Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47359
Книг: 118140
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Жрица очищающего огня»

    
размер шрифта:AAA

Рэки Кавахара
Ускоренный мир 6
Жрица очищающего огня




Пролог

Brain Burst — сетевой файтинг с полным погружением.
В отличие от аналогичных игр, которые можно купить в магазине, здесь бои проходят не на виртуальных аренах интернет-серверов.
Игроки, «бёрст линкеры», появляются в том же самом месте, где находятся их реальные тела. Поэтому если оба игрока находятся на разных условных территориях, то они не смогут сразиться. Эти территории в Брейн Бёрст называются «зонами».
Площадь каждой зоны варьируется, но большинство из 23 районов Токио разделено на 2–4 зоны. Например, район Сугинами поделён на три зоны: «Сугинами-1», «Сугинами-2» и «Сугинами-3» соответственно. В каждой зоне есть свой список противников, в котором отображаются бёрст линкеры, находящиеся на той же территории. Любого из этого списка можно вызвать на дуэль. Также можно подождать, пока кто-нибудь другой не бросит тебе вызов.
Токио разделён примерно на 60 зон.
Всего бёрст линкеров около тысячи, и почти все они живут в Токио. Может показаться, что в каждой зоне находится по 10–20 человек. Но в зависимости от времени и территории, количество игроков может быть меньше или намного больше этой средней оценки. Так выходными вечерами на территории зоны, охватывающей станцию Синдзюку, или на территории Акихабары нередко бывает больше сотни бёрст линкеров одновременно.
Когда такое количество бёрст линкеров собирается на одной территории, это порой приводит к неожиданным последствиям. Иногда случалось так, что в начале боя игроки появлялись в нескольких метрах друг от друга или рядом с кем-нибудь из зрителей.
Сами локации в Брейн Бёрст воссоздаются на основе высококачественных изображений реального мира, получаемых из сети социальных камер безопасности. Это значит, что программа сначала выбирает определённый шаблон, который называется «локацией», и по нему перестраивает реально существующие здания, дороги и другие объекты. Тем не менее, узнать на нём реальные объекты несложно.
Это значит, что если дуэльные аватары бёрст линкеров в момент начала боя находятся близко друг от друга, то так же близко находятся и реальные тела бёрст линкеров, и они прекрасно это понимают. Это весьма неприятно и даже опасно. Раскрытие личности (внешнего вида и имени) — одно из страшнейших табу для бёрст линкеров. По фотографии или имени можно вычислить адрес человека, после чего взять его в заложники и с помощью угроз и насилия отобрать у него все бёрст поинты.
Хотя злодеев, способных пойти на такие преступления, в Ускоренном Мире крайне мало, но они всё же есть. По традиции их зовут «ПК», то есть «плеер киллерами». Крупные легионы давно объявили на них бессрочную охоту и призывают всех помогать в их поимке, но даже вычислить имя ПК крайне затруднительно. Дело в том, что атакованные бёрст линкеры обычно полностью лишаются очков, что приводит к насильственному удалению программы «Brain Burst» и всех связанных с ней воспоминаний. Повторно вернуться в Ускоренный Мир уже невозможно.
Пусть вероятность такого драматичного исхода невелика, каждые весёлые выходные, проведённые в боях, сопровождаются таким риском.
С другой стороны, риск оказаться раскрытым в зонах с малым количеством бёрст линкеров крайне мал.
В Токио существуют зоны, которые часто называют заброшенными, поскольку в них никогда не бывает много народу. К ним относятся, в первую очередь, западная часть района Сетагая, Ота и Эдогава, отличающиеся, ко всему прочему, большой площадью.
Но, как ни странно, самой «безопасной» из всех зон считается та, что расположена в самом центре города — в районе Тиёда.
Из всех 23 районов города, Тиёда — единственный, который не разделён на зоны (за исключением Акихабары). Но, несмотря на гигантскую территорию, мало кто из бёрст линкеров может назвать эту зону своим домом.
Причина тому проста — около 20 % района Тиёда занимает дворец императора, куда обычным людям вход запрещён.
Этот закон действует даже в Ускоренном Мире. Вне зависимости от внешнего вида уровня, на нём всегда присутствует этот Дворец, и посередине его рва проходит барьер, не пропускающий никого внутрь. В результате получается зона, центральная часть которой — огромная недоступная территория. Из-за этого бои на территории Тиёды могут очень легко свестись к тому, что сначала один из аватаров атакует другого дальнобойной атакой, после чего начинает убегать от противника вдоль периметра дворца, пока не закончится время.
Даже если не брать во внимание сложный ландшафт территории, район Тиёда граничит с популярнейшей Акихабарой на севере и святым для бёрст линкеров Синдзюку на западе. Из-за этого линкеры редко решают сражаться в Тиёде. Ещё одна причина заключается в том, что найти на этой территории противника почти невозможно. Но это не значит, что эта зона абсолютно бесполезна.
Во-первых, она расположена в самом центре Токио. Во-вторых, шанс раскрыть свою личность на ней минимален. Из-за этих особенностей зоне Тиёда нашлось неожиданное применение. Она стала тем местом, где проводятся не дуэли, а переговоры. Когда противостоящим друг другу силам необходимо войти в контакт друг с другом, минимизировав риск раскрытия личности, огромная и пустынная зона Тиёда оказывается очень кстати.
И именно по этим причинам…
16 июня 2047 года, воскресенье, 13 часов 45 минут.
На платной парковке во втором квартале Фудзими района Тиёда города Токио стоял электромобиль. В нём сидели три человека: командир легиона Нега Небьюлас Чёрная Королева Блэк Лотос, она же Черноснежка, её заместитель Скай Рейкер, в реальном мире известная как Курасаки Фуко, а также рядовой боец этого же легиона Сильвер Кроу, он же Арита Харуюки. Все они терпеливо ждали начала «переговоров».
Но, учитывая масштабы предстоящего события, назвать это просто переговорами достаточно сложно.
Сегодня в два часа дня, второй раз за всю восьмилетнюю историю Ускоренного Мира, должна состояться конференция с участием всех Семи Монохромных Королей.

