Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53212
Книг: 130548
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Зона отчуждения»

    
размер шрифта:AAA

Зона отчуждения

Пролог

Дорогу каждый воспринимает по-своему. Если ты собрался в отпуск и едешь как турист, то даже самый дальний путь покажется коротким. Если ты отправился по делам, то километры для тебя всего лишь часы и минуты, которые отделяют от работы или от любимого дома. А вот если тебя против воли гонит нужда, то дорога превращается в тягучую бесконечность. В пытку.

Трасса сверкала новенькой разметкой и свежей краской на разделявшей встречные полосы столбах и ограждении. Раскалённый асфальт монотонно шуршал и плавился под колёсами чёрной «мицубиши». А Фёдор, тем временем, пытался понять: какой чёрт заставил его согласиться с супругой и поехать в здешнюю глухомань? Ульяновск для коренного москвича хоть и столица области, всё равно дыра-дырой и провинция. Подтверждая мысль, за окном пронёсся установленный на обочине рекламный щит, где до сих пор висел потрёпанный баннер, призывающий идти на президентские выборы-2004. Старьё, а ведь разгар лета уже! Видимо, даже в бизнесе нищета и нет денег.

«Провели бы лучше отпуск где-нибудь в Испании, – Фёдор мысленно начал ворчать. – А то скоро выдумают по советскому образцу закон, по которому сотрудники президентской администрации невыездные за границу. Даже если работают на такой ерундовой должности, как я. И накроются тогда все европейские вояжи всерьёз и надолго».

В такт размышлениям Фёдор кивнул сам себе. Ради возможности ездить по зарубежным турам менять хорошую работу на вольные хлеба он не собирался. Ему дочь на ноги поднимать. Мужчина скосил взгляд направо, где на пассажирском сиденье сидело конопатое тринадцатилетнее чадо. Вика ни на дорогу, ни на отца даже не глядела, потому что глазами, руками и, кажется, даже пшеничными косичками влипла в тетрис на телефоне.

Фёдор чуть притормозил, пропуская слишком уж лихо обгонявшую и метавшуюся с полосы на полосу ладу-«четырнадцатую». Дальше дорога повернула, солнце ударило в глаза, заставило моргать так, что Фёдор еле удержался от того, чтобы чихнуть. И снова принялся размышлять над поведением жены. Благоверная последний год портила ему жизнь всё сильнее и сильнее. Вот как сейчас, когда супружница вдруг психанула на пустом месте. Фёдор принялся мысленно прокручивать скандал в голове. Они как раз собирались выезжать из придорожной гостиницы – тысячу километров за один день после напряжённой рабочей недели Фёдор гнать не рискнул. Дочка уже заняла своё место на переднем пассажирском сиденье. Фёдор открыл дверь помочь сесть жене – все вещи в багажник не поместились, занимали часть заднего сиденья. И тут прозвучало совершенно идиотское заявление:

– По дороге нужно обязательно заехать в магазин. Из-за тебя в Москве не успели, теперь придётся абы где по дороге искать. Не могу же я заявиться к маме в старом платье?

– Из-за меня? – буркнул Фёдор, краем глаза поглядывая на жителей посёлка, в котором располагалась гостиница. Пара тёток на скамейке рядом с кассой междугороднего автобуса, учуяв скандал, уже навострили уши.

– Из-за тебя! Нечего было свои дурацкие усы равнять. Сбрил бы вообще.

– Вот усы – не трогать. Это, между прочим, у мужчин в нашем роду семейное, усы носить. И так из-за тебя бороду сбрил.

– Да ты и с бородой был не красавец, – выдала в ответ супруга. – Нос курносый, а лицо круглое. Да ещё эта ужасная светлая борода. Была бы она чёрная, вообще сошёл бы за пирата. Только мне такой и нужен оказался. Вот зачем, сама не понимаю.

И попыталась взглянуть на мужа снизу вверх. Поскольку ростом она была среднего, а Фёдор метр девяносто, выглядело это откровенно комично. Бабки и присоединившаяся к ним кассирша громко перешёптывались и хихикали в голос.

