Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52967
Книг: 129942
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Братья с юга Мейсон-Диксон»

    
размер шрифта:AAA

Эбби Глайнс
Братья с юга Мейсон-Диксон

Глава Первая

СКАРЛЕТ

Хлорка и жареная еда — вот, запах чего я чувствую. Каждую ночь я вхожу в трейлер, который сейчас называю домом, быстро снимаю одежду и бросаю её в стирку. Трейлер небольшой, больше похож на кемпер, но арендная плата за него маленькая. Возможно, лучше его можно описать словом «крошечный». Запах из загородной закусочной, в которой я работаю, въелся в одежду и в меня саму, из-за чего весь трейлер провонял.
И так достаточно плохо, когда в твоей крошечной среде обитания запах плесени. Не нужно туда добавлять ещё и зловоние моей рабочей среды. Мне в шесть утра возвращаться на работу. Везёт, что в этом городке все рано отправляются спать. Быть дома к десяти не так уж и плохо. У меня есть время принять душ и избавиться от запаха пищи, и насладиться тишиной моего трейлера перед сном, и всё повторить на следующий день.
Семь дней в неделю. Пятнадцать часов в день. С шести до девяти или девяти тридцати, если нужно убраться после закрытия. Чаевые не ужасны, лучше, чем я предполагала. Я могу оплачивать аренду, коммунальные услуги, новый сотовый и питание. Мне также удалось достаточно накопить, чтобы осенью поступить в колледж с двухгодичным обучением.
Моё рабочее время сократится, если я начну учиться, но Этель, мой босс и владелица «Bright Eyes Diner», сказала, что летняя толпа — это самые большие деньги. Робертсдейл, штат Алабама, небольшой город. Он маленький и похож на Молтон, в котором я выросла. Трасса, которая проходит прямо через него, ведёт к пляжам Алабамы, тем самым предоставляя нам летнюю текучку.
Если буду работать те же часы, то смогу позволить себе оплатить два семестра следующего года. Мне нужен диплом. Я не собираюсь работать в забегаловке всю жизнь и не хочу застрять в Робертсдейле. Знаю, что не могу вернуться домой, потому что там живут… это ничем хорошим не кончится. Два парня, в конце концов, заставили меня сбежать. Мои мысли были заняты не ошибкой, которую я совершила с Саттонами, а как освободиться от того дома. Оказаться вдали от моей матери и темноты, которая всегда там присутствует. Теперь, когда я уехала из этого дома, вдали от Молтона я поняла, что мои мысли не такие уж и тёмные. Я хочу найти своё место в жизни и быть счастливой.
Я остановилась возле кухонного бара и кинула одежду в стиральную машинку. Всё ещё голая и нуждающаяся в выведении запаха жирной еды с моей кожи я притормозила, чтобы взять белое пригласительное, которое не покидает мои мысли, с тех пор как на прошлой неделе я получила его по почте. Я использую абонементный почтовый ящик для получения счетов за телефон и для моей лучшей подруги Дикси Монро. Я доверяю ей, но не в том, что она не сдастся и не будет меня искать, если у неё будет мой настоящий адрес. Дикси никогда не поймёт мой выбор этого трейлера и почему я хочу всё это. Что жизнь здесь намного лучше всего того, что я оставила там. Потому что Дикси никогда не знала меня. Никто не знал.
Я каждый день смотрю на пригласительное. Ответ на него всё ещё не отправлен. К нему также приложена записка от Дикси, умоляющая меня прийти на её свадьбу.
Моё появление там — не вариант. Я должна была быть подружкой невесты. Мы планировали наши свадьбы ещё в тринадцать. Я должна была стоять рядом с ней на её свадьбе, а она рядом со мной на моей. Мы должны были выйти замуж за братьев и жить по соседству. Наши дети должны были расти лучшими друзьями, и мы всегда должны были вместе встречать праздники. У меня в доме проводилась бы большая рождественская вечеринка, и они бы все приходили. Когда я говорю «все», я имею в виду всех Саттонов, их жён и детей, — это была фантазия. Та, которую я поддерживала. Я улыбалась, когда мы говорили об этом, зная, что это не моё будущее. Я стала королевой притворства задолго до того, как подружилась с Дикси Монро.
Дикси думает, что я сбежала из-за того, что произошло между Брентом, Бреем и мной.
