Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48485
Книг: 121100
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Пёс во тьме»

    
размер шрифта:AAA

Барб Хенди и Дж. С. Хенди
Пёс во тьме

Пролог

Очень высокая стройная женщина вышла из южных ворот города Колм-Ситт. Она шла медленным, размеренным шагом в направлении придорожных деревьев, которые тянулись среди открытых полей и ферм. Капюшон ее серо-зеленого плаща был накинут, но бессонная ночь оставила пряди ее белых волос свободно развеваться на ветру. Она заправила их внутрь капюшона, выставляя на обозрение одно слегка заостренное ухо.
Любой, кто заглянул бы под капюшон, остановился бы, увидев большие раскосые глаза с янтарными радужками на смуглом лице, слишком узком, чтобы принадлежать человеку. Он бы посчитал ее одной из Лхоинна, эльфом этого континента, но ее дом находился через полмира отсюда, в том месте, которое люди называли Эльфийскими Землями.
Денварфи — «Обреченная Музыка» — не стала надевать привычный серо-зеленый шарф, закрывающий лицо, который всегда носили представители ее касты. Здесь никто не признает в ней одну из Ан`Кроан — эльфийского народа другого континента. Она была одной из тех, кто руководил командой анмаглаков, стражей своего народа, хотя другие назвали бы их шпионами и убийцами. Почти за год они объехали весь мир в своей неустанной погоне за целью, намеченной патриархом их касты Айошейнис-Ахарэ — Вельмидревним Отче.
И сегодня Денварфи потерпела полный крах в достижении этой цели.
Она не могла винить свою команду — только себя. Она опустилась на колени перед гладким стволом клена. Ее рука дрожала, когда она сунула её под верхнюю тунику и достала из-под неё овал из гладкой жёлтовато-коричневой древесины не больше, чем ее ладонь. Это было последнее и единственное словодрево, оставшееся в ее команде, выращенное эльфийскими Ваятелями из дома-дерева Вельмидревнего Отче через полмира отсюда.
Денварфи протянула руку, прижала словодрево к стволу клена и прошептала:
— Отче?
Так его называли все посвященные — анмаглаки.
«Я здесь, дочь».
Голос Вельмидревнего Отче заполнил мысли Денварфи моментальным и таким желанным спокойствием. Но даже оно быстро рассеялось от стыда за то, что она должна была сказать ему.
— Наша добыча сбежала, — произнесла она. — Я не справилась.
Заполняющий ее мысли голос долго не отвечал. Её так и подмывало спросить, здесь ли он ещё, но она сдержалась.
«Как сбежала?»
— На корабле, — быстро ответила она. — Им удалось ускользнуть от нас. Человек, которого я расспросила в порту, ответил, что они отправились в место под названием остров Вределид.
Опять долгое молчание, которое чувствительно задело ее нервы, усиливая чувство стыда.
«Сколько осталось от твоей команды?»
— Нас сейчас шестеро, но Рхизис ранен.
«Сможет ли он путешествовать?»
— Скоро.
«Не откладывай. Оставь его, если это будет необходимо».
Она почти запротестовала, но смолчала.
«Ваша цель остается неизменной. Найдите корабль и следуйте за добычей. Добудьте артефакт или выясните его местонахождение от монстра… Магьер. Пытайте ее и Лисила, чтобы узнать что-либо о назначении артефакта. Затем убейте их и всех, кто с ними. Никто другой, особенно предатель, никогда не должен узнать об этом устройстве, чем бы оно ни было».
— Да, Отче.
«И несмотря ни на что, предатель должен умереть».
Денварфи осеклась. Мысль о повторном столкновении с одним из немногих оставшихся греймазг — «держателей теней», самыми опытными среди касты — была настолько ужасающей, что ни она, ни кто-либо из её спутников больше не хотел этого. Половина из тех, кто отправился с ней, умерли от руки греймазги за прошедший год.
«Бротандуиве должен умереть. Ты понимаешь?»
Прошло слишком много времени, прежде чем Денварфи взяла себя в руки, чтобы ответить:
— Да, Отче.

