Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49283
Книг: 123043
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Адский кот»

    
размер шрифта:AAA

Ив Лангле
Адский Кот
(Добро пожаловать в АД — 4)

Пролог

— Что она такое? — спросила говорящая, но Дженни не услышала привычного отвращения, а наоборот искреннее любопытство.
Кто-то пальцем убрал влажные волосы с лица Дженни, открывая взору ее черты. Она молчала, но не, потому что опасалась быть связанной за неподобающие комментарии, а потому что обомлела от увиденной красоты. Ее окружали женщины с самыми прекрасными золотистыми волосами. Как же она завидовала этим шелковистым локонам. У нее были волосы зеленоватого оттенка, и когда высыхали, торчали во все стороны.
— Девушка или рыба?
Привычный вопрос, учитывая, что торс Дженни был цвета слоновой кости, а на ноги переливающаяся чешуя. Да у нее были ноги, а не рыбий хвост к великому позору ее матери. Как часто она об этом слышала.
— У русалки же есть плавники, хвост и жабры? — У Дженни были перепонки между пальцев, и она могла задержать дыхание больше чем на пятнадцать минут. Но она не проводила много времени под водой с другими детьми ее возраста. Черт, по словам акушерки, она при рождении чуть не утонула. Они едва успели понять, в чем проблема.
— Как думаете, она нас понимает? — На нее смотрела обладательница милых голубых глаз, которые обрамляли пушистые светлые ресницы. — Малышка, ты можешь говорить?
Дженни кивнула, но не открывала рта.
— Как тебя зовут? Откуда ты?
Она указала на волны, бьющиеся о скалы и набегающие на песчаный берег.
— Ты переплыла Стикс? Твой корабль разбился о скалы?
Дженни сморщила носик. Стикс? Что это? Ее дом находился под водами Тёмного Моря. Она покачала головой.
Красавицы, с ногами, а не хвостами, были одеты в прозрачные платья из легкого материала в цветочек, собрались в кучу и уставились на Дженни. Отчего она сильнее съёжилась. Если они хотели попытаться быть деликатными, у них не вышло. Она слышала каждое слово, которое они бормотали. Дефектный ген русалки не нес в себе глухоту.
— Как вы думаете, откуда она? Как она здесь оказалась? — прошептала та, что ниже ростом.
— А это важно? Теперь она здесь, и никто за нее не поручится. Если ее корабль потерпел крушение, то тот, с кем она путешествовала или утонул, или его съело одно из чудищ Стикса.
— Что нам делать? — спросила пышка.
— В смысле?
— В смысле, нам ее оставить? Учитывая, что она не утонула, вероятно, она подарок.
— И как ты это поняла? Может она просто хорошо плавает.
— Или кто-то намеренно ее бросил здесь, — вставила самая высокая.
Одна девушка посмотрела на Дженни с подозрением, оценкой и порицанием.
— Может, это ловушка?
Три пары глаз с тем же взглядом уставились на нее. Дженни обхватила колени и уставилась на пальцы своих ног.
Пышка хихикнула.
— Ох, Телксиопи, серьезно? Вечно ты со своими теориями заговора. Ловушка? Правда? Она — дитя, а не бомба.
— Мне это не нравится. Она явно не одна из нас. — Телксиопи даже не потрудилась скрыть недоверие.
— Она ни на что не похожа, — размышляла вслух высокая. — Или, по крайней мере, ни на что, с чем я сталкивалась во время путешествия или читала в книгах.
— Я считаю, что нам нужно кинуть ее в воды Стикса, и пусть чудища разбираются.
Дженни насторожилась. Может она и не знала, откуда пришла, но знала, что купание с чудищами не лучшая идея.
Пышка приобняла Дженни.
— Телксиопи! Что с тобой? Она — ребенок!
Брошенный, нежеланный ребенок, который даже не знал что он или откуда.
«У меня нет дома».
Недоверчивая фыркнула.
— Делай, что хочешь, но потом не говори, что я тебя не предупреждала.
— Мы не выкинем ее, как мусор, — заявила высокая, садясь на корточки перед Дженни, а после продолжила нежным голосом: — Малышка, что хочешь, чтобы мы сделали?
Они ей выбор предоставляли? С чего вдруг у Дженни появилось право голоса?
— Я знаю, что ты нас понимаешь, — пропела тихим голосом низкорослая милашка. — Я вижу это по твоему выражению. Ответь моей сестре Рейдне. Только правду. Скажи, что хочешь, чтобы мы сделали? Ты потерялась? Нам найти твоих родителей?
Дженни неистово замотала головой. Насколько ей известно, именно мать ее бросила, и сомневалась, что не любящие ее родители обрадуются ее возвращению.
— Тебе есть куда пойти? — спросила Рейдне.
Дженни грустно покачала головой.
— Хочешь остаться здесь, с нами?
Правда? Осмотрев лицо каждой девушки и не найдя в них угрозы, даже в той недоверчивой, Дженни задумалась, а могла ли она остаться?
Теплый ветерок так нежно ласкал кожу, особенно на фоне холодных волн и скал. Нос дразнил запах чего-то сладкого, пробуждая желание узнать, что же могло так восхитительно пахнуть. Здесь все по-другому. Так… мило.
Дженни набралась смелости и тихо заговорила:
— Вы искренне говорите? Могу я остаться?
Тут же исчезли все насекомые и чайки, а земля оказалась усыпана извивающимися телами. Крики матроса, который греб к берегу, пока девушки разговаривали, стихли. Было принято решение, что Дженни могла остаться, но только если займется вокалом. И будет говорить, как можно меньше, учитывая, что своим голосом она могла разрушить всю жизнь на острове. К счастью, сирены были невосприимчивы к странным вокальным данным Дженни.
Так сирота, способная убивать голосом и которая, даже не знала, что она такое, стала почетной сиреной и племянницей четырех девушек.
Хотя Дженни так и не удавалось заманить моряков на остров — обычно, они, заслышав ее, начинали грести в обратную сторону — многих она могла оглушить, нескольких свести с ума, а остальные просто умоляли закончить муки. Но, по крайней мере, у нее появился дом.

