить ее по руке. — И у тебя ровный пульс? Я это учту. А мой зачастил. — Он притронулся пальцами к ее горлу. — Дай-ка я проверю, а вдруг ты ошибаешься.
— Ну хорошо, ты прекрасно знаешь, что да! — воскликнула Кэтрин, отшатываясь назад и получив от него лукавую усмешку. — Не придавай этому большого значения. Я женщина, а ты привлекательный мужчина.
— И тебя это злит. Попробуй получить удовольствие.
— Нет уж, благодарю. Мне не нужны отношения. И я не хочу дружить. А все остальное невозможно.
Кейд стиснул зубы и отвернулся.
Над Хьюстоном они вышли из облаков и плавно приземлились. Когда дверь открылась, Кейд бережно взял ее за руку. Налетел ветер, в отдалении зарокотал гром.
На этот раз их ждал не лимузин, а черный седан.
Как только Кэтрин села, Кейд обошел автомобиль и занял водительское место. Он быстро проехал через центр, а затем они оказались в жилом районе, где стояли весьма внушительные здания.
Наконец они миновали высокие черные железные ворота. Привратник помахал Кейду. Через некоторое время еще одни ворота открылись, и Кейд въехал на частную дорогу, проложенную через безукоризненную зеленую поляну, затененную высокими дубами и украшенную перистым испанским мхом и магнолиями. После поворота открылся взгляду весь особняк в окружении высоких сосен.
Изумленная Кэтрин смотрела на сооружение, которое восхитило ее своей красотой и размерами, которых не передавали чертежи. Кейд еще раз удивил ее.
— Да это же дворец! — воскликнула она, глядя на трехэтажное каменное здание с шиферной крышей и сводчатыми окнами, два крыла которого простирались на восток и на запад. Рядом с западным крылом были припаркованы грузовики самых разнообразных видов и размеров. Строительные леса и лестницы были приставлены к стенам, и по ним сновали рабочие, заканчивая стройку.
После первого потрясения величием здания, изяществом фонтана у входа и красотой сада она подумала о том, что они с Кейдом. могут никогда не встретиться в этом огромном дворце — и эта мысль принесла ей облегчение.
— Как ты можешь здесь жить совсем один? — спросила Кэтрин и тут же поняла, что ей не следовало задавать этот вопрос. — Прости. Меня это не касается.
— Я не против твоих вопросов. Я нечасто останавливаюсь в этом доме. Здесь почти все закончено, кроме одного крыла и дома для гостей, и декоратор уже потрудился, так что в доме есть мебель и там можно жить. Что касается одиночества, то мне вполне комфортно здесь. Помнишь, когда я рос, у меня было три брата и две спальни.
— Я помню, — откликнулась она, умолчав о том, что помнит все, имеющее к нему отношение.
— Все мои дома просторны, думаю, это из-за моего прошлого. Я не хочу когда-либо снова голодать или жить в тесноте.
Она вздохнула, досадуя, что вообще завела разговор на личную тему, поскольку посочувствовала Кейду против своей воли.
— Ты здесь впервые, и давай начнем с парадного входа, — сказал он, остановив машину.
— Пытаешься произвести впечатление? — спросила она.
— Разумеется, — ответил Кейд, усмехнувшись, и Кэтрин не могла не улыбнуться в ответ. Кейд вышел из машины и широким шагом обогнул ее, чтобы открыть дверцу Кэтрин.
Внушительный портик и поддерживающие его коринфские колонны были великолепны. Он построил настоящую достопримечательность. Глубоко вздохнув, она шла рядом с ним, пока они пересекали крыльцо. Кейд нажал кнопку па переговорном устройстве.
— У тебя нет ключа? — удивилась Кэтрин.
— Не от каждого дома. Если б я носил все свои ключи, я бы звенел, как бубенец.
Дверь распахнулась, и на пороге появилась служанка в униформе, встретившая Кейда широкой улыбкой.
— Доброе утро, мистер Логан.
— Доброе утро, миссис Уилксон. Это мисс Рэнсом. Она скоро переедет сюда и будет работать над росписями.
— Приятно познакомиться, — откликнулась Кэтрин, заходя в просторный изящный холл с мраморным полом и уходящим ввысь сводчатым потолком.
