Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48482
Книг: 121100
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Такая взрослая жизнь. Подробная антология женской дружбы»

    
размер шрифта:AAA

Мария Субботина
ТАКАЯ ВЗРОСЛАЯ ЖИЗНЬ
ПОЛНАЯ АНТОЛОГИЯ ЖЕНСКОЙ ЖРУЖБЫ

Пролог

Три женские фигуры, две большие и одна маленькая, в молчании двигались по скованной морозом вечерней улице. Впрочем, вечер был ни таким уж и поздним, всего-то пять часов пополудни. Но в условиях московского февраля это уже темная-претемная ночь. На улице было довольно оживленно, и это оживление никак не вязалось ни с мрачной морозной темнотой, освящаемой лишь фонарями да вывесками и витринами, ни с тягостным молчанием трех шагающих фигур.
Зима выдалась малоснежной. Неустойчивая погода погубила почти весь выпавший снег, а его остатки внезапный, как это часто бывает, мороз превратил в скользкий твердый и блестящий щит. Три молчаливые закутанные фигуры двигались к определенной цели. Этой целью, как несложно было догадаться, оказалась ледяная горка в сквере. Наконец, цель была достигнута.
Самая маленькая из троицы — девочка четырех лет, оторвалась от сопровождавших ее взрослых, и отправилась покорять ледяную вершину, таща за собой на длинной веревочке пластиковое подобие казана ярко-оранжевого цвета. Еще несколько шагов, и малышка оказалась на верху, оседлала свои санки, и со счастливым визгом покатилась вниз.
Две молодые женщины, оставшись у подножия горы, молча наблюдали за катанием девочки. Наконец одна из них прервала тягостное молчание тяжелым вздохом:
— У меня такое чувство, что жизнь остановилась.
— Ты не поверишь, но у меня то же самое… Жизнь замерла — отозвалась вторая девушка.
— Никто не звонит, не пишет. Телефон молчит который день. Иногда думаю, я может, умерла уже, а сама и не заметила?
— Да ну тебя, дурочка! — прыснула подруга. Из ее рта вырвалось облачко пара.
— Я серьезно. Ненавижу! Ненавижу февраль!!!
— И я… я тоже ненавижу февраль…
Девушки снова погрузились каждая в свои мысли. Третья девушка, самая младшая, конечно же, совсем не разделяла соображений своей матери и ее подруги ни на счет жизни в целом, ни на счет этого февраля. Малышка, казалось, получала от жизни нешуточное удовольствие.
Насколько все-таки все проще, когда ты маленький ребенок!!!

