Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54172
Книг: 132926
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Гиперсеть» » стр. 7

    
размер шрифта:AAA

Кеша присел на краешек стула, являя собой пример кроткого студента, которого могли отчислить из института за неуспеваемость.
Лосьев выслушал торопливую скороговорку абонента, – он разговаривал с кем-то по скайпу, – брякнул массивной ладонью по клавиатуре, вперил немигающий взгляд в лицо завлаба.
– Иннокентий Леонтьевич, сколько вам лет?
– Тридцать… один, – растерялся Кеша, не ожидавший такого вопроса. – Скоро тридцать два будет.
– А ведёте вы себя как мальчишка.
– Извините, Валерий Аркадьевич, не понял…
– Мне доложили, что большую часть рабочего времени вы тратите на электронные игры.
– Неправда, Валерий Аркадьевич! – возмущённо выпрямился Кеша. – Я не играю на работе!
– Ну, занимаетесь теоретическими экзерсисами, не входящими в тематику работ лаборатории.
Кеша покраснел. В последнее время он действительно часто выводил на экран свой монументальный труд и мог часами зависать в пространстве личной концепции, которую назвал «теорией глобального моделирования вселенных». Очевидно, кому-то из сотрудников лаборатории такое увлечение начальника категорически не нравилось.
– Я… работаю… успеваю… план выполняется. Завтра я сдам отчёт о предварительных испытаниях умсорика… э-э, УМС.
– Разве испытания УМС запланированы?
– Я сделал это дома, в нерабочее время. Эффект поразительный, вы не представляете…
– Очень хорошо представляю. Вы человек умный, креативный, способный, увлекаетесь разными сложными идеями, но если будете и дальше разбрасываться, искать решения задач, не связанных с нашей тематикой…
– Вы меня уволите.
– Нет, просто вы не достигнете того положения, которого заслуживаете. Бросьте заниматься этой вашей парадигмой глобального моделирования, она мешает вам прогрессировать. Кстати, в двух словах, что это такое?
Кеша оживился.
– Вы знакомы с последними физическими теориями?
Лосьев пошевелил бровями, что выглядело довольно устрашающе.
– Какими именно?
– Петлевая квантовая теория гравитации, теория радужной гравитации, теория струн, М-бран… и так далее.
– Я не физик-теоретик, но многое изучал.
– Извините, я задал дурацкий вопрос. По стандартной космологической модели наша Вселенная родилась в результате Большого взрыва почти четырнадцать миллиардов лет назад, но это не так. Вернее, – поправился Кеша, – я думаю иначе.
– Голографический мираж?
– Что?
– Из последних новостей по этой теме мне близка идея Маркуса Чауна[9] о том, что мы живём в голограмме.
– Хорошая идея, – согласился Кеша снисходительно, – но я занимаюсь другой теорией, озвученной Ником Бостромом[10] ещё в две тысячи третьем году и дополненную Силасом Бином.
– Божественный компьютер? – не менее снисходительно улыбнулся Валерий Аркадьевич.
– Так его назвали журналисты, – хихикнул Кеша, воодушевлённый благожелательной реакцией шефа. – Ещё Станислав Лем в тысяча девятьсот шестьдесят четвёртом году предположил, что человечество сможет построить в компе модель Вселенной, потом де Ситтер, Фридман и Бин, а за ними Давоуди и Сэвидж[11] заявили о возможном искусственном происхождении нашей Вселенной. А я доказал, что это истина!
– Так уж и истина. Докажите мне.
Кеша унял восторг, пригладил вихор на виске.
– В двух словах не получится.
– Вы постарайтесь.
– Началось всё с того, что в спектре космических лучей обнаружился обрыв… то есть высокоэнергетические частицы, взаимодействуя с фотонами фонового микроволнового излучения, на определённом этапе теряют энергии, будто исчезают за краем… чего-то.
– Не начинайте с азов.
