Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49548
Книг: 123420
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Эволюционирующая бездна» » стр. 13

    
размер шрифта:AAA

«Таков Маккатран, – ответил он. – Равные возможности для всех».
Ранали тряхнула головой, давая понять, что спор ей надоел.
«Нет, Эдеард. Не так. Не все рождаются равными. Ты достиг своего положения благодаря своей силе, как я и предвидела. А я добилась успеха благодаря своей силе, и тебя это возмущает».
«Так ты признаешь, что ради богатства пользовалась незаконными приемами?»
«А ты законно завоевал свою должность? Где мой отец, Эдеард? Где Овейн? Почему их исчезновение никем не расследовалось?»
«А расследование должно коснуться и их деятельности?»
«А будет ли оно беспристрастным?»
Она подняла руки и сняла заколки, распустив волосы.
«Ты и сама не хочешь».
«Нет, – согласилась она. – Прошлое принадлежит прошлому. С этим покончено. Я смотрю в будущее. Как и всегда».
Она равнодушным взглядом окинула молодых людей. Возбужденные девушки уже стянули с парня шорты и, заливаясь смехом, повалили его на широкий диван.
Эдеард с отвращением заметил, с каким благоговейным восхищением парень смотрит на подошедшую к дивану Ранали. «Слишком много воспоминаний».
«Зачем ты это делаешь? – спросил он. – Ты уже многого достигла».
Губы Ранали дрогнули в торжествующей усмешке.
«Но ты достиг большего».
«Ох, ради Заступницы!»
«Не хочешь развлечься сегодня ночью? Вспомнить, как это было? Как много ты потерял?»
«Спокойной ночи», – брезгливо ответил он.
«Подожди».
Она отвернулась от дивана.
«Ранали…»
«У меня есть кое–какие новости для тебя. Она к тебе с этим ни за что не придет».
«Что еще?» – спросил он, хотя с замиранием сердца уже понял, о ком говорит Ранали. Она никогда не поддразнивала его впустую, но каждый раз каким–то образом сообщала об очередном несчастье.
«Винтико провел вчерашний день в участке констеблей Беллиса, отвечая на весьма неприятные вопросы, – сказала она. – Странно, что ты об этом еще не знаешь. Очевидно, его задержали на ночь, чтобы завтра предъявить официальное обвинение».
«О Заступница», – простонал Эдеард.
Винтико, старший сын Салраны, считался самым никчемным бездельником во всем Маккатране. Его отцом был Тукал, брат Ранали. Узнав об этом унизительном союзе, Эдеард понял, что мир между ним и Ранали невозможен и война продлится до самой смерти одного из них.
«Что на этот раз?» – в отчаянии спросил он.
«Как мне показалось, он ошибся в выборе деловых партнеров. Какая–то неудачная сделка и огромный долг солидным торговцам. Они очень серьезно относятся к подобным вещам. Особенно сейчас, когда в городе появилась сильная власть. В конце концов, закон и порядок превыше всего».
«Я ничем не могу помочь».
«Понимаю. У тебя свои критерии. Но заключение в Трампелло разобьет сердце его матери и еще может разрушить ее помолвку. Лишить ее единственного хрупкого шанса на семейное счастье. Я упомянула об этом только потому, что мы родственники».
«В таком случае почему бы тебе самой не помочь ему?»
«Если бы я могла. Как раз сейчас у меня нет наличных денег. Все средства вложены в новые предприятия, обеспечивающие будущее моих детей. – Она похотливо улыбнулась и снова отвернулась к дивану. – Ты хочешь наблюдать за нами?»
Эдеард в ярости отвел про–взгляд, но напоследок успел ощутить ее злобную радость.
«Будь ты проклята!» – выплюнул он.
Салрана! Ее имя он не мог даже произнести в особняке Кальверит. На этот счет терпение Кристабель иссякло много лет назад. Он не раз пытался помочь Салране. Он наблюдал и ждал, что ее прошлая сущность со временем проявится снова, что моральный ущерб, нанесенный Ранали, развеется. Ничего подобного. С самого начала ее чары оказались слишком сильными, а его давление – слишком настойчивым, и новые эмоции прочно завладели разумом Салраны. Эдеарда она теперь просто ненавидела.
