Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46452
Книг: 115200
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Незаконченная фреска» » стр. 5

    
размер шрифта:AAA

— Возьми побольше вещей. Шесть росписей не сделать быстро.
Она кивнула.
— Доброй ночи, — сказала Кэтрин. Она быстро закрыла за собой дверь, так и не оглянувшись.
Глубоко вздохнув, она направилась в свою комнату. События этого дня проходили перед ее внутренним взором, но самым главным впечатлением оставалось то, как Кейд держал ее в объятиях, целовал и ласкал.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Кейд быстро прошел через холл в столовую и там замедлил шаг. Чуть больше недели прошло с того дня, когда Кэтрин переехала в его хьюстонский дом. Ему почти сразу пришлось вылететь в Калифорнию. Всего на неделю — но казалось, что он разлучился с ней на целый месяц.
Остановившись в дверях, он заглянул внутрь. У стены стоял помост. Мебель была сдвинута в дальний угол комнаты и прикрыта материей ради предосторожности, чтобы на нее не попала краска. Такая же материя была расстелена на полу. Кэтрин стояла на платформе и расписывала стену.
При взгляде на нее у него участился пульс. На ней были футболка и шорты, а волосы были заплетены в толстую косу, свободно падавшую на спину. Кейд любовался ее длинными стройными ногами, перемещая взгляд выше к округлым бедрам, мысленно снимая с нее шорты.
С бьющимся сердцем он прислонился плечом к косяку и продолжал смотреть на Кэтрин. Она всегда пробуждала в нем желание и теперь даже больше, чем прежде.
Но даже если не брать в расчет прошлого, между ними оставалось препятствие, созданное ее амбициями и жаждой успеха. Кейд не хотел влюбиться в женщину, которая всю душу и сердце вкладывает в карьеру. Не это нужно было ему в его жизни. Но он мечтал залучить Кэтрин к себе в постель. Он так и не встретил ни одной женщины, которую бы хотел так же сильно, как ее. И никого, кто мог так целовать и так любить, как Кэйти. Она была красивой, чувственной... и не подпускала его к себе.
Кейд стал думать о предстоящем вечере. Ему было что сказать ей.
Она оглянулась, заметила его.
— Я не слышала, как ты вошел.
— Я не хотел напугать тебя.
— Ты и не напугал.
— Я наслаждаюсь видом. — Остановившись рядом с ней, Кейд уперся руками в бока и посмотрел на рисунок.
— Ты давно здесь? — спросила она.
— Не особенно. Это очень хорошо. Просто превосходно, — протянул он, подходя ближе к помосту. Его взгляд снова прошелся по ее ногам. — Само совершенство, — добавил он.
— Ты сейчас говоришь не о моей работе.
— Да, не о работе, — сказал Кейд. — Я стою здесь и млею от этого вида. Спускайся сюда.
— Лучше не стоит, — заметила она непринужденно. — Если я спущусь, работе на сегодня конец. А я собираюсь еще кое-что закончить.
— Давай закончим вместе, — ответил он, и она улыбнулась.
— Опять соблазн?
— Если бы я не боялся, что вдвоем мы свалимся с помоста, я бы залез наверх, чтоб поцеловать тебя.
— Оставайся лучше там, где стоишь. — сказала Кэтрин. — Поцелуи не входят в наше соглашение, и я тебе вынуждена постоянно об этом напоминать.
Кейд усмехнулся.
— Спускайся и напомни еще раз.
— Не в этой жизни, — отрезала она.
— Может быть, перерыв?
Кэтрин бросила взгляд на часы.
— Поверить не могу, что уже полшестого.
— Я завтра снова отправляюсь в Калифорнию. И буду отсутствовать до следующей недели. Обойдешься без меня? — спросил он.
Кэтрин улыбнулась.
— Попробую, Кейд. Когда тебя нет, я многое успеваю сделать.
— Стало быть, меня гонят.