– Прошу прощения, я не специально. Главным аргументом того же Бострома было расширение Вселенной, которое на всех уровнях измерений считалось равномерным, несмотря на то что галактики «разбегаются» с возрастающими скоростями.
– Ещё короче, суть вашей идеи, без экскурсов в прошлое.
– По моей теории «квантовая пена» пространства с размерами квантов, равными планковской длине, и есть размерная сетка, по которой кто-то создавал нашу Вселенную. Доказательств предостаточно. Все «стрелы времени» подтверждают этот тезис: космологическая, термодинамическая, биологическая, электромагнитная и гравитационная, а также с безумной точностью оптимизированная скорость расширения домена, точность подгонки масс элементарных частиц и так далее, и так далее. Все эти факты говорят в пользу глобальной программы, по которой мы и живём.
– Где? – с любопытством спросил Лосьев.
– В компьютере, конечно.
– В каком?
– Вы же сами сказали, – расплылся в улыбке Кеша, – в божественном. Хотя есть мнение, что Создатель смоделировал наше Мироздание в своём сознании. Я лично придерживаюсь другого мнения: Творец и наша Вселенная находятся вне друг друга, то есть наш мир – иллюзия, виртуальная реальность в компьютере. Ведь мы тоже делаем попытки моделировать вселенные в компьютерах, когда играем в игры. Почему бы и богу не заняться тем же?
– Зачем?
– Да ради удовольствия хотя бы.
Лосьев покачал головой.
– Компьютерные игры и в самом деле иллюзорны.
– Потому что наше мышление есть всего лишь отражение процессов иного уровня, мы ещё не достигли того совершенства, чтобы строить сверхсложные метавселенные. Но когда-нибудь дойдём и до этого, если не уткнёмся в информационный предел.
– Какой предел?
– Предел Шеннона, диктующий скорость обработки информации. Хотя попытки изменить ситуацию делаются. Уже сейчас видно, что Интернет становится вчерашним днём, облачные технологии, которые только и смогут обойти Шеннона, убьют его. За ними будущее.
Директор снова покачал головой. Горячность Иннокентия его не только забавляла, но и, судя по мине на лице, огорчала.
– Давайте договоримся, Иннокентий Леонтьевич, теории теориями, а план и график работы прежде всего. Не возбуждайте сотрудников лаборатории своими головоломными играми, люди завистливы и ревнивы, а у вас под началом почти три десятка человек.
– Я же успеваю сдавать…
– Тем более будут завидовать. К тому же ваша теория глобального моделирования небезопасна, у неё могут быть противники, которые отреагируют на ваши занятия негативно. Понимаете, о чём я говорю?
– Нет.
– Версия об искусственности нашей Вселенной давно муссируется в околонаучной литературе, так что вы не первый. Никто ещё не доказал, что наш мир – всего лишь модель в «господнем компьютере».
– Я доказал! Я даже вычислил тактовую частоту этого компа – два на десять в сорок пятой степени! Именно такая требуется для расчёта каждого шага модели. Если его выключить – для нас наступит самый настоящий конец света!
– Вот именно, молодой человек. Ваши расчёты могут повлиять не только на оппонентов теории, но и на самого создателя Мироздания, а как он отреагирует – одному богу известно. – Лосьев пожевал губами, оценивая собственный тавтологический неологизм, усмехнулся. – Да, таким вот образом. Вдруг вас заревнуют как слишком умную и самостоятельную подпрограмму в игровой программе?
Кеша недоверчиво посмотрел на тяжёлое лицо директора, протёр очки, водрузил на нос.
– Вы… меня разыгрываете? Или верите в истинность моей теории?
– В нашем информационном континууме ничто нельзя отвергать. Но сделайте так, как я прошу, удалите все ненужные файлы с рабочего стола.
– Хорошо.
– Агентство «Р-ТЕХНО» предложило нам поработать с ликвидацией компьютерных вирусов. Речь идёт о червяке Stuxnet-M. Вы в курсе, о чём идёт речь?