Глава 1

Доки реки Стикс…

— Ты был плохим котом. — Люцифер покачал головой на адского кота, со страдальческим выражением лица, которое, вероятно, так хорошо знакомо его дочери, Мюриэль. Эта малышка знала, на какие кнопки следует нажать. Фелипе, проблемный любимец, сел на волосатый зад, держа в зубах улов — морскую змею тридцать футов длиной — и понурив голову, свесил усы.
— Не смей строить из себя невинного. Это срабатывает с ведьмой, которая тебя держит, но не со мной, паршивец, — ругал неисправимого кота Люцифер, нацепив свое лучшее — хорошо отрепетированное перед зеркалом, дабы убедиться в эффективности — суровое выражение лица. Хотя эффекта не было. Опять, как и его дочь, кот доводил Владыку Ада. Но в то же время, как он мог злиться на слугу, который, по вине юношеского задора, согрешил?
Да, нарушение правил, и непочтительность присутствовала, значит Фелипе мог бы получить еще один нагоняй от Люцифера. Очередное ограничение.
Перекинувшись в человека и прикрыв свое достоинство, Фелипе с робостью посмотрел на Люцифера.
— Так я могу извиниться?
— Нет, но я ценю твою попытку солгать — Люцифер постукивал ногой по причалу и погрозил Фелипе пальцем. — Что я говорил по поводу игры с монстрами Стикса?
— Не сметь.
— А ты что сделал? Нет, не отвечай, ответ очевиден. И что ты можешь сказать в свое оправдание? — Скрестив руки на груди, Люцифер вперил в него злобный взгляд.
Фелипе пожал плечами.
— Я был голоден.
— Тогда надо было сходить в магазин.
— Но там не свежее. — Красавец адский кот нахмурился, и Люциферу пришлось сдерживать улыбку. Этот оборотень действительно был обаяшкой, и прекрасно об этом знал. Поэтому у него было все прекрасно с женщинами, счастливый ублюдок. В отличие от тех, кто застрял с моногамией. Фу, даже от одного этого слова Люцифера затошнило. И от того, что он делал для отличного секса, а еще от испеченного яблочного пирога Матери природы, но не от того, который был между ее ног. Этот был чистым медом.
Его старый друг, Харон, стоявший рядом, и чьи глаза были скрыты капюшоном, вскинул руки.
— Голоден? Твою ж. В этом месяце ты уже второго убил. Как, черт побери, мне переправлять проклятых через реку, если даже впечатляющих образцов пугающих их, нет?
— Думаю, тебе стоит больше волноваться о репутации сына, чем о моих привычках рыбачить, — вставил Фелипе. — Или ты не рассказал нашему Господину о своей последней неудаче?
И ни одной.
Люцифер сопротивлялся желанию удариться головой обо что-то твердое. 
— Что на этот раз натворил Адексиос? — потребовал Люцифер. — Он опять опрокинул лодку? Потерял весло?
— Не совсем так, — проговорил Харон.
Ухмыляясь, Фелипе рассказал:
— Он позволил ново-прибывшему проклятому управлять лодкой, пока сам спал. В итоге душонка развернула лодку и быстро поплыла к земле.
Переносить новость, считая до десяти, не легче, но так хотя бы Люцифер обуздал свой норов и не разорвал гонца новостей на мелкие кусочки.
— Хочешь сказать, что вместо того, чтобы печься в жаровне ада, несколько новичков умотали обратно?
Учитывая количество прибывающих ежедневно душ, у Люцифера хватало времени лишь на то, чтобы встретить специальных или самых интригующих из них. Однако никто не мог обвинить его в халтуре, даже если он не встречал в аду каждого, потому что у него в подмастерье отличная администрация. Каждая прибывшая душа получает свое, и никто не оказывается безнаказанным или без приветствия.
— Хорошие новости, что они, в общем-то, в аду. — Зловещая ухмылка Фелипе подсказала Люциферу, что остальное сказанное ему не понравится.
— И почему то мне кажется, что дальше последует «но».
— Просто они не в девяти кругах. Когда Адексиос прилег, временный лодочник сбросил его в воду, затем направил лодку с пассажирами к острову Сирен. Так что, проклятые души еще здесь. А вот плохие новости в том, что вернуть их будет нелегко. — Фелипе рассмеялся, а Харон застонал.
— Чёрт подери. Ты же знаешь, как я ненавижу иметь дела с этими женщинами. — Не говоря уже о том, что Матушка природа запретила ему посещать их остров. Видимо не доверяла ему оказаться в окружении девчонок, которые пением могут заставить мужика делать всё, что они пожелают. Словно этим сексуашкам нужно что-то предпринимать, чтобы заставить Люцифера стянуть штаны. Ему всего и требовался-то призывный взгляд… ну, или раньше так было нужно. Пока его женщина не начала настаивать на моногамии.
Ах, где же старые добрые времена, когда голые ведьмы танцевали вокруг костров и приглашали его на оргии.
Сложив руки, скрытые широкими рукавами, на груди, постоянный лодочник реки Стикс вздохнул.
— Я пошлю сына вернуть их.
— Чтобы он еще где-то налажал? — отрезал Люцифер. — Нет, благодарю. Думаю, пора перевести мальчика на менее напряженную и менее приятную должность. Что касается тебя… — Люцифер повернулся к адскому коту, который казался слишком собой довольным, пора уже стереть широкую ухмылку с его лица. — Ты ослушался, и не думай, что выйдешь сухим из воды. У меня для тебя задание. Верни проклятые души.
— Но они на острове Сирен.
— И?
— Те женщины заманивают мужчин, пленяют и делают из них рабов.
— Тогда тебе лучше быть осторожным.
— Но…
Выпрямившись и позволив пламени Ада загореться в глазах — отличный трюк, которому он давным-давно научился — Люцифер сказал:
— Живо! — Скорее крикнул, определенно, так как эхо от слова придало нужный эффект.
Фелипе прикусил свой острый язык и кивнул.
Но внутри Люцифер хохотал. Как обычно, все шло по плану. По его плану. Адский котенок собирался на встречу со своей суженной, которая принесет ему детей. Или он попадет под обаяние сирен и станет племенным жеребцом. В любом случае, с ним все решено. И ряды его демонического легиона будут пополняться. С какой точно целью он не знал, но внутри горело странное чувство, что вскоре ему понадобиться большая армия.
Надув губы, Фелипе перекинулся в кота и отправился готовиться к путешествию.
Харон покачал головой, скрытой капюшоном.
— Он — ходячая проблема.
Возможно, но эту проблему Люцифер мог понять и даже восхититься. Сражения, женщины и зарабатывание репутации. Как же он скучал по прежним временам, когда у него хватало душ для пыток и обязанностей.
— Не больше, чем твой мальчишка. Что ты собираешься с ним делать? Очевидно же, что он не создан для работы паромщиком.
— Ему нужно время.
— Время? — Люцифер фыркнул, отчего из ноздрей повалил дым. — Мальчишка не найдет выхода из комнаты даже с открытой дверью. Должен же он что-то уметь, кроме как заваливать меня бумажной работенкой. Все ведь знают, как дорого мое время, чтобы заниматься этой ерундой.
Он мог бы полировать новейший кубок по гольфу, практиковаться в серфинге, готовясь к предстоящему конкурсу «Царь морей» или занимался бы интересным образом шлифовкой своего достоинства.
— Цифры.
— Чего? — Люцифер тряхнул головой, прочищая ее от неуместных мыслей.
Харон тяжело вздохнул.
— Я говорю, что Адексиос хорошо работает с цифрами. Я знаю, насколько это полезно.
Люцифер почесал подбородок.
— Числа, говоришь? На самом деле, это может пригодиться. Я уже давно подумываю о переписи. — Если проблема действительно нависла, Люциферу необходимо знать на что рассчитывать.
— Перепись? Я думал, что её уже сделало «Адское Бюро Статистики». Я чуть не свихнулся, заполняя их анкету в сто с лишним страниц.
С губ Люцифера слетел смешок.
— Приспешники того отдела слишком наслаждаются своей работой. Проклятые бюрократы. Но я не об этой переписи. Я хочу узнать о тех, кто был рожден в глуши.
— В глуши? Ты не можешь послать моего мальчика туда. Его на следующий же день съедят.
— Да что ты говоришь?! — Если бы мальчишка был сыном кого-то другого, Люцифер не стал бы раздумывать, но Харона он считал другом. — Все-таки парень должен зарабатывать на жизнь. Я подумаю об этом, и сообщу тебе решение.
— Ты ведь не планируешь убить его? Не то, чтобы мне было дело, — поспешно добавил Харон, — но его мать устроит мне Ад страшнее, чем ты.
— Не бойся, старый друг. Смерть — это слишком просто. А вот формирование характера во время приключения, опасности и хаоса — другое дело.
Не говоря уже о том, что Люцифер мог втянуть Адексиоса в свою игру влюбленных пар. Однако для начала ему нужно посадить на поводок адского кота, и он точно знал женщину, способную на это… а еще помочь ему в качестве бонуса.

