Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48475
Книг: 121100
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Все будет хорошо...»

    
размер шрифта:AAA

Всё будет хорошо…
Крис Иванов

Глава 1

— Русское радио — все будет хорошо! — магнитола пропела стандартный призыв и тут же зазвучала музыка из «Бумера» — «никого не жалко». За окном пролетала серая русская глубинка. Нищие деревеньки, убогие поселки. Я всегда задавался вопросом — на что там живут. Вроде и трасс нет больших рядом и до города более-менее большого полсотни километров.… Но живут же! И машины у не которых не чета моей стоят возле домов. Парадокс!
Машина ехала так себе, наверное, что-то с карбюратором. Вот и сейчас на подъеме начала завывать и повышать обороты. Я молча выругался и глянул на GPS-ку: так, километров пятнадцать уже от Боровичей отъехал.… Еще сорок и трасса Питер-Москва, а там по прямой до Москвы и дальше — до Анапы. Осталось всего 30 часов до конца кратковременного отпуска.
И надо же было мне еще завозить родителей в Тихвин с Питера. Сейчас уже бы возле Торжка был. Ладно…. Свадьбу сестры отгуляли, отметили и домой. И так всего пять дней дали. Жену вот не отпустили. Учения какие-то вроде начались и всех врачей стали мобилизовывать, говорят ненадолго.
А меня вот Степаныч, наш командир части береговой охраны ФСБ, отпустил на пять дней. Даже корку выправил фсбэшную. Хоть и учиться до лейтехи оставалось еще полгода, а в ксиве уже- лейтенант береговой охраны ФСБ. Вот так-то. Степаныч нормальный мужик в принципе. Хотя сначала и слушать не хотел. Обстановка напряженная, говорит. Какая нафиг напряженность? Еще только март, а курортники уже поперлись на юга. Уже вовсю бабушки на автовокзале стоят с табличками. Напряженность…
Я прибавил скорости и привычно глянул на дорогу. Крошево, блин. Дворники еле справлялись со снегом вперемешку с дождем. Ничего, за Москвой снега не будет. Машинально посмотрел на часы — уже шесть вечера. Уезжал тоже вечером с Анапы. Тоска такая — не хотел с женой расставаться, но нужно было. Все-таки свадьба у младшей.
Ребенка хоть в пансионат отправили, и то хорошо. Звонил сегодня — говорит у них тоже какие-то учения будут. Ему то в прикол — десять лет всего. Ладно, все нормально будет, вот доеду и к жене сразу. А потом в пансионат съездим к Даньке вместе. Нормально….
Скорость уже приличная. Хотя о чем это я? ДПС-ники мне параллельны. Удостоверение в окно и поехал. Я улыбнулся — все-таки хорошо, когда есть прикрытие. Потянуло на хорошую музыку., и правой рукой нашарив кнопку, собрался переключить магнитолу на флешку.
Внезапно музыка прервалась — динамики сказали:
— Всем внимание! Объявляется чрезвычайное положение! Угроза ядерной атаки! Всем военнослужащим, находящимся вне части прибыть к ближайшему убежищу! Это не учебная тревога! Сигнал «АТОМ»!!! - дрожащей рукой я с испугу крутанул ручку громкости и слова «АТОМ» проорали по всему салону.
Хрена се!!! Резко остановив машину, я попытался осмыслить услышанное. Так, сигнал «Атом». Время на прибытие в убежище шесть минут.… Ни вперед, ни назад не успею. Что там говорил препод по РХБЗ? Атомный взрыв — зона поражения пять километров сто процентов. Дальше-меньше, но насколько? Как учил наш тактик — удары, скорее всего, произведут по городам и воинским соединениям. Что там у нас Боровичах? Вроде мотострелки какие-то. И возле Валдая есть части РВСН. Ракетчики блин… А расстояние? Пятнашка… Погнали отсюда!!!
Включил повортник и тут же одернул себя — кому теперь показывать? Надо успеть проехать километров хоть семь-восемь. Там вроде были холмы какие-то. Радиацией заденет все равно…
Краем глаза успел заметить на горизонте длинные следы ракет в темнеющем небе со стороны Валдая. Ага, ракетчики начали, значит не учебная. Вот блин что сейчас начнется…
Мысли путались в голове, еще и звук тут какой-то тревожный… Блин! Забыл же выключить радио, сейчас оно издавало звуки сирены. Крутанул, было ручку звука, но передумал. Как осенило — пока радио есть, значит, еще все живы. Пусть завывает.