После долгих лет борьбы он признал свое поражение. Со временем и сама Ранали переключила внимание на более многообещающие занятия. Пять детей, рожденных Салраной от выбранных Ранали мужчин, не проявили никаких особых психических способностей. Поэтому Ранали решила просто–напросто избавиться от нее. В настоящий момент Салрана была помолвлена с Гарнфалом, мастером гильдии плотников, на шестьдесят лет старше нее. Эдеард не сомневался, что Ранали здесь ни при чем и взаимные чувства (если они были) возникли естественным путем. И тут Ранали говорила правду: Салрана получила шанс стать счастливой по–своему.
«Я не могу вмешиваться».
Но он чувствовал себя виноватым перед Салраной. И всегда будет ощущать свою вину. А это подразумевало и определенную ответственность, конца которой не предвидится.
В первый момент он подумал вернуться в прошлое на пару недель и предупредить Винтико о неблагополучной сделке. Но это означало бы еще две недели предвыборной горячки, бесконечных приемов и споров по поводу сертификатов для скота.
Эдеард лишь на миг представил себе все это и застонал. «Невозможно». Он направил телепатическое обращение в один из небольших домов в районе Илонго.
«Фелакс, у меня есть работенка для тебя».

Мысли Кристабель он ощутил, когда она поднялась еще только на шестой этаж. И усмехнулся их оттенку. Она опять была не в духе, и это позабавило его, тем более что собственный гнев уже улегся. Эдеард теперь мог не волноваться: Фелакс умелый и осторожный работник, так что проблема Винтико перестанет иметь значение еще до рассвета. Вряд ли надо было проявлять свою реакцию на нынешнее настроение Кристабель, но открывалась весьма интересная перспектива. Их дети, вероятно, тоже почувствовали настроение матери. В этот вечер никого из них в особняке Кальверит не было – разошлись по клубам или просто решили встретиться с друзьями; отсутствовал даже Ролар вместе со своей женой и детьми. И Эдеард их ничуть не винил.
«Что ты здесь делаешь?» – хлестнул его звенящий от гнева телепатический посыл Кристабель.
«Смотрю на звезды», – спокойно ответил он.
Он заглянул в кабинет сквозь высокие стеклянные двери. Силуэт Кристабель выделялся в дверном проеме на фоне освещенного холла. Отороченный мехом подол парадного официального одеяния поддерживала ее третья рука, а капюшон свободно спадал на плечи. Это позволило Кристабель обе руки упереть в бедра.
Эдеард вспомнил, когда в первый раз увидел ее в такой позе: в тот день, когда Байз в Высшем Совете отказался подписать их брачный договор. Кристабель тогда вылетела из зала заседаний с искаженным яростью лицом. Перепуганные мастера районов вслед за ней выскользнули из Дворца–Сада и быстро разошлись по домам. Даже сам Байз тогда выглядел озабоченным.
– Неплохое занятие накануне выборов, – язвительно бросила Кристабель, проходя в кабинет. – И почему здесь так темно?
– Свет все портит, – ответил он.
– Что?
– Телескоп лучше всего работает в полной темноте. Это имеет какое–то отношение к сокращению зрачка. Свет загрязняет ночь.
– Хоньо тебя побери, Эдеард. У меня реальные проблемы, у тебя свои обязанности, а ты убиваешь время с этой игрушкой для ген–форм.
– Что случилось?
– Что случилось? – Кристабель вышла в оранжерею. Она теперь носила более короткую стрижку, и ее горничные каждое утро старательно укладывали ей волосы. Этим вечером элегантные локоны полностью развились, словно на них подействовало пламя ее гнева. – Этот мелкий кретин, мастер Роньо из Тоселлы, внес уйму поправок в законопроект по торговле. Пять месяцев я старалась провести его через Совет. Пять проклятых Заступницей месяцев! Для провинции Кепсил эти тарифы жизненно необходимы. Можно подумать, у него кто–то украл разум.
– Среди крупных торговцев законопроект никогда не пользовался популярностью.