Полюбить двух Саттонов, а не одного, было ошибкой, но не поэтому я уехала. Мои причины намного темнее. Дикси думает, что я должна вернуться домой. Она попала в ту же ситуацию: полюбила двух Саттонов, но она не разрушила всё так, как я. Она любила их в разное время и не причинила им такую боль. Она не встречалась с одним братом и не изменяла ему с его близнецом. Нет, это была моя ошибка. Я была не одинока в своём предательстве. Брей Саттон увяз вместе со мной. Он заставил меня влюбиться в него. Я была так сильно поглощена им, так одержима, что больше ничего не видела. Даже тот ущерб, который неизбежно нанесу. Ничего. Я видела только Брея.
Я никогда не была влюблена в Брента. Только в Брея. Моё сердце так сильно сжималось, что я не могла дышать, когда чувствовала запах его одеколона. Брей заставил меня желать нечто, что, никогда бы не подумала, буду хотеть. Я была разрушена, испорчена задолго до него. Я не чувствовала того же, что и другие девочки. Я начала заниматься всякими штучками с мальчиками, когда мне было одиннадцать, пытаясь почувствовать себя хорошо. Я хотела чего-то, что снимет онемение.
Брей заставил меня почувствовать. Это привело к тому, что я причина боль кому-то невинному, словно моя мать. Я съёжилась. Не хочу быть такой, как она. Теперь я далеко от всего этого. В четырёх часах. Работаю весь день. Живу в мутной части города, потому что мне нужно накопить денег на колледж. Я одна, и это облегчает тяжесть, которая лежит у меня на сердце.
В Рождество я ела остатки с работы и сидела в крошечной кухне, в которой сейчас нахожусь. Это было самое счастливое Рождество, которое я когда-либо имела. Никакой боли и слёз. Печали и страха. Я знаю, что мой уход спас Брента и Брея. Так же, как и меня.
Брент простил Брея. Дикси уверено говорила об этом в своих сообщениях. Она сказала, что они снова оба ходят на свидания. Брент счастлив. Он двигается дальше. Брей же никогда не счастлив. Такой уж он. Его постоянная мрачность одна из причин, из-за которых изначально я увлеклась им. Из-за его умения казаться миру злым. Он не хочет улыбаться. Он достаточно смел, чтобы не скрывать свои проблемы. Хотелось бы и мне быть такой.
С сожалением, которое я чувствую каждый раз, когда вижу пригласительное на свадьбу Дикси Монро и Ашера Саттона, я положила его на пустую барную стойку. Хочу увидеть, как Дикси выходит замуж за парня, которого она полюбила, когда ещё была маленькой девочкой. Как и я, она какое-то время была парой другого Саттона, но никогда не была влюблена в Стила Саттона. Она всегда любила и будет любить Ашера.
Теперь она получила мужчину, о котором всегда мечтала, и я очень рада за неё. Хотя ещё я испытываю ревность и боль. У меня нет подобной мечты. Надеюсь, однажды я смогу построить мечту, любую мечту. Что-то, что будет приносить радость, потому что всё, что я испытывала хоть отдалённо приближенное к счастью, — моменты, когда Брей Саттон прикасался ко мне. Когда он обнимал меня. Потребность в том, чтобы Брей каждый день просыпался рядом со мной и сталкивался с моими демонами, ненормальна, но я цеплялась за неё. Пока всё не рухнуло.
— Хотела бы я, Дикси, — прошептала я четырём стенам. — Но я не могу видеть его. А им не нужно видеть меня. Я не могу снова нуждаться в нём.
Саттоны живут своей жизнью, как и должны. Никто не борется, между ними нет раскола. Моё возвращение вызовет проблемы. Им не нужно видеть меня или вспоминать о том, что произошло.
Оставив пригласительное, я вошла в ванную с простой раковиной, туалетом и достаточно большим душем для одного. Мои руки касаются всех четырёх стен, пока я стою в центре пространства и разворачиваюсь, прижав локти к рёбрам. Воде потребовалось три минуты, чтобы нагреться до приемлемой температуры. Хотя она никогда не становится горячей, вода нагревается пять минут. Я должна поспешить, чтобы помыть и ополоснуть мои волосы и тело до того, как вода станет холодной. Сначала это была игра в ожидание с нагреванием ледяной воды. Подобное было в новинку для меня, но приветствовалось.