Дорога была, конечно, не очень. Колдобины и ямы одна на другой. Да еще и заледенела наполовину. Дальний на полную. Начался спуск к холмам. Впереди в самом низу стояла груженая фура с включенными габаритами. И что придурок стоит? Ага, точно! Тут и есть место между холмами.
Вдруг на дорогу выскочила фигура и, мелькнув свете моих фар, стала судорожно махать руками. Я резко нажал на тормоз и, прокатившись метров десять, остановился. Вылез из машины и пошел к машине дальнобойщика. Злоба захлестнула.
— Ты что сука, делаешь?! Я бы сбил тебя и все! Какого хрена под колеса лезешь?! — я подходил и остывал уже. Все-таки десять метров идти. Тем более я видел нормального парня перед собой — как-то ладно скроенного, в синем спортивном костюме, в кепке, чуть прикрывающей блондинистые волосы.
— Сержант запаса Волков! Приказываю остановиться и ждать! Движение дальше опасно! — парень слегка картавил и от этого смущался. На вид лет двадцать, видать тока с дембеля.
— Спокойно, сержант! — я пошарил у себя во внутреннем кармане и извлек удостоверение, сунув ему под нос. — Лейтенант Федеральной Службы Безопасности Российской Федерации Иванов.
Я всегда так представлялся еще с курсантских времен. Только вместо «лейтенанта» говорил «старшина». Сейчас это, как и всегда возымело свое действие — парень вытянулся и проорал:
— Прошу прощения, товарищ лейтенант. Прозвучал сигнал «Атом», — парень смотрел строго вверх и прямо, как на строевой. Почему-то это показалось смешным.
— Ладно, сержант, отставить. Я все слышал. Место ты хорошее выбрал, хвалю, — я хлопнул парня по плечу. И стал разворачиваться к своей десятке. Из нее еще неслись звуки сирены.
— Может учебная, товарищ лейте… — его голос вдруг прервало шипение из динамиков и звуки записи радио:
— …все будет хорошо… — и тишина.
Я отошел от машины и, посмотрев на сержанта, спросил: — Зовут то как?
— Сергей, товарищ лейтенант.
— Давно с армии? — я улыбнулся. — Меня Лехой зовут. До прибытия на пункт сбора я для тебя Леха. Понял?
— Понял, тов… Леха. Два месяца с армии, вот устроился дальнобоем на свадьбу заработать.
— Понятно с тобой все… — я не договорил, так как небо со всех сторон стало стремительно светлеть. Через три секунды стало светло как днем.
Все, сразу сообразив, я толкнул Серегу в кювет. И прыгнул сам за ним в талый снег, с такой остро режущей кромкой наста…

Глава 2

Застыл, глядя на капельки капели, аккуратно, как-то по-детски нежно спускающейся с разлома снежной корки. Уже весна… Только птицы не поют что-то. Почему нет птиц?!!!!
Даже сквозь закрытые веки почувствовал вспышку и как пошла волна. Хорошо, что остановились во впадине между холмов, наверху наверно жарко. Пронеслась тепловая волна. А следом пошел звук. Даже не звук — рев. Мы попали как раз между городов: Валдай, Боровичи, Вышний Волочек. Везде части вояк стоят и, соответственно по ним пришлись удары боеголовок. Три волны встретились чуть позади нас, образовав ураган тепла, радиации, ужаса, смерти…
Справа какое-то шевеление. Ах да, Серега. Значит живой. Скоро, очень скоро тут станет невозможно жить. Надо ехать.
— Серега! — я окликнул его. — Вставай быстро! Надо валить отсюда, пока не сдохли! Давай-давай!
— Как ты думаешь, от Питера осталось что-нибудь? — с тоской спросил он и посмотрел на небо, которое заволокло тяжелыми облаками.
— Думаю, нет… Питер и Москва — самые лакомые куски. Первые удары по ним. Руины там, в лучшем случае. Хотя там плотное кольцо противоракетной обороны вокруг. Может и выжил кто. Не знаю, — я посмотрел на него. Серега сидел в талом снегу, на самой кромке кювета, в грязи и смотрел безнадежно, бессмысленно вдаль. Я уже видел такие взгляды. Еще в армии, когда от постоянных побоев и издевательств дембелей у «духов» ехала крыша. Им, в принципе было уже все равно. Сколько не ори на них, не тормоши, все нипочем. Только отрешенный взгляд и нежелание что-либо делать.