Глава 2

— Принеси, говорит он, недостающие души, словно я какой-то долбаный адский пёс, а не редкий и могучий адский кот, — ворчал Фелипе, пока запихивал одежду в сумку.
Разве Люцифер не понимал, что возвращение этих проклятых душ беспечная трата его таланта? Фелипе был первоклассным охотником. Он мог выследить все что угодно — и уничтожить. Взгляните только на его впечатляющее досье, монстры, которых он победил, печати, которые он взломал. Любой глухой приспешник мог отправиться на остров сирен и притащить беглецов. Разве Люцифер не понимает, что своим заданием отвлекает Фелипе от более важных дел? Например, избавить катакомбы от гигантской двухголовой крысы, чтобы шахтеры могли спокойно работать, без страха быть съеденными. Или выследить проклятые души, которые не выполняли свои обязанности и думают, что пропустят наказания. А ещё побить рекорд Реми — который успокоился в объятиях ведьмы Изабель — по количеству покорённых женщин?
— Клянусь, если я узнаю, что этот дурацкий поход организован одним дрянным огненным демоном, который встречается с Изабель, то я оторву ему член и скормлю гончим.
Впрочем, Фелипе сомневался, что за заданием Люцифера стоял Реми. Растив его, с тех пор, как он был еще крошечным детенышем, Изабель убьет Реми, если он даже выдернет хоть волосок Фелипе, который так сильно раздражал ее демоническую пару.
— Тупой, дрянной…
— Надеюсь, ты это не про того, кого мы знаем, — промурлыкал Люцифер в непривычно мягком тоне.
От неожиданного появления Повелителя Ада Фелипе задушил в себе девчачий визг.
— Мой Повелитель, я не слышал стука.
— Будто бы я когда-то делал что-то такое обыденное.
— Что-то забыл? — Или хотел отменить что-то? Например, одно глупое задание?
— Иногда я забываю, что мы живем в эру с адфонами и тому подобному. После нашего разговора и моих приказов, мне пришло в голову, я ведь мог позвонить сиренам и потребовать вернуть мои пропавшие души.
Потребовать? Только у Люцифера были стальные яйца, чтобы что-то требовать у тех независимых женщин. Имелась причина, по которой сирены жили на краю темного моря, одинокие и своенравные.
— Они согласились?
Плюхнувшись на гладкий, сделанный из кожи демона, диван — с подушками ручной работы — Люцифер выгнул брови.
— Не совсем. Телксиопи, одна из старейших сирен и главная сучка, сказала, что с удовольствием вернула бы души обратно. Знаешь ли, проклятые души для них бесполезны. Сирены живут с демонами или со смертными из-за того, что у них есть жизнеспособное семя. В любом случае, видимо, моим потерянным душам по несчастью довелось встретиться с Дженни, когда она репетировала песню сирены и хорошо… — Люцифер замолчал.
Слабость присущая каждой кошке подняла свою усатую голову. Любопытство побудило Фелипе спросить:
— Что случилось? — Насколько все плохо? Души уже не относятся к живым и не могли снова умереть, если только не бросятся в пропасть для завершающей переработки. Трудно вечно наказывать проклятых, если они слишком быстро умирали. Никто не был уверен, как это работает, само собой или же Люцифер контролировал процесс, или это было так, как было, но любой человек, у которого отведенное время в мире смертных закончилось, и он стал проклятым, не мог умереть в аду. Чувствовали боль, получали ранения, подвергались пытками и, да, только пропасть обещала вечное забвение.
Гримаса исказила губы Темного Лорда.
— Не важно. Скажем так, они были надлежащим образом наказаны и больше нет необходимости приводить их, то есть тебе не надо собирать их.
— Да! — Фелипе вскинул кулак в воздух, не в силах сдержать радость. Он слишком рано радовался.
Люцифер не закончил.
— Что хорошо, так как ты нужен мне для другой работы. — «Нет!», Фелипе придержал этот комментарий при себе. Это никогда не будет высказано вслух, ибо не провоцировать Владыку Ада.
Спросите парня в часовой башне, который теперь вынужден выкрикивать который час, и столько же раз бить себя плетью. Это наказание он получил за то, что опоздал на встречу с Люцифером.
— Вот твое новое задание, ты должен встретиться и сопроводить к внутреннему кругу моего новобранца.
Почему это звучало обманчиво легко?
— Кого вербуем и откуда я должен его забрать?
— Дженни с Острова Сирен, и ее нужно доставить сюда. Учитывая ее уникальные способности, я решил, что она должна присоединиться к моему впечатляющему легиону и стать одним из моих особых злых приспешников.
— Почему она не может прийти сама?
— Это сложно. Скажу одно, мне нужно, чтобы ты сопровождал её. Я попрошу кого-нибудь их флота Харона взять тебя.
— Если у тебя есть готовая лодка, которая следует туда, то зачем я нужен?
— Во-первых, чтобы убедить девчонку уехать.
— Я думал, что она вступила в легион.
— Ага. Только она об этом пока не знает.
— Ты хоть спросил ее?
— Конечно, нет. Спрашивать не в моей манере, — фыркнул Люцифер. — Хотя, я перекинулся пару словечками об этом с ее опекунами.
— И?
— И стоящая во главе гарпия от смеха даже пополам сложилась. Ты представляешь, Телксиопи даже осмелилась использовать такие слова, как «нет, спасибо»? — Люцифера передернуло. — Уверен, что они обучили девчонку таким же хорошим манерам. Нам придется избавить ее от этой дурной привычки. Я не потерплю вежливости.
Опять же, здравый смысл взял вверх над инстинктами.
— Почему они не хотят, чтобы она перебралась в главный город? Разве это не честь вступить на такой пост? — Целуем в задницу. Никогда не зависай с Люцифером, если только не планировал нагло льстить.