Часть 1
Алина

Я расту

Сколько она помнила себя, всегда мечтала поскорее вырасти. Взрослая жизнь казалась девочке прекрасным праздником, счастьем в чистом виде. Бесправная же детская доля вызывала в Алине регулярные бунты протеста! Единственный ребенок в семье, с ослабленным иммунитетом, Алина с раннего детства переболела, казалось, всеми известными современной медицине детскими болезнями. Еще в младенческом возрасте девочка оказалась в реанимации с жуткой кишечной инфекцией, после которой чудом осталась жива, и даже относительно здорова. Весь этот эпикриз в ее короткой биографии не мог не повлиять на отношение к ребенку в семье. Мама, папа, бабушка опекали кроху, тряслись над ней, словно над раритетной китайской вазой. Лет до шести такое положение дел Алину вполне устраивало. А вот дальше начался конфликт мировоззрений.
Упрямую и независимую девочку угнетала постоянная опека со стороны близких. Ей казалось, что она вполне уже взрослая и самостоятельная личность, ничем не хуже своих друзей и товарищей по песочнице, которые к окончанию детского сада гуляли в тихом московском дворе сами по себе, и даже ходили за хлебом в булочную в соседнем доме без сопровождения взрослых. Алине о подобном не приходилось даже мечтать. Гулять без родителей девочку стали отпускать только во втором классе, и то гулянием это можно было назвать с большой натяжкой. Все Алинины друзья во всю пользовались неограниченной свободой, могли уходить в другие дворы, и даже в сквер через дорогу. Алине же было строго наказано — из своего двора ни ногой. Это выводило девочку из себя, но родители были непреклонны: ты еще маленькая! И точка. Это «маленькая» Алина ненавидела всеми фибрами своей юной души. Поскорее бы стать взрослой! Поскорее бы делать не то, что говорят, а то, что хочется!!! Скорее бы закончилось это ненавистное безвольное детство!
Однако проблемы тотальной опеки и контроля с годами только усилились. Когда девочка вступила в трудный пубертатный период, характерный прыщами, влюбленностями, тусовками и прогулками до глубокой ночи, родители Алины окончательно потеряли покой и сон. Им небезосновательно казалось, что юную, симпатичную и не очень умную в силу возраста девчонку за каждым углом подстерегают всякие опасности, от плохой компании до сексуально озабоченного подонка. Все это осложнило и без того непростую Алинину социальную жизнь. Отрочество получилось еще хуже детства.
Алина отстаивала свою точку зрения, ругалась с родителями до хрипоты, даже из дома уходила на несколько часов. Уйти на подольше духу не хватило. Но и преломить ситуацию все никак не удавалось. Алина ждала совершеннолетия, как в детстве ждут Нового года. По ее мнению, это должно было в корне изменить всю ее жизнь. На чем основывались подобные догадки, было совершенно не понятно. Потому что вряд ли по достижению девушкой возраста полной дееспособности, родители перестали бы о ней беспокоиться, и порядки в их семье резко поменялись. Но Алина была уверена: стукнет восемнадцать — и как по мановению волшебной палочки ей будет дозволено то, что дозволено любой молодой девушке, но для нее, Алины, всегда было под запретом: ночные клубы, прогулки с друзьями до рассвета, свидания с парнями без нервирующих звонков на мобильный каждые полчаса. И закончится, наконец, этот чертов комендантский час: десять вечера летом, девять — зимой. Скорее бы уже восемнадцать исполнилось, в самом деле!
Но день рождения настал и прошел, а чуда так и не произошло. Все оставалось по-прежнему: комендантский час, никаких ночных клубов, свидания под бдительным оком предков, хвала Всевышнему, хоть по телефону, а не лично. Хотя Алина бы не удивилась, заметь однажды под кустом мать или бабулю, вооруженных полевым биноклем. Алина была в отчаянии. Формально она стала взрослой, на деле до взрослой жизни было еще как до Пекина пешком! Как же так! Когда-жить-то?
Выход из тупика нашелся с самой неожиданной стороны. Алина познакомилась с парнем. Несмотря на строгое воспитание, и суровую дисциплину в семье, девушка пользовалась успехом у противоположного пола. У нее случались романы, был даже один довольно продолжительный, почти полгода встречались… Но все это было не то. А тут вдруг новое знакомство. Сначала девушка не отнеслась к нему серьезно: парень был так себе, средненький. Не блистал ни умом, ни талантами, ни внешностью. Но подкупило Алину в нем вот что: молодой человек мечтал о семье. И планировал жениться в самое ближайшее время. Мать с отцом его в этом начинании очень активно поддерживали, что само по себе должно было если не отпугнуть, то хотя бы удивить. Редкие родители прыгают от восторга, узнав, что их едва оперившееся чадо намеревается в скором будущем связать себя узами брака. Причин тому множество, самая основная и банальная из которых — отсутствие материальной базы, на которой будет строиться новая семья. Нести бремя ответственности за молодую семью придется, разумеется, родителям. Поводов для радости, что и говорить, маловато. Однако мать и отец Алининого нового избранника идею с женитьбой воспринимали с энтузиазмом, достойным лучшего повода.