– Мы достигли равновесия, – резко указала она. – Я же не дура, Эдеард.
– Я такого и не говорил.
– И оставь этот покровительственный тон!
– Я…
Он постарался успокоиться. «После заседаний Совета она всегда такая. И в другие дни тоже часто сердится», – с сожалением признал он.
– Я хочу тебе кое–что показать, – произнес он, не скрывая волнения ни в голосе, ни в мыслях. – Пойдем.
Он подвел ее к телескопу. К этому времени уже совсем стемнело. Внизу перед ними ярким драгоценным камнем, вытянутым к берегу моря Лиот, лежал Маккатран, на фоне ночного неба поднимались подсвеченные оранжевым сиянием силуэты его башен. Темной сетью поблескивали каналы. У подножия особняка, в Главном канале можно было различить гондолы с яркими фонариками, весело качавшимися над водой. Легкий душистый ветерок приносил издалека обрывки песен. Эдеарду никогда не надоедало смотреть на город.
Кристабель наклонилась к окуляру, придерживая третьей рукой край капюшона.
– Что там?
– Скажи, что ты видишь?
– Алаккад, но он не в центре, ты неправильно навел телескоп.
«Теперь в каждом втором ее предложении критика в мой адрес».
– Он правильно установлен, – терпеливо ответил Эдеард.
Он позволил искрам волнения пробиться сквозь мысленный щит.
Кристабель раздраженно вздохнула и снова приникла к окуляру.
– Там что–то… Я не понимаю, похоже на небольшую белую туманность.
– Это не туманность.
Она выпрямилась.
– Эдеард!
– Час назад пятно было на несколько градусов дальше от Алаккада. Оно движется. И можешь не спрашивать, это не комета.
Гнев Кристабель испарился. Она с удивлением посмотрела на Эдеарда, потом снова наклонилась к телескопу.
– Это корабль? Он прилетел из–за границ Бездны, как тот, что принес на Кверенцию Раха и Заступницу?
– Нет. – Он обнял ее и улыбнулся, глядя в озадаченное лицо. – Это Небесный Властитель.

Мэр Трэвал через день устраивал большие приемы, неустанно двигаясь от одного района к другому, чтобы обеспечить поддержку себе и своим сторонникам из числа кандидатов в представители местной власти. В Беллисе для такого случая подходил только Морской Зал. Его вогнутые стены цвета насыщенной лазури и крыша, своей формой напоминавшая столкнувшиеся волны, полностью оправдывали это название. Кроме того, каждую из десяти высоких входных арок украшали необычные пульсирующие фонтаны. Ради торжественного события из зала удалили скамьи, а вместо них расставили столы с закусками, в центре зала играл небольшой оркестр. К подбору гостей организаторы отнеслись не менее тщательно, чем повара – к оформлению великолепных канапе. Пообщаться с самим Трэвалом и его основными союзниками пришли представители всех слоев населения Беллиса, от членов небольших торговых семейств, добивавшихся политического влияния, до лидеров уличных ассоциаций, местных членов гильдий и патриархов древних благородных семейств. Присутствовало и строго ограниченное число «простых рабочих». По своей организации прием ничем не отличался от множества других таких же вечеров, предшествующих каждым выборам. Трэвал и члены Высшего Совета знакомились и разговаривали с максимальным количеством людей, чтобы те могли рассказать своим родным и друзьям, что мэр лишен высокомерия, с пониманием относится к насущным проблемам жителей, обладает чувством юмора и знаком с последними слухами про его соперников и некоторых молодых членов благородных семейств.
Эдеард давно потерял счет подобным торжествам, которых посетил множество за последние сорок лет. Но отчетливо ощущал, что их было слишком много.
– Ладно, ладно, – негромко подбадривала его Кристабель, пока они пробирались под струями воды, обрамлявшими входную арку. – Ты можешь это выдержать.
– Есть огромная разница между «могу» и «хочу», – проворчал он в ответ.