– Конечно, его прототип создали ещё десять лет назад, он сильно погулял по иранским компам, управляющим ультрацентрифугами по обогащению урана. Да и потом проявлялся в Бушере на атомной электростанции, а также в России и в Китае.
– Значит, понимаете сложность проблемы. Этот червь добрался до наших газопроводных систем и подбирается к самолётам, по сути, началась кибервойна.
– Я знаю.
– Вот и займётесь в ближайшее время, вместе с лабораторией Касперского. Времени на вашу теорию у вас не будет. Кстати, интересно, с вашей точки зрения, если наша цивилизация является программой в «господнем компьютере», как в ней возникают вирусы? И что они собой представляют?
Кеша встрепенулся, собираясь поделиться с директором центра своими соображениями на этот счёт, но уловил в глазах Лосьева скептический огонёк и прикусил язык.
– Не думал.
– Идите, Иннокентий Леонтьевич, и будьте повнимательней к сотрудникам.
– Обязательно, Валерий Аркадьевич. – Кеша встал, поклонился и вышел из кабинета, унося застрявший в спине взгляд шефа, ставший рассеянно-задумчивым. Уже в коридоре он додумал мысль, которую собирался озвучить в ответ на вопрос Лосьева о носителях вирусов: вирусы в нашем мире вполне могут быть людьми.
До обеда он занимался чисткой компьютера от «лишних» файлов и переноской записей на диски и флэшки. Пообедал в компании с замом Игорем Семёновичем, вернулся в лабораторию и обнаружил, что все диски и флэшки, оставленные им в столе, исчезли.
Кеша застыл над открытым ящиком, не вполне осознавая, что произошло, начал судорожно рыться в остальных ящиках, на столе, на диванчике, где тоже лежали диски, однако записи отыскать не смог. Лишь одно обстоятельство уберегло его от сердечного приступа – наличие материалов в домашнем компьютере. Но и без того настроение упало до плинтуса, так как ни один из сотрудников на видел того, кто забрал диски. Впервые Кеша пожалел, что он не имеет отдельного кабинета, поскольку по модным нынче веяниям открытости контроля трудового коллектива все рабочие места помещений центра отделялись только невысокими стеночками и прозрачными панелями, да и то далеко не всегда. Лаборатория Кеши в этом смысле не представляла исключения, он видел всех, кто занимался делами, и сотрудники также видели своего начальника. И при этом никто из них не признался в содеянном и не следил за его столом.
О краже он всё-таки заявил секретарше директора, хотя понимал, что найти и вернуть диски не удастся. Тот, кто сделал это, подготовился хорошо, а главное – знал, что берёт. Другие материалы в Кешином столе оказались нетронутыми.
Снедаемый нетерпением, он погнал машину домой, не обращая внимания на следующий за ним серый «Лексус». Пришло ощущение тревоги, сопровождаемое странным чувством раздвоения личности, будто вместе с ним происходящее переживал ещё кто-то, сидящий в голове.
Добравшись до квартиры, Кеша ворвался в спальню-кабинет и застыл на пороге, глядя на раскиданные по всему полу, по кровати и тумбочкам, по столу коробочки из-под дисков и сами диски, безжалостно вывернутые из коробок, книги, папки и листы бумаги. Компьютер работал, хотя утром Кеша его не включал, куб экрана напоминал клуб тумана строгой геометрической формы с плавающими внутри электрическими змейками.
Во рту пересохло. Кеша метнулся к столу, активировал клавиатуру и через несколько секунд понял, что вся база данных, в том числе программные файлы на большом диске, стёрта! Компьютер превратился в «пустое железо», не способное выполнять функции вычислителя, собеседника и хранителя информации. Мало того, пропал и стоявший на столе прототип умсорика, который он оставил дома без всякой задней мысли, надеясь, что в квартиру никто не сможет залезть.