Моя жизнь оказалась привилегированной для смотрящих со стороны. Я тоже теперь так думаю. Улыбки, вечеринки, принятие спортивного автомобиля от мужчины, которого я называю отцом. В тот день, когда я уехала, у моей матери для меня было только три слова: «Приятное избавление, сука». Это удивило бы и навредило большинству девушек, но для меня эти слова были ничем. Она уже давно нанесла ущерб.
После того как ты растёшь, живя в страхе перед тем, что может случиться в твоём доме, уже ничто не сравнится с этим. Этот страх подготовил меня. Вот почему я не развалилась, когда мне пришлось три недели ночевать в своей машине. А также почему я не паниковала, когда на три дня осталась без еды. Я знаю кое-что, что хуже голода или даже смерти. Семь месяц спустя я живу самостоятельно. С каждым прошедшим днём я чувствую себя уверенней. Кошмары всё же приходят, но я всегда просыпаюсь.
Когда вода нагрелась, зазвонил мой телефон. Я замерла, решая, проигнорировать ли его, чтобы принять душ, или выключить воду и прождать полчаса, чтобы потом она снова нагрелась и чтобы попробовать ещё раз помыться.
Я устала. Ноги болят. Мне нужно избавиться от зловония, исходящего от моего тела, и тот, кто звонит, может оставить сообщение. В любом случае ничего важного. Иногда Этель звонит насчёт изменения смены, но редко. И это может подождать. Мне нужен тёплый душ.
Телефон смолкнул, когда я вошла в душ, и снова заиграл. Они перезвонили. Какого чёрта? Этель никогда так не делала. Мой номер известен ограниченному количеству людей. Я прокручиваю их список, пока ворчу от отчаяния и выключаю воду. Сорвав полотенце с крючка, который, вероятно, покрылся ржавчиной ещё в 80-х, я обернула полотенце вокруг себя, выходя из ванны, чтобы взять телефон. Проверяя экран телефона, надеясь, что ничего серьёзного не случилось, я вздохнула и закрыла глаза, когда увидела номер.
Мне звонили с этого номера примерно раз в восемь недель. В первый раз я была удивлена. Не могла понять, как у младшего Саттона появился мой новый телефон. Я подумала, что, возможно, произошёл несчастный случай и Дикси дала его ему, чтобы связаться со мной, потому что сама не может. Никакой чрезвычайной ситуации, он просто сообщил мне последнюю информации о Брее. Он не задавал никаких вопросов и ничего не рассказывал о Бренте. Только сказал, как дела у Брея, и положил трубку. Всё в его телефонных звонках странно. Он никогда не говорил мне, как заполучил мой номер. Он едва давал мне вставить слово, тем более задать вопрос. Получив три подобных звонка за последние несколько месяцев, я знаю, чего ждать.
— Привет. — Я приготовилась ко всему, что он скажет.
— Пришло время вернуться домой, — просто сказал Даллас Саттон.
— Что? — спросила я, ошеломлённая резким изменением темы беседы.
— Ты слышала меня, — был единственный ответ, который я получила, прежде чем он повесил трубку.
Я продержала телефон в руке несколько минут, смотря на него. Даллас всё ещё учится в старшей школе. Мы никогда не были близки, но он звонил мне, чтобы поделиться информацией. Этот звонок самый причудливый.
Я не вернусь в Молтон. Прошлое, мои воспоминания — всё это живёт там. Каждый дюйм[1] этого городка будет мне напоминанием. Будет преследовать меня. Покачав головой, я проговорила в тишину, окружающую меня:
— Нет. Я не могу туда вернуться.

Глава Вторая

БРЕЙ

Прошлой ночью я должен был выпить немного пива и всё. Но нет — мне пришлось выпить пять бутылок виски. Это был мальчишник моего старшего брата. Он тот, кто связывает свою жизнь с женщиной, будет делить с ней счёт в банке, спальню, счета и всё остальное дерьмо. Не я. Я должен был отдать ему своё виски. До свадьбы ещё неделя, но Ашер не согласился бы на выпивку за ночь до церемонии. Он хочет, чтобы мы были трезвыми. Он не расстроит Дикси.