— Кто знает почему. Она женщина.
— А ты не можешь просто приказать ей?
Люцифер скривился.
— Мне больно признавать, но Остров сирен немного вне моей юрисдикции. Я проиграл его в покер на раздевание миллиарды лет назад. До сих пор поговаривают, что те девки жульничали. Но они выиграли, даже если это включает в себя много обнаженных сисек. Они все же должны согласиться на реванш. Так что, учитывая ситуацию, я не могу их заставить отправить ко мне Дженни.
— Так телепортируйся, хватай девчонку и телепортируйся обратно, пока они не заметили.
Из носа Люцифера повалил дым.
— Ты это специально делаешь, указываешь, на мои проблемы с этим проклятым островом? Порталы не работают вокруг острова. Они что-то делают с межпространственным разрывом, чтобы попадать в мир смертных и заманивать моряков.
— Извини, босс. Я не знал об этом. Вот ведь сучки.
— Заноза в моей заднице больше мне нравится, но так как я редко в них нуждаюсь, то это не является проблемой. Но сейчас другое дело. Я хочу Дженни.
— Ты не боишься, что Матушка Природа приревнует? — Когда Королева Зелени закатывала истерики, то об этом знал весь мир. Держу пари, если она застукает большого парня за изменой, то Калифорния канет в пучину моря.
— Я не хочу девчонку для секса.
— Лучше и не надо, — ответил женский голос, казалось бы, из ниоткуда.
Фелипе практически выпрыгнул из кожи и огляделся кругом.
Люцифер, с другой стороны, не оказался удивленным.
— Успокойся, котеночек. Её здесь нет, но у Геи есть уши и глаза повсюду. Можешь ли ты поверить, что она не доверяет мне? — Люцифер сделал оскорблённый вид, а затем ухмыльнулся. — Умная женщина. А еще очень ревнивая. Это все мне в ней нравится. В любом случае, мы отклонились от темы. Я хочу, чтобы ты отправился на остров Сирен и уговорил Дженни вступить в мой чудный легион приспешников.
— Я?
— Да, ты. У тебя талант обращаться с женщинами. Я хочу, чтобы ты использовал свои знаменитый шарм, приторные речи, волшебный член, все что угодно, но только притащи Дженни во внутренний круг. Если бы в настоящий момент я не встречался с женщиной, которая не понимает, как жестока моногамия с крепкими мужиками, я бы сам это сделал. Но моя подружка — безжалостная госпожа. Еще одна вещь, которая делает ее уникальной и ради чего стоит постараться. — Люцифер перешел на шепот. — Только не говори ей.
— Не скажу.
По большей части, потому что разговаривать с Матерью Природой означает раздражать ревнивую сторону Люцифера и увидеть его зажаренным на медленном огне в собственном соку.
— Умный котенок. Так вот, каков план. Едешь туда, делаешь все, чтобы притащить Дженни в замок. О, и да, будь готов к драке.
— Я уверен, что справлюсь с одной упрямой сиреной.
— Она не совсем сирена. По сути, никто не знает, кем она является на самом деле. И схватить ее не будет твоей самой большой проблемой. Уведи ее с острова.
— мне придётся с сиренами сразиться, чтобы забрать ее? — Ведь если это так, то он может столкнуться с несколькими проблемами. Очень мало мужчин, столкнувшись с этими девками уходили — с невредимой волей и телом. Как он слышал, хватало лишь несколько нот, чтобы превратить мужчин в безголовых рабов. Хорошо, что Фелипе без музыкального слуха. Он не поймет хорошая ли музыка, даже если по морде дадут гитарой.
— С сиренами? Сомневаюсь, что дойдет до этого. Если Телксиопи сказала, что не видать мне Дженни, то другие сирены считают, что Дженни пойдет это на пользу, и она смогла бы расширить свои горизонты. Проблема в том, что когда Дженни оказывается рядом с водой, то у нас возникают проблемы с морскими монстрами. Другими словами, они слетают с катушек и не дают ей уйти.
— А не может лодочник стукнуть их веслом?
— Это работает только с Хароном.
Фелипе провел рукой по лицу, чувствуя, как появляются усы, потому что его внутреннего кота все больше и больше беспокоила миссия.
— Она действительно так нужна легиону?
— У нее есть особенные навыки, которые мне нужны.
— Могу я спросить какие именно? — Фелипе сомневался, что дело в развлечении. Матушка Природа довольно ясно обрисовала Люциферу, что с ним будет, если он изменит ей. Когда женщину бесили, она применяла злые навыки в садоводстве.
— Нет, ты не можешь спросить.
— Полагаю, не прокатит, если я скажу, что занят?
Люцифер усмехнулся.
— Зависит, насколько ты привязан к своей шкуре? Я мог бы постелить новый ковер в кабинете.
От вежливой угрозы, звучащей в голосе босса, Фелипе даже не скрывал дрожь, которая прокатила через него. Фелипе поежился и вдобавок поклонился.
— Как пожелаете босс. Я сейчас же отправляюсь.
— Думаю, у тебя все получится. — Самодовольная улыбка появилась на губах Люцифера. — А сейчас, если ты меня извинишь, я опаздываю на ланч с Геей, что значит, я получу нагоняй. — Люцифер потер руки. — Не могу дождаться.
Снова взяло вверх проклятое любопытство.
— Ты собираешься спорить со своей девушкой?
— Конечно, собираюсь. Крупная ссора означает примирительный секс. Самый лучший. В некоторые дни хорошо быть мной. — Со щелчком пальцев, Владыка Ада испарился, оставив за собой лишь небольшое облачко, пахнущее серой.
Закончив, собирать вещи, Фелипе перекинул сумку через плечо.
— Почему-то мне кажется, что я оторвусь на полную.
Плюсы, он мог точно сказать, что его соперник Реми не мог похвастаться постельными победами с сиреной. Возможно, он достойно проведет время в той поездке.
Какие минусы? Он не верил в негатив. Он одержит победу. Фелипе — кот, а значит, всегда приземляется на четыре лапы.