Кеша рухнул на диван, давя диски и флэшки.
Подхватился, снова начал искать свои наработки, пока не убедился, что его усилия напрасны. Похитители точно знали, над чем он работает, проверили аккаунты, обойдя все шифры и пароли, запустили в компьютер вирус, который стёр всю информацию, и убрались, захватив записи на дисках. А записи от руки Кеша не вёл давно, забыв, как это делается, ещё со школы.
Конечно, он помнил свои расчёты и умозаключения и мог их восстановить, но было до слёз жаль потраченного времени и сил, а полное восстановление текста теории по памяти вообще было невозможно.
– Убью! – пообещал он неизвестно кому, борясь с подступившими к глазам слезами. Справился, подумал трезво, что не сможет этого сделать. Воинствующим «ботаником», каким таких людей изображали юмористы: волосы всклокочены, очки на пол-лица, блуждающий взгляд, истерические губы, дай такому танк – проедет через детсад, давя детей и воспитателей, не заметив этого, – Кеша не был. Фанатиком дружбы с компьютером – был.
Надо позвонить Савве, подумал он отрешённо.
И тотчас же в ухе засвистел мелодию «Венского вальса» надик – крохотный динамик айкома.
Кеша выключил его мысленным усилием, сказал вслух:
– Алё?
– Рудницкий? – раздался незнакомый мужской голос, тягучий и неприятный.
– Да, – подтвердил он. – Кто это?
– Неважно, выслушайте. Вам скинут по имейлу материал, обдумайте предложение и ответьте.
– Какой материал? – не понял он. – Какое предложение?
– Работать с нами. Все ваши разработки у нас, в том числе и умсорик. Согласитесь работать – получите всё обратно.
– Да кто вы такие, чёрт побери?!
– Читайте, ждём ответа.
– У меня комп пустой…
– Файл перезагрузки сохранён, найдите и включайтесь.
– Но я хотел бы…
– Ждём. – Голос умолк. В ухе задребезжали металлические хлопья отбоя.
– Чёрт! – стукнул Кеша кулаком по колену.
Вскинулся, подсел к столу, прошёлся пальцами по клавиатуре, оживляя «Эльбрус». Спустя минуту нашёл файл перезагрузки, запустил. В глубине видеокуба всплыл чёрный свиток, развернулся в чёрный лист с белыми буквами текста.
Кеша, мимолётно подивившись способу подачи письма, прочитал текст, пошевеливая мышкой.
Ему предлагали рассчитать оптимальный вариант ликвидации нефтегазовой промышленности в масштабе всего мира! Начало было положено серией убийств крупных нефтяных магнатов и авариями на нефтедобывающих платформах, которые стали случаться всё чаще и чаще. Кеша должен был рассчитать новые аварии и гибель нефтяников, найти способы гарантированного пресечения нефтедобычи и перехода цивилизации на новые источники энергии. Ни больше ни меньше.
– Обалдеть! – проговорил он, вытаращив глаза. – Они что, с ума сошли?!
Чёрный лист с текстом предложения внезапно вспыхнул и сгорел за несколько мгновений. Вместо него экран выдал другой свиток, алого цвета, который развернулся в красный лист с белыми буквами следующего сообщения: «Время для размышления – три дня. Отказ от предложения будет означать отказ от сотрудничества со всеми вытекающими последствиями. Согласие даст возможность работать на более высоком уровне».
– Щас, разбежался, – выговорил ошеломлённый Кеша. – Кто вы такие, чтобы я с вами сотрудничал?
Словно услышав его ответ, алый лист в экране сгорел так же быстро, как и чёрный до этого. Вместо него появился чёрный паучок, увеличился, разворачиваясь в слово из трёх русских букв: ПСП. Кеша прочитал слово вслух, добавил:
– Ну и что это значит?
Слово съёжилось до размеров ногтя, исчезло.