Глава 1

— Учитель… это твоя машина? — вдруг спросил Харуюки с заднего сидения.
Неумолимо надвигающаяся «Конференция Семи Королей» явно не давала ему покоя. Фуко, которую он называл «Учителем», удивлённо обернулась.
— Ты что? Это машина моей матери. Я, конечно, старшеклассница, но это не значит, что карманных денег мне хватает на покупку автомобиля.
— Ну да, логично…
Электромобиль, в котором они сидели, снаружи казался очень милым и округлым, но внутри он был обит кожей кремово-жёлтого цвета, а в середине руля красовалась эмблема со змеёй и крестом. Харуюки хорошо знал, что она произведена одним из старейших итальянских автоконцернов. Такая машина была не по карману не только школьникам и студентам, но и даже молодым сотрудникам какой-либо компании.
— Просто ты очень уверенно водишь. Я так понимаю, права у тебя есть… так ведь? — неуверенно задал Харуюки следующий вопрос.
Ответила на него не Фуко, а сидевшая рядом с ней Черноснежка, которая всё это время работала их навигатором.
— Хе-хе, ну конечно же. Фуко в этом году исполнилось 16, так что теперь ей можно и права, и замуж. В отличие от меня, она уже совсем взрослая.
— Саттян, перестань так говорить…
«Вот как, взрослая, значит», — пронеслась мысль в голове Харуюки, которую он тут же попытался смахнуть.
Лет 7–8 назад минимальный возраст получения автомобильных прав, 18 лет, был снижен до 16. Официально было заявлено, что распространение социальных камер и систем искусственного интеллекта в автомобилях свело риск возникновения дорожно-транспортных происшествий к минимуму, но ходили слухи, что на самом деле причина была иной.
В 2040-х годах демографическая ситуация в Японии продолжала ухудшаться, ставя под угрозу само существование системы социального обеспечения. Людей трудоспособного возраста не хватало для поддержания больниц, количеств которых стремительно увеличивалось, а также растущих расходов социальных служб. Поэтому считалось, что целью понижения минимального возраста получения водительских прав было увеличение количества рабочих рук за счёт молодёжи. В пользу этого говорило и то, что примерно в то же время правительство разрешило работать полный день с тех же 16 лет.
Так что, с точки зрения закона, Фуко уже можно считать взрослой. Такие же привилегии получит и Черноснежка в следующем году. А Харуюки — через год.
Естественно, он не собирался искать работу сразу после окончания средней школы, и по факту всё равно оставался бы ребёнком, но не ощущать определённого беспокойства он всё равно не мог.
«Сколько ещё я смогу жить так, как живу сегодня?» — невольно подумал он и тут же ухмыльнулся. Ведь именно он долгое время страстно мечтал сбежать от своей текущей жизни.
У него всё ещё были причины мечтать об этом. Он по-прежнему ненавидел свой внешний вид и всё так же продолжал не любить школу. Но если бы вдруг, в этот самый момент, разверзлись небеса, и оттуда ему предложили бы стать кем-то ещё и жить в ином месте — он сразу бы отказался. Он остался бы «здесь», на заднем сидении электромобиля Фуко, таким же бёрст линкером, живущим в укромном уголке Ускоренного Мира. Другими словами, он выбрал бы жизнь игрока в Брейн Бёрст — игру, которая может похвастаться немыслимыми масштабами и проработкой, и дарующую ему практически нескончаемый азарт. Больше ему от жизни не нужно было ничего.
Но счастье не может длиться вечно.
Ведь Брейн Бёрст — игра. А у каждой игры есть свой конец. Более того, Харуюки и Черноснежка сражались именно ради того, чтобы дойти до этого конца.
Что именно ждёт их в конце — они не знали. Возможно, концом станет десятый уровень, о котором мечтает Черноснежка; возможно, им станет «взросление», что однажды безжалостно лишит их возможности играть; а возможно, конец будет чем-то, что они и представить себе пока не могут.
И именно поэтому ему нужно стараться изо всех сил.
Играть, радоваться жизни… и защищать. Защищать этот мир, благодаря которому он мог быть вместе с дорогими ему людьми.
Харуюки, крепко сжимая кулаки, поклялся в этом сам себе, сидя на узковатом заднем сидении. Но в следующее мгновение он вспомнил, в какую передрягу попал, и протяжно вздохнул.
Откровенно говоря, сейчас было не то время, когда можно строить из себя могучего защитника.
Минут через десять должна начаться «Конференция Семи Королей», созванная для обсуждения двух вопросов. Первый — противостояние неожиданно появившейся в Ускоренном Мире организации «Общество Исследования Ускорения», сеющей вокруг себя хаос и разрушение. Второй — реакция на возвращение «Брони Бедствия», Хром Дизастера.
Ещё неделю назад Харуюки и подумать не мог, что будет присутствовать на таком обсуждении. Ему всегда казалось, что за Королями и их свитой он всегда будет наблюдать издалека. Но сегодня он не просто зритель — он должен предстать перед их судом.
Потому что возродил Броню Бедствия и стал её шестым хозяином не кто иной, как Сильвер Кроу… то есть сам Харуюки.