– Так мы за платьем заезжаем? Или как?! – супруга продолжала гнуть свою линию.

– И так почти весь багажник твои чемоданы. Или как, – отрезал Фёдор.

Мысленно досадуя: «И как я купился когда-то на эти зелёные глаза?» Внутренний голос тут же прокомментировал – а дочке мамины глаза подошли куда больше его собственных карих. Зато волосы и овал лица точно папины… Отвлекаться на посторонние мысли во время семейного скандала – себе дороже. Пока Фёдор задумался о дочери, жена уже успела, не снижая голоса наговорить кучу гадостей, ещё раз потребовала заехать в магазин и теперь ждала ответа.

– Извини, задумался. Так мы едем? Садись в машину.

– Да ты вообще меня слушаешь? Да ты никогда меня не слушаешь, а я на тебя всю жизнь потратила. С таким подонком в одной машине я не поеду!

Быстрым шагом она направилась к кассе.

– Когда рейс до Ульяновска? Через двадцать минут? Мне один билет.

И тогда, и сейчас Фёдор был уверен, что прав на все сто процентов. Да и Вика поддержала отца. Она вообще у него умница. Внутренний голос тут же ехидно добавил: «А может всё дело в том, что дочка уже облизывалась на испанские курорты. Как приедет с шикарным загаром и будет хвалиться перед одноклассниками. Бабушкина дача на Волге – плохая замена».

А вообще, скорее бы добраться. Тёща женщина умная, может, вправит супружнице мозги. И не даст случиться разводу, которым семейный воздух буквально вонял последние месяцы.

Внезапно машину ощутимо тряхнуло, потом снова. В декабре восемьдесят восьмого года Фёдор как раз проходил срочную службу в Армении, оказался в самом центре Спитакского землетрясения. И сейчас вместо разума сработала память тела. Ударив по тормозам, не обращая на разъярённое гудение едущих следом водителей, он резко вывернул руль на обочину. Вырвал дочь с пассажирского сиденья и скинул её вниз с насыпи, по которой шла федеральная трасса. Оттащить туда, где идут заросшие травой пустыри, туда, где проходит глубокая траншея противопожарной канавы. Прикрыть Вику своим телом.

– Папка, ты чего? Ты с ума…

В это время тряхнуло ещё раз – лёжа на земле, толчок чувствовался куда сильнее… Над людьми, вжавшимися в пахнущую горечью и пылью траву, пронеслись рёв пламени, звук взрыва. Ударная волна смела верхушки деревьев лесозащитной полосы, оставшиеся на дороги машины и междугородний автобус. В полутора километрах дальше, сразу за поворотом дороги, трассу пересекала заметная издалека арка газопровода…

– Папка, ты меня задушишь, – пихнулась дочь, всё ещё не понимая, в чём дело. – Папка, что…

Девочка вылезла из-под отца, оба встали. И замерли. Взрыв был всего один. Дальше, видимо, сработала автоматика, отключила газ… Всё равно хватило изуродовать всё вокруг до неузнаваемости. Берёзы вдоль дороги сбрило наполовину, разбросав ветки. Фёдору и Вике ещё повезло, что пустырь вдоль федеральной трассы оказался достаточно широкий, и их не зашибло. Повезло и что в их сторону не полетели обломки разбитых машин.

– Таммм… Папа, там… Быстрее наверх, может кого-то ещё можно…

За спиной раздался шум. Фёдор и Вика обернулись – оказалось, это из канавы неподалёку от них выбирается ещё один догадливый водитель. По виду не намного старше Фёдора, тоже, наверное, в землетрясение когда-то попадал. Защищаясь от шока, разум машинально начал рисовать словесный портрет: «худощав, не слишком высок, худое вытянутое лицо, тонкий нос, острый подбородок». Второй счастливчик, явно не сознавая, что делает, попытался отряхнуть мусор и пыль со ставших грязно-серыми волос, с рубашки и брюк. Потом нервно рассмеялся и заговорил. Хоть и чисто, но с заметным английским акцентом.

– Девушка. Там, – он махнул рукой в сторону поднимавшегося с обратной стороны насыпи столба чёрного вонючего дыма горящей резины, – там больше никого. Никог…

Мужчина вдруг споткнулся на полуслове и посмотрел куда-то за спину девочки.