Кеша подождал продолжения, но его не было. Тогда он клацнул клавишей, чтобы посмотреть обратный адрес абонента, и увидел в мейл-папке то же слово ПСП, плюс код почтовой службы: @mail.com. Была ли это аббревиатура фамилии, имени и отчества адресата или название фирмы, Кеша не знал.
– Чёрт с вами! – сказал он, но уже спокойнее, так как вспомнил, что неведомый абонент обещал ему вернуть работу и опытный экземпляр умсорика. Может, и в самом деле стоит с ними по-хорошему? Чтобы отдали украденное? Подумаешь, он предложит им метод перехода на иные источники. Это же не криминал, наоборот – Нобелевкой пахнет.
Или тюремным сроком, язвительно отозвался «второй ум» Кеши, отвечающий за ориентацию в реальной жизни, звони Савве, надо посоветоваться.
И Кеша набрал номер Саввы.

Глава 11. Сингапур навылет

День прошёл в суете.
Встречались с представителями власти Сингапура, с полицейскими, расследующими убийство Ли Сяоши, с китайской делегацией и с американцами, имеющими к этому делу свой интерес. Как сказал Чёрников: что бы где ни происходило – ищи американский след. А Савва добавил про себя: какой бы криминал ни вскрылся – ищи руку Вашингтона. Можно было бы посмеяться над такими заявлениями, если бы они не отражали истины. Все, чего касались «длинные руки» спецслужб США, разрушалось, погибало, исчезало, превращалось в чёрный омут заговора против человечности и справедливости.
Освободились в половине девятого вечера. Савва давно хотел спать, так как в России на широте Москвы время приближалось к четырём часам ночи, но Виктория не выглядела уставшей, и он предложил ей ознакомительную экскурсию по Сингапуру, тем более что сотрудник российского консульства ждал их решения.
– Хорошо, покатаемся, – согласилась женщина. – Подождите меня пару минут.
Она отошла к стойке администрации отеля – за весь день так и не удалось из него выбраться, – поговорила с Чёрниковым и вернулась.
– Поехали, час в нашем распоряжении.
– За час мы ничего не увидим, – с сожалением сказал сотрудник консульства по имени Дмитрий. – Я месяц путешествовал по городу, прежде чем научился ориентироваться.
– Месяца у нас нет. В десять тридцать нас ждут в офисе китайской делегации. А в пять утра – обратный вылет.
Спустились в подземный паркинг отеля, заняли места в минивэне: Виктория села рядом с Бекасовым, что было приятно. Машина выехала на улицу напротив отеля.
– Что узнали? – спросил Дмитрий.
– Укол в шею отравленной иглой, – ответила Валерия. – Задержана бригада обслуживания. Никто не взял вину на себя, никто ничего подозрительного не помнит. Следов никаких.
– Странно.
– Ничего странного, этого стоило ожидать. Канадский нефтяной барон Дженкинс убит тем же способом. Один и тот же почерк. Охота на нефтяных бизнесменов началась серьёзная.
– Конкуренты?
– Не знаю. – Виктория проводила рассеянным взглядом вычурной формы небоскрёб. – Не видно системы. Конкуренты убирали бы дельцов определённой компании, а фактически затронуты шесть разных компаний.
– Надо вычислить, кому это выгодно, – помимо воли проворчал Савва.
Дмитрий и Виктория посмотрели на него.
– Американцы уже обвинили во всём русских, – скривила губы помощница секретаря Совбеза. – С началом серии убийств начался беспрецедентный рост цен на нефть, а это и в самом деле выгодно для России.
– Хорошо продуманная тактика, – кивнул Дмитрий. – Вымазать в дерьме, пусть отмываются. Надо подключить все наши службы.
– Занимаются люди.
– А вы что делали?
– Договорились со всеми заинтересованными сторонами о совместном расследовании инцидента и координации противодействия нефтяному террору.
– Звучит как название блокбастера: «нефтяной террор».
– Дима, вы обещали показать город, вот и показывайте.