— Мне тоже приятно познакомиться, мэм, — произнесла миссис Уилксон, закрывая входную дверь. Кэтрин была рада узнать, что в особняке будут и другие люди.
— Я представлю тебя своему персоналу, — сказал Кейд. — Если тебе понадобится кто-нибудь из них, в буфетной висит расписание.
— А где они размещаются?
— У них собственные отдельные домики, — ответил он. — Я хочу, чтобы у людей, которые на меня работают, были свои дома и частная жизнь.
Она кивнула.
— Это из-за твоего прошлого.
— Ты чертовски права. Я был беден, я был слугой и знаю, что это такое, когда к тебе относятся так, словно ты ничего не значишь.
— С этим не поспоришь, — согласилась она, вспоминая крохотные комнатки прислуги времен своей юности.
В воздухе разлились соблазнительные запахи свежевыпеченного хлеба и барбекю, напомнив ей, что она не позавтракала.
Они вошли в кухню, подобную произведению искусства, со шкафами из полированного дуба и гранитными рабочими поверхностями. Рядом виднелась обеденная зона, где был каменный очаг, софа, кресла и длинный полированный деревянный стол на десятерых. У жаровни возился широкогрудый коротышка с сияющей лысиной.
— Кэтрин, это Крейтон, он со мной уже несколько лет, и это один из лучших поваров мира. Крейтон, мисс Рэнсом.
Несколько минут они вели вежливую беседу, а затем Кейд взял ее под руку, чтобы вновь проводить в холл.
— Давай найдем тебе комнату и затем продолжим экскурсию по законченной части дома.
— Сколько здесь работает людей?
Он пожал плечами.
— Садовник и его команда. Один из них исполняет обязанности шофера, когда нужно. Двое следят за чистотой, в том числе миссис Уилкинсон. Еще Крейтон и мой помощник.
Кэтрин была более, чем когда-либо, уверена, что ей не придется часто оставаться наедине с Кейдом.
Эта приятная уверенность растаяла, когда он показал ей апартаменты, расположенные слева от широкой главной лестницы на втором этаже.
— Вот здесь тебе будет удобно. Комнаты через холл можно использовать в качестве твоего офиса и студий.
— Хорошо. — Она практически не видела комнаты, потому что Кейд стоял совсем близко. - А ты где живешь? — спросила Кэтрин, предполагая, что он расположился в противоположном конце.
— Мои апартаменты следующие за этими.
— Это же огромный особняк, зачем же ты размещаешь меня рядом с собой?
— Не волнуйся, Кэтрин. Я тебя не потревожу, — ответил Кейд. На этот раз сталь в его голосе прозвучала отчетливо и пламя полыхнуло в темных глазах. — Западное крыло достраивают, так что я не могу остановиться там. А в этом крыле только здесь есть спальни. Если тебе не нравится, то внизу другие спальни, поменьше.
— Эта подходит, — обреченно вздохнула она. — Значит, мы будем видеться и будем вместе.
— Это проблема? — спросил он, уперев руку в бедро и глядя на нее изучающее. — Почему ты все усложняешь?
— Кейд, ты нанял меня для выполнения определенной работы, и я намерена ее сделать. В настоящее время я пытаюсь сдержать свою злость на тебя. Я не уверена, что мне это удастся, если мы будем постоянно общаться.
— Прошло девять лет, — напомнил он, и это разозлило ее еще больше.
— Ты думаешь, что я все забыла? Ты просто бросил меня, без единого слова... — Кэтрин плотно сомкнула губы, зная, что стоит начать обвинения и она может наговорить такого, о чем потом пожалеет,
— Черт возьми, Кэтрин! Ты говоришь так, словно ты единственная, кому больно! — воскликнул Кейд, и желваки заходили у него на скулах.
— Ты делал, что хотел, и ничего не объяснял мне. Нет оправданий тому, как ты ушел! — закричала она, стиснув руки. — Ты причинил мне худшую боль из всех возможных!
— А ты? Любила ли ты меня или просто использовала, чтобы насолить отцу?
— Клянусь, что это не имело отношения к нашей помолвке. И я никогда не хотела причинить тебе зло.