Глава 3

Взгромоздившись на вершину своего утеса на краю острова, Дженни продолжала вычесывать спутанные, все еще зеленые волосы. По крайней мере, она прекратила вздрагивать всякий раз, когда задевала самый запутанный колтун. Галлоны кондиционера и привычка означали, что теперь она может справиться с ежедневной пыткой. Рейдна настаивала, чтобы она каждый день этим занималась, даже если её волосы за секунды спутывались снова, а моряки никогда не интересовались необычным их цветом.
— Выглядят, как заплесневелая солома. — Говорили многие мужчины. И никакая краска или обесцвечивание не могло этого изменить. По крайней мере, волосы были мягкими, хоть и вечно торчали во все стороны.
— Я не чувствую никаких вибраций, — прокричала Рейдна, прерывая ритмичные движения расчески.
Вероятно, потому что Дженни ещё не пела. Эту часть дня она всегда боялась. Все сирены острова, включая Дженни — безвозмездно удочеренную — напевали волнам. Хотя, в случае Дженни, это было не напевом, а скорее карканьем, которое убивало и пытало слух.
Несмотря на все уроки, чтобы не произнесла Дженни, для оппонента было словно скрип. Ногтями по школьной доске и то приятнее звучало. Но это не остановило ее преподавателей, настаивающих, чтобы она пела. Они считали, что в её родословной была сирена — неправильная. Скорее всего, это был один из редко рождаемых у сирен мужчина, которого они отослали в большой мир, ведь на острове Сирен обитали лишь женщины. Ну, женщины, их дети и плененные любовники. В настоящее время лишь сирены и их любовники. Уже несколько десятилетий у сирен не рождались дочери, века в случае Телксиопи и Рейдны. Ну, не из-за отсутствия попыток. У каждой сирены имелся собственный гарем из мужчин-любовников, которые исполняли любую прихоть хозяйки. Ещё они отлично исполняли обязанности прислуги и фермеров, когда уже не могли или не было необходимости в их постельных услугах.
Как же Дженни иногда завидовала дополнительным рукам помощи. У бедняжки не было в прислужниках моряков. Она была одна, а единственного бойфренда ей подарили на двадцать первый день рождения, дабы она позаботилась о девственности. Парень нормально это воспринял, и Дженни даже привязалась к нему, а он к ней, пока идиот не убрал из ушей воск. Он не смогу уплыть, когда она начала петь. Далеко он не ушёл. Стикс предоставлял кров слишком многим голодным существам. У Дженни разбилось сердце, но она пережила потерю парня, правда замену так и не стала искать. На её взгляд секс переоценивали. Дженни предпочитала сексу хорошую книгу, но ей не хватало помощника по уборке и мойке.
— Всё ещё не слышу пения! — прокричала Рейдна.
Несмотря на расчистку пространства перед открытыми концертами Дженни, её учителя всегда всё знали. Видимо, особый талант Дженни вызывал гул в горных породах, пронизывающих остров. А ещё от него носом шла кровь, можно было оглохнуть, сойти с ума и до усрачки молить о пощаде. Забудьте про избитые легенды о сиренах и их прекрасных песнях, которыми они завлекают моряков на гибель или вечное рабство. В отличие от её тёток, которые могли завлечь мужчин и заставить делать всё, что пожелали, когда пела Дженни, все хотели лишь убить себя.
И всё же, приёмные тётки настаивали, чтобы Дженни практиковалась во вредоносном таланте.
— Дженни! — завопила Рейдна.
Она больше не могла тянуть, пора взять ноту. Открыв рот, Дженни запела. И не потребовалось много времени для эффекта. Одинокая птица, кряхтя, упала на землю.
Бьющиеся о берег, волны, отступили в реку. Солнечный свет, лившийся через странное отверстие в мир людей, потускнел.
Несмотря на это, как только начала петь, Дженни расслабилась, улыбнулась и закрыла глаза. Для её собственных ушей, пение было великолепным. Но ни для кого-либо другого.
На половине её седьмой песни начались крики.
— Остановить! — взмолился голос. — Прошу, во имя всего нечестивого, остановите пение!
Дженни замолчала на полу-ноте и услышала тихий ответ мужчины:
— Заткнись, идиот. Не так уж плохо.
Дженни выгнула брови. «Не так уж плохо?» Она никогда не слышала такого прежде. Даже Молпи, самый терпеливый из её учителей, никогда не скрывала дрожи, когда Дженни начинала петь. И иммунитет сирен, позволяющий более-менее избегать эффекта её голоса, не перекрывал скрежет, когда она брала высокие ноты.