Глава 1

— Это будет большей проблемой, чем я надеялась, — сказала Магьер, когда сошла с трапа и остановилась на огромном доке.
Везде около большого порта острова Вределид были корабли разных размеров.
Южнее различные снасти столь многочисленных судов упирались в горизонт, как спутанные слои гигантских канатных паутин. Суетились многочисленные матросы, лоточники, складские рабочие… Каждый день люди и торговцы заполняли береговую линию и причалы между неповоротливых судов. Некоторые из них были одеты в странные одежды, которые она никогда раньше не видела, даже во время своего короткого пребывания в столице Малурны Колм-Ситте на материке.
На фоне всего этого Магьер и ее спутникам нужно было быстро найти другое судно, которое направлялось далеко на юг, вдоль побережья материка к Суманской Империи. Но какое из них, если таковое и было, совершило бы такое долгое плавание, причем как можно скорее, да с возможностью взять пассажиров на борт?
— О, семь адов! — прорычал кто-то позади нее. — Почему, что бы мы ни делали, ничего не делается легко?
Магьер оглянулась на своего мужа, стоящего у основания трапа.
Лисил осматривал порт с их дорожным сундуком на плече, стоящем поверх лямок рюкзака. Здесь были и большие корабли, они стояли на якоре в море.
Все, что Магьер могла сделать, это вздохнуть. По крайней мере, если он может жаловаться, значит, его не сильно доконала морская болезнь за эти несколько дней плавания из Колм-Ситта.
— Я не думала, что этот порт будет таким огромным, — ответила Магьер. — Нам нужно как можно скорее найти судно, которое отплывает в ближайшее время.
Лисил что-то проворчал, и она бросила на него сердитый взгляд через плечо. Но даже через столько лет вместе он по-прежнему очаровывал её. С продолговатыми ушам, менее остроконечными, чем у чистокровного эльфа, он имел и другие сходства с народом своей матери — Ан`Кроан, жителями восточного побережья. Пряди шелковистых светлых волос, выбившиеся из-под зеленого шарфа, свисали вокруг его узкого смуглого лица, которое по-прежнему блестело от пота, вызванного морской болезнью. Безбородый, как и чистокровный мужчина-эльф, он был среднего роста для человека, и низкого по стандартам Ан`Кроан, в отличие от Магьер, которая была почти того же роста, что и он.
Слегка раскосые глаза Лисила смотрели вверх и вниз по широкой пристани.
— Так мы идем в порт или нет? — спросил он, приподняв одну из своих светлых бровей. — Я хочу почувствовать твердую почву под ногами, хоть на один день!
Не успел он договорить, как бородатая громадина преградила ему путь к причалу. Высокий мужчина посмотрел на Лисила, а потом на Магьер, как и несколько матросов, деловито сматывающих веревки. Бородач был одет в кожаный камзол с мехом, брюки и меховую накидку. Было очевидно, что он из прибережной части Нортлэнда — Северных земель. Магьер познакомилась с ними во время путешествия на далекий север в ледяные Пустоши.
Она вновь вернулась к предстоящей задаче.
Последний весенний день выдался чрезмерно теплым, и ее рубашка неприятно липла к телу под кожаным доспехом. Отбрасывая с лица взмокшие пряди черных волос, она знала, что окружающие пялятся на красные искорки в них, которые под солнцем казались кровавого оттенка. Хуже того, ее чрезмерно бледная кожа начала зудеть.
Лисил тоже выглядел слишком тепло одетым в своей старой кольчужной рубахе с погнутыми железными кольцами. Магьер носила саблю, длиной с полторы руки, у бедра и боевой кинжал из белого метала за спиной под плащом, в то время, как пара странного вида крылатых лезвий висели в ножнах на поясе Лисила, закрепленные ремнями у его бедер.
Она была обеспокоена его морской болезнью — всё таки она сильно любила его — но все, с чем им предстояло столкнуться впереди, и его нытье в течение последних нескольких дней, откровенно достали ее. Они столкнулись с реальной необходимостью покинуть этот остров как можно быстрее, ибо их еще могли выследить. Лисил тоже знал это. Она еще раз вздохнула, снимая раздражение, прежде чем оно взяло над ней верх.
Она собиралась снова заверить Лисила в том, что скоро они сойдут на берег, когда…
— Лиишил? Магьер, погодите!
Звонкий женский голос позвал Лисила его Ан`Кронским именем, и Магьер посмотрела поверх корабельного трапа.
Невысокая юная эльфийка стояла на вершине ската. Она носила старый плащ, который дала ей Винн Хигеорт, друг, которого они оставили в Колм-Ситте. Из-под плаща был хорошо заметен темный коричнево-малиновый свитер. Обе вещи были явно частями человеческого дорожного гардероба, как и тяжёлая темно-зеленая юбка, достигающая носков ее фетровой обуви.
Леанальхам отчаянно замахала им руками; она несла брезентовую сумку, приброшенную через плечо. Она выглядела оживлённее, чем за эти три дня, пока они покидали Колм-Ситт.
— Мы никуда не идем… пока что, — ответила Магьер.
Только Леанальхам двинулась вперёд, как серебристо-серый, почти с голубоватым отливом в свете дня волк шагнул на трап.
Малец был выше, чем любой волк, поскольку не был им. Его тело было телом маджай-хи, собаки, произошедшей от волков древних времен, в которых вселились Стихийные Духи, предположительно, в конце мифической войны Забытой Эпохи. Потомки тех первых духорожденных стали хранителями эльфов Ан`Кроан и защищали огромные Эльфийские Земли на другом конце мира. Но Малец отличался и от них.
Он был Стихийным Духом, по собственному выбору родившимся в теле маджай-хи несколько лет назад; новый духорожденный в теле потомка духорожденных. Он был опекуном и проводником Магьер и Лисила, а также властным всезнайкой.
В начале трапа незамедлительно появилась третья фигура. Эта была гораздо выше человека, как Малец по сравнению с волком. Длинные, жесткие, до белизны светлые волосы были прорезаны серыми полосами — признак возраста у Ан`Кроан. Он был очень смуглый, с морщинами в уголках рта и больших янтарных глаз. Но особенностью, которая выделялась больше всего, были четыре белых шрама, будто бы от когтей, бегущих под углом вниз ото лба, через одну высокую перистую бровь, чтобы перескочить через правый глаз и достигнуть скулы.
Ни Магьер, ни Лисил не могли произнести его полное имя. Поэтому они просто сократили его до «Бротан».