Вместо того чтобы встать, выпить кофе, принять душ и подготовиться к работе, я нахожусь за нашим амбаром и курю сигары. Если быть точным, то Churchill. Их вкус стоит потраченных денег. Я купил их, когда была назначена свадьба Ашера и Дикси. Уже тогда я знал, что буду нуждаться в них. Празднование — не моё. Конечно, я понимаю, что мой брат женится на единственной женщине, которую когда-либо любил. Я рад, что они нашли эту сказочную чушь. То, чем они обладают, встречается редко, чертовски редко.
Вид места рядом с Дикси, где должна находиться её лучшая подруга, станет лишь напоминанием о том, чего я хотел. О том, чем я был так чертовски одержим, что мне было всё равно, кому я причиню боль. В результате моим отношениям с Брентом, моим близнецом, был нанесён ущерб. Мы нашли способ двигаться дальше, простить, жить, но мы уже никогда не будем прежними. Я знаю это.
Взяв сигару в руку, я посмотрел на землю, разделяющую нашу ферму с фермой Дикси. У меня есть множество воспоминаний со Скарлет. Тайные, скрытные моменты, о которых я должен сожалеть. Это хуже чем просто обман: я предавал собственного брата. Но я не стал бы возвращаться и что-либо менять. Скарлет уехала. Брент двигается дальше с Сейди. Она подъехала к нам около трёх месяцев назад, когда потерялась. Брент направился к её машине, чтобы узнать, может ли он чем-то помочь. Они немного поболтали, и, когда она уехала, он, ухмыляясь, вернулся в амбар с бумажкой в руке.
Он получил номер девушки. Она откуда-то с севера. Переехала сюда из-за работы. Она занимается страхованием жизни. Через две недели Брент был уже влюблён. Сказать, что это вызвало тяжесть в животе, будет преуменьшением. Я не храню себя к возвращению Скарлет или из-за какого-то другого сумасшедшего дерьма, но моё сердце не принимает участия в моей жизни. Женщины, с которыми я провожу время, знают, что между нами не больше, чем просто хорошее времяпровождение. До Скарлет это было всем, что я мог предложить. Она была другой. Она видела меня. Она смотрела сквозь испорченную оболочку, которую всегда видели другие. Она хотела не плохиша. Она хотела меня.
— Ашер только что вернулся со смокингами. Хочет, чтобы мы примерили их. Убедиться, что они походят. Чтобы никаких проблем в последнюю минуту и подобное дерьмо, — сказал Даллас, мой младший брат.
Я обернулся и заметил его в нескольких футах[2] от меня. Теперь он намного больше. Больше всех нас. Его руки скрещены на груди, и он хмурится. Как будто я что-то сделал не так. Дело в грёбаной сигаре.
Я приподнял её.
— Хочешь немного?
Он направился ко мне, затем опустил руки на бок. Когда Даллас дошёл до меня, то протянул руку.
— Конечно.
Мне не нужна вся сигара.
— Помогает избавиться от похмелья, — сказал я ему.
Он слишком молод для алкоголя, но вчера пил со всеми остальными. Технически только Ашер совершеннолетний. Но мы пьём с пятнадцати. Я видел, что вчера Ашер рано остановил Далласа. Мы потеряли нашего отца в детстве. Ашер стал мужчиной в доме и начал помогать маме. Это было ожидаемо, и мы уважаем его за это.
Если бы я попытался прервать Далласа, он бы сказал мне отъебаться. Но Ашера послушал. Он заслужил наше уважение. Даже уважение Стила. Это помогло Стилу всё понять и отпустить мечту о жизни с Дикси. Мы все с детства знали, что Дикси Монро любит Ашера. Я никогда не мог понять, почему Стил хотел занимать второе место. Чёрт возьми.
— Скарлет должна будет приехать. Ради Дикси, — сказал Даллас, протягивая мне сигару.
— Она покинула нас всех. Не могу сказать, что виню её. Но я чертовски уверен, что не прощу её, — был мой ответ. Некоторое время назад я понял, что причина её ухода заключается в большем, чем в побеге от того беспорядка, который мы устроили. Она бросила меня. Я думал, что то, что мы имели, было чем-то уникальным. Интенсивным. Чертовски особенным. Но она не стала бороться за нас.
— Не думаю, что у неё был особый выбор, — протянул Даллас, как будто знает и понимает жизнь.
— Я считаю иначе, — сказал я и вытащил другую сигару.