Родители же Алины, к глубокому разочарованию девушки, были настроены куда как менее позитивно, и выступали категорически против раннего брака дочки. Аргументировали тем, что знакомы они с парнем всего ничего, что оба еще молоды, почти дети. Да и, если откровенно, парень родителям совсем не нравился. Но Алина уперлась и приготовилась стоять на своем до конца. Девушка получила правильное воспитание, родители как могли, постарались привить ей верные жизненные ориентиры. Вот только интерпретировала их Алина несколько своеобразно. Ей казалось, что мужчина, для которого в списке приоритетов на первом месте стоит семья — раритетная редкость. Практически один на миллион. У всех прочих парней, с точки зрения Алины, на первом месте что угодно, но только не серьезные отношения. А ее Дима — совсем не такой. Да, он не красавец, и не блещет особыми способностями. Но есть в нем кое-что поважнее. Он любит ее и хочет создать семью. Разве этого недостаточно? К тому же, как была уверена Алина, его желание создать семью с ней, не что иное, как показатель ответственности. Ну, и искренней любви к ней отдельно взятого молодого человека.
Как ни пытались родители достучаться, как ни срывали голос, пытаясь доказать, что это как раз — полнейшая безответственность, глупость и откровенная дурь, все было бесполезно. Алина доводов разума не слышала в упор. Она слышала лишь, как родители снова повторяют свое любимое: «Ты еще маленькая! Рано тебе замуж!». А взрослая, самостоятельная жизнь так манила в свои объятия….
Семейный конфликт достиг своего апогея. Алина разругалась с родителями в пух и прах, хлопнула дверью и ушла. С вещами. К жениху. Жених, казалось, немного растерялся.
— Я-то думал, мы будем у тебя жить после свадьбы, — задумчиво проговорил он.
— Как видишь, не будем! Что теперь, не жениться? — огрызнулась в ответ девушка.
Парень в ответ лишь тяжко вздохнул.
Свадьбы как таковой у Алины не было. Просто купили пару самых дешевых колец, и тихо расписались, без свидетелей, без платья, без гостей. Алинины родители мероприятие проигнорировали, лишь сдержано поздравили дочь по телефону. Свекры пригласили на чай. В процессе чаепития новые родственники поинтересовались планами молодоженов на ближайшее будущее. Жили они пока, временно, в квартире бабушки молодого мужа, но близилась осень, бабуля через пару недель собиралась вернуться с дачи в Москву, и требовалось освободить помещение. Идти было некуда. Алинины родители к себе не звали, у предков ее мужа была крохотная хрущевка, и младший ребенок школьного возраста.
Вот тут-то и настоящая взрослая жизнь. Алина теперь имела счастье полюбоваться ею во всех красках: скитание по съемным углам с порой неадекватными соседями, постоянное безденежье…Ох, совсем не напрасно мечтали родители молодого мужа пристроить его в законный брак! Парень совершенно не желал шевелиться по жизни. А свекры, как оказалось, питали искренние надежды, что женившись, их балбес — сынок или возьмется за ум, или станет головной болью уже для своей новой семьи: жены, тещи с тестем, но не их. У них забот и без него хватало. Этим надеждам не суждено было сбыться. Сын с пугающей регулярностью пытался навесить на родителей проблемы своей молодой семьи. По большей части, конечно, финансовые.
До Алины начало доходить, наконец, то, о чем предупреждали ее родители. Не так она представляла себе свою семейную жизнь, совсем не так! Взрослая жизнь, едва начавшись, уже успела разочаровать девушку. Но обратного пути не было. Вернуться к родителям не позволяла гордость. Капитуляция означала признание своей роковой ошибки. И того, что она, Алина, все-таки «маленькая». Нет, это совершенно невозможно. Исключено! К тому же она любила мужа. Во всяком случае, так ей тогда казалось…
Когда Алинины руки почти окончательно опустились, когда эта взрослая жизнь встала ей поперек горла, и она начала всерьез подумывать о том, что признание правоты родителей и компромисс с собственной гордостью — еще не самое страшное в жизни, взрослая жизнь снова перевернулась с ног на голову. Алина узнала, что беременна.
Практически одновременно с этим событием скоропостижно скончалась бабушка мужа, и его родным ничего не оставалось, кроме того, чтобы отдать опустевшую жилплощадь растущей на глазах семье. Новости о скором прибавлении свекры восприняли в штыки, пытались высказать свое негативное мнение. Но Алина не поддавалась на провокации, и принялась готовиться стать мамой. Ей казалось, наконец, она вздохнет с облегчением! Кончились эти муки со съемными углами, теперь есть своя, хоть плохонькая, маленькая, но квартира… Будет малыш. Жизнь становилась лучше на глазах.