Среди анмаглаков, касты убийц, которые рассматривали себя в качестве защитников Ан`Кроан, он был одним из редких «держателей теней». Это были мастера навыков и путей касты. Такой была и умершая бабушка Лисила, которою он никогда не видел. Но Бротан больше не носил одежду своей касты: серо-зеленый плащ с капюшоном, штаны и сапоги. Вместо этого капюшон его темного шерстяного дорожного плаща был отброшен на кожаную куртку — ещё более человеческая одежда, чем у Леанальхам. Но у смены одеяния была своя причина.
Бротан воевал с собственной кастой, но для Магьер он оставался анмаглаком. Это было столь же постоянно, как шрамы на его лице. Она глянула на Лисила. Лицо ее мужа напряглось при виде мастера-анмаглака, который все еще путешествовал с ними. Ненависть на лице Лисила была ясной, холодной и целенаправленной, поскольку Бротан когда-то обманул его, заставив убить военачальника и самозваного монарха. Это разожгло войну на родине Лисила.
Леанальхам начала торопливо спускаться по трапу, и ее слишком длинная юбка дико вихрилась при каждом шаге ее узких ног.
— Не спеши, — произнесла Магьер. — Мы пока никуда не идем. Леанальхам, помедленней!
Малец, предупреждая, раздраженно фыркнул и ринулся за девушкой. Следующий поспешный шаг Леанальхам пришелся на передний край подола ее юбки, и она пошатнулась.
— Ой-ой! — пискнула она.
Малец быстро сцапал ее юбку сзади и плотно встал на все четыре лапы. Но это лишь заставило ее зашататься сильнее, и его когти заскрежетали по древесине трапа. Сумка Леанальхам соскользнула с ее плеча.
Магьер тронулась к ним с основания пандуса, а Бротан двинулся вниз за спустившимся Мальцом. Едва с плеча Лисила соскользнул сундук, как Леанальхам снова вскрикнула:
О, нет-нет, маджай-хи!
Глаза Лисила широко открылись, когда он увидел летящую сумку Леанальхам, которая секундой позже ударила его в живот. Закрыв рот, он бросил сундук и обхватил сумку, и лишь тогда понял свою ошибку. Юбка Леанальхам порвалась в зубах Мальца, и она, ненадолго задержавшись, качнулась головой вниз с пандуса. Малец кувыркнулся назад с обрывками ткани в зубах и попытался встать на ноги. Бротан подхватил Мальца сзади, но пёс огрызнулся на него: неприязнь Мальца к «держателю теней» была в два раза сильнее Лисиловой. Магьер попыталась добраться до Леанальхам прежде, чем…
Девушка врезалась лицом в сумку, которою Лисил сжимал на уровне своего желудка.
Рот Лисила тихо приоткрылся, а его смуглая кожа явственно побледнела. И он, и Леанальхам свалились назад себя, и Магьер отшатнулась от соединения крутящихся рук и сумок. Она схватила плащ девушки, но два ее запутавшихся товарища внезапно остановились рядом с большой, закутанной в меха громадиной.
Большие руки крупного нортландера под мышками Лисила помешали ему упасть назад себя. Леанальхам соскользнула с сумки и упал лицом вниз на ноги Лисила.
Все вокруг остановились и смотрели на них.
Леанальхам перевернулась, держа нос одной рукой, и застонала.
Независимо от того, что она проворчала на эльфийском, звучало это очень сердито — ей наверняка было больно. Прежде чем Магьер смогла помочь девушке встать, Лисил испустил булькающий стон и зажал рукой рот. Сквозь его пальцы послышались приглушенные звуки отрыжки, и большой нортландлец отпустил его.
Спиной Лисил упал на док. Он мгновенно вскочил на четвереньки у тяжелых ботинок большого мужчины и направился к дальней кромке дока. Моряк, сматывающий канат, сидя спиной к бочке, подтянул под себя ноги, а Лисил перевесился головой через край.
Проблема заключалась в том, что из-за своей морской болезни он еще ничего не ел в этот день. Звук безрезультатных рвотных позывов заставил перевернуться и желудок Магьер, а остальные продолжали бросать взгляды на нее и ее спутников. Все пятеро из них покинули свои родные земли и пересекли океан, а затем континент, разными путями прошли полмира, и им нужно было выполнить свою задачу как можно тише.
Снова нужно незаметно было пройти дальше.
Магьер разрывалась между желанием помочь или Лисилу, или Леанальхам. Девушка приподнялась, на глазах её выступили слёзы, она опустила нос, и Магьер потянулся к ней первой.
— Амагук! — прорычал кто-то низким голосом, как кричали бы предупреждение.
Магьер заметила, что одетый в меха нортландец достаёт свой меч. Его испуганные глаза смотрели на Мальца, пока пёс сходил с трапа корабля… с куском юбки Леанальхам в зубах.
— Подождите, остановитесь! — вскликнула Магьер, пытаясь привлечь внимание нортландца.
Крупный мужчина схватил запястье Леанальхам и, подняв ее одной рукой, увлек за свою спину. Магьер положила одну руку на рукоять своей сабли, а вторую подняла перед ним, ладонью наружу.
— Нет! — рявкнула она, указывая на Мальца, а затем на себя. — Это — питомец. Мой. Домашнее животное.
Здоровяк застыл, следя за нею с сомнительной хмуростью. Он наморщил нос, будто испытывал зуд, а его темные глаза смотрели за ее спину.
— Это… питомец?
Тут же Магьер передернуло от сломанных слов, звучащих в ее мыслях. Они принадлежали двум разным голосам, отдельные слова были украдены из старых воспоминаний где-то в ее голове и вытолкнуты вперед в ее осознание. И позади слышалось рычание.
«Я… не… питомец…»
Не было никакого намека на предупреждения в тех словах в ее голове, но в рычании Мальца оно было. До недавнего времени он всегда общался с нею и Лисилом, вызывая любое из их воспоминаний, которое он видел по крайней мере один раз. Это был его уникальный талант, как Стихийного Духа, родившегося в теле потомка духорожденных. Через обрывки собственных воспоминаний человека, призванных обратно, он делал свои мысли и команды достаточно ясными… или манипулировал теми, кто не знал этого.
А потом Винн научила Мальца новому трюку.
Маленькая Хранительница и ее своенравная маджай-хи-опекун — Тень, дочь Мальца, — научила Мальца, как изолировать произносимые слова в воспоминаниях. Таким способом, естественно, он мог сделать смысл более ясным. Однако это новое «умение» было раздражающим, потому что Малец еще не был хорош в нем. Как правило, вместе с этими словами из памяти возникал мерцающий вихрь, высвечивая изображения из прошлого, потому что Малец не мог пока отделять только слова.
— Не сейчас! — приказала Магьер, оглянувшись на него через плечо.
Малец прижал уши. Он оскалился, и большинство обрывков юбки Леанальхам выпало из зубов. Магьер услышала, как здоровяк-нортландец внезапно сдвинулся с места.
— Леанальхам! — резко крикнула она.
Девушка выглянула из-за толстых ног нортландца.
— У нас есть веревка? — спросил Магьер более спокойно.
Леанальхам кивнула, шаря по длинной плетеной веревке вокруг своей талии. Это снова вызвало рычание Мальца.