У меня там девушка и родители остались… Только с утра видел, — он вдруг тихо заплакал. Это вышло так естественно- здоровый парень, с широкими плечами, сидит в грязи и плачет. А сверху давят тяжелым иссиня-черным светом облака…
— У меня тоже жена и сын. В Анапе. А родители в Тихвине. И сестры в Питере… — добавил я совсем тихо, внезапно вспомним об Ирке. Неужели все? Да нет.… У них же учения в Бункерах, и врач она к тому же. И Данька наш на учениях. Должны выжить.
Внезапно я замолчал. А если… Ну, да. Ведь для этого оно и строилось….
— Серега, а твои далеко от метро живут? — от мысли закружило голову.
— До Сенной три минуты.… А что? — он оживился и, кажется начал понимать.
— А то! В метро пускают в течении семи пятнадцати минут с объявления тревоги. Понял? Они по-любому успели! Давай вставай! Надо в Питер пробираться пока не загнулись совсем.
Он вскочил с надеждой и тут же сел.
— А если не успели? У меня мать больная совсем. Пока соберутся… — его взгляд опять начал затуманиваться.
Раз! Удар открытой ладошкой чуть повыше челюсти и пониже глазной впадины. Как учил нас психолог — удар должен быть хлестким и неожиданным, тогда эффект вас порадует. … Серегу он точно порадовал. Он вскочил, поскользнулся, упал в кювет и тут же опять вскочил.
— Ты чего?! — возмущенно проорал он, пытаясь выбраться из снега.
От тоски не осталось и следа. Спасибо, Валерий Михалыч за науку. Помогло.
— А ничего, сержант! Встал и пошел к машине. Давай-ка перегружай из моей в твою все. Да, там еще в багажнике есть водка, со свадьбы везу. Тащи все сюда. Поедем на твоей. — я кинул ему ключи от машины, а сам пошел к фуре. На ней будет проще прорваться до окраин, да и помощнее стекла в ней. Все-таки от радиации какая — никая защита..
Сергей потихоньку рылся у меня в багажнике, а я сел на ступеньку «Вольво» и закурил. Так, подведем итоги. Взрывы были, значит в более или мене крупных городах мало кого осталось. Это факт. Только если нет, каких либо убежищ. А он должны быть в любом городе. При Советах еще строили. А тогда на мелочи не разменивались. Если бункер — так на тысячу человек. Если убежище так на пять тысяч. И все это с обеспечением. То есть еда, медикаменты, защита, оружие. Помню как еще в армии, на срочке, обновляли склад НЗ, неприкосновенный запас, блин. Так там туши свиные и говяжьи были с клеймами от пятьдесят четвертого года. И это в 2001 году было. Так что вояки у нас о-го-го еще. Еще все в Советах живут. Особенно старшее поколение. Много, правда, разворовали, много продали, много просто само от времени пропало.… Но я думаю, что есть еще бункера в городах, где должна «элита» прятаться. Мэрия там, администрация города. Этот бункер они должны По-любому поддерживать в рабочем состоянии. Хотя бы в смысле еды и медикаментов. Про защиту, конечно, надеется не приходиться, но чем черт не шутит.
— Серега давай тащи сюда водку! — нужно было успокоится. — У тебя там, кстати, из оружия ничего припрятано в фуре?
— Не…. Я ж только первый рейс делаю. — он извиняющее улыбнулся. — Босс сказал, что бандосов нет на дорогах. Вот я и поехал без ствола.
— Ладно. Давай выпьем от радиации. — я свернул пробку на «свадебном» «Флагмане» и разлил по пластиковым стаканчикам, предусмотрительно вытащенным Серегой, холодную, в багажнике держал, водку. — Чтоб все было хорошо, Серега. Не волнуйся, найдем мы твоих.
Я залпом влил в себя порцию водки и закусил бутербродами с колбасой, Серегой же принесенными. Медленно прожевал, чувствуя как тепло пошло по желудку, и, сразу же, разлил по второй.
— Знаешь что я думаю. — спросил я после того как второй тоже было отдано должное внимание.
— Что? Дернул головой он.