Но это только на первый взгляд. На смену квартирному вопросу пришли новые трудности. Хотя, если присмотреться, никакие не новые, а все те же старые песни. Бестолковый муж остался прежним, но теперь к его полнейшей безответственности и безынициативности добавились новые заморочки. Было ли это тлетворным влиянием родственников, или, наконец, открылись его доселе скрытые недостатки, но вести себя будущий отец начал откровенно по-хамски. При каждом удобном, и даже не удобном случае он не уставал напоминать, что квартира — его собственность, и если кому-то что-то здесь не нравится, выход он может показать. Как будто в том была личная его заслуга, что с кончиной бабушки родня, скрепя сердце, пустила их пожить! Алину вся эта катавасия порядком утомила. Что взрослая, что семейная жизнь опять приносила одни лишь разочарования.
С рождением дочки Алина впала в настоящую депрессию. Нет, ребеночек был здоров, красив и прекрасен. Но вся остальная жизнь представала перед Алиной в единственном мрачно-сером цвете. В том, что мужа она не любит, она уже даже не сомневалась. И с тем, что весь этот брак — ее роковая ошибка, девушка смирилась уже давно. Но как жить со всем этим дальше, было совершенно непонятно. Именно в этот непростой период своей жизни, Алина снова сблизилась со своей семьей, с родителями. Те давно позабыли старые обиды, а рождение внучки их невероятно обрадовало. Молодые бабушка и дед каждую свободную минуту стремились побыть с дочкой и ее малышкой, старались помочь, чем могли: покупали подарки, гуляли с коляской….
Однажды, в не по-осеннему жаркий и солнечный сентябрьский день, мама приехала к Алине без предупреждения. На часах была половина второго, но Алина была еще в пижаме, опухшая и заплаканная. Накануне они знатно поругались с мужем, и девушка почти не спала всю ночь. Семимесячная Машенька гулила на балконе в коляске, которую Алина выкатила туда, не собравшись с силами для выхода на прогулку.
— Дочка, что с тобой? — осторожно поинтересовалась мать.
— Все хорошо, — меланхолично ответила Алина, и закурила. Прежде она никогда в мамином присутствии не курила. Некурящая Алинина мама воспринимала вредную привычку дочери очень болезненно, и надеялась, что после рождения ребенка Алина одумается, и к ней больше не вернется.
— Куришь опять, — сквозь зубы проронила мать.
Алина оставила это замечание без ответа, лишь придвинула к себе дешевую стеклянную пепельницу, полную окурков. Что тут скажешь?
— Хоть бы окурки выкинула! — продолжала возмущаться мама.
Алина все так же меланхолично встала из-за стола, взяла пепельницу, и открыла дверку под раковиной, где у всех без исключения россиян и граждан ближнего зарубежья привычно хранится мусорное ведро. Вдруг гладкая стеклянная емкость, как нарочно, выскочила из рук девушки, и с коротки «дзыньк» упала на пол. Неаппетитное содержимое пепельницы разлетелось по крохотной кухне. Алину это пустяковое происшествие окончательно вывело из равновесия. Девушка села на корточки, обняла колени руками, и горько заплакала.
— Господи, детка — не на шутку перепугалась мать — Ну, упало и упало, уберем!
Алина продолжала рыдать, горько всхлипывая. Словно чувствуя настроение матери, с балкона, разразилась плачем малышка.
— Подожди рыдать, — встрепенулась молодая бабушка, и побежала к ребенку.
Вернувшись с Машей на руках, мать застала свою дочь все в той же позе, скрюченной на корточках на полу.
— Алина, хватит плакать. Велика беда — окурки рассыпались. Подержи Машу, я подмету.
— Да я сама, — всхлипнула в ответ Алина, поднимаясь.
Мать выдохнула с облегчением. Казалось, истерика, наконец, прекратилась, и девушка вот-вот успокоится.
— Давай, подмети пока, и чаю хоть попьем — засуетилась мать, и, усадив ребенка в высокий стульчик, направилась к холодильнику.
— Мдаааа — через секунду промолвила она из-за открытой дверцы рефрижератора. На стеклянных полках агрегата сиротливо стояли лишь баночки с детским пюре да пара упаковок творожка «Агуша» с молочной кухни. Больше там не было решительно ничего.
— Убогое зрелище, — заметила мать.
— Еще какое, — поддакнула Алина. Она уже выкинула свои окурки в ведерко, и, казалось, совсем успокоилась.
Повисла пауза…
— И как вы докатились до жизни такой? — словно в пустоту, спросила мать.
Алина на мать не смотрела. Помолчала.
— Ну, у нас денег уже недели две нету. Так, на питание ребенку только.
— Угу…
— И все.
— И все? А сами как?
— А никак. Мне полезно, — хмыкнула вечно худеющая Алина.
— На сигареты-то хватает, — мама не удержалась от сарказма.
— Это из старых запасов. Вот кончится, пойду бычки собирать — невесело улыбнулась Алина. — Ладно, Дима обещал…
— Дима! Дима обещал! — взорвалась мать — Да козел твой Дима, говорили же тебе…
Алина снова горько разрыдалась. Увидев плачущую маму, маленькая Машка тут же смешно вывернула губу, как бы обидевшись, и секунды не прошло, как малышка составила компанию Алине в горестном реве.
— Так, хватит! — решительно сказала мать, пытаясь перекричать громогласные рыдания внучки. — Хватит сокрушаться. Собирай ребенка, сама собирайся, и поехали.
— Куда?
— Куда-куда! Домой поехали.