Он повернулся, поднял свой пиджак и галстук и отправился к себе.
Позже Кейд разжег гриль, чтобы приготовить шашлык из креветок. Они подрумянивались над огнем, когда он услышал ее шаги. Сердце его учащенно забилось.
Кэтрин расчесала волосы, перехватив их сзади голубой лентой, на ней были хлопковая голубая блузка, синяя юбка и сандалии. Она была очень красива.
Кейд пересек патио и положил руки ей на плечи. Когда она взглянула на него своими большими голубыми глазами, ему захотелось обнять ее и поцеловать. Но вместо этого он тихо сказал:
— Ты также великолепна, как обычно. И чудесно пахнешь.
— Спасибо. Ты тоже выглядишь неплохо, — ответила она беззаботно.
— Я уже готов накрыть на стол.
— А где же Крейтон?
— Его нет. Я сегодня всем устроил выходной. Так что дом принадлежит нам одним.
— Я не знаю, хорошо это или плохо, — твоя стряпня. А вот пустой дом — это искушение.
Он улыбнулся.
— Стало быть, ты признаешь, что я — искушение для тебя?
— Ответ тебе известен. Ты всегда был моим искушением, с тех пор как однажды остановил мой пикап. Но, боюсь, ужин сейчас подгорит, так что лучше присмотри за ним...
Они поели, и только тогда он встал и вышел из-за стола, чтобы пересесть на другой стул, поближе к ней.
— Мне нужно сказать тебе кое-что, — произнес Кейд, стараясь преподнести новость настолько мягко, насколько это возможно, и задавая себе вопрос, правильно ли он поступает. Но пути назад уже не было.
Кэтрин нахмурилась.
— У меня плохое предчувствие. Ты сейчас сообщишь что-то, чего мне вовсе не хотелось бы услышать. Скажи, с отцом и братьями все в порядке или нет?
— Конечно, в порядке. Прости, я не хотел тебя напугать. — Кейд слегка сжимал ее плечо. Ему хотелось опустить руку ниже, погладить ее мягкую и полную грудь. Но он попытался сосредоточиться на разговоре. — Ты говорила, что мать бросила вас.
Кэтрин коротко вздохнула, и под блузкой явственно обрисовалась ее грудь. Ему было трудно не смотреть туда.
— Не уверена, что я хочу знать об этом.
— Тебе выбирать.
- Рассказывай же, — решилась она наконец.
— Ты знаешь, что у нее был роман с другим мужчиной?
— Да. Нам всегда говорили, что она не хочет нас видеть.
Кейд подвинулся ближе и коленом слегка прикоснулся к ее колену.
— Твой отец узнал о ее романе и пришел в такую ярость, что велел ей немедленно собрать вещи и убираться из его дома.
— Нет! Он заявил, что она сама отказалась иметь какое-либо дело с ним или с нами.
— С ним — вполне возможно, но не с детьми.
— Нет, нет! — кричала Кэтрин. Она закрыла лицо руками. — Все эти годы — наша мама... — Она подняла голову. — Она вышла замуж за того человека?
— Нет. Эта история быстро закончилась. Твой отец угрожал ей и запретил видеться с кем-нибудь из вас. Она поверила и испугалась... Но она в Хьюстоне.
— В Хьюстоне! — воскликнула Кэтрин. — Так все это время она была рядом?
— Да. — Кейд умолчал о том, что ее мать иногда приезжала посмотреть на детей — издали.
— Кейд, я совсем не знаю своего отца, — сказала пораженная Кэтрин. — Как он мог так обойтись с родными детьми?
— У нее был роман, а твой отец не из тех, кто прощает. Он жесткий человек. Волевой. Ты же знаешь, как он злится, если ему не удается сделать все по-своему.
— Навсегда разлучить нас с мамой!.. Все эти годы отец обманывал нас... Кейд, ты виделся с моей
матерью?
— Да. Если хочешь, можешь с ней встретиться.