– Извините. – Дмитрий перестал отвлекаться.
В течение часа с четвертью они колесили по Сингапуру, уже не удивляясь отсутствию пробок. Машин в городе было несметное количество, но каким-то волшебным образом все они двигались со средней скоростью пятьдесят километров в час и в заторы не попадали.
Сингапур вечёрний поражал обилием световых реклам и красивым освещением фасадов зданий. Старые кварталы в колониальном стиле перемежались комплексами современных небоскрёбов, храмов и зелёных парков. Основные туристические достопримечательности города располагались в трёх районах: Раффлз-Квай, где стояла гостиница Raffles, Блаканг-Мати (остров Сантоса) и Джуронг. Дмитрий провёз гостей по всем трём районам, показывая лучшие, с его точки зрения, места.
Постояли у внушительного здания Импресс-Плейс-Билдинг, сооружённого в тысяча восемьсот шестьдесят пятом году в викторианском стиле, нынче здесь располагались музей, художественные галереи и ресторан, проехали здание Парламента девятнадцатого века, англиканский собор Сент-Эндрю, институт Сент-Джозеф, вызвавший у Виктории восхищение красотой геометрических форм. Объехали по кругу Сьюприм-Корт и Сити-Холл, обогнули район небоскрёбов Сингапур-Лэнд-Тауэр, проехались по мостам Бенджамина Шварца и Норт-Бридж, вдоль побережья с лодочными районами Кларк-Квай, а также оценили красоту улицы небоскрёбов Орчад-роуд с её дворцами Леранакан и Истана и храм Четтиар-Хинду.
Время поджимало, поэтому на знаменитый отель «Марина Бэй Сэндс» с его тремя башнями, накрытыми гондолой роскошного парка с бассейнами и кафе на высоте двухсот метров, полюбоваться не удалось.
В «Раффлз» вернулись за пять минут до встречи, о которой говорила Виктория, усталые, но довольные, так что Виктории пришлось подниматься на второй этаж отеля без захода в блок бытового обеспечения.
Савва хотел сесть на диван в холле, предварительно заскочив в туалет, но Виктория решила иначе.
– Идёмте с нами, не помешаете.
Поднялись в один из конференц-залов, освещённый спрятанными в стенах флуоресцентами.
Вопреки желанию Виктории Савву в зал не пропустили.
– Вы не заявлены, – сказал ему, заступив дорогу, на плохом английском один из рослых полицейских в мундирах песочного цвета.
Савва озадаченно глянул на прошедшую в зал Шахову. Она вернулась.
– В чём дело? Это сотрудник российского посольства.
– Он не заявлен в списке приглашённых, – упрямо сказал верзила-сержант.
– Я ему даже удостоверения не успел раскрыть, – сказал Савва. – Они что, всех гостей в лицо знают?
Подошёл Чёрников.
– Что случилось?
– Не пускают. – Виктория достала из сумочки своё удостоверение. – Я специальный помощник…
– Подожди, – остановил её Чёрников. – Нет смысла спорить. Присутствие Бекасова на встрече не обязательно, чего копья ломать.
– Я хотела…
– Пусть ждёт. – Чёрников прошёл в зал.
Виктория примирительно улыбнулась.
– Не обижайся, позже разберёмся, что происходит.
– Да без проблем. – Савва спрятал досаду в глубине души, смерил взглядом смуглое непроницаемое лицо представителя законопорядка, терпеливо дождался, когда все члены совещания пройдут в зал и дверь закроется, сказал по-английски, тихо и задумчиво: – На идиота ты не похож, парень, кто тебе приказал задержать лично меня?
Лицо сержанта стало лиловым, но сдерживаться он умел. Не отвечая Савве, глянул на дюжего напарника. Тот придвинул к губам бусину микрофона на усике, проговорил на малайском языке. Савва понял лишь два слова: «русский» и «здесь».