Нагнувшись над краем скалы, Дженни посмотрела вниз, где располагался причал острова — единственное безопасное место в заливе, с одной стороны которого проходили воды реки Стикс, а с другой бурлило Тёмное Море. На волнах покачивалась длинная лодка, одна из флотилии Харона, такая же на прошлой неделе была опрокинута с проклятыми душами. Дженни всё ещё сожалела о произошедшем.
Но, по словам тёти Рейдны, успокаивающие её:
— Не твоя вина, что они заблудились. Может, в следующий раз, Люцифер будет лучше отслеживать вновь прибывших. Кроме того, души-зомби, не раскидывающие повсюду части тела, лишь повысят нашу репутацию, не говоря уже о чистоте пляжей.
Рейдна всегда видела положительные аспекты любых неприятностей.
Возвращаясь к лодке, Дженни думала, прибыла ли она сюда, чтобы вернуть души в девять кругов ада? Или забрела случайно? И кто это за высокий, симпатичный парень с черными волосами, которые немного отливали красным и мускулистым телом, такое Дженни видела лишь на страницах календаря «Экзотический мистер Ад»? Дженни таращилась и не могла оторваться. Большинство моряков, высадившихся на острове, были заворожены её тётками, жалкие в своём рвении и безумном стремлении ублажить похоть тех, кто пением призвал к себе. Моряки Дженни, обычно, зовут мамочку, плачут и репрессируют от её пения. Сложно найти привлекательного мужчину, когда все встреченные ею пускают слюни и тупо смотрят в пустое пространство. Однако, этот, казалось, никак не отреагировал на её голос, в отличие от его напарника, который прижимал тряпку к окровавленному носу. Должно быть, парень надел какие-то новомодные защитные наушники.
Кем бы они ни были и чего бы, не хотели, это не её проблема. Дженни крикнула тётке:
— У нас гости!
Матрос, стоявший на нетвердых ногах, вновь покачнулся, застонал и едва не свалился, когда из его носа вновь брызнула кровь. Мужчина с мускулистой фигурой даже не вздрогнул. Наоборот, поднял голову на её скалу, поймал взгляд Дженни и улыбнулся.
Полные губы растянулись в совершенно очаровательной улыбке, показавшей белоснежные зубы.
«Ой, чёрт!»
Теперь у Дженни подкосились ноги.
Она, ошарашенно и задыхаясь, упала на задницу. А по телу пронеслась волна жара.
«Что это за магия?»
Она не знала почему, но стоило легкому смешку пролететь на соленом ветерке мимо неё, как её соски тут же затвердели. Дженни пришлось отползти от края, чтобы не поддаться искушению и не посмотреть вновь через край. Она как раз достигла другого конца скалы, когда появилась Рейдна.
— Господи, Дженни, чего ты по земле ползёшь, как змея? Юбки испачкаешь.
— Он мне улыбнулся, — заявила Дженни, словно это всё объясняло.
Но лишь больше запутало бедную Рейдну.
— Кто?
— Мужчина в лодке. Он мне улыбнулся, и я тут же начала задыхаться, а ноги подкосились.
— Серьезно? — Рейдна улыбнулась. — Хотела бы я на это посмотреть.
К ужасу Дженни, тётка перегнулась через край.
— Будь осторожна, тётя. Он обладает какой-то сильной магией.
Игнорируя её предостережения, Рейдна пялилась вниз.
— И отличной задницей. Э-э-эй, привет, красавчик.
— Моя леди острова, как любезно с вашей стороны приветствовать меня, — донёсся бархатный, мужской голос.
Слава Богу, что Дженни уже сидела на земле, так как от звука его голоса она задрожала. Дженни ждала, что её тётка рухнет на землю под действием его магии соблазнителя, но она стояла ровно, а через секунду и вовсе присвистнула.
— А ещё у него потрясающий пресс. Думаю, мне стоит рассмотреть всё поближе.
Рейдна выпрямилась, поправила грудь, отчего та чуть ли не вываливалась из лифа платья, расправила юбки и расчесала пальцами длинные, светлые волосы.
— Осторожнее, тётя. У него какие-то защитные наушники или что-то такого рода. Моя песня не повлияла на него.
— Дженни, не волнуйся обо мне. Тётушка позаботится о бравом юноше. — Облизнув губы, Рейдна начала спускаться по каменным ступеням, высеченным в утёсе.
В животе всё ещё порхали бабочки, и Дженни подумала вернуться ей в свою пещеру — увешанную самыми декоративными украшениями из обломков кораблей, о чем можно только мечтать — или же наблюдать за тёткой.
«О, да кого я обманываю? Я хочу ещё раз взглянуть на мужчину».
Она подползла к краю обрыва, склонилась над утёсом и встретилась с дерзким взглядом новоприбывшего… Парень находился всего в нескольких дюймах от неё. Дженни взвизгнула.