Магьер не стала бы проделывать с ним эту процедуру, но после глупого инцидента в Колм-Ситте, когда толпа погнала «дикого волка» по улицам, она не могла позволить этому произойти снова. В отличие от других мест, где они были, дикое животное в цивилизации привлекало слишком много внимания.
Крутя веревку в руках, Леанальхам замялась. Малец все еще рычал, приводя в смятение всех вокруг, и девушка горестно глянула на Магьер.
Как и у Лисила, внешний вид Леанальхам был уникальным. Хотя она была только на четверть человек, в ее внешности это проявилось намного сильнее, чем в его. Вместо светлых, почти белых, ее волосы были чуть ли не каштановыми.
Леанальхам была красивой девушкой. Ее глаза, раскосые, как у ее народа, имели нереальный размер. Но у эльфов, даже у Лисила, большие радужки всегда были янтарными, её же имели оттенок темной, влажной листвы и хвои леса Ан'Кроан. В солнечном свете цвет ее глаз, казалось, колеблется между оттенками топаза и ярко-зеленым. Еще одна вещь, привлекающая внимание.
— Продолжай, — кивнула Магьер. — Если это сделаешь ты, а не кто-то из нас, он легче смирится.
Леанальхам сглотнула и встала перед Мальцом на колени. Рычание его усилилось, и Магьер резко повернулась к нему.
— Малец… сидеть! — приказала она, будто он был обычным псом.
Кристально-голубые глаза Мальца расширились, повисла мертвая тишина. Все рядом замолкли, но до сих пор наблюдали за ними, включая подозрительно щурящегося нортлендца.
— Прости меня, маджай-хи, — прошептала Леанальхам.
Она говорила с эльфийским акцентом, но ее владение родным языком Магьер, белашкийским, и некоторыми местными диалектами нуманского было сносным. Но тон ее голоса нес больше боли, чем смысл этих слов.
Ан'Кроан почитали маджай-хи, как и других естественных хранителей своих земель, словно священных животных. Невозможность следовать этому обычаю было сложно для девушки. Кроме Бротана лишь Малец связывал её с миром, что она оставила позади.
Леанальхам медленно опускала свитую из веревки петлю к голове Мальца, но тот не сводил глаз с Магьер.
Магьер заставила себя не вздрогнуть. Когда-нибудь, рано или поздно, он её за это укусит.
— Мы закончили здесь?
Она услышала звук голоса Бротана. Мастер-анмаглак стоял напротив нортландца, хотя она не видела как он обошел Мальца и спустился на причал.
— Да, — ответила она и начала спускаться к Лисилу.
Бротан сделал это первым, но как только он приблизился к Лисилу, Малец пронеся вперёд, неуклюже волоча Леанальхам через причал.
Малец рыкнул на Бротана и нырнул ближе к Лисилу, который оперся на высокого пса и с трудом поднялся. Полуэльф вытер слюну с подбородка и кивнул Магьер. Она наклонилась, чтобы поднять их дорожный сундук, пристраивая его на правом плече, чтобы придерживать одной рукой.
— Спасибо, — сказала она нортландцу на местном нуманском. Он хмыкнул, кивнул и повернулся, чтобы уйти вверх по доку по своим делам. Но было еще много любопытный глаз, наблюдающих за группой очевидных чужеземцев с огромным волком в качестве «домашнего животного».
— Леанальхам, пойдем, — скомандовала Магьер.
Малец, одарив Магьер очередным рычанием, потянул девушку вперед, и она схватила свободную руку Леанальхам.
— Мы вытащим тебя из этой юбки, и найдем какие-нибудь брюки.
— Мне нравится моя юбка… то, что от нее осталось, — тихо ответила Леанальхам. — В ней я могу свободно двигаться.
— Только на ногах стоять не можешь.
Леанальхам почти фыркнула, но больше не возражала, и вместе с Магьер направилась к береговой линии.
— Бротандуиве говорил с экипажем нашего корабля, — заметила Леанальхам, меняя тему. — Они сказали ему, что будет трудно найти капитана, идущего на юг, в этот же день.
— Когда это случилось? — спросила Магьер, и когда ответа не последовало, оглянулась назад.
Леанальхам с тревогой осматривала порт, будто что-то искала и не могла найти.
— Возможно, мы не отплывем до завтра, — задумчиво проговорила девушка. — Или на день позже.
Магьер моргнула. Почему Леанальхам желала задержаться в таком многолюдном чужом месте? Она тоже ещё раз оглядела порт.
— Хоть кто-то из капитанов должен брать пассажиров, — сказала она. — Возможно, мы сможем найти того, кто будет говорить с нами, движется в правильном направлении и отправляется сегодня.
Она сама не верила в такую удачу.
Бесстрашные чайки вертелись в воздухе над их головами, некоторые спускались достаточно близко, чтобы их можно было коснуться, когда искали лакомые кусочки на причале. Влажный воздух пах солью и водорослями, старым деревом и промасленной веревкой. Магьер обернулась через свободное плечо, ища своего мужа.
Взгляд Лисила, устремлённый в спину Бротана, заметно помрачнел. Он ненавидел компанию навязавшегося старого «держателя теней». Магьер же терпела Бротана и открыто признавала, что он может быть им полезен, но между Бротаном и Лисилом была отвратительная история, раны от которой никогда не заживут.
— Это лучший совет, который ты смог найти? — спросила Магьер у Бротана. — Постараться найти судно, уезжающее завтра или позже? Нам нужно отыскать что-то сегодня.
Прежде чем он смог ответить, череда сломанных слов раздалась в голове Магьер. На этот раз все части были произнесены её собственным голосом из ее же воспоминаний.
«Лучше всего… найти… большое судно… осторожного… капитана… и разумную цену…»
Левый глаз Магьер дернулся:
— Малец, я тебе уже говорила… Ты должен предупреждать меня, прежде чем делать это!
— Он снова говорит в твоей голове? — встрял Лисил. — Что теперь?
— Опять советует, — ответила Магьер, — И придирается, как обычно.
Затем она заметила Леанальхам.
Девушка снова осматривала порт, словно искала что-то, и ее сумка, висящая на одном её маленьком плече, заставляла ее пошатываться. Все они были отягощены слишком многими вещами, и не были способны в таком состоянии тащиться вверх-вниз по пирсу, разыскивая транспорт. Пока никто из них не мог свободно говорить на местном языке, лишь Магьер и Бротан немного владели разговорным нуманскиим.
— Лисил… — осторожно начала она, не оглядываясь назад. — Если мы застряли здесь на день или два, нам нужен номер, безопасное место, чтобы спать и хранить снаряжение, пока…
«Нет…» — отрезал Малец, но Магьер продолжила дальше:
— Пока Бротан и я будем искать, ты, Малец и Леанальхам сможете найти для нас гостиницу.
— Нет, — повторил Лисил безмолвный ответ Мальца.