– Oh my Gog! What is it?[1]

Сразу за взорвавшимся газопроводом воздух на глазах уплотнялся, становился непрозрачным, превращался в уходящую в небо исполинскую стену белого тумана.



[1] Боже мой! Что это? (англ)

​Интермедия – Привет из России

Утро субботы Оливер позволил себе понежиться в постели, валяясь с чашкой кофе и бездумно пролистывая каналы телевизора. Приятно иногда смотреть чушь из ящика напрямую, а не через призму выжимки аналитиков, по которой ты обязан сделать прогноз. Причем срок исполнения – всегда вчера. Ко всему прочему, можно было насладиться покоем: сын доучивался в школе последние дни перед каникулами, жена до обеда на работе. Тишина ласкала уши… Особенно если вспомнить, что на завтрашний день ещё месяц назад запланирована поездка в парк отдыха, причём родителей затащат с собой за компанию как минимум на половину аттракционов.


Оливер был приверженцем традиций, поэтому если семья была в сборе, то обедали все вместе и обязательно в столовой. Когда Эвансы смогли себе позволить отдельный дом в пригороде Лондона, Оливер спорил до хрипоты с архитекторами, требуя предусмотреть в проекте отдельную столовую, а не совмещать её по новомодным традициям с гостиной. Но вот когда глава семьи оставался один, то позволял себе скромно завтракать на кухне. Жена эту привычку хорошо знала и всё время над ней посмеивалась. Но и завтрак, и свежие газеты вместе с почтой всегда ждали мужа на маленьком столике возле окна.

Доев кашу, Оливер налил себе ещё кофе, потянулся за корреспонденцией и улыбнулся: поверх газет лежало письмо. От кого можно было даже не гадать, достаточно лишь посмотреть на дате 3/05/2006 на штемпеле Московского почтамта. В графе отправитель аккуратным почерком было выведено: «Viktoria Kapitonova». За два года, прошедших после знакомства на разбитой взрывом дороге, переменилось многое. Британия и Россия из партнёров превратились в соперников, Оливер и Фёдор честно и старательно работали на конкурирующие правительства. Но это не мешало обоим по-дружески писать друг другу письма. Особенно старалась Виктория, которая даже умудрилась сначала втянуть в переписку Эванса-младшего, а потом обзавестись привычкой как минимум раз в неделю болтать с парнем по скайпу. И при этом строго раз в два месяца продолжала писать бумажные письма, потому что считала – пятидесятилетнему Оливеру трудно «осваивать современные технологии».

Оливер как раз распечатал конверт, когда внезапно раздался телефонный звонок, и из трубки полился приятный женский голос:

– Господин Эванс? Тут вас из отдела кадров беспокоят. Не могли бы вы сегодня подъехать, не позже двух? Обнаружилась небольшая ошибка…

Дальше пошла болтовня. Бессмысленная, кроме нескольких вплетённых кодовых фраз. Оливеру приказывали прибыть к директору к двум часам дня. Мужчина тяжело вздохнул: кажется, выходные отправились в мусорную корзину вместе с газетами. Просто так, на чашку чая в выходные, глава МИ-6 одного из руководителей направлений к себе не зовёт. Особенно из дома, ведь даже для своей семьи мистер Эванс работал в крупной фармацевтической компании.

Отправился из дома Оливер заранее. До визита к шефу надо обязательно посидеть в маленьком кафе через скверик от здания штаб-квартиры. Традиция, к которой его приучил ещё первый наставник по работе. Хозяина кафе давно сменил его сын, учитель тоже много лет назад ушёл сначала на пенсию, а потом и в мир иной, но ритуал визита «на удачу» тщательно соблюдался раз за разом.

О том, что посреди суеты лондонского делового центра можно найти такое уютное местечко, знало не так уж и много народу, поэтому два-три свободных столика здесь было всегда. И как всегда на звонок привязанного к двери колокольчика из-за стойки выглянул немолодой турок-хозяин. Приветливо улыбнулся давнему клиенту:

– Здравствуйте, мистер Эванс. Давненько вы к нам не заглядывали. Очень приятно видеть вас в добром здравии.