Он поднял брови, осознав, что речь идёт о нём, огляделся.
Коридор отеля с дверями в конференц-залы почти опустел, последние гости разошлись, остались лишь полицейские и парочка мужчин в штатском, скорее всего олицетворявших службу охраны. Да у панорамного окна стоял спиной к залу араб в бурнусе.
Словно почуяв взгляд Бекасова, араб оглянулся, и Савва с удивлением узнал в нём майора Петрова, начальника УВД Норильска.
Впрочем, лицо у араба было посмуглее простоватого лица Петрова, да и не мог он находиться в Сингапуре ни под каким предлогом, и Савва подумал, что ошибся.
Двойник Петрова прищурился, кивнул ему как старому знакомому, подошёл, заговорил на хорошем английском:
– Господин Бекасов, вы так хорошо зарекомендовали себя в известных обстоятельствах, что мы решили продолжить беседу. Я уполномочен предложить…
– Кто – мы? – перебил его Савва.
Лже-Петров сбился, помолчал, буравя лицо Саввы блеклыми глазками.
– Предложение, озвученное вам господином Фофановым, остаётся в силе. Надеюсь, вы его помните.
– Фофанов сумасшедший!
– Он стал сумасшедшим после выселения, провалив дело. От таких работников мы избавляемся.
– Что значит – после выселения?
По толстым губам собеседника скользнула гаденькая улыбочка.
– Он был запрограммирован, программа удалена, носитель получил психическую травму.
Савва иронически дёрнул уголком губ.
– Я так и предполагал. Жёстко работаете. Где гарантии, что и мне после какой-нибудь неудачи не удалят память? Или что там вы удаляете?
– Если мы договоримся…
– Не договоримся, господин хороший. Нет вам веры. И я уже говорил, что такими методами заставить человечество «прогрессировать» не удастся. Как бы вы ни оправдывали свою деятельность, прежде всего вы – убийцы! А я с убийцами не работаю, даже с самыми благими намерениями.
Лицо «араба» потемнело.
– Вы отдаёте себе отчёт?
– Очень конкретно.
– Не боитесь, что вас постигнет та же участь? – «Араб» кивнул на дверь конференц-зала.
– Вы мне угрожаете?
– Предупреждаю.
Савва смирил свой гнев, усмехнулся почти философски.
– Все мы под богом ходим. Никто не застрахован от отравленной иглы. И вы тоже. – Последние слова он подчеркнул, изменив тон.
– Вы пожалеете.
– Вы пожалеете больше.
Двойник Петрова перевёл взгляд на полицейских, делавших вид, что их ничего не касается, кивнул и пошёл прочь по коридору.
– Вам придётся пройти с нами, – сказал первый страж порядка, попытавшись взять Савву под локоть.
Майор легко вывернул руку, сам особым приёмом захватил пальцы сержанта, вывернул, заставив его охнуть, позвал «араба»:
– Господин Петров!
Собеседник в бурнусе приостановился, будто наткнулся на невидимое препятствие, оглянулся.
– Я не знаю, кто вы, под чьей личиной действуете, – продолжил Савва, – но лучше прикажите своим солдатикам не связываться с русской делегацией. Будет больно, и в первую очередь вам лично. Мы здесь не одни.
Лже-Петров окинул взглядом коридор, глянул на присевшего сержанта, на его напарника, начавшего искать кобуру пистолета, повёл рукой и снова двинулся к главной лестнице отеля.
Савва отпустил сержанта, поднял палец, останавливая второго полицейского.
– Дипломатическая неприкосновенность, уважаемый! Вам нужен международный скандал? Не стоит продолжать, у вас будут большие неприятности. Выполняйте свои обязанности.
Полицейские переглянулись, отступили.
Никакой дипломатической неприкосновенности у Саввы не было, но стражи порядка не рискнули проверить его документы, тем более что он не был ни в чём виноват.