— …Не нервничай так, Харуюки, — донёсся мягкий голос с переднего сидения, и Харуюки тут же поднял голову.
Хозяйка голоса вдруг резко передвинула рычаг и откинула спинку так сильно, что Харуюки испуганно отпрыгнул за водительское кресло. Откидывающееся кресло тем временем откинулось полностью, и часть длинных волос, проплывших перед его глазами, упала на его колени.
Как ни странно, сегодня Черноснежка была облачена в уличную одежду. Узкие серые джинсы и идеально совпадавшая по цвету футболка с рисунком, поверх которой надета рубашка с короткими рукавами из тонкого кожзаменителя. Естественно, чёрная. В какой-то степени Черноснежка казалась полной противоположностью Фуко, одетой в женственное платье и чулки цвета слоновой кости, но её захватывающая дух красота от этого ничуть не страдала.
Разлёгшаяся перед ним Черноснежка изящно протянула правую руку, ухватилась пальцами за воротник рубашки Харуюки и потянула его к себе. Харуюки от неожиданности тут же наклонился вперед и почуял, как запах освежителя воздуха начинает перебиваться другим, сладковатым ароматом. Мысли его резко затормозили.
— Тебе нечего бояться. Не беспокойся, Короли не посмеют к тебе притронуться. Я буду защищать тебя, — прошептала она, лёжа рядом с ним.
Голова Харуюки начала кружиться, но он смог собраться с силами и, перезагрузив мысли, ответил:
— А-а… спасибо, семпай. Но… разумеется, все прочие Короли выступят за уничтожение Сильвер Кроу, ведь так? Они… попросят, чтобы ты казнила меня «Ударом Возмездия»[1]
— Ну… скорее всего.
— Но… если ты откажешься, разве это не ударит по тебе самой? Тебе ведь начнут угрожать.
Харуюки знал это из личного опыта, насколько жестокой может быть толпа, оправдывающая свои действия справедливостью. Даже те задиры, что гнобили его в первом классе средней школы, не начинали с прямого насилия. Поначалу они делали вид, что хотят дружить с ним, но, когда Харуюки отказался от их предложений, они обнажили свои клыки, заявив, что он «предал их дружбу».
В теории, у Шести Королей (то есть, всех, кроме Черноснежки) было оправдание тому, что они собирались делать. «Броня Бедствия» — проклятие, жертвой которого стали многие бёрст линкеры. Поэтому даже сам Харуюки считал, что она должна быть уничтожена. Вернее, если бы он мог избавиться от неё самостоятельно, то давно бы сделал это.
Но если это невозможно, то должен быть казнён обладатель брони. Короли обязательно выдвинут это решение как «справедливое», а когда Черноснежка откажется принимать его, кто знает, к какому психологическому или даже физическому давлению она может подвергнуться.
Но как бы Харуюки ни беспокоился…
— Ха-ха-ха, о чём это ты так неожиданно, — пролился на него беззаботный смех, и Харуюки недоумённо заморгал.
Затем улыбка резко пропала с лица Черноснежки, и она безразличным и немного холодным тоном заявила:
— Они уже мои враги. И в их дурацком «пакте о взаимном ненападении» я также не участвую. Если у них есть ко мне претензии — пусть решают их в дуэлях лично со мной. Мне такой вариант только на руку.
— Семпай…
«Какая же ты всё-таки классная, сильная и величественная», — мысленно восхитился он, но красноречия, чтобы выразить эти мысли словами, ему отчаянно не хватало. Поэтому он просто искренне посмотрел в её сияющие чёрные глаза.
В ответ её взгляд стал мягким, и Черноснежка встретила взгляд Харуюки с улыбкой. Её губы еле заметно разомкнулись, и тихий шёпот разлился по салону машины:
— Кажется, ты с самого начала только и делаешь, что защищаешь меня.
Она протянула к нему палец и нежно провела им по правой щеке Харуюки. Сердце его едва не выпрыгнуло из груди, и он с трудом смог выдавить из себя:
— Не… я вовсе не… наоборот, это ты меня…
Но Черноснежка легонько постучала по его щеке пальцем, не давая ему возразить.
— Я — твой «родитель». У меня есть право защищать тебя. Поэтому, прошу, доверься мне хотя бы в этот раз.
— Сем… пай… — с трудом произнёс Харуюки, чувствуя, как его сердце переполняют чувства.
Они с Черноснежкой продолжали смотреть друг другу в глаза. Чёрная Королева кивнула, после чего вновь прислонила палец к его щеке и повторила слова, которые произнесла некоторое время назад:
— Я защищу тебя. Обещаю.
— Разумеется… я верю теб-мгх! — последний звук Харуюки не смог внятно произнести.
Причиной этому стала внезапно откинувшаяся спинка водительского сидения.
Из-за сидения вдруг протянулась рука, ухватила Харуюки за левое ухо, а затем появилось и обиженное лицо Фуко, с негодованием произнёсшее:
— Ну-ка, Саттян, Ворон-сан! Хватит заигрывать друг с другом в чужой машине!