– Дела, дела. На работе без отпуска и выходных. Рад, что и у вас дела идут. Ваше кафе воистину украшение нашего города.

Пожилой турок проводил гостя к небольшому столику, с двух сторон огороженному высокими бумажными ширмами.

Эванс попросил:

– Мне как всегда большую чашку вашего лучшего кофе. Только не кофейником, а именно в чашку. Сколько ездил по свету, но вот так волшебно этот напиток варите только вы.

– Что вам принести к кофе? На этой неделе мы сварили просто потрясающий рахат-лукум. А ещё…

– Спасибо, только кофе.

Турок поцокал языком:

– Ай-а-ай, так и желудок можно испортить.

– Спасибо. Но только кофе.

Хозяин вздохнул и ушёл обратно за стойку. Эванс остался дожидаться официантки – порядок есть порядок. С удобством развалился на кожаном диванчике, предвкушая момент, когда принесут его напиток. Коллеги над ритуалом «выпить кофе» подшучивали не первый год… Оливер отмалчивался, так как твёрдо верил, что именно показанный наставником ритуал и оберегал его много лет от неприятностей. Сколько смеявшихся над его привычками, не верящих ни в чёрта, ни в Бога сокурсников давно в могиле? Да и сам он один только раз пренебрёг, не заглянул в кафе перед визитом к начальству – и потом чуть не сдох в африканских джунглях.

Сегодня народу в кафе было меньше, чем обычно. А может, Эванс просто давно здесь был и ему только показалось? Здесь всегда немноголюдно. Но внутренний голос тут же ответил: «Не обманывай себя». Экономический кризис последних лет зацепил слишком многих. Половина офисов в Сити стояла пустая и никому не нужная. А цены, вздохнул Эванс, взглянув на большой лист с меню на противоположной стене, поползли вверх даже здесь. Хотя хозяин явно старался, не хотел отпугивать клиентов.

Единственным плюсом недостатка посетителей, наверное, можно было считать одно: принимать заказ рыжая конопатая официантка примчалась без задержки. Оливер поблагодарил, в ожидании заказа нацепил очки – последний год начала прогрессировать дальнозоркость, достал из кармана пиджака письмо Виктории и начал читать. Английский девушка из России за последние годы отшлифовала, и читать письмо, написанное хорошим литературным слогом, было не только интересно, но и приятно. Вика с гордостью делилась своими успехами – в последние полтора года она серьёзно увлеклась пятиборьем и рассказывала, что её даже приглашают после одиннадцатого класса заняться спортом всерьёз. А ещё сообщала, что в августе они с отцом собираются на отдых во Францию, и на выходные легко могут заглянуть в гости через Ла-Манш.

От чтения отвлекла та же девушка, принесла заказанный кофе. Мужчина благодарственно кивнул, официантка тут же убежала к следующему клиенту. Оливер с наслаждением отхлебнул кофе… Но к письму возвращаться не стал, мысли закрутились вокруг Барьера и того, что случилось за два последующих года.

Россия и Европа отделались можно сказать легко – лишь странным непроницаемым куполом белого тумана, накрывшим целую область на Волге, да серией землетрясений, прокатившихся от Урала до Парижа. У американцев мощные цунами буквально смыли восточное побережье с лица Земли. Изрядно пострадали страны и по другую сторону Тихого океана. Да ещё и огненный шторм на орбите, который снёс большую часть спутников… Соединённые Штаты лишились не только нескольких крупных городов, но и солидной части флота, а оставшаяся армия без наведения по GPS оказалась небоеспособной. Доллар рухнул. Американская экономика давно напоминала мчащегося на большой скорости велосипедиста – и сильный толчок не просто её уронил, но и придавил непомерными долгами и кредитами. Чудовищный мировой экономический кризис не заставил себя ждать.