— Да, я хочу, думаю, и Ник с Мэттом захотят тоже. Особенно, когда узнают правду. Но почему ты вообще начал искать ее?
— Я нанял частного сыщика, чтоб он разведал все о тебе и твоей семье. И когда всплыла история с твоей матерью, я приказал ему выяснить и это тоже, потому что всегда стоит знать столько, сколько возможно. Я был достаточно любопытен, чтобы самому отправиться на встречу с ней, и у нас получился длинный и содержательный разговор.
— Как она? — спросила Кэтрин.
— Она красивая женщина. Вернулась к учебе, получила степень по юриспруденции и тоже рисует. Она была дружелюбна со мной.
— Была ли хоть одна женщина недружелюбна с тобой? — сказала Кэтрин, и он улыбнулся. — Давно ты знаешь все это?
— Я узнал это за несколько месяцев до того, как приехал в Хьюстон для покупки дома.
— О чем еще ты молчишь?
— Больше никаких семейных тайн. Единственная вещь, о которой я тебе не говорю, это то, как сильно мне хочется залучить тебя к себе в постель, — сказал он бархатным голосом. Ее большие голубые глаза распахнулись, а он не мог отвести взгляда от ее полных чувственных губ, созданных для поцелуев. Кейд поднял Кэтрин и посадил к себе на колени.
Она отбивалась, но он только крепче обхватил ее за талию и целовал ей шею чуть ниже уха.
— Тише. Меня не было здесь с прошлой недели. Все это время я думал только о тебе.
— Кейд, ты пользуешься ситуацией. Перестань.
Он хотел ее и знал, как прекратить протесты. Он слегка приподнялся, крепче прижал ее к себе и поцеловал. В тот момент, когда его губы коснулись ее губ, он возбудился.
Еще секунду она сопротивлялась, толкая его в грудь и пытаясь высвободиться, но потом ее рука обвилась вокруг его шеи и она прижалась к его груди. Поцелуй продолжился.
Его пульс бешено частил, его обуревала жажда, которую нельзя было утолить иначе, как занимаясь любовью с Кэтрин в течение нескольких часов. Она была готова, тая в его объятиях, тихо постанывая и возвращая ему поцелуи со страстью, от которой кровь закипала.
Он целовал Кэтрин так, словно поцелуями хотел стереть ее проклятую жажду успеха. Его пальцы ласкали ей горло, осторожно и нежно, а потом двинулись вниз, к груди. Он быстро расстегнул три пуговицы, и уже через секунду его рука оказалась у нее под блузкой, расстегивая кружевной бюстгальтер. Теплая и мягкая, ее грудь была бесподобна.
Ему стало больно от желания. Он наклонился, чтобы погладить ее ноги, а потом его рука поднялась вверх. У нее была гладкая кожа, и вся она словно состояла из изгибов, мягкости и огня.
Он взял в ладони ее лицо.
— Я хочу тебя, — сказал он хрипло, а сердце его сильно билось, когда он смотрел в ее голубые глаза, взгляд которых туманился от страсти. Ее алые губы пылали от поцелуев, а волосы рассыпались по плечам. Лента куда-то пропала. — Я хочу тебя, Кэтрин. И ты будешь моей. Я хочу любить тебя часами.
— Нет! Кейд, мы не станем снова усложнять себе жизнь! — начала она протестовать, но у нее не хватало сил, а в ее глазах горело желание, противоречившее ее словам.
— Ты хочешь любить. Ты целуешь так, словно каждый раз — последний, — прошептал он, целуя ее в горло и касаясь ее кожи языком. Его снедало нетерпение, ему хотелось сорвать с нее одежду и покрыть поцелуями все ее тело. Никогда никого не желал он так сильно, как Кэтрин. Он так и не смог ее забыть, и сейчас, когда они снова были рядом, казалось, что прошедших лет не существовало вовсе.
— Я бы отдал все свои миллионы, чтобы снова стать нищим парнем на мотоцикле и чтобы ты любила меня и позволила мне любить тебя.