Прибытие Идущего–по–Воде и главы Хакспена не осталось незамеченным, и по залу со скоростью лесного пожара распространились выражавшие надежду улыбки. Эдеард состроил соответствующую мину, для каждого означавшую, что он счастлив присутствовать на торжественном приеме, и удвоил излучаемый энтузиазм. Затем он помог Кристабель освободиться от алой накидки, украшенной топазами, сбросил свой знаменитый черный кожаный плащ и сдал вещи швейцару.
«Интересно, присутствуют ли сегодня здесь заядлые сплетники из Оперного театра? Их ждет обильная жатва».
– Посмотри, Максен и Кансин тоже здесь, – оживился он.
– Ты не должен к ним подходить, пока не поговоришь с дюжиной других гостей, – предупредила его Кристабель. – Если ты заболтаешься с Максеном, это продлится до конца приема.
– Да, дорогая.
Но он все равно довольно усмехнулся, поскольку упрек прозвучал не так жестко, каким он мог бы быть еще совсем недавно. В последние дни, с тех пор как Кристабель увидела Небесного Властителя, она заметно повеселела. «В любом случае, она права. Максен и я – пара древних скучных зануд».
Третья рука больно его ущипнула.
– И даже хуже.
– Да, да, дорогая.
Они улыбнулись друг другу и разошлись. Они давно поняли, что поодиночке легче работать с толпой.
Первым его взял в оборот импортер вина. Энергичный мужчина с молоденькой женой желал наладить связи с провинцией Голспит, где на каких–то удивительных виноградниках производили новые сорта вин. Не переставая говорить, он третьей рукой подхватил бокал с подноса официанта и протянул Эдеарду. Как выяснилось, он гордился тем, что в качестве спонсорской помощи предоставил напитки для сегодняшнего вечера. Эдеард сделал глоток и признал выдающийся вкус вина.
– Если бы вы поговорили со своей красавицей женой насчет убийственных тарифов…
Эдеард пообещал это сделать.
Смешно, но люди все еще считали его главным в их семье.
Потом к нему подошел старшина ассоциации уличных торговцев. Он просто заверил Идущего–по–Воде в своем желании видеть его главным констеблем и то же самое сказал о своих коллегах. Но Эдеард и так всегда старался поддерживать хорошие отношения с ассоциациями.
Следующим собеседником стал мастер гильдии рабочих верфи. Потом член местного Совета: «Меня вдохновил пример вашей жены, я выставила свою кандидатуру и теперь работаю в Совете». Три сына из проживавших в этом районе благородных семейств интересовались его мнением о службе в милиции. Хозяин магазина. Торговый агент по продаже фарфора, пятый сын третьего сына большой купеческой семьи, был необычайно доволен тем, что сумел завести собственное дело и уже наладил связи в провинциях.
– Я член Братства Абрикосового дома, – гордо заявил он Эдеарду.
– Кажется, я что–то слышал о нем, – дипломатично ответил тот.
– Это новое общество для тех, кто не желает жить за счет своих семей. Порядки на Кверенции изменились, и мы хотим самостоятельно воспользоваться новыми возможностями.
– Я очень рад это слышать, – искренне сказал Эдеард.
– Нас, конечно, еще не признают ни гильдии, ни ассоциации. Они просто боятся конкуренции. И Дворец–Сад нас тоже игнорирует, так что мы пока работаем по отдельным контрактам.
– Предоставьте это мне, – заверил его Эдеард. – Я обязательно займусь вашей проблемой.
– Все, чего мы добиваемся, – свободный рынок.
Потом к нему подошел кузнец. За ним – женщина–подмастерье из гильдии эгг–шейперов, чересчур восторженная и слегка пьяная.
Эдеард допивал пятый бокал уже набившего оскомину нового вина, закусывая третьей порцией пряного печенья, как вдруг заметил Джиску и поспешил к ней подойти.
– Ты ведь в числе приглашенных, – сказал он. – Поговори со мной.
– О, бедный папочка. Мама опять затащила тебя на прием?
– Выполняю свою норму.
– Звучит ужасно.
Она понимающе усмехнулась. Джиска была второй из их семи детей, и в ее внешности удачно сочетались красота матери и темные волосы Эдеарда. На прием она пришла в простом платье небесно–голубого цвета с узкой юбкой, что никак не соответствовало требованиям моды в этом сезоне. Но Джиска никогда не стремилась к успеху в высшем обществе Маккатрана, что Эдеарда очень радовало.