— Ты думаешь, она оставила тебя. И ты достаточно упрям и эгоистичен, чтобы не простить её.
Мы с Далласом не говорили о Скарлет пару месяцев. Он опробовал на мне эту херню с доктором Филом[3], и я заткнул его. Или, скорее, Ашер услышал и сказал ему закрыть эту тему. Это не его дело.
— Она ушла. Сделала свой выбор. Вот и всё. — Я не буду сегодня сердиться на своего младшего брата. Мой темперамент проблема. И всегда ею был, но я буду контролировать его. Ради Ашера я справлюсь. Глупые, незрелые комментарии Далласа выводят меня из себя.
— Думаю, она испугалась. Она встала между двумя Саттонами, которые были самыми близкими среди нас. Предполагаю, она подумала, что, в конце концов, потеряет вас обоих. И это будет её вина.
Уйти. Это всё, что я могу сейчас сделать.
— Ты хочешь ещё одну? Я собираюсь что-нибудь съесть.
Даллас взял у меня сигару, но тревожные складки на его лбу всё ещё не разгладились. Это лицо напоминает мне нашего отца и те немногие образы, которые я по-прежнему храню в своей памяти. Эти складки Даллас унаследовал от него. Однажды я скажу ему об этом. Но не сегодня. Мне нужно отправиться за завтраком к маме и перестать выслушивать его рассуждения о Скарлет.
— Я знаю, где она, — выпалил Даллас, пока я возвращаюсь к дому. Я почти остановился. Почти оглянулся и спросил его, но всё же не сделал этого. Она сделала выбор. Когда пришло время бороться, она бросила меня здесь. Я был сломлен, потерян и не уверен в себе. Моя грудь ощущалась раздавленной. Этому дерьму пришёл конец.
Это заняло много времени, но я вернулся к жизни. Она ушла. Она ни разу не связывалась со мной. Но, видимо, связалась с Далласом. Ещё один поворот ножа, который она воткнула в моё сердце. Неважно. На этой неделе мне нужно сосредоточиться на другом. Например, на помощи Ашеру с переездом в городскую квартиру, которую он и Дикси арендовали. Скоро свадьба, так что у меня будут подружки невесты, которые отвлекут меня. Отсутствие Скарлет будет забыто, поскольку я найду самый простой вид отношений. Вид, который заканчивается шлепком по голой заднице какой-то женщины, прежде чем я поблагодарю её и отправлю домой.
— Я пригласил её! — снова заговорил Даллас.
Я позволил кухонной двери с хлопком избавить меня от его слов и направился прямо к кофейнику.
— Снова хлопнешь моей дверью, и ты сделаешь и установишь новую, — рявкнула мама возле плиты.
— Прости, — пробормотал я.
— Соберись, парень. У нас есть множество дел, которые требуется переделать, и свадьба, к которой нужно подготовиться. Ашер будет нуждаться в тебе на этой неделе. Помни это.
Я потягиваю свой кофе. Если бы кто-либо ещё заговорил со мной подобным образом, пока я сильно ранен после информационной перегрузки, вызванной Далласом, я бы быстро заткнул их несколькими словами. Но на этой земле есть один человек, с которым я не посмею так говорить. Моя мама.
— Хорошо, мэм. — Я посмотрел в её сторону, чтобы она по моим глазам увидела, что я именно это и имею в виду.

Глава Третья

СКАРЛЕТ

Сегодня настал день, который маячил надо мной, словно альбатрос.
Я наполняю чашки кофе, улыбаюсь клиентам и делаю вид, что смеюсь, когда пенсионеры из клуба «Львы» едят свой утренний субботний завтрак и рассказывают анекдоты, пока я ношу заказы, в то время как мои мысли в другом месте.
Впервые, с тех пор как я уехала, мои мысли в Молтоне. Сегодня день свадьбы Дикси. Из-за намеренного пропуска её свадьбы вина съедает меня. Она не знает, насколько мне было тяжело заставить себя не отправиться на её свадьбу. Или вообще вернуться из-за чего-либо. Никто не знает.
Я заполнила ответ на пригласительное на прошлой неделе, пока ела кусочек яблочного пирога, который Этель дала мне с собой домой. Написанное число «1» в строке количество гостей ослабило мою вину. Но на следующее утро я не смогла отправить пригласительное, потому что знала, что не смогу поехать туда. Я оставила пригласительное на почте как напоминание, почему я не могу быть там.