— На машине нам не пробраться. Там у Валдая ракетчики стояли. Там сейчас ад. Нужно двигать в сторону Питера, но напрямки. По лесу. Меньше шансов встретиться с мародерами и военными, вылезшими на поверхность поживиться. Да и местные жители нам не друзья, поверь. — добавил я разливая по третьей.
— Почему не друзья? — он хитро улыбнулся. — Я сам с ними поговорю. Ты только мои слова подкрепи. А там …. И оружие и еда будут.
— Ага. Ты меня уже убедил когда останавливал. — я кивнул с иронией. — А если там участковый будет? Или солдаты беглые? Они ж тебя порвут.
— Так тут наглость нужна. Ты ж все равно остановился. И они дадут все, что нужно. Ты — власть. А я — исполнитель власти. Они же привыкли повиноваться. Тем более сейчас, когда еще ничего не понятно.
— Лады. Тогда давай все что нужно бери и погнали. — я не стал уточнять что власть я пока липовая, что звание и почести мне только через шесть месяцев положены.
Серега сноровисто собрал запас еды и необходимых вещей. Вытащил из заначки монтировку и набор инструментов. Покидал все в рюкзаки и, завязав их, подошел ко мне.
— То…. Лех, тебе, что надо в своей машине? Скажи где лежит — я принесу, — он спрыгнул с высокой ступеньки фуры. — О-о, давай по третьей!
— Давай… — я поморщился, вспомнив об обычае пить третью за любовь. Опять вспомнилась Ирака, Данька, родители, сестры. — Давай за тех, кто не снами, — я вспомнил еще одно толкование третьего тоста.
Серега лихо опрокинул в себя эту порцию и повторил:
— Надо что с машины?
Да. Возьми карту. Там подробная есть. Не заблудится бы. И диски забери от магнитолы, ну саму магнитолу. — я усмехнулся. — Может сменяем на что.
Я поднялся и кинул в кусты пустую бутылку. Взял в руки свой рюкзак, взвалил на плечи. Тут же больно впилась в плечо бережно засунутая в него магнитола. Мысленно выругавшись, поскакал с рюкзаком на месте, авось уляжется. Стало чуть менее ощутимо.
— Ладно, пошли, — я первым двинул в лес, стараясь выбирать места посуше и без талого света. Хотя и выбирать то не из чего было, кругом талый или тающий снег. Ранняя весна. Вот и пришла она….
Я сразу задал темп движения, не боясь, что Серега отстанет. Все-таки только с армии. Главное не сбавлять хода. Раз- два, раз-два. Левой-правой. Как на марше. Идти нам километров триста, а еще неизвестно, кто или что встретиться нам на пути. Раз-два, раз-два. Вокруг только чахлые деревья и снежный наст.
Через полчаса ходьбы замаячила небольшая деревушка без названия. Даже сверившись с картой, я не нашел никаких названий.
— Серега, давай обойдем. Тут наверняка только старухи и старики. Пусть живут в неведении. Тут и радио то наверно нет, не говоря уже о телевизоре, — достал с кармана сигарету и закурил.
«Кент» расслабляет. Звучит как реклама. Хотя ни рекламы, ни телевизора больше не будет. Может потом, через много десятилетий, через сотни и тысячи ошибок все вернется. Я примерно представлял последствия конфликта. Все города стерты с лица земли. Те, кто выжил, либо мародеры, либо военные. Тоже мародеры. Все мародеры и мы тоже будем ими. А иначе не выжить.
С такими мыслями мы обошли деревню по малой дуге. Незачем трогать тех, кто и так прожил свою жизнь в нищете, забытые государством и людьми.
За деревней, как ни странно оказалась вполне приличная дорога. Может кто-то из Питерских комерсов отсюда родом., вот и сделал приличный проезд. Может к матери, может к бабушке. Наверно там ест дом, где есть чем поживиться. Я взглянул на Серегу — казалось, он думает о том же. Но, промолчав и ничего не сказав друг другу, мы продолжили свой путь. В голове вдруг пронеслись строчки песни группы «Ленинград», последней песни, что я слушал:
Никого не жалко, никого
Ни тебя, ни меня, его…
Мы продолжали свой путь, готовые к любому повороту событий. Мы двигались на город Будогощь Ленинградской области.

Глава 3

Справедливо рассудив, что возле такого городка как Будогощь есть и милицейские отделы и наверняка какие-нибудь вояка, мы вполне сможем раздобыть и оружие, и снаряжение для похода в Питер. Нужны были комплекты ОЗК, запасы пищи в гермоупаковках, не испорченные радиацией. Поход обещает быть долгим, а ближе к городу уровень заражения гораздо больше, чем тут. Еще всякая мелочь типа фильтров и таблеток для обеззараживания воды.