Он пожал плечами.
— Возможно, нам следовало поговорить об этом девять лет назад, но мой характер влиял на мои суждения и твой отец тоже. Я был...
— Мой отец! — воскликнула она. — Что это значит?
— Много чего, - ответил Кейд. - Я был мальчишкой, обиженным жизнью. Твой отец объяснил, что ты интересуешься мной только назло ему, что в этом нет ни капли любви, — отрубил он.
— Ты никогда не говорил мне, что вы с ним общались. И ты поверил ему, ни о чем меня не спросив?
— Черт возьми, да. А почему я должен был сомневаться? Я слышал это и от других. Он сказал, что твои братья подтвердят это, если я спрошу. Но их не было в городе.
— Ты же знал, что мой отец готов на все, лишь бы сделать, как он хочет.
— Такова же и его дочь.
Кэтрин бросилась к нему. Так же легко, как и раньше, Кейд перехватил ее запястье и привлек девушку к себе. Оба тяжело дышали.
— Отпусти меня.
— Скажи мне, что ты не хотела выйти за меня замуж назло отцу. Ты делала в тот год все назло ему.
— Нет! Будьте вы оба прокляты! Ты — за то, что верил ему, а он за то, что наговорил тебе такого! Я была влюблена в тебя! - выкрикнула она.
Тогда, черт побери, почему ты не отвечала на мои звонки и письма? — резко спросил он.
— Потому что ты ушел, не сказав мне ни слова! И я не хотела тебя видеть. — Она взглянула в его потемневшие глаза, в которых полыхало пламя. Ее ярость прошла, и все изменилось. — Нет, — прошептала она, но ее протест был почти неслышным.
— Тихо, Кэтрин, — приказал он, пристально глядя на нее. — Я до сих пор помню, как это было, когда я целовал тебя.
Он наклонился, прижавшись губами к ее губам, и Кэтрин охватило пламя. Его поцелуи становились все глубже и нетерпеливее, его горячий язык двигался у нее во рту.
Она хотела Кейда с отчаянным желанием, накопившимся за девять долгих лет, которое шокировало ее саму, но уже не поддавалось контролю с того момента, как он прикоснулся губами к ее губам.
Поцелуй зажег в ней огонь. Волосы растрепались, но она этого уже не сознавала. Кейд нежно скользнул рукой вниз по ее спине и быстрым легким движением, которого она почти не ощутила, расстегнул застежку юбки, а затем освободил ее от пояса и подвязок.
Под ее шелковой блузкой цвета морской волны его пальцы нащупали груди и тихонько терли сосок, увеличивая ее наслаждение и сладостное волнение.
Кэтрин знала, что должна остановить его, иначе они достигнут точки, откуда нет возвращения, и потом возникнет миллион проблем.
Застонав, она обхватила его запястья и откинулась назад.
— Ты должен немедленно остановиться! — выдохнула Кэтрин.
Желание светилось в его глазах, у нее перехватило дыхание. Не оставалось сомнений, что он тоже хочет ее.
— Ты сжигаешь меня, — шепнул Кейд, и ее сердце отозвалось глухим ударом.
— Мы не будем повторять этого, Кейд. Снова — никогда!
— Шшш! — он приложил палец к ее губам.
— Нет же, нет, — повторила она, откидывая голову. — Если ты на это рассчитывал...
— Не надо говорить «никогда» о таких замечательных вещах, как наш поцелуй. — Глядя ей в лицо, он ласкал пальцами ее волосы. — Они такие мягкие. — И последние заколки упали к ее ногам.
— Ты знаешь, я не могу отклонить предложение ценой в миллионы. Но не хочу твоих поцелуев...
— Минуту назад было не похоже на это, — произнес он нараспев, выгибая темную бровь. — Ты еще красивей сейчас.
— Спасибо, — ответила она, быстро приводя себя в порядок и стараясь не обращать внимания на учащенный пульс и волну удовольствия от его комплимента. — Ты убил мое доверие, и если ты думал, что я не любила тебя, то ошибался. Ты говорил с моим отцом, но не поговорил со мной.
— Это был не просто разговор.
— А что еще? Что еще мог отец сделать такого, чтобы заставить тебя сбежать почти из-под венца?