Дикси всё ещё звонит каждую неделю. А я продолжаю игнорировать её.
В ту ночь, когда она обручилась с Ашером, я перестала разговаривать с ней. Не потому что не рада за неё, а потому что знаю, что с ней всё будет в порядке. Она больше не нуждается во мне. У неё есть Ашер. Я могу оставить ту часть моей жизнь, зная, что она в порядке и счастлива. Слушать её просьбы о моём возвращении слишком тяжело. За эти годы я множество раз была близка к тому, чтобы рассказать ей. Малую часть. Не всё, только то, что приоткроет перед ней завесу. В надежде, что, возможно, она сможет удержать меня от ужасных мыслей, таких, как легко закрыть глаза и больше никогда не проснуться.
Дикси ничего не знает о моём грязном мире и о том, что я переживала. Каждый раз, когда я пыталась, то никогда не могла рассказать ей. Ничего. Я научилась жить со своими секретами.
Звонки стали причинять боль, поэтому я перестала отвечать. После рабочего дня, когда каждый мускул в моём теле болел, я не могла выслушивать просьбы и причины, по которым должна вернуться. Отсутствие Дикси также ощущается болезненно, но мне больше нечего ей сказать, когда она звонит. Девчачьи разговоры, которыми мы раньше делились, исчезли. О чём мне с ней говорить? «Мистер Рой сегодня воспользовался дезодорантом, и мне не пришлось терпеть запах его пота, когда забирала заказы с кухни. А Этель ввела новый рецепт картофельного салата, который нашла в Интернете, что вызвало бунт у членов клуба "Львы"». Закатив глаза от мыслей о моей жизни, я наполнила стаканы водой для туристов за пятым столиком.
Запах солнцезащитного крема, солнцезащитные очки на голове и пляжные сарафаны выдают их. Туристов всегда легко определить. Они дают намного лучшие чаевые, чем клуб «Львов» или местные. Старики изнуряют меня просьбами и думают, что оставить мне два доллара, щедро. Они добрые. Весёлые. И такие, какими, по-моему, должны быть дедушки. Нормальные дедушки. Такие, которого у меня никогда не было. Я никогда не знала нормального.
— Скарлет! — громко позвала меня Этель. Она и её муж Джим владеют этим местом, и если она хочет кричать в закусочной, она может. Хотя её дочь, Мэй Грейс, всегда отчитывает её за это, когда здесь. Мне не нравится Мэй Грейс. Она наглая, а её дети устраивают беспорядок, когда приходят сюда. Она вышла замуж за городского банкира, но из-за того, как она ведёт себя, может показаться, что она вышла за принца Гарри.
Я повернулась к Этель и подошла к ней, прежде чем ответить:
— Да, мэм?
Она протянула ложку того, что выглядит как картофельный салат.
— Попробуй, прежде чем я отправлю этот салат тем старым чудакам. Они будут скулить, если им не понравится.
Я не хочу пробовать картофельный салат. Не люблю его.
— Сейчас завтрак. Они не заказывали картофельный салат, — смущённо напомнила я ей.
— Мне всё равно! Он им понравится. — У неё жёсткий взгляд на лице.
— Это тот, который вы делали раньше? Рецепт, который они хотят? — Я замолчала.
Она наклонилась и прошептала:
— Нет, но этот лучше. Нам нужно обновить меню. Если я смогу найти новый и улучшенный картофельный салат, я сделаю шаг в правильном направлении.
Я посмотрела на ложку. Уже знаю, глядя на непривлекательную массу, что это не сработает. Не хватает майонеза, и я не вижу релиш. Они жаловались на новый салат, потому что она отказалась от бекона и добавила в него соус ренч.
— Просто уходи от этой чертовски одинокой женщины! Боже, — проворчал Джим, проходя мимо нас.
Она нахмурилась.
— Не слушай его. Он ничего не знает самосовершенствовании. Взгляни на него. Сорок лет брака, а он ничего не изменил. — Это звучит грубо. Услышав их разговор, можно предположить, что у них неудачный брак. Но мне известно лучше. Я работаю с ними достаточно долго, чтобы видеть улыбки, которыми они одаривают друг друга в конце дня, я вижу, как Джим шлёпает Этель по заднице и подмигивает, проходя мимо. У них есть то, чего нет у большинства. У них есть нормальность, которую я жажду. — Попробуй, — настаивает она.