Чувствуя растущий гнев, Магьер рявкнула на них обоих:
— Ни один из вас не сможет помочь уговорить капитана взять пассажиров на борт!
Она хорошо знала, что ни один из них не доверял Бротану, но они всё перенесли и пожертвовали слишком многим, чтобы позволить себе быть пойманными здесь. Мысль о потере целого дня была больше того, с чем она могла столкнуться. Ее миссия была слишком страшна, конечное место назначения до сих пор было далеко.
В настоящее время они находились у западного побережья нуманских земель Центрального континента. Они путешествовали вниз вдоль этого континента, к Иль’Дха’аб Наджуум, самому западному королевству Суманской Империи и её столице. В этом регионе лежала обширная пустыня, пересекающая весь континент, и Магьер надеялась отыскать там забытое место хранения ещё одного древнего артефакта.
Существовало пять «якорей» или же «шаров», по одному для каждого из пяти элементов, созданных и использованных более тысячи лет назад Древним Врагом. Магьер и некоторые другие считали, что этот Враг возвращается, и что даже теперь его приспешники, живые и ожившие, были в игре, ища шары. Ей удалось найти два, а Винн Хигеорт нашла еще один. Вода, Огонь и Земля теперь были спрятаны, так что остались только Воздух и Дух.
Винн раскрыла подсказки, что шар Воздуха может находиться где-то около Суманской Империи. Она предложила, чтобы Магьер отправилась туда и связалась с загадочным домином метаологов, по имени Гассан Иль’Шанк. Беспокойная маленькая Хранительница полагала, что если кто-либо и может помочь определить местонахождение шара, то это Иль’Шанк. Поможет ли он — уже другой вопрос. Но сама Винн намерена была использовать ресурсы своей миссии Гильдии Хранителей, чтобы отыскать больше ключей к разгадке местонахождения последнего шара Духа, и приняла решение остаться в Колм-Ситте.
Магьер и Винн расстались не в лучших отношениях, и в этом была вина Винн. Магьер все еще скучала по своей маленькой подруге-книжнице, даже по ее не способности вовремя заткнуться. Магьер выпрямилась, пытаясь сохранить свой гнев под контролем, поскольку другие молча следили за нею. До сих пор Бротан был особенно тих, а это всегда нервировало.
— Лисил… — снова начала Магьер, — Бротан и я говорим на здешнем языке лучше всех. Одни мы сможем двигаться быстрее, особенно без всего этого багажа. Так что бери Мальца и Леанальхам и найди нам укрытие. Вы можете встретить нас позже в конце этого пирса, во второй половине дня. Если мы найдем судно, уезжающее сегодня вечером, то сядем на него, а если нет, то по крайней мере у нас будет жилье.
Выражение лица Лисила осталось натянутым.
Магьер знала, что это не страх. В последний раз Лисил и Малец подвергли сомнению ее рассуждения, имея на то серьезные основания, но на этот раз она точно была права.
Лисил посмотрел на Леанальхам. Закинув свою сумку подальше на спину, он подошёл к Бротану. Старый убийца снял с плеча свою сумку и передал ему, затем Лисил взял от Магьер дорожный сундук и пристроил его на своем плече.
— В полдень в конце пирса, — холодно проговорил Лисил. — Не опаздывайте.
«Нет… я… иду…»
Непрошеные слова раздались в голове Магьер снова, и она посмотрела вниз на Мальца.
— Просто найдите для нас гостиницу, пока я попытаюсь найти судно.
Ни Малец, ни Лисил не выглядели счастливыми, но не спорили дальше.
— Возможно, будет неплохо, если мы не уедем сегодня вечером, — повторила Леанальхам.
Когда Магьер изучила необычные глаза девушки, Леанальхам, казалось, поняла, как странно прозвучали ее слова, учитывая их ситуацию.
— Возможно, было бы хорошо отдохнуть одну ночь на земле, — поспешно добавила она.
Слишком много сумок соскальзывали с плеча Лисила, и, взвешивая их, он поднял одну белую бровь в подозрении. Бротан фактически нахмурился и покачал головой. Магьер боролась с собой, чтобы не вздохнуть снова, когда поняла, что в действительности происходило.
Леанальхам всё еще надеялась, что Оша может догнать их.
Оша был их ещё одним отсутствующим компаньоном, хотя он и должен был быть здесь, так как путешествовал с Леанальхам и Бротаном. Из того, что поняла Магьер, он был наполовину обучен как анмаглак. Но он также больше не одевался как один из касты и, безусловно, больше не был анмаглаком. Было еще не известно почему, и, видимо, что-то еще случилось с его кастой, кроме войны, которую начал Бротан.
Больше чем два года назад лидер анмаглаков — Вельмидревний Отче — узнал о Магьер и о первом шаре. И с тех пор его каста охотилась на нее. Он хотел заполучить этот шар настолько сильно, что готов был убивать без колебаний и даже пожертвовать своими подопечными.
Команда анмаглаков преследовала ее везде и по всему миру. Они наблюдали в засаде за миссией Гильдии Винн, когда Магьер ненадолго вернулась к Хранительнице. С помощью ее товарищей и союзников Винн, Магьер удалось ускользнуть от преследователей и выбраться в порт Колм-Ситта.
Большинство последователей Вельмидревнего Отче не сдались так легко, хотя она до сих пор не знала, почему Вельмидревний Отче так сильно хотел заполучить шар. Неизвестно, сколько он знал об этой штуке. Бротан также пришел в нуманские земли и поклялся, что он здесь, чтобы защитить ее от своей касты. И еще, по неизвестным причинам, он взял с собой Леанальхам и Ошу. Но когда Магьер, Лисил и Малец бежали из Колм-Ситта, Оше было поручено встретиться с ними на корабле. Он не пришел, и Магьер точно знала, почему он остался.
Они все знали, что Оша остался из-за Винн.
Эти двое имели прошлое, личные привязанности, и отказ Оши идти с ними ранил Леанальхам. Теперь девушка, казалось, питала тайную надежду, что он их всё же догонит.
Магьер не знала, что сказать. Было ли лучше позволить Леанальхам на какое-то время жить с комфортом ложной надежды или заставить ее взглянуть правде в глаза?
— Я бы тоже хотел провести ночь на земле, — сказал Лисил, освободив Магьер от решения, и перевел взгляд от нее к девушке. — Давайте так и сделаем.
Леанальхам печально кивнула и направилась за Лисилом к набережной. Малец рявкнул один раз, но Магьер отмахнулась от него.
— Ну же. Ты сам знаешь, что я права.
Все еще рыча, он тоже последовал за Лисилом, но Магьер смотрела на Леанальхам; Лисил вел девушку за руку.
— И найдите для нее штаны! — окликнула их Магьер, но никто не ответил.
Все равно, отплывут они сегодня, или завтра, или через пол месяца, она была уверена в одном.
Оша к ним не присоединится.