Фуко и Черноснежка вернули свои сидения в нормальное положение, а Харуюки вновь спрятался позади. До начала Конференции оставалось две минуты.
Июньское небо за окном было почти полностью покрыто облаками — они выглядели немного зловеще, но между ними просматривалась чистая синева. Неожиданной грозы, несущей в себе риск перебоев с сетью, явно можно было не опасаться.
Черноснежка слегка прокашлялась и произнесла чуть более напряжённым тоном:
— Механизм проведения этой Конференции отличается. В этот раз режим «Королевской Битвы», в которой каждый аватар может сражаться с остальными, не используется. Вместо этого двое подчиненных Синего Короля вступят в дуэль друг с другом, а поскольку все участники конференции записаны как зрители этой дуэли, нас автоматически затянет в эту битву. Поэтому никакой опасности для нас не может быть в принципе.
— А… что насчет атак через «Систему Инкарнации»? — спросил Харуюки.
На его вопрос ответила Фуко:
— Ничего. В обычных дуэлях зрителям невозможно нанести урон даже с помощью Инкарнации. Дело в том, что у зрителей вообще нет шкалы здоровья. Во время «вертикальной гонки по Гермесову Тросу» на прошлой неделе Раст Жигсо смог ранить зрителей своей атакой, потому что на том поле действовали особые правила — шкала здоровья назначалась всем аватарам, но при этом была заморожена.
— А-а, действительно… хотя… странно всё это… — невнятно прошептал Харуюки, и его мысли тут же подхватила Черноснежка:
— Ты тоже пришел к выводу, что гонка словно специально была спланирована так, что оставляла лазейку для уничтожения посредством Инкарнации?
— Э?.. Н-нет, я такого не… — ответил Харуюки, замотав головой.
Но произнося эти слова, он не мог не прийти к предположению, на которое его толкнула фраза Черноснежки. Что если разрушительные действия Раста Жигсо были одобрены разработчиком Брейн Бёрста?
Нет, это было невозможно. Уж что-что, а это точно не могло быть правдой. Разумеется, и личность, и мотивы разработчика (разработчицы?) Брейн Бёрста всё ещё оставались загадкой, но Харуюки, как геймер, успел проникнуться к этому человеку глубоким почтением. Тот, кто создал такую прекрасную, увлекательную, затягивающую игру… да что там, такой «мир», не мог поощрять действия грязных подонков из «Общества Исследования Ускорения».
— Харуюки, — услышал он нежный голос после того, как крепко стиснул зубы. — Я хочу, чтобы ты запомнил одну вещь. Главная роль в Ускоренном Мире принадлежит нам, всем бёрст линкерам. Это касается и тебя. Как именно вести себя в этом мире зависит только и исключительно от твоего собственного выбора. И неважно, что на эту тему думает разработчик.
— …Хорошо! — Харуюки бодро кивнул и тут же заметил, что до назначенного времени осталось 10 секунд.
— Молодец. А теперь… время подключиться к глобальной сети.
По команде командира Легиона все они зажали кнопки подключения на своих нейролинкерах.
Заморгала иконка подключения к глобальной сети. Затем она изменилась, сообщая об успешном подключении. И затем, чтобы не мешать взгляду, исчезла, а через две секунды…
Резкий звук ускорения раздался в голове Харуюки.
В центре экрана всплыли ярко пылающие буквы: «A REGISTERED DUEL IS BEGINNING!»