— Вернуться нельзя.
— Мы и не должны возвращаться, когда речь идет о любви, — прошептал он, снова целуя ее и прекращая разговор. И она таяла от его поцелуев, не в силах сопротивляться. Ее рука опустилась ниже и стала ласкать его, и он издал стон наслаждения.
— Я буду целовать и любить тебя до тех пор, пока ты не забудешь о своем бизнесе, которому предана больше, чем всему остальному. Я могу заставить тебя забыть об этом, — сказал он и снова начал целовать ее, не дав ей возможности возразить. Кейд развернул Кэтрин, широко расставив ноги, чтобы ему было удобнее проникнуть в ее трусики и нежно ласкать пальцем, не прерывая поцелуя.
Она застонала, поерзала и подалась ему навстречу, еще сильнее заводя его. Он до боли желал ее, но знал, что она еще не готова уступить.
Он снова застонал, почувствовав, как ее руки теребят его пояс. На ней была длинная юбка, и он закатал ее, чтоб она не мешала, и одним движением снял блузку и бюстгальтер, не отрываясь от губ Кэтрин.
Он держал в руках ее груди, наслаждаясь их нежной округлостью, ощущая, как они мягко заполняют его ладонь. Затем одна его рука опустилась ниже и, скользнув вдоль ее стройной талии, вновь добралась до местечка под трусиками. А другая тем временем снова вернулась к соску.
Он доставлял ей удовольствие, и ее реакция заводила его. Он был готов взорваться от желания.
— Я хочу, взять тебя, дорогая, — прошептал Кейд.
Он приподнялся и положил Кэтрин на шезлонг, который оказался под рукой. Ее колени лежали у него на плечах, а он смотрел на нее, мечтая довести до безумия.
— Нет! — решительно сказала она, отталкивая его, извиваясь и освобождаясь, чтобы встать. Она расправила юбку, но то, что он успел увидеть, обожгло его как огнем. Каждый сантиметр ее тела был великолепен. Кейд переводил дыхание и слышал, что и она тяжело дышит, оглядываясь в поисках блузки. Наконец она увидела ее и тут же надела. — Кейд, мы не будем этого делать.
Ему было интересно, представляет ли она себе хоть немного, как сильно он ее хочет и как она хороша в эту минуту — растрепанная, с рассыпавшимися по плечам шелковыми светлыми волосами. Губы у нее ярко алели после поцелуев.
— Мы не будем любовниками! Это не входит в соглашение, — заявила она.
— Я хочу тебя. И это не входит ни в какое соглашение. Просто мужчина говорит женщине, что она желанна.
— У нас нет будущего, — сказала Кэтрин, застегивая последнюю пуговицу и заправляя блузку в юбку. — Никакого. Ты хочешь семью. Я хочу карьеру. Вот и весь разговор. — Она вздернула подбородок. — Конец любовным играм. Это должно быть достаточно ясно.
Обойдя шезлонг, он направился к ней. Ее глаза расширились, и она попятилась. Отступая, она наткнулась на кирпичную стену, окаймлявшую одну сторону патио. Он уперся в стену руками по обе стороны от нее.
— Отойди с дороги, — слабо запротестовала Кэтрин. Слова прозвучали так, словно они имели совсем другой смысл.
— Какая жалость, Кэтрин, что ты считаешь, будто работа важней, чем дом и семья. И все же это не значит, что мы не можем заняться любовью. Ты хочешь этого. И я этого хочу.
Что-то промелькнуло в глубине ее глаз, хотя она и покачала головой.
— Нет. Мне не интересны случайные связи, у которых нет продолжения. Это невозможно.
— Сядь. Я принесу холодные напитки, и посмотрим, способны ли мы успокоиться и просто пообщаться. Перестань, Кэтрин. Обычный разговор, не более того.
— Только не с тобой, — сказала она тихо, и он коротко вздохнул.