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Если бы он угрожал тебе физической расправой, это только увеличило бы твою решимость, — сказала Кэтрин.
— Ты права, и я уверен, что он знал об этом.
— Так что же это было? — спросила она, не в состоянии вообразить, что ее отец мог предпринять, чтобы поколебать Кейда, который был крепким орешком.
— Он снова и снова предлагал мне заплатить, чтобы я убрался.
— Почему ты не сказал мне?
— Я не видел причины еще больше ухудшать твои отношения с отцом.
— Я не верю тебе. — Кэтрин направилась к выходу, чтобы прекратить разговор.
— Первый раз он предложил мне двести пятьдесят тысяч долларов.
Она остановилась спиной к нему, желая заткнуть себе уши и бежать вон из комнаты, чтобы не слышать того, что считала ложью. Но не могла пошевелиться.
— Затем он предложил четыреста тысяч. Он очень хотел, чтобы я порвал с тобой. Одним из условий сделки было, разумеется, то, что ты никогда об этом не узнаешь. Сейчас я нарушаю это условие.
Она повернулась к нему.
— Ты взял деньги? — спросила она, будучи едва в состоянии произнести эти слова, потому что это означало, что Кейд говорил правду. Ей было трудно поверить, что отец мог поступить с ней так.
— Дело не в деньгах, — ответил Кейд с горечью. — Я отказался, но тогда он сделал мне предложение, от которого я отказаться не мог.
— Какое же? — спросила она, чувствуя, что к' боли старых обид добавляется новая.
— Твой отец придумал, как добраться до меня. Я был тогда очень неопытен, Кэтрин.
— Так что же это было? — спросила она, озадаченная.
— Твой отец увеличил сумму, но не этим он взял меня. Он предложил спасти моего брата.
— Как? — спросила она.
— Мой старший брат, Люк, сидел в тюрьме, его ждал суд за разбойное нападение, поскольку он подрался с ночным сторожем, когда с двумя другими ребятами пытался проникнуть в магазин, чтоб украсть несколько мотоциклов. У Люка уже были однажды нелады с законом, так что на этот раз ему угрожало заключение. С помощью своих связей мистер Рэнсом добился, чтобы все обвинения против моего брата были отозваны.
— Нет! — закричала Кэтрин. — Отец не мог этого сделать. Он был в ярости, когда ты исчез.
— Проклятое притворство, Кэтрин. А что, по-твоему, он должен был рассказать тебе обо всем? Вдобавок к этому, чтобы мы могли уехать, твой отец решил выплатить мне полмиллиона долларов. Я не мог обречь тебя на брак, который разрушил бы все твое будущее, и в то же время смотреть, как мой брат идет в тюрьму, когда я мог вытащить его. В довершение ко всему меня мучили сомнения, любишь ли ты меня в самом деле или просто решила позлить отца. Как долго все это могло продлиться?
Он быстро прошел через комнату и крепко взял ее за руки.
— Сложи все это вместе и скажи, как бы ты поступила? — требовательно спросил он. — И все же я не мог вынести разлуки и мысли о том, какую боль причинил тебе. Я звонил тебе, ты не отвечала на мои звонки. И на письма тоже.
— Я просто не верю, что отец мог так поступить со мной, — сказала Кэтрин, глядя на Кейда и пытаясь понять, что же происходило на самом деле.
— Я даже не знаю, скажет ли он тебе правду, если ты прямо спросишь его. Сомневаюсь.
— Я спрошу.
— Если он будет отрицать, это ложь. Зачем бы я стал сочинять такое теперь?
Она подумала о том же самом.
— Я хочу вернуться в Форт-Ворт.
Кейд кивнул.
— Хорошо, но прежде, чем ты уедешь, я покажу тебе комнаты, которые приготовил под студию и офис. И ты скажешь, что еще тебе понадобится.
— Отложим на другой раз. Я хочу вернуться и поговорить с отцом.
— Если ты собираешься увидеться с ним, Кэтрин, мне бы хотелось присутствовать при этом, — сказал Кейд, когда они спускались по широкой лестнице.
— Зачем?