Наткнувшись под самое утро на небольшое сельцо с незапоминающимся названием Смолино, я впервые задумался о том, что было неплохо раздобыть машину, чтоб не стирать ноги. Все улицы словно вымерли, не видать было ни человека. Раннее утро, что тут говорить. Все либо спят, либо нет никого.
— Серый! Давай топай вон к тому дому, — я указал на дом местного богача, резной, красной, импортной черепицей. — Приглядись что там, к чему. Если хозяева на месте, постарайся, чтоб никто тебя не видел. Если нет — посмотри вокруг на наличие машины.
— Есть, понял! — он понимающе кивнул. — Может у них кто и на охоту ходит, неплохо ружьишко бы замутить.
— Соображаешь, — согласился я. — Давай иди.
Низко пригнувшись возле забора, ладного, как и дом, Серега побежал к воротам. Я же пошел вокруг дома, постоянно держа в поле зрения окна, надеясь заметить хоть какое-то движение. Но дом только скалился темными провалами окон, заботливо задернутыми занавесями. Еще раз оглянувшись, я махом вскочил на забор и, посмотрев на дорогу, спрыгнул во двор. Запоздало подумал про собаку, которая была бы очень некстати. Потихоньку прокрался к окну и, осторожно, стараясь сильно не высовываться, заглянул внутрь дома.
Шторы были запахнуты не очень сильно и, в первую секунду, меня пробрал мороз. В лицо мне смотрело дуло ружья. Я замер, стараясь не делать лишних движений. Сразу как-то подумалось — ну вот и все, пришел. Постояв наверно, секунд двадцать и, не заметив никакого движения, я тихо опустился на снег.
Справа за углом дома зашуршало, я мгновенно придвинулся к самому углу и приготовился. Как только показалась рука, я резко дернул ее на себя, и тут же применив болевой прием, завалил человека на лед.
— Это я, Леха! Больно, пусти! — сдавленный Серегин голос вывел меня из боевого состояния.
— Придурок! Я уже шею ломать хотел, — я сплюнул и шепотом матюгнулся.
— А ты чего тут? — спросил он, растирая запястье. — Сам же сказал, что ждать будешь на дороге.
— Ладно, извини, я сам что затупил — я извиняющее улыбнулся. — Тебя отправил через ворота, а сам решил через двор подстраховать. Извини, — повторил я.
— Забей. Короче, там во дворе стоит джипарь. Машина на ходу я думаю, потому, что на колесах снег еще не растаял. Самое позднее вчера вечером на ней ездили. Еще… на чердаке человек со стволом. Думаю охотничья «Сайга» потому как оптика на солнышке поблескивает. Но в меня не стреляли и не окликнули, значит, охрану несет тяп-ляп, спит, скорее всего. Я попробую забраться наверх снаружи, там стекло надо бить и ствол выхватывать. Но это шум, а если есть, кто в доме нас завалят обоих. Если разбудим нам в дом не пройти. Там с двумя ружьями можно такую оборону держать, что нам с вытащенной «Сайгой» и делать нефиг будет.
— Тут в окне тоже человек с ружьем, хотя может и с карабином. Я только в армейском оружии понимаю, — я показал окно над нами.
Серега осторожно поднялся и через секунду опустился обратно.
— Карабин многозарядный. Хорошая вещь. Дырок наделает немеряно за минуту. А хозяин спит. — Серега усмехнулся. — Вояки блин. Дверь в дом закрыта изнутри. Если их брать то только через окна. И одновременно, а не то постреляют нас. Давай так — я залезаю наверх к чердаку, там лестница есть и подаю тебе сигнал. Тут окно кстати открыто. Наверно, при стрельбе распахнуть хотел, а не окна бить. Аккуратно приоткрой и по сигналу моему забирай карабин, а дальше разберемся. Сигнал, какой?
— Бери камушек и кидай когда залезешь, на крышу. Черепица железная, загремит. Только на мою сторону кидай, твой «охранник» отвлечется спросонья. Тут и ты залезай к нему. Кстати, откуда так много знаешь про ружья?