— Что ты будешь пить? Газированную воду?
— Я хочу рассказать братьям о матери. Кейд, ты с ней знаком. Можешь позвонить ей и предупредить, что я хотела бы встретиться?
— Конечно. Ты увидишь, с ней легко разговаривать, — сказал он и достал свой мобильный телефон.
Когда Лаура Рэнсом ответила, Кейд заговорил мягко и через минуту повернулся к Кэтрин.
— Она спрашивает, почему бы тебе не приехать прямо сегодня.
— Сейчас? — глаза Кэтрин распахнулись.
— Ну, конечно. Я тебя довезу, но заходить не буду. Вы сможете поговорить с глазу на глаз.
Кэтрин кивнула. Кейд сообщил все Лауре и отключил мобильник.
— Я сказал, что мы выезжаем.
— Мне нужно переодеться и причесаться, — бросила она, выбегая.
Он смотрел ей вслед, зная, что, хотя все трое молодых Рэнсомов будут, скорей всего, рады найти свою мать, старый Дюк Рэнсом станет с этого дня его заклятым врагом. Но Кейда это не тревожило.
Кэтрин появилась через несколько минут.
Он оглядел ее простое черное платье, обтягивающее бедра и доходящее до колен. Волосы были зачесаны на одну сторону и заколоты. Ему становилось трудно дышать, когда он смотрел на нее.
— Вы прекрасны, мисс Рэнсом, — сказал он, и она улыбнулась.
— Спасибо, Кейд, — ответила Кэтрин, опершись на его руку. — Я очень волнуюсь, — призналась она. Он чувствовал, как она нуждается в нем, и это было непривычно. Он обнял ее за плечи и слегка сжал их.
— Все будет хорошо, она понравится тебе, Кэтрин, а потом вы все расскажете братьям.
Они подъехали к дому из красного кирпича, окруженному высокими пиниями.
— Я могу подождать в машине.
— Не нужно, — сказала Кэтрин. — Ты же с ней знаком. Пойдем со мной. Пожалуйста, Кейд.
— Вот два слова, которые я никак не ожидал услышать, — заявил он сухо, выходя из машины.
Открылась парадная дверь. Навстречу им вышла высокая черноволосая женщина с огромными голубыми глазами. Кейд теперь знал, на кого похожа Кэтрин.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Кэтрин с трудом удалось перевести дыхание, когда она заглянула в голубые глаза, так похожие на ее собственные. Кейд слегка сжал ее руку.
— Миссис Рэнсом, вот ваша дочь Кэтрин.
Лаура Рэнсом протянула руку, и Кэтрин крепко ее пожала. Потом они обнялись.
— Я столько раз думала о тебе и представляла себе эту минуту, — сказала Кэтрин.
— Это так замечательно, — откликнулась Лаура, выпуская ее из объятий. — Заходите. Зачем стоять снаружи?
— Кэтрин, если вы...
— Идем, Кейд. Если бы не ты, мы бы не встретились, — Кэтрин вытерла слезы и, найдя его руку, тихонько ее сжала. Они вошел вслед за ней и закрыл дверь.
— Давайте пройдем в гостиную. Там я провожу почти все свое время, — сказала Лаура.
Кэтрин осматривала уютный дом, обставленный изящной мебелью. На стенах висели картины. Полированный паркет блестел, повсюду стояли цветущие растения в горшках и вазах. Они вошли в комнату, где был камин с кирпичной облицовкой, диваны и кресла с яркой обивкой, а в углу — фортепьяно и книжный шкаф. Книжные полки были уставлены фотографиями младенцев, перемежавшимися с более поздними снимками, и Кэтрин узнала на них саму себя и своих братьев. Она взяла в руки одну фотографию, с удивлением поглядев на мать.
— Это же снимок с моего выпускного!
— Надеюсь, ты не обидишься, что я сфотографировала тебя, не спросив разрешения, — сказала Лаура.