Для сотрудников британской разведки новые времена стали тяжёлым испытанием. Раньше, как размышлял Эванс, было намного проще. Американцы везде, где можно, полагались на грубую силу. И скрывавшиеся в их тени спецслужбы Её Величества могли действовать тонко, незаметно, легко спихивая последствия неудач на заокеанских союзников. Теперь приходилось зачастую действовать открыто, а цена ошибки для страны стала куда выше. Не поэтому ли шеф требует его к себе? Позавчерашняя докладная должна была лечь на стол начальства как раз сегодня утром. Зовут отчитаться, почему операция на Кавказе, которую МИ-6 задумала ещё до Катастрофы, буксует, хотя результаты «нужны вчера»? И как объяснить, что виновато на редкость неудачное стечение обстоятельств?

В центральном офисе Оливер появлялся хоть и нечасто. Безопасники его вспомнили, проверявший документы охранник приветливо улыбнулся. Но всё рано дотошно сверил сначала отпечаток ладони, затем внимательно сравнил Эванса с фотографией. И лишь затем выдал предписание:

– Доступ разрешён. Идите маршрутом номер три.

Шеф встретил Оливера в кабинете один, и выходило это и хорошо, и плохо. Хорошо – значит, никаких серьёзных наказаний не будет, виновных в том или ином провале начальство громило на официальных совещаниях, чтобы другим было неповадно. Плохо – в остальном шеф придерживался правила, что без серьёзного повода нельзя унижать подчинённого, безжалостно критикуя его работу при посторонних. Поэтому выволочка сегодня ждёт наверняка. Эванс мысленно тяжело вздохнул, закрыл плотную обитую кожей дверь и сел напротив шефа в углу Т-образного стола.

– Оливер, вы же у нас в Центральном управлении чуть больше года?

Эванс ещё раз мысленно вздохнул. Ну, точно, сейчас начнётся: не надоело ли вам уютное спокойное кресло?

– Да.

– А до этого работали по России, в том числе и, так сказать, в поле? – шеф побарабанил по столешнице пальцами, явно что-то для себя взвешивая.

– Да.

– Вы помните последнюю сводку по Волжскому куполу?

На этих словах Эванс вздрогнул и невольно потёр щёку. Рана от впившегося сучка давно зажила, но ощущение въелось в память тела. Потом до разума дошёл смысл сказанного шефом, и Эванс спешно начал извлекать из памяти содержание региональной сводки. Такие поступали всем кураторам не только по зоне их непосредственной ответственности, но и по соседним странам.

– Насколько помню, проникнуть сквозь Барьер так и не смогли. Поэтому русские просто отселили всех в радиусе десяти километров и ограничились колючей проволокой да патрулями. Создали зону отчуждения.

– Совершенно верно, – кивнул шеф. Его лицо внезапно стало застывшей маской. – С этого момента вы снимаетесь с кавказского направления, его закончит ваш зам. Вы же назначаетесь старшим по другому проекту. Поскольку вы непосредственно присутствовали при образовании Барьера, то и с остальным разобраться вам наверняка будет проще остальных. Статус – чрезвычайно секретно.

Эванс ошеломлённо заморгал. Теперь понятно, из-за чего начальник вызвал его к себе. Такие документы из кабинета выносить нельзя. Да и для остальных всё станет выглядеть, будто шеф в гневе устроил разнос и просто отстранил Эванса от работы. Не то чтобы оба боялись измены или «крота» внутри МИ-6, но с грифом «чрезвычайно секретно» лучше перестраховаться. Оливер кивнул, взял папку, которую шеф вынул из сейфа, и принялся читать.

Оказалось, что в Барьере при определённых условиях можно отыскать проход! Обнаружили его местные жители, несмотря на запрет, пролезавшие в зону отчуждения. Пособирать грибы и ягоды, а то и поживиться брошенным имуществом: северная граница Барьера прошла через мегаполис, и людей, оказавшихся снаружи Барьера, эвакуировали только с деньгами и документами. Военные же, убедившись, что угрозы от Барьера никакой, и построив забор, плотное патрулирование убрали, ограничились редкими осмотрами да ежедневными облётами периметра на вертолётах. Решили, что мародёрами пусть занимается местная милиция… У которой и без этого забот хватало выше головы.