Глава 4

У девушки, безусловно, были легкие. Фелипе почти поморщился, особенно когда она пронзительно закричала в нескольких сантиметрах от его ушей.
— Думаю, я должен извиниться, что напугал тебя. — Люцифер ненавидел вежливые извинения, но Фелипе за многие годы познал ценность стратегических оправданий, особенно там, где были замешаны женщины.
— Что ты сделал с моей тётей? — потребовала она, ее голос был низким, страстным гулом, совсем не похожим на приятный певчий голос той женщины, которая встретила его в доках, на самом деле от звука голоса девушки его внутренний котенок захотел мурлыкать.
— Ты имеешь в виду блондинку, которая пришла встретить меня и лодочника?
— Да, её. Что ты ей сделал? — спросила она, нахмурившись.
— Ничего. Я просто спросил, не подскажет ли она где на острове найти Дженни и она сказала, что нужно искать здесь.
— Так и сказала? — Девушка от удивления моргнула и отошла от края, затем села на корточки и ее платье собралось вокруг нее. Фелипе использовал ее мгновенное отвлечение и перепрыгнул через край. Шаткий лестничный проем, вырубленный в скале, больше подходил для горного козла или кошачьего облика Филипе, нежели для человека — независимо от того, как ловко блондинка-сирена спрыгнула вниз.
Стоя на ровном месте, он рассматривал крошку перед ним. В отличие от блондинки, которая встретила его, эта девушка была совершенно другой. Например, её волосы были различных оттенков зелени, начиная от глубокого, почти темно-зеленого до бледного, почти белого. Беспорядочными локонами они ниспадали вниз, казалось, словно она только что вылезла из постели — после бурной ночи любви.
«Мяу».
Её кожа бледная, подобна жемчугу в лучах солнца, а губы розовые, как лепестки розы. Что касается глаз, они были темно-синими, цвета бушующего моря и смотрели на Фелипе с любопытством и подозрением.
Он не мог ничего сказать о ее теле, кроме как, она была обладательницей впечатляющей груди, в которую мужчина мог зарыться лицом и с удовольствием сделать что-то неприличное. В целом она казалось милой, и его внутренний кот требовал от Фелипе, чтобы тот подошел ближе, возможно потерся об неё и…
— Что ты носишь для защиты ушей? Не могу рассмотреть.
— Ничего. — Потому что недавно, совершенно случайно, он узнал, что не подвластен пению сирен. То, что не упомянул Люцифер, когда Фелипе всеми силами пытался не браться за миссию, но он подозревал, что Владыка Ада уже тогда был в курсе этого.
— Не носишь? И можешь слушать меня?
Что за странный вопрос.
— Конечно, могу. Иначе разговаривали бы мы сейчас?
— А ты вменяемый?
Фелипе не удержался и ухмыльнулся.
— Предполагаю, это зависит от того, у кого ты спросишь.
— Я имею в виду, у тебя нет желания сброситься с горы? Выцарапать себе глаза? Задушить себя? Воткнуть иголки в уши?..
В то время как ее список вопросов рос, у Фелипе глаза на лоб полезли.
— Съесть свои мозги? — остановил он ее. — Притормози, милая. Если ты спрашиваешь, есть ли у меня суицидальные наклонности, смертоносные желания или необходимость предаться людоедству в настоящее время, то мой ответ — нет.
Казалось сейчас, она смутилась еще больше.
— Ничего из этого? Ты ничего не чувствуешь?
— Ну, если интересуешься о моих чувствах, то я немного голоден. Кулинарные навыки лодочника оставляют желать лучшего. И, возможно, я немного устал. — Солнечный свет призывал его котенка найти теплое местечко и свернутся в клубок, чтобы поспать. Фелипе, правда, не упомянул слегка возбужденное состояние, в котором оказался. Такое, не каждый мужчина мог выдать, разве что пьяным или в компании нимф. И даже тогда, мужчина должен быть осторожным. Сказать, что ты сексуально возбужден нимфам, то же самое, что бросить кусок мяса церберу, который провел целый день в дозоре. Скорее всего, тебя бы съели живьём.
— Невероятно, — пробормотала она.
Если она говорила о нем, то да, ему придется согласиться с этим. Фелипе с удовольствием бы показал ей. Он бы поспорил, что она восхитительно бы смотрелась с разбросанными по подушке волосами и задранной юбкой вокруг этих сливочных, и, безусловно, пухлых бедер.
«Невероятно» не то слово, которым она бы описала его после того, как Фелипе закончил ублажать ее.
«Тише, котенок».
Сменив ход мыслей, Фелипе вернулся назад к своей миссии.
— Как я уже сказал, я ищу кое-кого. Девушку по имени Дженни. Ты её знаешь?
— Да. Можно сказать, даже очень хорошо, — ответила она, криво улыбнувшись.
Его член затвердел и призывал подойти ближе, встать между ее ножек, ближе к коже.
«Тише, парень. Сначала ответы, а потом уже развлечения».
— Она где-то рядом?
— Ближе, чем ты думаешь. — Девушка наклонилась вперед и уставилась на него. — На тебя действительно не действует?
Её голос? Как ни странно, но действует, хотя признаваться в этом он не собирался.
— Нет. Теперь, если ты не возражаешь, хотя мне действительно нравится наш разговор, мне необходимо найти Дженни.
— Зачем?
Он вздохнул.
— Потому что мне нужно поговорить с ней.
— О чём?
Возможно, это заняло гораздо больше времени, чем нужно было, но Фелипе, наконец, спросил:
— Ты ведь Дженни?
— Возможно.
— Не играй со мной. Ты, Дженни или нет?
— Я. Теперь, когда ты знаешь, будь добр ответить, зачем ищешь меня?
«Я хочу тебя, потому что у тебя невероятные губы, захватывающие дух волосы и рот, который должны запечатать губы, именно мои, чтобы прекратить этот нескончаемый поток вопросов».
Вместо этого он ответил:
— Я должен привести тебя во внутренний круг Ада на встречу с Люцифером.
Он ожидал нескольких реакций — непреклонного «нет», может быть, больше вопросов, возможно даже слез, мольбы, чтобы он не забирал ее. То, что он получил, оказалось смехом. Смех, который затрагивал каждое нервное окончание Фелипе, смех, который заставил его внутреннего котенка в экстазе перекатиться на спину и мурлыкать, и вызвал желание встать на колени и целовать ее прекрасные, ухмыляющиеся губы.
«Я околдован!»