— Я хочу услышать, что он скажет. К тому же я нарушил обещание и обязан вернуть ему деньги. Ни одного чертова цента из этих денег мне не надо.
— Если он отвергнет все твои обвинения, Кейд, я поверю ему. — На самом деле Кэтрин знала, что ее отец был горазд на самые разные уловки, когда собирался поступить по-своему. Вот только она никогда не думала, что он способен причинить боль кому-либо из своих детей.
Озабоченная, она молчала до тех пор, пока они не спустились в холл первого этажа.
— Мать бросила нас, когда мы были маленькие. Влюбилась в кого-то...
— Возможно, тебе стоит разузнать об этом побольше, — серьезно ответил Кейд.
— Нет. Я уверена, отец сказал нам правду. Он растил нас один и иногда бывал резок, вмешивался в наши жизни, когда мы стали старше. Единственный, кто редко с ним ссорился, был мой брат Джефф.
— Он умер во время восхождения на гору? Я читал о нем.
— Да. Отец позволял ему делать все, что он захочет. Мэтт гораздо больше похож на отца, но у них бывали ужасные ссоры, однако отец никогда не причинял нам боли, кроме... — У нее дрогнул голос. — Я просто не могу в это поверить, — закончила она, скорей для самой себя, чем для Кейда.
— Кроме чего? — переспросил Кейд.
— Он пытался откупиться от Оливии, когда она собралась замуж за Мэтта, — ответила Кэтрин, уязвленная тем, что история Кейда стала более правдоподобной. — Я должна добиться правды.
— Кэтрин, неужели ты не понимаешь, отец думал, что спасает тебя. Он говорил мне о том, что я разрушу твою жизнь, твои надежды на будущее. Он старался защитить тебя.
— Это был мой выбор, а я хотела выйти за тебя.
— Это не объясняет, почему ты даже не отвечала на мои звонки.
— Я была так зла на тебя. Я не хотела больше с тобой разговаривать.
— Ты должна была догадаться, что я хочу все объяснить.
— После того, как ты ушел от меня, мне было наплевать. Даже если бы ты рассказал мне все и каждое слово было правдой — я бы все равно не захотела, чтоб мы были вместе. Есть вещи, которые ранят слишком глубоко, Кейд. Но теперь я хочу услышать признание отца.
— Тогда мы возвращаемся, — решительно объявил Кейд.
Она потерла лоб.
— Как же мы сможем работать вместе?
— Без труда. Все у нас получится. Может быть, я полечу обратно в Калифорнию и буду вести дела оттуда, так что в твоем распоряжении будет весь дом.
Когда они сели в машину, Кейд достал из кармана мобильный телефон.
— Я позвоню пилоту насчет погоды. Он предупреждал, что в полдень возможно ухудшение.
Кэтрин молчала, ее мысли вернулись к отцу, а Кейд тем временем обсуждал по телефону погоду. Закончив, он повернулся к ней.
— Сильный ветер. Сейчас не лучшее время для вылета. У нас сегодня не было ланча, так что я приглашаю тебя перекусить, а потом посмотрим, сможем ли мы отправиться. Что скажешь?
— Хорошо, — ответила Кэтрин.
Кейд привез ее к маленькому итальянскому ресторану, и в тот момент, когда они подъезжали, легкий дождь превратился в ливень. Кейд поднял верх машины.
— Подождем минуту, — сказал он, выключая мотор. — Сейчас немного поутихнет, тогда я провожу тебя к дверям.
Они немного помолчали.
— Так чего ты хочешь от жизни? — неожиданно спросил он.
— Успеха, — ответила она быстро.
— И как же ты определяешь успех для себя?
— Я хочу открыть дополнительные офисы еще в пяти городах. На гонорар за твои росписи я смогу это финансировать. Я хочу сделать лучшее из того, на что способна, и получить еще больше заказов. Честно сказать, я хочу зарабатывать больше, чем Мэтт или Ник. Или по крайней мере так же.
— А ты знаешь, сколько получают они? — спросил Кейд с любопытством.
— Нет, не знаю. Но я пойму, когда они начнут воспринимать меня всерьез.
— Я думаю, твой десятимиллионный гонорар заставит их обоих отнестись к тебе всерьез. И твоего отца тоже.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.