Глава 2

Вскоре, Магьер шагала рядом с Бротаном вдоль береговой линии между доками главного города острова. Ее страх вырос еще больше, она не ожидала увидеть место, настолько большое, как это.
Склады, магазины и сложные трёхэтажные здания были диким смешением выдержанных бревен, досок и всевозможных цветов, всё это делало размытым местность вдоль узких улиц, поднимающихся под острым углом уходя вверх от океана. В плотной толпе шумных людей, домашнего скота, тележек и фургонов воздух был пропитан смешавшимися запахами рыбы и засаленной древесины.
Бротан, возвышаясь над всеми, шел молча. Несколько человек смотрели на него снизу вверх, и Магьер чувствовала себя неловко. Молодой моряк, насвистывая мелодию, приближался к ним. Инстинктивно Магьер подняла руку, чтобы остановить его.
— Начальник… порта? — сказала она на ломаном нуманском. — Скажи нам… где найти?
Парень споткнулся, и Магьер вздохнула, она уже наделала много дел сегодня. Хотя ее кольчуга и меч, возможно, делали ее устрашающей, но его взгляд задержался лишь на лице и волосах.
Она знала, что ее появление определенным образом влияет на некоторых мужчин, привлекает или отталкивает их, хочет она этого или нет. Она была высокой и стройной, ее длинные черные волосы, со странными кроваво-красными искрами, ниспадая на спину, двигались при каждом движении. Ее кожа была слишком бледной и совершенной, а глаза были глубокого темно-коричневого цвета, когда они были… нормальными. Это не всегда помогало, но при случае было полезно.
Бротан стоял в ожидании.
— Начальник порта? — повторила Магьер.
Моряк моргнул, сглотнул и откашлялся, и тогда Магьер задалась вопросом, правильные ли слова она использовала. Бротан не удосужился исправить ее, хотя его нуманский был лучше, чем у нее. Моряк, наконец, указал на выцветшее деревянное здание, расположенное между двумя складами внизу дороги, по которой он шел.
— Там, — сказал он, моргнул, а затем глянул вверх, на Бротaна.
Из того, что Магьер знала, этот континент мог похвастать эльфами, которых люди назвали Лхоин'нa. Она не знала, отличаются ли они от aн'Кроан и Бротaна. Он был высок даже для своего народа. Когда его лицо не было скрыто, а сейчас капюшон не был поднят, его шрамы привлекали большее внимание.
— Спасибо, — сказала Магьер, и быстро поспешила дальше.
Она подошла к зданию, на которое указывал матрос. Дверь оказалась открыта. Громкие голоса слышались изнутри. Бротaну пришлось нагнуться, чтобы последовать за Магьер. Они оказались в комнате с двумя большими столами, латунным телескопом, направленным наружу лобовым стеклом, и бесчисленным множеством карт, охватывающих стены.
Двое мужчин по обе стороны стола кричали друг на друга. Коренастый мужчина в ярко-синем жилете перед столом пыхтел; его лоб и раздутые щеки покраснели.
— Вы не можете отклонить моё корабельное место! Я хочу поговорить с начальником порта сейчас же!
— От него вы услышите то же самое, — отрезал долговязый человек, в пожелтевшей рубашке. Его волосы выглядели неопрятно, у него были засученные вздымающиеся рукава, как будто он был готов пойти на своего противника с костлявыми кулаками. Вместо этого он поставил эти кулаки на рабочий стол и наклонился вперед. — Ваш корабль слишком велик!
— Я останавливался и в меньших пирсах, чем эти, — парировал коренастый.
— Ну, а здесь вы место не получите. Выгружайте в шлюпку или пусть ваш груз гниёт!
— Это займёт несколько дней, и вы это знаете!
— Это лучше, чем видеть ваш жирный корпус на одном из наших пирсов, — стройный секретарь выпрямился, резко опустился на стул и начал перебирать документы. — Доброго дня, капитан.
Коренастый капитан покраснел и чем-то стал похож на сливу.
— Мы еще поговорим об этом! Я вернусь, когда твой начальник будет здесь! — он повернулся и прошел мимо Maгьер и Бротaна, даже не удосужившись заметить их.
— Не будет вам от этого никакой пользы, — пробормотал стройный человек.
Магьер знала разговорный нуманский немного лучше, чем сама говорила на нем. По-видимому, он не был начальником порта. Молодой клерк что-то бормотал сидя за столом, чернильные пятна были на всех его пальцах, как если бы он долго работал с пером и бумагой. Спорить с капитанами, вероятно, не являлось частью его ежедневных обязанностей.
— Можете ли вы нам помочь? — спросила она.
— С чем? — резко ответил мужчина, даже не поднимая головы.
— Нам нужен проход дальше… корабль… на юг, — сказала она, или скорее попыталась сказать, — отплывающий… скоро.
— Я выгляжу как казначей на корабле? — ответил он.
Магьер не разобрала ни слова, но его тон отправил ее по неправильному пути. Она сделала решительный шаг в сторону стола.
Бротан мгновенно переместился, и когда она посмотрела в его сторону, его прищуренные глаза были устремлены на нее.
Она знала, что ее собственные глаза потемнели, в помещении стало слишком светло, появилось жжение в глазах. Ее зрачки расширились и, должно быть, превратились из темно-коричневых в черные, как они это делали, когда она была на грани потери контроля.
Бротан проскользнул перед ней к столу.
— Не могли бы вы направить нас на корабль? — спросил он клерка, который, все еще сгорбившись, сидел над бумагами. — Или, возможно, в лучший район порта, для того чтобы найти один корабль следующий в южном направлении и готовый принять пассажиров?
Впервые, человек увидел Бротaна, и он, внимательно рассматривая его, несколько раз молча моргнул. Они оба стояли слишком долго, но, возможно, их появление было достаточно пугающим, чтобы гарантировать ответ.
— Простите меня, — наконец-то ответил клерк. — Это было давно… Что вам нужно?
— Корабль, — повторила Maгьер, — в южном направлении, отправляющийся сегодня.
Он покачал головой:
— Я не знаю капитанов, желающих принять на борт пассажиров. Но большинство доков на южном конце, так что, когда они покидают порт, они не пересекаются с теми, кто направляется в Беранклиферский залив, Дред-Ситт или до побережья Нортландов, — он посмотрел вниз на свои документы. — Попробуйте поспрашивать там, внизу. Это лучшее, что я смогу предложить.
Снова проступил гнев, у Maгьер появился соблазн схватить клерка и выдернуть его из-за стола.
— Спасибо, — сказал Бротан и, бормоча, повернулся к Магьер. — Это все, что мы получим от него. Мы найдём южные доки сами.
Maгьер моргая, попятилась, и моргала до тех пор, пока яркость комнаты не стала обычной и не перестало колоть глаза. Она вышла из кабинета и направилась в порт, едва останавливаясь, давая возможность Бротaну догнать её. Ее нрав не улучшился.
Почему так трудно контролировать голод, управляемый гневом? Как запереть его подальше?
Магьер заметила, что Бротан был взволнован. Он смотрел на юг вдоль береговой линии. Это было странно, и она почему-то не сомневалась, что это было связано с доками, по которым им придется блуждать. Потом она вспомнила упоминание Леанальхам о Бротане.
Maгьер была полна решимости покинуть это место как можно скорее, чтобы избежать каких-либо преследований, и Бротан начал это еще до того, как они достигли порта. Он стоял как вкопанный, не как она; но ведь и он знал гораздо меньше, чем она, о том, куда идти после того, как они достигнут своей цели.
Ее гнев, не вымещенный на клерка, переметнулся в сторону Бротaна, тот хранил так много тайн, скрывал их как сокровища. Он каждый раз уклонялся от вопросов о своей истинной цели, и она была зла на него.
— О чем ты думаешь? — спросила она, стараясь быть спокойной.