– А где же Натран?
– Он просил за него извиниться, но на корабле возникли проблемы. На новых парусах не тот такелаж или что–то вроде того.
– С его кораблем вечно какие–то проблемы. Он вообще годится для плавания?
– Папа!
– Прости.
На самом деле Натран ему нравился. Он родился в семье торговцев, но после нескольких лет работы на семейной флотилии парень решил обзавестись собственным кораблем. В будущем он собирался построить целую флотилию и самостоятельно добиваться успеха.
– Он не так уж плохо справляется, – запальчиво возразила Джиска. – Его агенты уже подготовили несколько выгодных контрактов.
– Вот и замечательно. Он умный парень и с прекрасными планами на будущее.
– Спасибо.
– Э… Ты слышала что–нибудь о Братстве Абрикосового дома?
– Да, конечно. Натран в нем состоит. В нем состоят люди приблизительно такого же положения, как и он, объединившиеся ради большего политического веса. А в чем дело?
– Ни в чем. Это неплохая идея. Я рад, что сыновья из состоятельных семей сами пробивают себе дорогу в жизни.
– Хорошо бы и именитые купцы не создавали им дополнительных трудностей. А то их методы конкуренции не всегда бывают законными.
– Почему ты мне об этом не сказала?
– А ты хочешь послушать, папа? Хочешь узнать, что мой парень за кружкой пива обсуждает с товарищами нечестные методы борьбы, жалуется, что его никто не воспринимает всерьез, что общество его игнорирует? Я могу часами говорить обо всем этом.
– Отлично. Я уверен, они найдут способ заявить о себе в Совете. Все инициативные группы рано или поздно этого добиваются.
– Отец, ты настоящий циник.
– И когда же ты собираешься пригласить его в наш пляжный домик на неделю и один день?
Она бросила на отца полный уныния взгляд.
– Бр-р! Мне казалось, ты хотел избавить Маккатран от бесполезных традиций, особенно от таких унизительных, как эта.
– Э…
– Знаешь, мне было восемь, когда я узнала, что песня «Невежа» написана о тебе. Все в школе над этим смеялись, даже мои близкие друзья… А, ладно.
– Да, я так и не простил Дибала за то, что он ее сочинил.
– Это ужасно.
– Вы встречаетесь уже пять лет, – многозначительно заметил он. – Достаточно, чтобы узнать друг друга.
– Для вас с мамой любовь с первого взгляда оказалась удачной. Но мне мало пары дней знакомства.
– Ничего себе, пара дней, – протестующе воскликнул он. – Я много месяцев старался ее соблазнить.
Тонкие брови Джиски подпрыгнули вверх.
– Папа, ты сказал «соблазнить»?
Он удрученно вздохнул.
– Если бы ваше поколение уделяло больше внимания ухаживаниям, у меня было бы больше женатых и замужних детей.
– Но мне еще и сорока нет.
– И ты еще очень красива.
Она надула губки.
– Старый льстец. Не удивительно, что мама не устояла.
– Если хочешь знать, я не буду возражать, если вы с Натраном предстанете перед Заступницей и поженитесь.
– Договорились, папочка. На самом деле мы знакомы четыре года и одиннадцать месяцев. Да и мой старший брат не теряет времени. Ты знаешь?
Она чуть наклонилась, сверкнув глазами.
– О чем?
– Мне кажется, Венали опять в положении.
Он строго посмотрел на дочь.
– Надеюсь, ты не пользовалась про–взглядом?
– Ну что ты, папа! Нет, конечно. Удивительно, что ты об этом спрашиваешь.
– Да, конечно, – проворчал он. Про–взгляд Джиски был даже сильнее, чем его собственный.
«Может, попросить ее вычислить моего таинственного наблюдателя?» Но известие о беременности Венали его отвлекло. «Третий внук. Это здорово». Ему нравилось, что по десятому этажу особняка уже бегают маленькие Гарант и Хонали (все звали ее просто Лапочкой). Ролар, его старший сын, не терял времени зря.