Спустившись в холл, Савва заказал кофе, незаметно осматриваясь и прикидывая, не собирается ли кто-нибудь исполнить угрозу двойника Петрова (если только это не был сам Петров), ничего подозрительного не заметил и сел в уголке дожидаться окончания встречи руководителей делегаций.
Виктория спустилась к нему через сорок минут, присела напротив.
– Всё нормально?
Он качнул головой.
– Не знаю, что и думать.
– То есть? – сузила глаза женщина.
– Ко мне подошёл араб, очень похожий на одного знакомого из Норильска. Я даже сначала принял его за переодетого агента.
– Подробней.
Савва поведал собеседнице историю о переговорах с «арабом Петровым».
Виктория погрустнела, поглядывая на спускающихся по лестнице в холл мужчин.
– Майор Петров… дьявольщина! Это явно ПСП.
– Что?
– Тебе грозит нешуточная опасность. Поговорим об этом без свидетелей. Есть не хочешь?
– Перекусил бы… а ещё лучше – выпил бы холодного кваску.
– С квасом здесь напряжно. Едем в свой отель, посидим в ресторане и будем собираться в обратную дорогу.
– А наши спутники?
– Они будут добираться в аэропорт самостоятельно.
Савва расплатился за кофе и поспешил вслед за Викторией.
Дмитрий терпеливо ждал их в машине.
Ехали в гостиницу молча. Виктория думала о чём-то, поглядывая в окно, и Савва решил её не отвлекать.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Hilda о книге: Китра Л - Избранная 147/2
    На литнет читала. Избранная 147/2:Неучтенные миры

  • elent о книге: Екатерина Скибинских - Факультет боевой кулинарии
    Веселая и увлекательная история. Прочла с удовольствием. ГГ с юмором, неунывающая, находчивая. Интересны любовные линии, тем более, так и неясно, кто станет избранником грозной бытовички.
    Жду продолжения.

  • elent о книге: Анна Сергеевна Одувалова - Яд в академии [Ядовитая]
    Совершенно не понравилось. Круче ГГ только вареные яйца. Абсолютно невнятная детективная линия. Честно прочитала до конца, но так и не поняла с какого перепоя Брил стала опасна для Нориса. Гг постоянно упоминает о стесненных обстоятельствах, но тем не менее упоминает, что вот это у нее очень дорогое, вот то очень дорогое. Живет в большом доме в нормальном районе. Мать вообще где-то в другом городе. Вопрос: Откуда бабки, Яд? Все-то она про всех знает, накопала кучу компромата. Как? Ее же все избегают. Подруг и тех нет фактически. Содержит армию агентов? Чем платит? Постоянно упоминает, что знакома с серьезными людьми, судя по всему из криминала, но папуля на страже закона был. Завещал доченьке своих стукачей? Как девочка из порядочной семьи могла завести знакомства с такими опасными людьми типа Грейсона и почему уверена в их помощи?
    Для суперкрутой и независимой, но осторожной, очень легко перепихивается с практически незнакомым парнем.
    Расследование - это вообще что-то с чем-то. Рисунки она рисует, по наитию, ага. Ментальный дар так работает. Высшие силы видения посылают? Как иначе, ничего не зная, восстанавливает картину происшедшего? И почему этого так испугался Норис? Да заяви, что у девки крыша поехала - и никаких проблем. Как она докажет, что права? Вряд ли по заявлению не пойми кого начнут преследовать уважаемого человека.
    Ну и шаблоно: мерзавец, мешающий жить, оказывается по уши влюбленным в ГГ. Мазохист, чо.

  • ilizadulittl о книге: Роман Пастырь - Алхимик
    Сначала показалось, что смотрю американский фильм, снятый про Россию ("ЗдраВствуй, ТовариЩЬ !),а потом втянулась, даже оторваться трудно было....но где продолжение ?!

  • TaliaSun о книге: Sophie Isabella - Жена советника короля
    Вот полностью согласна с предыдущим комментарием.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.