Кэтрин поняла, что мать незримо присутствовала в ее жизни все эти годы.
— Как жаль, что я не знала!
— Прошлого не изменишь. Садись и расскажи мне о себе.
— Наверно, Кейд уже многое рассказал. — Кэтрин села на диван рядом с матерью и начала говорить о своей жизни. Время от времени она поглядывала на Кейда, который молча сидел рядом с ней на боковой части дивана, положив ногу на ногу.
У Лауры Рэнсом была гладкая кожа и большие светящиеся голубые глаза, обрамленные густыми ресницами. В черных волосах лишь кое-где поблескивали седые пряди, а улыбка открывала ровные белые зубы, и на щеке показывалась ямочка.
Кэтрин склонила голову набок.
— Как мне называть тебя?
— Как тебе нравится. Обычно говорят «мама», Кэтрин. Или «мать». «Ма» — тоже хорошо. Если тебе удобнее называть меня Лаурой, я пойму.
Кэтрин засмеялась.
— Мама. Поверить не могу, мама. Моя мать, мама! — Они посмотрели друг на друга и обнялись.
Разговор длился довольно долго, и Лаура приготовила всем по чашке горячего шоколада. Они уселись вокруг кухонного стола, отпивая маленькими глотками ароматный напиток, а Кэтрин продолжала рассказывать о себе и своих братьях, доставая из сумочки фотографии.
Была уже почти полночь, когда Кейд взял Кэтрин за руку.
— Уже поздно, Кэтрин. Нам пора идти. Вы еще увидитесь совсем скоро.
— Я и не заметила, как пролетело время! — воскликнула Кэтрин, вставая. — Прошу прощения.
— Я была счастлива каждую минуту, и в любом случае я поздно ложусь спать, — ответила Лаура, поднимаясь, чтобы проводить гостей до дверей.
— Мы соберемся все вместе. Я позвоню Мэтту и Нику завтра, и, наверно, они перезвонят тебе.
Они попрощались, и Кейд, обняв Кэтрин, проводил ее к машине.
Лаура стояла на крыльце и махала им, пока они отъезжали. Когда они обогнули угол и потеряли ее из виду, Кэтрин крепко обняла Кейда.
— Эй! — воскликнул он, съезжая на обочину и останавливаясь: — Так ты устроишь нам аварию.
— Спасибо тебе, Кейд. Спасибо, что ты нашел ее и рассказал мне и что ты проводил меня к ней. Спасибо, спасибо!
— Кэтрин, можешь отложить благодарность до дома?
Она рассмеялась и чмокнула его в щеку, а он, обняв за талию, подтянул ее к себе на колени, втиснув между собой и рулем, и тут же крепко поцеловал. Кэтрин оказалась лишенной возможности пошевелиться, и желание вспыхнуло в ней от его поцелуев. Но тут же она отодвинулась.
— Мы на дороге, в общественном месте! — воскликнула Кэтрин, возвращаясь на свое сиденье.
— Ты первая начала, — откликнулся он тяжело дыша и пристально на нее глядя.
— Я просто хотела поблагодарить тебя.
— У меня есть шанс получить эту благодарность дома?
— Ни единого, - ответила она лукаво. - Ну, может быть, небольшое «спасибо», но не то, на что ты рассчитываешь.
— Почему меня это не удивляет?
Она рассмеялась, но потом помрачнела.
— В лице моего отца ты приобрел вечного врага. Он не тот человек, кому можно переходить дорогу, Кейд.
— Он не в силах причинить мне вред, так что меня это не волнует.
— Кейд, она красивая. Как отец мог так поступить?
— Просто рассерженный человек, ослепленный своим эгоизмом.
— По крайней мере теперь я знаю, что случилось. И моя мать нашлась. Я звоню Нику прямо сейчас.
— Время позднее.
— Ничего, он не обидится.
Разговор с Ником и его женой Джулией получился долгим.