— Так я же на гражданке охотником был. Глаз наметанный. Ладно, я пошел. С богом. — Серега тихонько двинулся в обратный путь. Я глянул на часы. Полшестого. Самый сон, будем надеяться, что так и есть. Наверняка вчера часов до трех сидели с перепугу, а потом и сморило без дела.
Я привстал и пальцем, стараясь не дышать, потянул на себя створку окна. Она отошла беззвучно. Спасибо, хозяин, за смазанные петли. Замер, приготовившись услышать окрик или, еще хуже, выстрел. Все было тихо.
Внезапно сверху, на крыше, загрохотало. Я хоть и готовился, но момент прозевал. Резко встав, схватился за дуло, встретившись с безумным взглядом хозяина, и, быстро отведя дуло в сторону, толкнул его в комнату. Как я и рассчитывал, человек еще не успел толком проснуться и не слишком крепко держал карабин в руках, поэтому приклад хорошо впечатался в челюсть. Выдернув из рук осевшего на пол хозяина карабин, я заскочил в окно и направил его на пленного. Тот потихоньку скулил и делал робкие попытки встать.
— Кто еще в доме? Быстро говори! — я старался говорить как можно убедительнее и подкрепил свои слова передергиванием затвора карабина.
— Племяш на чердаке…. Ты кто такой? — он почти очухался и собирался «наезжать». Вид у него был как у бандита местного розлива. Бычья шея, бритая башка, весь в коже. Даже штаны кожаные. Как не жарко только. Бац! Удар прикладом второй раз отправил его в глубокий сон. Так-то лучше. Меньше мороки.
Связав его сорванной шторой, я осторожно, стараясь не шуметь, выглянул из комнаты. Не соврал, Нет никого. На столе в зале стоял не убранный стол, на котором красовались остатки ужина. С бутылочкой, как без нее. Пройдя по дому, я подошел к входной двери. Как там Серега. Что я не слышал ничего.
Щелкнув замком, приоткрыл дверь на улицу и тут же увидел Серегу склонившегося над лежащим человеком в камуфляже. Услышав скрип двери, он резко выпрямился и привычно вскинул «Сайгу» к плечу.
— А это ты, — он облегченно опустил оружие. — А я вот понервничал с ним тут. Пришлось ему упасть с чердака. Крепкий оказался, гад.
— Живой? — спросил я, кивнув на лежащего племяша.
— Не. Готов. — Серега виновато опустил глаза. — Я, правда, не хотел. Он соображает быстро. Если бы не на предохранителе стояла сайга, я бы тут лежал.
— Затаскивай в дом его, чтоб не видел никто. Там у меня тоже лежит, местный нувориш. Только живой. — добавил я и пошел в дом.
Мне не приходилось вот так близко смерть. Это было не привычно. Как-то не по-людски. Я дума, что мы просто их вырубим и все. А тут такое.
Серега, кряхтя, затащил его в прихожую, и закрыл за собой дверь.
— Значит, так, Серый, давай в темпе смотрим, что тут есть. Патроны, одежда, как на этом. — я кивнул на мертвеца. — Может еще, что полезное найдем.
Сам я пошел в комнату, где лежал мой пленник. Еще выходя, я заметил на столе прибор, похожий на тестер и теперь спешил проверить свою догадку.
Так и есть — счетчик Гейгера. Прибор для измерения радиации. Импортный, весь в надписях, с жидкокристаллическим экраном. Нажав на кнопку «power» я с радостью увидел, как экран засветился. Приборчик запищал и выдал — «радиоактивный фон повышен, угроза заражения» и цифры — 120 рад/1Гр, показывающие, насколько велика угроза. Из краткого курса химика знал, что это число показывает только повышенный фон, ничего с нами не случиться, во всяком случае за сутки.
Так, что тут еще есть. Ага, патроны в коробке, да еще на пленнике патронташ полный. Рация на подоконнике, и как только не задел ее, когда забирался. Рация это хорошо. Связь нам нужна. В шкафу оказались и батарейки для рации, и для счетчика. Запакованные еще, новенькие. Там же лежали и мощные светодиодные фонари.
— Серега! Там у твоего рации не было, — я крикнул вглубь дома.
— Была. У меня она. А ты что вторую нашел? — он показался в проеме, уже переодетый в камуфляж. За спиной как влитая висела «Сайга» с оптикой, заботливо зачехленной.
— Красавец, — оценил я его вид. — Давай посмотри в аптечке лекарства. Еды собери, сигареты, если найдешь и погнали. Да, кстати, ключи найди от машины.