Глава 2

Небо причудливых жёлто-зелёных оттенков. Земля, выложенная тёмно-синими плитами. Сооружения, украшенные выступами, похожими на клыки. Плывущий между ними плотный туман.
— Уровень «Город Демонов»?.. Ну, с учётом цели собрания, более подходящую обстановку подобрать сложно, — тихо произнесла Чёрная Королева Блэк Лотос, позванивая острием клинка ноги о плиты на земле.
Харуюки какое-то время не мог оторвать глаз от гладких и, в то же время, суровых форм его достопочтенного командира. Но потом он заметил тихонько стоявшего рядом с ней аватара небесного цвета.
Эта фигура была воплощением изысканности. По спине довольно миниатюрного женского аватара ниспадали длинные густые напоминавшие крылья волосы. Так же плавно выглядели и руки, и ноги. Никакого видимого оружия у неё не было.
Но Харуюки знал — те изящные ноги, касавшиеся земли, были символом того чуда, что совершил этот аватар, Скай Рейкер.
Для Харуюки Блэк Лотос была «родителем» и «хозяином», в то же время, Рейкер он называл «учителем». Долгое время она прожила в забвении и уединении на вершине Старой Токийской Башни, вдали от линии фронта Ускоренного Мира.
Причина была в том, что примерно два с половиной года назад она по собственной воле отрубила себе ноги до колен, потеряв таким образом больше половины своей силы. Но когда Скай Рейкер встретилась с Сильвер Кроу, который похожим образом потерял свою способность к полёту, она обучила его «Системе Инкарнации». С тех пор у неё самой постепенно начало возвращаться желание сражаться. Наконец, в ходе «вертикальной гонки по Гермесову Тросу», прошедшей неделю назад, Рейкер победила свою душевную травму и вновь вернула себе ноги.
Харуюки по своему опыту знал, как тяжело бывает освободиться от влияния негативных эмоций — для этого ему хватило временного порабощения Хром Дизастером.
Если бы в тот раз к нему не подоспела Тиюри, она же Лайм Белл, и не применила свою невероятную способность, которая откатывает время для аватаров назад, то, скорее всего, сознание Харуюки поглотили бы броня и его собственная ненависть, заставив его самолично уничтожить более сотни зрителей.
Харуюки провёл во власти негативных эмоций всего несколько минут, но едва не лишился рассудка. Скай Рейкер же смогла разрубить цепи страха и отчаяния, сковывавшие её два с половиной года реального времени. Иначе как чудом назвать это было невозможно.
Харуюки с благоговением смотрел на ноги Рейкер, и тут…
— Что такое, Ворон-сан, тебе так нравятся мои милые ножки? — послышался насмешливый голос, и Харуюки тут же замахал руками и головой.
— Н…ничего по… то есть, они, конечно, очень красивые, но я вовсе не собирался…
— О, значит, что твой фетиш — ноги? Ну прости, что у меня нет ни голеней, ни лодыжек, — перебила его Черноснежка, испуская холодный фиолетовый свет из своих глаз.
Харуюки повернулся к ней и продолжил оправдываться ещё усерднее:
— О, о чем ты, семпай, мне и твои ноги очень нравятся… и вообще, никакой это не фетиш!.. — поняв, что загоняет себя ещё глубже в болото, Харуюки указал пальцем на юго-восток и громко заявил, — И-и-и вообще, смотрите, направляющий курсор указывает туда! Давайте уже пойдём!
В центре поля зрения действительно были видны две серые треугольные стрелки, неподвижно указывающие в одну и ту же сторону. Именно там находились два офицера Синего легиона, возглавляющего сегодняшнюю конференцию. Над курсорами были видны две полоски здоровья, а между ними — уверенно убывающий таймер. В начале дуэли он должен был показывать 1800, но отсчет уже успел дойти до 1750.
— М-м, кстати, в условиях было сказано, что до точки сбора нужно добраться строго в течение ста секунд с начала боя. Что же, придется бежать.
Кивнув друг другу, три аватара вместе побежали на юг по дороге Города Демонов.
В обычных дуэлях зрители не могли разрушать объекты на локациях, но умели очень быстро бегать и высоко прыгать. Поэтому, когда на пути у Харуюки и его друзей оказалось здание, они просто взбежали наверх по его стене, а дальше перемещались прыжками по крышам.
Через двадцать секунд после старта туман, скрывавший от них точку назначения, резко рассеялся.
Перед Харуюки открылось нечто такое, что он невольно воскликнул:
— Ого… к…какой огромный…
«Замок».
Чуть в стороне от направления курсора находилось сооружение настолько огромное, что оно, казалось, достигало самих небес. Составленное из синих стальных шпилей и украшенное таинственными статуями здание казалось невообразимым и божественным даже по меркам Города Демонов. Со всех сторон оно было окружено высокими стенами и водной гладью рва. Входов видно не было.
Харуюки много раз видел этот замок вдали, на фоне восточного неба, сражаясь в Сугинами и Синдзюку, но так близко он к нему ещё не подходил. Величие замка приковывало взгляд. Справа послышался шёпот Черноснежки:
— В реальности именно тут и находится резиденция императора. Внутрь неё нельзя попасть никаким способом, что там, что в Ускоренном Мире.
— И… и перелететь нельзя?
Ответ на этот вопрос пришёл слева — от Фуко:
— Нельзя. И над стеной, и под ней есть невидимый барьер. Поэтому ни перелететь, ни подкопаться невозможно. Поверь, первые бёрст линкеры что только не перепробовали…
— Ага. Ходили слухи о том, что внутри спрятана какая-то невероятная экипировка и так далее. Но, в конце концов, никому пока не удалось проникнуть внутрь из обычного дуэльного поля.
Окончание её фразы показалось Харуюки подозрительным, и он тут же переспросил:
— Э-э… что ты имеешь в виду?
Но не успела она ответить, как Фуко резко прошептала:
— Вижу!.. На том холме!
Пальцем она показывать не стала, ограничившись взглядом. Смотрела она на небольшой холм, на вершине которого были видны две… нет, три тени. В реальном мире, этот холм, скорее всего, соответствовал «Восточному Саду» императорской резиденции. В отличие от самой резиденции, сад был открыт для посетителей, и Харуюки был там однажды на экскурсии в младших классах.
Они несколько снизили скорость и начали осторожно приближаться. Конечно, участие в роли зрителей гарантировало им защиту от любых атак, но Харуюки не мог унять дрожь от одного только предчувствия встречи с «Монохромными Королями», властителями этого мира.
Перебравшись по мосту через воду и пройдя через богато украшенные ворота, они стали подниматься по лестнице, расположенной прямо на склоне холма. Неприступный «волшебный дворец» находился совсем рядом с ними, справа, но Харуюки даже не глянул в его сторону, будучи полностью поглощённым вершиной холма.
Наконец лестница кончилась, и перед ними открылась широкая вымощенная площадка.
В реальном мире тут находилась лужайка руин замка Эдо. Но в этом мире никакой растительности не было, было лишь огромное кольцо из стальных столбов, окружавшее площадку.
Один из столбов, находившийся прямо напротив лестницы, отличался от прочих. Он был на удивление коротким — всего полметра в высоту.
И на нём, как на стуле, сидел дуэльный аватар.
Синий. Глубокий, казавшийся прозрачным синий цвет сразу бросался в глаза. Цвет этого аватара настолько чист, что его невозможно сравнивать ни с небом, ни с морем, ни с чем-либо ещё.
Внешний вид брони этого аватара делал его неотличимым от рыцаря. Но не зловещего рыцаря, на которого похож бёрст линкер под воздействием «Брони Бедствия». Этот рыцарь был благородным, словно сошедшим со страниц героических легенд и сказаний. Обе стороны его шлема были украшены драконьими рогами, а на левом боку висел огромный двуручный меч.
Аватар сидел расслабленно, закинув ногу на ногу и скрестив на груди руки. Нельзя сказать, что он был огромным. Скорее всего, даже Такуму, Циан Пайл, был больше него по размерам. Но при этом весь облик синего аватара излучал такую силу, что казалось, будто смотришь на летящий в тебя метеорит. Харуюки замер в двадцати метрах от него.
— Э…это… — с трудом выговорил он.
Рейкер кивнула.
— Да. Это лидер Легиона «Леониды», владеющего территориями Синдзюку и Бункё… линкер девятого уровня, известный под множеством имён, таких как «Ванкишер»[2] и «Ледженд Слэйер»[3]. Это и есть Синий Король, «Блу Найт».
— Синий… рыцарь…
В любой другой игре это имя показалось бы ему предельно примитивным, словно принадлежащим какому-то мелкому монстру, но в Ускоренном Мире от него почему-то веяло несравнимой мощью.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Sagat49 об авторе Михаил Баковец
    Спор богов.Неплохо ,очень даже неплохо.Оценка хорошо.