* * *

Блуждая в своих собственных проблемах, Бротандуиве — «Пес во тьме», почти забыл о неустойчивом состоянии Магьер.
Им нужно поскорее покинуть этот островок. Остальные могут быть обеспокоены преследованием, но он был уверен в том, что пресёк его. Он не хотел, чтобы команда анмаглаков, оставшаяся позади в Колм-Ситте, стала досаждать Винн Хогеорт в ее усилиях найти последний шар. И только он был способен справиться с членами своей касты.
Он хотел, чтобы они следовали за ним.
— О чём ты думаешь?
Вопрос прозвучал слишком тихо и поэтому застал его врасплох. Он резко обернулся. Когда его поворот замедлился, то он обнаружил, что Maгьер остановилась в двух шагах позади и стояла там, изучая его.
Он был неосторожен, неужели мысли отразились на его лице? Нет, она была просто подозрительна по своей природе, и часто это было довольно полезно.
— Я думал о насущном: о корабле, — ответил он.
— Ты спешишь больше, чем Лисил или даже я, — сухо заметила она. — Даже допросил экипаж судна, прежде чем мы прибыли. Что ты скрываешь от всех нас?
Он недооценил ее. У него не было никакого ответа на ее вопрос, поэтому он просто пошел дальше. Она снова удивила его, сделав несколько резких шагов вперед и заставив его остановиться.
Сейчас, она пыталась добиться ответов от него: любая информация относительно того, что произошло с Бротандуиве на пути к ним, почему он защищает ее от своей касты. В конце концов, он должен сказать ей хоть что-то, возможно, даже часть правды, но он дожидался момента, когда они останутся наедине.
Не говоря ни слова, Maгьер отвернулась, но пошла не в направлении набережной. Она вошла в проход между двумя складами, который вел к проулку позади них. Остановившись на полпути, возле штабеля ящиков, она, ожидая, посмотрела на него. Он приблизился к ней и отступил в тень между зданиями.
— Ты что-то хочешь мне сказать? — спросил он.
Склонив бледное лицо, она выгнула одну темную бровь.
— Ответь на вопросы. Я спрашивала той ночью, когда ты появился в Колм-Ситте. Зачем и почему ты притащил с собой Леанальхам, не говоря уже об Оше… Что заставило тебя забрать девушку из её собственного дома? И почему они так… изменились?
Maгьер ждала, хотя Бротандуиве молчал, она пыталась угадать его ответы.
— Что ты сделал? — спросила она.
Бротандуиве оглянулся назад разглядывая корабли в заливе. Какой из них может держать путь из этого места? И какой из них, либо пришел, либо придет, с теми, кого бы он хотел достаточно подпустить к себе, чтобы убить?
Одного… а затем другого… всех до единого.
Магьер хотела простые ответы на, казалось бы, простые вопросы, но ничего в этой истории не было просто.
— Я знаю, что произошло с Ошей и что так изменило Леанальхам, — начал он, — но я должен вернуться к своей истории, к тому, как все это началось… из-за Винн.
Maгьер долго и пристально смотрела на него:
— Винн?
Тем не менее, любознательная молодая Хранительница стала невольным катализатором произошедшего. После того, как Maгьер, Лисил, Малец и Винн покинули территорию aн'Кроан, под опекой Оши и самого почтенного анмаглаха, Сгейльшеллеахэ, ей удалось сделать так, что Бротан теперь знал, как они завладели шаром Воды. Они нашли спрятаное в ледяном замке посреди хребта Пока-Пикс, самой высокой точке этого континента. Однако поиск шаров на этом не закончился.
Избранная команда анмаглахов следовала за Maгьер и ее спутниками, даже когда они бежали из забытого замка на своей родине. Перед тем как они добрались до дома, случился один, нет, два трагических смертельных случая. Сгейльшеллеахэ и другой эльф-греймазга, по имени Хкуандув убили друг друга, по мнению Магьер, из-за неизвестного «артефакта».
В конце концов, Магьер, Винн, Малец и Лисил достигли берега в надежде поймать корабль, уходящий на центральный континент, чтобы увести шар из досягаемости Вельмидревнего Отче. Но прежде, чем они отправились в новый путь, Оша ушел, чтобы вернуться к своему народу, неся пепел своего учителя, Сгейльшеллеахэ.
На рассвете, когда ушёл Оша, Винн Хигеорт последовала за ним. Она дала ему тетрадь со своими записями, чтобы поставить в известность Бротандуиве.
Эта тетрадь содержала всё. Спустя тысячу лет безопасного затворничества, она принесла войну среди aн'Кроан.
Весь прошедший год и события, произошедшие в пути, сильно утомили Бротандуиве. Ему хотелось закрыть глаза, но Maгьер стояла и смотрела на него. Когда его мысли блуждали в прошлом, он бережно сохранял непроницаемое выражение на лице. Конечно, тогда он ничего не знал о трагических событиях, окружающих этот первый шар. В то время когда это всё происходило, он был в северных пределах земли своего народа.
Когда начался переворот его мира? Помнит ли он точный день?
— Да.
Когда он стоял там с Maгьер, его мысли убегали назад во времени… до нескольких месяцев после того, как Сгейльшеллеахэ и Оша остались с Maгьер и ее спутниками, чтобы найти, как теперь он знал, первый шар. Он тогда ничего не слышал о шарах, ничего не знал, он шел через лес своего народа к центру в клан Койлехкроталл…