– Ого, – с притворным испугом протянула Джиска. – Внимание, двойняшки.
Эдеард огляделся и увидел, что сквозь толпу гостей к ним приближаются Марили и Анали. Пятая и шестая дочки были идентичными близнецами, и с самого рождения они забавлялись, одеваясь и причесываясь одинаково. Вот и сегодня они нарядились в атласные платья одного и того же покроя, только у Марили оно переливалось всеми оттенками винокрасного цвета, а Анали выбрала для себя золотисто–желтую ткань. Эдеард снисходительно улыбнулся; озорные девчонки вряд ли этого заслуживали, но разве отец мог устоять? Им уже исполнилось по двадцать пять, и в высшем обществе Маккатрана они стали признанными звездами. Высокие, как отец, и стройные, как мать, они обладали исключительным изяществом, густыми иссиня–черными волосами, унаследованными от бабушки со стороны Эдеарда, и красивыми лицами, с которых не сходили лукавые усмешки. А если к прекрасной внешности добавить и высокое положение, то нечего было удивляться, что девчонки получали все, что хотели: наряды, ласки и преклонение сверстников.
– Папочка! – радостно хором воскликнули они и запечатлели по поцелую на обеих его щеках. – Мы превосходно провели вечер.
– Мы побеседовали со многими гостями.
– И убедили их голосовать за тебя.
– Напомнили, как много ты сделал для города.
– Хоть это и было очень давно.
– О таком никогда нельзя забывать.
– И они напомнят о твоих заслугах всем своим друзьям.
– И придут на выборы со всеми своими родственниками.
– Чтобы поставить крестик в нужном месте.
– Или им придется отвечать перед нами.
Разговаривать с близнецами было все равно, что слушать оглушительные птичьи трели.
– Спасибо вам обеим, – поблагодарил их Эдеард.
– Теперь мы выполнили свой долг.
– И хотели бы уйти.
– Потому что в особняке у Франдолов сегодня грандиозная вечеринка.
– И мы нашли себе подходящий эскорт.
Они обе захихикали и просительно заглянули отцу в лицо.
– Он такой красивый.
– И высокий.
– И служит в полку милиции Фоласа и Зельды.
– Но у него имеется и свое состояние.
– Это не какой–то младший сын.
– Настоящий кавалер.
– И с радостью служит городу.
– Ладно, ладно. – Эдеард поднял руки. – Давайте, убирайтесь отсюда. Идите развлекаться.
– Мы так и сделаем.
В уши Эдеарду ударил еще один взрыв смеха, и девочки развернулись к выходу. Они одновременно подняли правые руки и повелительно поманили кого–то пальцами. В толпе гостей Эдеард успел увидеть молодого мужчину в форме милиции – ярко начищенные пуговицы и превосходно сшитый красно–синий мундир. На вид Утраллис был не старше двойняшек, но широко расправленные плечи и квадратная челюсть придавали ему уверенный вид. На всякий случай Эдеард присмотрелся к его носу, подозревая отдаленное родство с Гилморнами – он вдруг вспомнил Ранали и беспомощного парня в ее кабинете. Их взгляды встретились, и в глазах молодого человека появилось такое виноватое выражение, а щеки вспыхнули так ярко, что Эдеард не мог ему не посочувствовать. Затем близнецы с двух сторон подхватили Утраллиса под руки и увлекли к выходу из зала.
Джиска вздохнула и покачала головой.
– Такой милый молодой человек. Бедняжка. Как же так получается, что все они с восторгом начинают вечер, а наутро крадучись выскальзывают из особняка, словно удирают из самого Хоньо?
– Ну, близнецы не такие уж и плохие, – осторожно заметил Эдеард.
– Папочка, ты за ними совсем не смотришь.
Он лукаво усмехнулся.
– Зато я очень внимательно следил за тобой.
Джиска приподняла свой бокал.
– Не беспокойся, теперь за мной присматривает Натран. Пять лет – срок немалый.
– Я на тебя не давлю. Кроме того, уже через два месяца перед Заступницей предстанет Маракас.