Глава 5

Из всех вещей, которые она ожидала услышать от незнакомца, его стремление отвести ее на встречу с Люцифером не значилось в списке.
— Боюсь, тебе придётся объяснить шутку, потому что до меня не дошло, — сказал он, прервав ее смех ворчливой просьбой.
— Прости. Просто ты первый, кто пришел ко мне, что само по себе, ну, великолепно. И затем ты говоришь, что хочешь сопроводить меня к Владыке Ада. — Дженни пожала плечами. — Я даже не уверена, почему это забавно. Просто так оно и есть. То есть, ты уверен, что он сказал Дженни? Есть много Дженни? Что заставляет тебя думать, что я та самая?
— Есть другие Дженни на острове?
— Нет.
— Тогда ты та самая.
Странно, как и он. Но что она могла решить.
— Кто ты?
— Фелипе.
— Это мне ни о чем не говорит.
Вслед за ухмылкой он опасно приподнял бровь.
— Мы обмениваемся жизненными историями? Ладно. Вот моя в двух словах. Я осиротел в детстве, и меня приютила ведьма, которая вырастила, как любимого питомца, пока не повзрослел достаточно, чтобы получить работу, найти собственное жилье и переехать. Люблю напиваться с друзьями, женщин, драки и противостоять адским псам. В свободное время работаю на Люцифера, потому что, как правило, мне нужно что-то сделать, чтобы вернуть его благосклонность. Я не особо следую правилам.
Чем больше он говорил, тем круглее становились ее глаза. Его история звучала прекрасно, за исключением одного неприятного момента.
— Любимый питомец?
Та женщина относилась к нему как к ребенку?
Он хмыкнул.
— Прежде чем ты неправильно подумаешь, думаю, должен упомянуть, что я оборотень. Адский кот, если точнее.
— Кот? Серьезно? Могу я увидеть?
У неё особо не было возможности пообщаться с животными, поскольку большинство из них умирало прежде, чем она успевала сказать: «Разве ты не самый милый?».
— Может быть, позже. Нам действительно нужно поторопиться, если не хотим, чтобы наш лодочник уплыл без нас со следующим отливом.
— Я бы больше беспокоилась, что мои тёти добавят его в свою коллекцию. В последнее время с добычей туго. В Бермудском треугольнике пропадает уже меньше кораблей, чем раньше. Видимо, моряки из мира смертных стараются избегать его.
Тети много говорили в последнее время, что либо межпространественный разрыв переместился, либо появился новый. Это все еще было на стадии обсуждения, поскольку создание нового прорыва в реальности — дело затратное и сложное.
— Тогда нужно поспешить.
— Ты предлагаешь мне сбежать с тобой на основании слов, не поговорив с тетями или не упаковав вещей?
— Ну, да. То есть, я надеялся.
Фелипе обаятельно ей улыбнулся, и она едва не ответила согласием, но нахмурилась.
— Ты сказал, что тебя послал Люцифер. Он же правит Адом, верно?
— Единственный и неповторимый.
— Как интригующе. Согласно моим урокам истории существуют круги и их лидеры. — Но Дженни нашла тему довольно глупой и не обратила много внимания. Почему ее должно волновать место, которое она никогда не посетит, и мужчины, которых она никогда не встретит? — Чего он от меня хочет?
— Он не сказал.
— Ну, это действительно не имеет значения. Хочу я или нет, и даже если решу пойти, то не могу.
— Почему нет?
— Монстры Стикса и Темного Моря, кажется, не готовы отпустить меня с острова. Последняя моя попытка уплыть закончилась утоплением лодки менее чем в лиге (4828 м) отсюда.
По каким-то причинам Дженни была прикована к острову. Другие сирены могли приходить и уходить, когда пожелают, но Дженни? Независимо от намерений и целей Дженни оставалась пленницей.
— Я понимаю твою дилемму. Поэтому Люцифер прислал меня. Можно сказать, что чудовища в реке, и я понимаем друг друга.
— Ты можешь с ними говорить?
— Скорее есть их, но поскольку оба эти действия связаны со ртом, можно сказать и так. — Он широко улыбнулся, продемонстрировав озорные ямочки на щеках. — Итак, что ты скажешь? Идешь со мной?
Живот Дженни вновь забавно заурчал. Приближалось время ужина. Уйти? Уйти из единственного места, где ее принимают самой собой? Пугающе и захватывающе одновременно.
— Мне нужно время на обдумывание и разговор с тётями.
— Но лодка…
— Будет в порядке, как и твой проводник, — сказала Рейдна, прерывая их. Она сидела на гребне скалы, придерживая юбки одной рукой и демонстрируя округлые икры. — В любом случае, он не мой тип. Почему бы тебе не последовать за Дженни в ее пещеру и не остаться там на ночь? Мы сможем собраться утром, чтобы обсудить ваши планы.
Дженни чуть не пискнула от шока. Ее тётя хотела, чтобы Дженни привела этого незнакомца себе в пещеру, и осталась наедине с ним. А если он попытается овладеть ею или что-нибудь подобное?
«Мне так повезло».
— Думаю, одна ночевка не повредит. Показывайте дорогу, дамы.
Взяв за руку Дженни, Рейдна повела их, покачивая бедрами и шурша юбками. Бросив довольно осторожный взгляд через плечо, Дженни заметила, что Фелипе медленно идет, осматривая достопримечательности острова. Вновь посмотрев вперед, она прошипела:
— Что происходит?
— О чем ты, дорогое дитя?
— Не называй меня так. Не твой тип? Если он дышит, то любой мужчина относится к твоему типу, и я думала, что наши пещеры закрыты для мужчин. Разве не для них предназначены хижины?
И да, это было так же безвкусно, как и звучало. Околдованным заключенным давали небольшие домики, которые состояли в основном из огромной постели и санузла. Пока сирены использовали мужчин, их общение не распространялось за пределы спальни.
— Наш новый друг — не покоренный мужчина, а гость. С гостями обращаются иначе.
— Я не знала. У нас никогда не было мужчин-гостей раньше.
Губы Рейдны изогнулись в презрительном жесте.
— Потому что у наших обычных посетителей отсутствуют яйца. Но не у Филипе. У него сильная воля, наряду с большими мышцами. Жаль, что мы не можем с ним поиграть.
— Почему нет?
Дженни впервые видела, чтобы сирены от кого-то отказывались.
— Ты слышала мужчину. Люцифер хочет тебя.
— И только по этой причине к Филипе нельзя приставать?
— Как во всем специальным солдатам Люцифера нельзя, даже мы не настолько глупы, чтобы перечить Темному Повелителю. А секс с одним из его приспешников на миссии определенно приведет к этому.
— Так зачем нужна отговорка с обсуждением? Если вы так его боитесь, тогда почему не отослали меня подальше?
— Потому что, дорогое тетя, нельзя просто сдаваться по первому требованию. Мы тебя ничему не научили? Всегда нужно набить себе цену. Выторгуй самое большее из возможного, прежде чем изящно сдаться.
— А о чем торговаться? Фелипе уже заявил, что не знает, чего от меня хочет Люцифер.
— Однако это должно быть важным, несмотря на разговор с Телксиопи с ним по телефону, он ощутил необходимость отправить одного из наиболее совершенных и красивых приспешников для выполнения задания.
— Хочешь сказать, что вы уже знали о требовании Люцифера?
— Ой, мы забыли об этом упомянуть? Да, мы были в курсе и, конечно, ответили от твоего имени. Телкси сказала ему нет.
— Я в замешательстве. Ты же говоришь, что не стоит ему перечить?
— Да, но я также сказала, что мы не могли просто так согласиться. Это создаст нежелательный прецедент. Нам нужно поддерживать репутацию. И думаю, Телкси надеялась вынудить Темного посетить нас лично. Этот мужчина настоящая машина в спальне, а его выносливость… — Рейдна мечтательно вздохнула. — Но с тех пор как он познакомился с этой паинькой, Геей, больше не волочится за женщинами. Он теперь моногамный. Кто бы мог подумать, что мы доживем до того дня, когда яйца самого известного плейбоя мира привяжут.
Когда дело доходило до возлюбленных, сирены придерживались мнения, что разнообразие — лучший вариант.
— Можем мы вернуться к предыдущей теме, вместо того чтобы обсуждать твою сексуальную жизнь?
— Если ты настаиваешь, хотя я считаю, что мои сексуальные увлечения представляют больший интерес, чем короткий телефонный звонок. Люцифер позвонил. Спросил, может ли он одолжить тебя. Старшая сестра сказала «нет», я сказала «возможно», Люцифер ответил, что пошлет человека. Конец истории.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.