* * *

Солнечный свет прорывался сквозь полог леса рассеянными лучами. Бротандуиве молча направился к дому Сгейльшеллеахэ, Леанальхам и его старого друга Глеаннеохкатвы. Это был момент редкого покоя, ни одного шелеста листа.
Мягкая походка Бротана не дрогнула. Он скрылся между ветвями ели и стал одним целым с ее тенями. Вся сознательная мысль исчезла, его ум, будучи пустым, скрылся, как и его плоть, в это же время он шевельнул рукой, и стилет мягко упал ему в ладонь.
Большинство шпионов Вельмидревнего Отче приезжали отовсюду в эти дни. Подозрение древнего патриарха выросло с того дня, как Бротан защищал Maгьер на суде поединком, прежде чем совет старейшин кланов принял решение. Эльф посмотрел вверх, ища лист или иглу, которые двигались бы против ветра. Он не обнаружил никаких признаков своего вида, и устремил взгляд еще выше.
В кроне деревьев был виден только проблеск белых перьев. Что-то довольно маленькое, но слишком большое, чтобы быть просто спрятавшейся между листьями птицей.
Ветви, которые прикрывали ее, оттеснили, и она согнула длинные, сложенные крылья. Она взглянула вниз, в поисках того места, где он исчез из поля зрения.
Размах её раскрытых крыльев был бы примерно в пять раз больше её роста, но даже при этом она не могла быть даже наполовину такой же высокой, как он. Крылья оставались сложенными за узким, легким торсом молодой девушки. Она была пестрая, серо-белая. Вместо волос, у нее были большие перья, зачесанные назад, как будто часть головного убора, то же самое было и на предплечьях, и на голенях.
Бротан вернул стилет в ножны и вышел из тени.
Она вздрогнула, отступила назад, скрываясь в кроне дерева. Затем высунув голову из кроны, посмотрела на него сверху вниз, как если бы знала его, но это было все еще неопределенным.
Ее два огромных овальных глаза были черны как камни реки. Ее осветила полоса солнечного света, когда она высунулась чуть дальше из листьев и наклонила голову, как ворона. Ее глаза зажглись красными, словно она была голубем.
Сейильф — «Несомая ветром» — неподвижно смотрела на Бротана.
Несмотря на тонкость ветви, на которой она сидела, та едва согнулась под ее тяжестью. Рот сейильф внезапно распахнулся, и что-то упало из него на землю.
Бротан был поражен. Он автоматически взглянул вниз, а затем быстро вверх.
Сейильф ушла. Когда он опустил глаза на то, что она выпустила, то увидел круглый темный камень и присел, чтобы поднять его.
Гладкий и продолговатый, как ее глаза, он всё ещё был мокрым от ее слюны. Он вытер его своей сухой серой одеждой, осмотрел и сжал его в руке. На камне были продолговатые линии,
Это были не царапины когтей сейильф. Точно такие линии он видел на стенах пещеры их высокогорных аегис. Эти глубокие, короткие следы были сделаны более твердыми и мелкими когтями на кончиках пальцев хейнасов.
Камень был вызовом.
Хейнасы жили в лавовых глубинах гор, которые граничили с южными территориями его народа. По древнему ритуалу, они делали всем анмаглакам оружие и оборудование, которое требовало редкого белого металла. Только они могли найти его и сделать оружие в горячих глубинах земли. После того, как молодой анмаглак завершал базовую подготовку и получал одобрение старейшины, весточка отправлялась хейнасам, и, когда они завершали новое оружие, они посылали камень-приказ о явке. Новичка на пути к огненным пещерам сопровождал старейшина касты, чтобы получить эти драгоценные подарки. По возвращении, посвященный должен был найти наставника среди касты, который бы согласился завершить его подготовку.
Мало кто видел такой камень с маркировкой. Еще меньше тех, кто научился читать их. Только греймазги и старейшины касты умели это. Бротан нашел одно различимое слово на камне хейнасов. На его родном языке, это означало «Порыв ветерка».
Все имена его народа, то есть данные при рождении и выбранные во имя духов предков, имели значение.
Хейнасы вызвали Ошу — «Порыв ветерка» — во второй раз.

* * *

— Ты собираешься стоять там?
Бротан быстро вышел из омута своей памяти. Maгьер смотрела на него со сложенными на груди руками, сидя на стопке ящиков в переулке между складами.
— Или ты, наконец, скажешь мне, что ты имел в виду, говоря о Винн? — добавила она.
Бротан бы, конечно, не рассказывал ей о сейильф, камне, или о том, что было сделано для Оши. Этот вопрос еще предстоит урегулировать, даже спустя столько времени. Он не в полной мере понимал, что из этого стоит рассказывать, но Maгьер не будет откладывать это надолго.
— Это началось прежде, чем я узнал о Винн… О вмешательстве Оши, — он наконец-то ответил. — Ты помнишь поселение клана Койлехкроталл?
— Ты имеешь в виду, родное село Глеанна и Леанальхам? — Maгьер нахмурилась, с нетерпением выдыхая. — Конечно. Мы были гостями там.
— Да, были, — Бротан чуть покачал головой на ее сокращение имени Глеаннеохкатва. Люди были настолько неадекватными с любыми языком, кроме своего собственного. Он поднял руку, когда она собиралась заговорить, требуя, чтобы она дала ему закончить. — Моя часть началась после того, как вы покинули свою родину на этом континенте. Оша уже отбыл, чтобы вернуться к своему народу. События развивались с этого момента, хотя я тогда не знал этого. Некоторые вещи, стали известны мне лишь в тот день, когда я прибыл в дом Глеаннеохкатвы.
И с этими словами он начал рассказывать Магьер часть своего рассказа…

* * *

Бротан шёл сквозь густую поросль деревьев по направлению к поселению клана Койлехкроталл. Стволы деревьев, выращенные необычным способом, становились все крупнее по мере приближения к центру деревни. Ан'Кроан жили внутри массивных деревьев. В то время как выше листва оставалась пышной и густой, в промежутках же между деревьями подлеску уступили открытые пространства с ковровым покрытием из щебня и мха. Кто-то выходил из деревьев и входил обратно, будто из раздутого ствола кедра появлялись духи… Бротан даже не удосужился посмотреть, кто появился и едва взглянул на плющ, свисающий с ветвей над головой. Лозы на площадке в широком отверстии дерева заменяли дверь. Он прошел несколько таких жилищ с отверстиями, обозначающими входы, а затем большой глиняный купол печи на открытой лужайке; дым поднимался с его вершины. Несколько женщин и двое мужчин остановились и один за другим повернулись, чтобы посмотреть на него. Они вежливо кивнули, охотно даря ему теплые улыбки.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.