Поэтому МИ-6 сумела обыграть русских и первой заглянуть внутрь Барьера. Информацию агент принёс невероятную. С той стороны не было ни людей, ни обломков – проход открывался в совершенно иной, фантастический мир. Агент с уверенностью утверждал, что там была другая планета. И хотя проводник глубоко заходить отказался, даже на окраине удалось добыть множество биологических образцов. И главное – всё получилось втайне вывезти из России. Хотя для этого и пришлось пожертвовать «провалом» в другом деле, чтобы отвлечь ФСБ.

Конечно, шила в мешке всё равно не утаишь. Противник неизбежно обнаружит проход сквозь Барьер, подключатся спецслужбы остальных держав. В исследовании чужой планеты захочет участвовать весь мир, на Россию надавят. И страна, которая первой разберётся в том, что творится по ту сторону тумана, получит невероятные преимущества.

Везти добытое в Англию всё же не рискнули. Сценарии взаимодействия с чужой жизнью разрабатывали не только киношники. Эксперты в один голос убеждали землёй Альбиона не рисковать. Вот тут-то и пригодилось наследие янки. В своё время американцы не стеснялись пользоваться территорией своих марионеток, особенно в Восточной Европе и республиках бывшего СССР. Большинство потайных тюрем и центров шпионажа, после того, как США стало не до агрессивной внешней политики, были рассекречены и ликвидированы. Однако немалую часть бывшие союзники по НАТО, особенно из Лондона, сумели перевести под своё крыло. В такой вот лаборатории, расположившейся недалеко от польско-немецкой границы в небольшом городе Витница, и решили проводить все исследования с инопланетными материалами.

В Польшу Оливер отправился как турист. Прикрытие вышло идеальным со всех сторон. И на основной работе, и в фирме, где мистер Эванс числился формально, в отпуске он не был уже несколько лет. А тут попутно разнос от начальства и совет отдохнуть от переутомления. Да и сын от летнего Кракова и крупных польских городов остался в восторге. Ведь страна последние два столетия находилась в самом центре водоворота от столкновения европейской культуры и восточной культуры русских, а накладывалось всё на обычаи самих поляков. Поэтому облик каждого города был не похож на остальные, и в то же время все они были чем-то неуловимо одинаковы. Характерные для Германии трёхэтажные домики с аккуратными черепичными крышами и самые настоящие венские особняки с узорчатыми решётками и остроконечными башенками, чуть дальше – русский ампир, а через пару кварталов типовая застройка жёлтых, жёлто-голубых или жёлто-зелёных кубов советской эпохи, плавно переходящая в ультрасовременные высотки из стекла и бетона.

Когда Оливер провожал семью обратно в Лондон – у сына начинался летний скаутский лагерь – ни у кого не возникло вопросов, почему глава семейства решил задержаться в Польше ещё на неделю-две, отдохнуть в одиночестве.

Витница оказалась совсем небольшим городком. Заглянув перед приездом в справочник, Оливер выяснил, что постоянно в Витнице живёт всего тринадцать тысяч жителей. Но летом количество людей вырастало вдвое, всё-таки один из самых удобных транзитных пунктов для туристов из Германии. Небольшой вокзал – приехал Одивер на электричке, встретил сплошным хай-теком, стены пластик и стекло, перила хромированные. Зато стоило Эвансу выйти на привокзальную площадь, как его сразу же окружили уютные трёхэтажные дома, напомнившие Саксонию. Поскольку Витница была небольшой, Оливер решил совместить приятное с полезным и отправился пешком, рассматривая по дороге город. Дальше придётся лезть под землю до самого окончания работ, так что другой возможности не представится. На улицах кипела жизнь, множество магазинов, кафе, повсюду невероятное количество туристов, особенно из Германии. Немецкий вокруг звучал чуть ли не чаще, чем польский. Особенно в историческом центре, который в отличие от многих туристических городов был не только ухожен и переделан «под старину», а явно остался в своём первозданном виде. Живой памятник прошлых веков.