  • Ykirykyk о книге: Ольга Анатольевна Булгакова - Жрица богини Маар
    Ооо, помню начало истории еще на СИ читала. Повествование автор ведет неспешное, но мне нравится. И герои личности, а не безхребетные тряпки.

  • Ykirykyk о книге: Саша Тат - Али
    Стоит сказать, что автор добавила к герою силу альфы, а героиню сделала слабенькой омегой. Вот он рычит и подавляет, а она от страха только рыдает да жалеет себя сиротинушку. Отношения с полным набором синдрома жертвы и насильника, что переросли в любофЬ благодаря какой-то силе пары. Авторское виденье альфа-омеги,- я все понимаю, но... мдя послевкусие.

  • Vikontik о книге: Ксения Фави - Мачеха для дочки снежного короля
    Ну что сказать... Затронута интересная тема - суррогатное материнство. Единственный плюс к книге. Если вначале ещё можно было бы как-то заинтересоваться, то где-то после четверти книги начинается что? Нет-нет, не бразильские страсти, и даже не индийское кино! Начинается детский лепет. Нелогичность поступков, поведения, диалогов. Не понравился ггерой. Ни разу не хоккеист, скорее балерун (по поведению). Мямля!)) Правда, к концу книги ,,возмужал,,. И то хлеб)) Сцены секса не впечатляют, у других авторов описание сего действа поярче будет. ИМХО. Оценила в троечку только за тему.

  • November2019 о книге: Бронислава Антоновна Вонсович - Розы на стене
    Понравилось. У автора хороший слог. Читаю и отдыхаю душой. Такие книги, как лекарство: лечат душу израненную, современным творчеством некоторых молодых писателей. И возвращают любовь к чтению.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.