Я попробовала. Он оказался тёплым. Не так уж и плохо. Я не поклонница, но этот салат хорош.
— Ну? — спросила она.
— Они будут жаловаться, но мне нравится.
Теперь она стрельнула взглядом в их сторону.
— Кучка старых чудиков. Знаешь, я почти вышла замуж за Билли. Мы были старшеклассниками. Джим приехал на лето, чтобы поработать на ферме дедушки, и всё. Один взгляд, и я была потеряна. Не могу поблагодарить свою счастливую звезду, только посмотри на этого старого ворчливого козла! — слишком громко прошептала она. Я уже не раз слышала эту историю. — Продолжай их обслуживать, — сказала она, выглядя решительно. Этель повернулась кухонному окну. — Подавай это, Нетти! — приказала она повару, которая также является кузиной Джима, который старше Нетти на пару лет. Мистер Рой приходит к обеду, а Нетти обычно обслуживает толпу за завтраком.
— Эти ублюдки будут биться в истерике, — ответила Нетти, но сделала, как ей сказали. На этот раз я согласна с ней. Джим будет ныть весь день. Говоря Этель оставить меню в покое. Она же будет проклинать его. Они будут кричать друг на друга, но, в конце концом, когда они будут возвращаться из закусочной в дом, в котором прожили тридцать пять лет, они будут держаться за руки.
Я жду, пока Нетти подаст тарелки, и готовлюсь к драме, которая вот-вот развернётся. Когда Этель оставила их на меня, она прошептала:
— У меня в холодильнике есть другая порция. Когда они начнут скулить, просто скажи им, что, если они останутся до ланча, у них будет другой салат.
Я с облегчением кивнула и направилась к их столику. Однако я сделала только три шага, когда мой взгляд остановился на третьем столике. Глаза, наблюдающие за мной, заставили меня замереть. Напоминание. Часть той жизни вторглась в мою новую. Он — напоминание обо всём, что я пытаюсь забыть. Он — напоминание о его старших братьях, о Молтоне, о городе, который никогда не принимал меня. Далласа Саттона не должно здесь быть. Сегодня он должен быть дома, готовиться к свадьбе.
Он сидит один, наблюдая за мной. Он кивнул в знак приветствия, когда наши глаза встретились. Я не ответила ему тем же. Увидеть его — это последнее, что я ожидала. У меня есть картофельный салат и нет на это времени. Я не собираюсь на свадьбу. Если он именно из-за этого здесь, то он тратит своё время. И, возможно, нарушает мою стабильность. По крайней мере, эмоциональную. Я упорно трудилась, чтобы обрести внутреннее состояние устойчивости.
— Поспеши, девочка, ты можешь пофлиртовать с красивым клиентом позже. Бог знает, будь я на сорок лет моложе, так бы и сделала. — Этель подтолкнула меня к столу мужчин, ожидающих еду.
Я сосредоточилась на своей задаче и сделала, как мне сказали.
Но через секунду Билли заговорил достаточно громко, чтобы его услышали все в помещении:
— Боже, этот картофельный салат тёплый! Ты пытаешься нас убить, Этель?
Я даже не съёжилась. Мои мысли о третьем столике.
— У него более одной тысячи пятизвёздочных оценок на Pinturest! — ещё громче закричала Этель. — Перестань быть таким чертовски проблемным!
— Он тёплый! Когда это предполагалось, что картофельный салат должен быть тёплым?! Это салат! — ответил Билли.
— Отлично! Я заморожу его ради тебя! — сказала Этель, следуя к нам.
Я стою на месте, зная, что этот спор лишь небольшое отвлечение. Скоро мне придётся столкнуться с ним. Я должна сказать, чтобы он уходил. Но он видел меня. Видел это место. И он может рассказать им о моей работе. Как я живу. Не хочу этого. Я переехала достаточно далеко, чтобы этого не произошло, но он нашёл меня. Тот мир находится за большой закрытой дверью. Единственной, которую я хочу закрыть на ключ.
— Возьми у Нетти то, что они хотят. Я поговорю с Этель, — сказал Джим, приближаясь к тому месту, где я стою возле столика.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.