Серега кивнул и исчез в зале. Сразу послышался шорох и звон пузырьков. Я огляделся: больше брать нечего было. Оглянувшись еще раз, я заметил на стене висящий там самурайский меч. Снял со стены и с легким шелестом вытащил его из ножен. Взмахнул пару раз, пробуя на вес и любуясь матово отливающим клинком. Воздух загудел, рассекаемый остро отточенным лезвием. Еще раз взглянул на хозяина и не смог отказаться от искушения. Все равно ему не пригодиться. Висит давно, не нужен никому. То, что клинок настоящий я определил сразу. Не бутафория, не сувенир, никаких пластиковых вставок и прочей подделки. Дорогая и качественная вещь.
Я вышел в зал, посмотрел на Серегу, который сноровисто укладывал припасы в рюкзак. Он заметил меня:
— Камуфляж одевай. Вон, на диване. Там же респиратор и фильтры. Потом, когда ОЗК найдем, сменим на противогазы. Пока и так сойдет, — тут он заметил меч. — О-о! Вооружился? Против пистолета не попрешь, не то, что против автомата.
— Для тихого съема часового лучше не придумаешь. Тихо и наверняка, — добавил я, быстро переодеваясь в комок. Он залез на меня как вторая кожа, сразу стало удобно и легко. Все-таки военные придумали что-то полезное. Точнее две вещи — оружие и одежду. Ничего лишнего, все просто и удобно. Тем более камуфляж был прорезиненным расцветки «зима». В таком в раннем весеннем лесу будешь полностью не заметен, если еще и капюшон натянешь.
— Собираемся. — сказал я и закинув карабин за спину, прихватив меч и один из рюкзаков, вышел во двор.
На улице занималась весенняя заря. День обещал быть хорошим, только на западе, в стороне Питера тяжело лежали на горизонте черные тучи.
— Хреновые там дела, Серега, — сказал я, показывая на горизонт. — Ключи взял?
— Конечно! Сейчас только с гаража принесу еще бензина, должен быть там. Запасливые хозяева.
Он вошел в гараж и скоро показался, оттуда таща две канистры по двадцать литров.
— Тут соляра. Машина то видно дизелек. — он пискнул брелоком и джип моргнул фарами и послушно открыл багажник. Серега закинул туда канистры и следом рюкзаки.
— Серый, а ты кем служил? Спросил я, вспомнив, как он обращался с оружием. — Не снайпером?
— А, что, заметно так? — усмехнулся он. — Снайпер разведроты охраны боевых кораблей.
— Североморск?
— Нет, Заозерск. А что ты был там.
— Срочку в Севере служил. В штабе ВВС Северного флота. Ладно, снайпер, значит так — я веду, ты смотришь по сторонам и стреляешь, если что, — я сверился с картой. — Едем на Кириши. Город довольно большой. Будут посты бывших ДПСников, вояки появятся. Ну и от местных не деться никуда.
Я всунул ключ в замок и отрегулировал под себя рулевую колонку с блестящей буквой «L» посередине. Мотор довольно заурчал и я, немного привыкнув, включил автомат.
— Поехали.

Глава 4

Машина вела просто замечательно. Ни буксовала в грязи, ни ревела. Ехали почти бесшумно. Мимо проползали сонные домики спящей еще Будогощи. Чтобы выехать на трассу на Кириши, через которые я намеревался прорваться в Чудово, а потом и в Питер, нужно было проехать через весь городок. Примерно в центре обнаружилась площадь с администрацией и надписью на повороте: «Управление Внутренних Дел Киришского района Ленинградской области пгт Будогощь».
— Нам сюда Серега, — я свернул и мягко остановился возле обшарпанного двухэтажного здания. — Ты ж местный, из области?
— Ну да. А что?
— Что там, в Киришах находиться из стратегически важного не помнишь? — я грустно посмотрел на него.
— Завод вроде химический.… Еще нефтеперегонный вроде, — он еще не понимал, куда я клоню.
— Так вот Серега — нет теперь больше Киришей. Дай бог, чтоб Чудово еще осталось. — Нам защита нужна и оружие нормальное. А тут с ментами по любому отдел наш есть. Там помогут.
— Помогут ли? 0 с сомнением протянул Серега. — Не постреляют?
— А вот и проверим. Все равно без защиты нам не пробраться. Сколько там Гейгер показывает?
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.