Ещё одного гостя город даже не заметил, тем более что он швыряться деньгами явно не собирался. Не стал сворачивать к высотке гостиницы на привокзальной площади. Без интереса прошёл мимо объявлений по аренде квартир, а направился через весть город до самого дешёвого хостела на противоположной от железной дороге и шоссе окраине. Туда, где с десяток одно– и двухэтажных корпусов затерялись посреди кипарисов, можжевельника и прочей пышно зеленеющей флоры.

Возле каждого корпуса стоял плакат с указанием стоимости места и числа свободных коек. Эванс выбрал ближайший, вошёл. В небольшом холле за стойкой сидела заспанная женщина-администратор. Увидев посетителя, она медлительно встала и скороговоркой произнесла:

– Нужно место? Считается за сутки, оплата по истечении недели и при выезде. Вам комната номер двести один, второй этаж по лестнице и налево. Ключ сдавать при выходе из корпуса, получите карточку гостя.

Положила перед собой ключ с пристёгнутым большим ярко-красным пластмассовым диском с белыми цифрами «201». И села обратно клевать носом дальше.

Бросив вещи в комнате, Эванс сразу же отправился в административный комплекс, совмещённый с магазином – единственное четырёхэтажное здание хостела. Пришлось побродить вдоль прилавков, даже купить жвачки. Наконец в закутке со входом на служебную лестницу никого не оказалось, Оливер быстро дёрнул за ручку и шагнул через порог. А дальше – несколько минут блуждания по административному этажу, пока, наконец, не отыскался кабинет старшего менеджера.

– Вам что-то надо? Или вы ошиблись? – немолодой менеджер улыбку на лице держал явно из чистого профессионализма, мечтая обругать недотёпу-постояльца.

– Я… – Эванс демонстративно замялся. – Мне говорили, что в городе зоопарк есть хороший. Вот, ищу, кто бы подсказал, куда мне идти.

Бросил на стол англоязычный буклет, приглашающий в зоопарк Новосибирска. И нервно задёргал пуговицу на рубашке. Менеджер невозмутимо кивнул, внимательно посмотрел на гостя, явно сравнивая его с присланной фотографией. Потом кивнул, достал из шкафа за стеной сканер для документов и поставил его на стол. Оливер на это без слов приложил к стеклу ладонь. Несколько секунд спустя на сканере загорелся зелёный индикатор. Отпечаток ладони принят.

Менеджер тут же вызвал очаровательную девушку в униформе гостиницы и попросил проводить гостя. Сотрудница ослепительно сверкнула зубами:

– Очень рада вас видеть, мистер. Пойдёмте.

Когда двери грузового лифта закрылись, девушка приложила свою ключ-карту к какому-то одной ей известному месту, и сразу же рядом откинулась крышка панели, обнажая клавиатуру. Длинный пароль – и сдвинулась ещё одна панель, открывая нишу с двумя кнопками без номеров. После чего лифт двинулся вниз, на подземный уровень.

Раньше янки в здешнем центре занимались исследованиями в области химии. В девяностых в бывшем СССР сняли гриф секретности с многих проектов, а ещё больше тайн охраняли крайне халатно. И Витница стала фильтрационным пунктом, где свежедобытые секреты поверженного противника сортировались, проверялись. Самое интересное отправлялось за океан. В начале двухтысячных американцы бункер достроили и расширили: собирались перенести сюда со своей территории испытания по боевой химии, чтобы обойти действие ряда договорённостей. Под хостелом теперь располагался настоящий бункер, оборудованный самыми современными средствами защиты и техникой. Именно поэтому исследование инопланетных образцов решили проводить здесь.

Под землёй царила деловая суета. Эванс, конечно, перед визитом подробно ознакомился с характеристиками базы и знал, что хостел прикрывает огромное кольцо, по окружности которого расположены комнаты охраны, жилые комнаты, кафетерии, конференц-залы, склады продуктов. Можно прожить, годами не вылезая на поверхность. А внутри первого кольца – второе, где расположились лаборатории. Но одно дело читать, и другое увидеть всё своими глазами. Незаметно построить и замаскировать такой комплекс, а потом много лет поддерживать его бесперебойное функционирование – это уже самое настоящее чудо.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • elag64 о книге: Анна Бегун - Лисы взрослым не игрушка
    Кого не перекусать??????