— А Мэтту я позвоню утром. Ник сказал, что ты сделал то, что ему самому следовало бы сделать уже давно. Он должен был бы догадаться, что все неправда.
— Ну вот, теперь ты знаешь, - откликнулся Кейд, въезжая на стоянку. Как только они оказались в доме, он запер дверь и повернулся к ней. — Ну, Кэтрин, иди ко мне и поблагодари меня.
— Спасибо, — сказала она, глядя в его карие глаза и улыбаясь ему. — Ты был великолепен!
Он крепко обнял ее за талию.
— Я хочу сделать тебя счастливой и услышать твою благодарность по другому поводу.
— Я не могу, — ответила она серьезно. — Нa это есть много причин. Подумай сам, ты хочешь, чтоб мы спали вместе, не давая друг другу никаких обещаний, и в то же время хочешь иметь семью. Я уже замужем за своей работой. У меня нет времени на детей. Нет времени на мужа.
— Я хочу тебя, и ты будешь моей, Кэтрин.
— Я не могу дать тебе то, что ты хочешь, Кейд. Ты думаешь о сексе, и тебе этого достаточно, но мне мало. Для меня все гораздо сложнее, и я не могу это упростить. Поэтому мне не подходят твои условия. Но я безмерно благодарна тебе за сегодняшний вечер.
— Сейчас ты слишком возбуждена, чтобы спать, а ночь теплая. Давай поплаваем в бассейне и выпьем по бокалу вина.
— Это звучит как план соблазнения.
— Давай, Кэтрин.
— Как насчет того, чтоб отменить плавание, выпить по бокалу и просто поговорить?
— Принято. Все что угодно, лишь бы с тобой, — сказал Кейд. Он открыл бутылку красного вина и разлил его по бокалам, достал сыр и коробку крекеров.
Потом сел рядом с ней и стал играть с ее волосами.
— Я рад за тебя. Я думаю, что Лаура очень милая. Но беспокоился и спорил сам с собой, рассказывать ли тебе.
— А я рада, что ты был там со мной.
Уголок его рта приподнялся.
— Почему? Я же ничего не делал.
Она пожала плечами, глядя в его глаза, чувствуя, как его рука перебирает с ее локоны и по коже головы пробегают приятные мурашки. Он был так близко, сидя рядом с ней, его бедро прикасалось к ее бедру.
— Сначала я нервничала, и твое присутствие помогло мне.
— Я удивлен, но польщен. — Он протянул ей бокал с вином и приподнял свой для тоста. — За твою встречу с матерью.
— Да, Кейд, давай выпьем за это. — Кэтрин чокнулась с ним, продолжая смотреть на него поверх бокала, который поднесла к губам.
Он также смотрел на нее, его темные глаза отражали желание, от которого сердце учащенно билось. Она была радостно возбуждена, счастлива, и от его настойчивого взгляда у нее кружилась голова. Поставив свой бокал на стол, Кейд приподнял ее, чтобы посадить к себе на колени.
— Я думала, мы собирались просто посидеть и поговорить, — произнесла она, задыхаясь, обещая себе, что после нескольких поцелуев остановит его.
— Ты хочешь поцеловать меня, — сказал он чуть слышно, осыпая поцелуями ее шею. — Я вижу по твоим глазам, — шепнул он, поцеловав ей ухо и отстраняясь, чтобы видеть ее.
Когда она прильнула к нему, чтобы вернуть ему поцелуй, водоворот страстей захватил се. С того момента, когда на аукционе Кэтрин впервые взглянула ему в глаза, ей все время хотелось заняться с ним любовью, но она упрямо боролась с этим желанием. Однако оно не проходило, и каждая новая встреча с Кейдом подливала масла в огонь. Она была в его объятьях, целовала его и хотела его. Она спорила сама с собой, пыталась побороть влечение, но наконец сдалась и уступила зову сердца.