Она улыбнулась, но не скрыла своего недоумения:
– Не могу поверить, что он женится на ней. То есть… Хелиана хорошенькая и добрая, но не более того. Неужели мужчинам больше ничего не надо?
– Конечно.
– Бедняжка Тарали.
– У нее все будет в порядке, ее ждут великие дела. Когда–нибудь она станет Грандмастером гильдии врачей.
Он не скрывал своей гордости, когда речь заходила о младшей дочери, которой еще не исполнилось и двадцати двух лет, но она уже стала помощницей мастера гильдии. Шумные вечеринки, так любимые близнецами, ее ничуть не привлекали, и девушка полностью посвятила себя изучению медицины.
– Посмотрим, – ответила Джиска. – После выборов ты станешь главным констеблем. И, раз уж Дайлорн вступил в полк милиции, мне или кому–то из двойняшек придется стать послушницей, чтобы подняться до звания Пифии, и тогда ты станешь править всем городом.
Представить одну из сестер в простом одеянии послушницы оказалось почти невозможно.
– Ты не первая приписываешь мне такие амбиции, – сказал Эдеард.
– Правда? А кто еще?
Он посмотрел на свою дочь. Умная, красивая, элегантная, привлекающая внимание всех мужчин подходящего возраста, с практически неограниченными перспективами. Но самым важным своим достижением Эдеард считал ее безопасность и радостное будущее. Битвы, в которых он одерживал победы еще до ее рождения, мало что значили для молодого поколения. Он с грустью подумал, что стал таким признанным авторитетом, что для избрания на один из важнейших постов в городе ему уже не надо ничего доказывать.
– Это старая и длинная история. Спроси как–нибудь у Максена.
– О Заступница. Я знаю, что он твой близкий друг, но уже не могу больше слушать его рассказы о старых временах.
– О старых добрых временах, – поправил он ее.
– Как скажешь, папочка.
То ли из–за скептицизма Джиски, то ли из–за приближавшегося прилета Небесного Властителя, но в этот вечер Эдеард весьма критически разглядывал своего друга, пробираясь к нему через зал. Официальное одеяние Максена, отороченное густым мехом, свободно струилось вокруг его тела. Такой незаурядный покрой, по всей видимости, должен был скрыть не менее выдающийся живот, приобретенный Максеном за последние несколько лет. И его красивое лицо тоже заметно округлилось. А в модной короткой бородке появились седые пряди.
– Эдеард!
Максен широко развел руки и энергично обнял друга, словно они не виделись несколько лет. Эдеард с некоторым смущением ответил на его приветствие. В конце концов, на протяжении последних четырех десятилетий они встречались не реже двух раз в неделю.
– Клянусь Заступницей, это не вино, а какая–то дрянь, – пожаловался Максен, поднимая бокал под луч закатного солнца, пробившегося сквозь полукруглое окно.
– Не ной, его пожертвовал один из моих потенциальных избирателей, – ответил Эдеард.
– В таком случае я почту своим долгом осушить еще несколько бутылок в честь этого замечательного парня.
«Заступница, теперь мы даже стали говорить как аристократы».
– Не напрягайся. Знаешь, мне все равно, стану я главным констеблем или нет. Согласись, в нашей жизни было немало хорошего.
Максен взглянул на него с удивлением. Боковым зрением Эдеард заметил, как нахмурилась Кансин, но ее мысли, как и всегда, были тщательно скрыты.
– Не говори за других, деревенский мальчишка. – Максен старался разговаривать легкомысленным тоном, но ему это плохо удалось. – Что бы ты ни говорил, ты далеко опередил соперников. Маккатран хочет видеть тебя на более значительном посту.
Эдеард едва не спросил «Почему?», но придержал язык.
– Наверное, ты прав.
Максен обнял его за плечи и отвел в сторонку, бросив несколько неискренних извиняющихся взглядов в сторону предыдущих собеседников.
– А ты хотел бы вернуть прошлое? После всего, что ты сделал?
– Нет… – устало возразил Эдеард.
– Вот и отлично. Я тоже не хочу, чтобы кто–то свысока оплевал все наши достижения только из–за того, что у тебя климакс.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.