  • valeria8ria о книге: Наталья Способина - И оживут слова. Часть I
    Хорошая история.Размеренная и необычная. Затягивает, поэтому вторую часть буду ждать

  • Chernichka о книге: Мария Галина - Время побежденных
    "— Если бы у вас, легавых, были бы такие же мозги, как мышцы…" - прям слоган всей книги и всех главных героев.

    Я прочитала эту книгу в рамках "Книжного вызова" и для меня это реально было вызовом. Даже несмотря на то, что я предпочитаю фантастику.

    Что за обложка?! Изобразили красотку с пушкой, которая мелькнула в книге в таком образе ОДИН раз. Дальше была изнеженная дамочка, которая от вида трупа чуть в обморок не падала (хотя вроде как доктор спец. отдела ).

    Самым раздражающим фактором для меня были герои. Прям слов не хватает, вот честно. Картонные, заурядные, глупые, противоречивые и безголовые. Мне было скучно и неинтересно следить за ними. Избавься автор от них в начале или в конце, единственное, что я бы почувствовала, это облегчение. Пользы от них не было никакой. Краткое описание главного героя - "сила есть, ума не надо!". Ну, так нам пытался показать автор, хотя на деле и физ.подготовка у него была так себе. Про его напарника-инопланетянина вообще ничего конкретного сказать не могу. Он мне напомнил наивного ребенка: то бесстрашный, то трясется, чаще вообще ничего не понимает. Хенрик - вроде адекватным казался, потом без причины не превратился в истеричку недоверчивую (цитата "Как вы, интересно, ухитрились достичь такого высокого положения в вашей организации, — насмешливо поинтересовался доктор, — при таких-то нервах?". Второстепенные герои прошли мимо меня, я их даже и не вспомню сейчас. Единственный, кого мне чуток жалко - это гения Стампа. На фоне остальных он прям самый-самый адекватный.

    Зачем тут вставили любовную линию?! Да еще и такую топорную. Был типо "альфа-самец", который делил девушек только так "либо секс-бомба, либо хозяйственная клуша". Встретил типо умную секс-бомбу. Две встречи и она уже "Я не такая", а он "Я тебя люблю, жить не могу". Тьфу. И, самое печальное, что автор то женщина.

    Финал книги мне непонятен. Что? Как? Почему? Вопросов к происходящему у меня осталось куча.

    Вся книга заключается в бегатне героев без особого смысла. Хотя про кадаров я бы почитала, но не в исполнении этого автора!

    "Самая безобидная на свете штука — это труп." - мне просто нравится эта фраза из книги)

  • moonlight о книге: Стелла Грей - Котобар «Депрессняк»
    Мне понравилось. Очень интересно, читала до 2 ночи, никак не могла оторваться

  • Сноуджейн о книге: Инга Ветреная - Интриги королевского отбора
    У меня единственный вопрос: кто это писал? Ну вряд ли автор веселых и остроумных , пусть и чуть наивных произведений, которыми я восхищалась ранее. Это же дурь полная, со всеми присутствующими роялями . Героинька, попав в другой мир, сходу качает права, хамит всем так, что это даже для ЛФР перебор, прекрасно при этом вжившись в чужую личность, и ее никто не раскрывает. Она не умеет и не хочет вести себя прилично, о элементарной вежливости никогда не слышала, лезет кругом, куда запрещено, и при этом ее никто не может остановить. Автор, вы серьёзно? Это все равно что дворничиху пригласить на дипломатический раут. Вы действительно считаете, что это проканало бы? Да нет! В лучшем случае - тюрьма и лишение дворянства. Говорить так с властьимущими не то что глупо, это самоубийство. Хамить верховному магу... Да кто она? Или ей пофигу, как петеушницам на курорте: все равно уеду (вернусь в другой мир), так что могу и попробовать всех построить. Дома же я никто, и звать меня никак, а на работе что-то подобное вякну - мигом без нее и останусь .
    Плохо. Ужасно. И если вначале еще по инерции улыбалась, то дойдя до сцены встречи с принцем на галерее, закрываю. Лучше перечитаю еще раз Академию

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.