Кэтрин запустила пальцы ему в волосы, прижималась к нему бедрами и целовала его, изливая в поцелуе весь свой жар и накопившееся желание. Кейд расстегнул ей блузку и снял ее. Кружевной бюстгальтер отправился вслед за блузкой, а потом он расстегнул на ней юбку и поднял ее выше бедер.
Его руки ласкали Кэтрин, и из его горла вырвался стон, но она едва ли слышала что-то.
— Я хочу тебя! — выкрикнула она, обхватывая руками его могучие плечи, восхищаясь его рельефными мускулами.
— Ты обжигаешь меня, Кэйти, — прошептал он, и, услышав, как он называет ее Кэйти, она ощутила внутреннюю дрожь. Время исчезло, и вместе с ним исчезли все печальные воспоминания и прошлые обиды. Она была снова в объятиях Кейда, она снова любила его.
— Ты так великолепна, что я умираю, — шептал он, его руки скользнули ей на талию, а он смотрел на нее таким горячим взглядом, который мог бы сжечь ее дотла. Наклонившись, Кейд обхватил губами сосок и нежно обвел языком его маленький бутон.
— Кейд, — прошептала она в экстазе.
Медленно он начал ласкать ее бедра. Она потянулась к нему, но он отстранился, удерживая ее на некотором расстоянии, чтобы смотреть на нее.
— Я хочу, чтобы желание сводило тебя с ума, — проговорил Кейд тихо.
Он неторопливо забавлялся с ней, а она изнемогала от желания дотронуться до него и извивалась, пытаясь дотянуться.
— Иди же сюда! - воскликнула она.
Он подхватил ее на руки и понес в спальню. Там опустил ее на пол перед огромным зеркалом, поставив на ноги так, что она стояла лицом к своему отражению. Обняв загорелой рукой ее талию, он прижал Кэтрин к своему упругому обнаженному телу.
— Посмотри на нас. Посмотри, как ты возбуждаешь меня, — шептал он, целуя ее ушко и одновременно лаская ее груди.
— Кейд! — позвала она, откидывая голову назад, желая повернуться, чтоб поцеловать его, но он удержал ее. — Кейд! — воскликнула она снова, изнемогая от обжигающих ощущений внизу живота.
— Открой глаза, Кэйти, любовь моя.
Любовь. От этого слова ее пронизала дрожь.
— Смотри, — приказал он снова, — открой глаза и смотри, что мы делаем друг с другом.
Ее глаза широко распахнулись. Она увидела себя и его широкие плечи, темнеющие у нее за спиной, его длинные ноги покрывали короткие черные волоски. Она едва осознавала, что видит, поглощенная своими ощущениями, пытаясь утолить свою жажду неистовыми колебаниями бедер.
— Ты ужасный развратник, Кейд, — прошептала она.
— Я буду еще развратней, до тех пор пока ты не станешь моей целиком и полностью. Я хочу свести тебя с ума своей любовью.
— Ты уже свел меня с ума, — прошептала она, закрывая глаза и прижимаясь к нему. Страсть усиливалась. Она до боли хотела его, ее руки блуждали по его бедрам, она старалась дотянуться до Кейда, продолжая извиваться и льнуть к нему. — Кейд!
— Я хочу снова звать тебя Кэйти. Я хочу соблазнить тебя, обладать тобой всеми возможными способами, — шептал он, сжимая ее сосок, увеличивая томление. — Я мечтал о тебе.
Желание превратилось в бушующее пламя, гудящее в ее жилах.
С криком Кэтрин отпрянула от него и повернулась, чтобы прижаться к его напружиненному копью, и, обхватив его за шею, притянула к себе для нового поцелуя.
Его руки блуждали по ее ягодицам, он обхватил ее бедра и прижимал к себе, одновременно возвращая поцелуй. Их языки переплелись, стараясь проникнуть как можно глубже.
Она опустилась перед ним на колени. Ее язык плясал, кружил вокруг его напряженного орудия, и он стонал, и спутывал ее волосы, и наконец доверился ее губам.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.