Давай разведемся

Весь это эпизод вполне мог и должен был стать финальным в эпопее Алининого неудавшегося брака. Но не стал. Через короткое время Алина, собрав Машку, ее коляску и пожитки, вернулась к мужу. На то была масса причин, и ни одной веской. Любовь, что ли… Ответственность? Как же, ведь «он без меня пропадет». И еще «все обязательно изменится» … Вот два главных и незыблемых кита заблуждений, на которых держится женская вера в непременное светлое будущее своего неудавшегося брака.
Алина была уверена, что Дима пропадет без нее. И что все изменится. Потому и вернулась. К тому же, у них ведь была семья. И общая дочь….
Как именно все изменится, даже богатая на творческие изыски Алинина фантазия оказалась не способна предположить. Но жизнь, казалось, и впрямь стала налаживаться. У Димы появились деньги. Об их происхождении Алине так и не удалось узнать. Она не очень — то и не наседала на мужа с расспросами. Наладился бизнес, вот и хорошо. Еще появились какие-то новые знакомые, которые периодически возникали на пороге их квартиры, но Дима в дом их не приглашал — выходил пообщаться на лестничную клетку. Это Алину вообще не удивляло: Дима был гением коммуникабельности, и умел заводить знакомства буквально на пустом месте.
Гром грянул, как это обычно бывает, неожиданно. Хотя, наверное, вполне закономерно и предсказуемо. Дима вляпался в неприятности. Подробностями с женой он не делился, но резко стал зол, раздражителен, срывался на ней и дочке. Начал пропадать ночами. Алина терпела, хотя внутри у нее все сжималось от предчувствия беды.
Предчувствия ее не обманули.
Масштабы неприятности стали известны совсем скоро. Алине понадобилось время, чтобы все эти свалившиеся на нее в одночасье новости переварить. Оказалось, Дима стал подставным лицом, или, скорее, подсадной уткой, на которую оформлялись банковские кредиты. Целая банда мошенников искала таких вот охочих до легких денег, но недалеких ребят, как Алинин супруг. На них оформлялись банковские кредиты, потом выдавалась на руки определенная сумма, и… все! Нет, парням, конечно, говорили, что все это безопасно, что в каждом банке сидят свои люди, и как только их данные попадут в главный компьютер, они будут немедленно удалены…
Это каким же надо быть идиотом, чтобы в такую историю вляпаться? А?
За этот сакраментальный и риторический вопрос Алина впервые получила от мужа пощечину. И узнала, что это она, оказывается, виновата. Не в силах хоть что-то ответить, ошарашенная девушка слушала и слушала. А Дима все говорил и говорил.
Это по ее, Алининой вине, оказывается, бедняга пошел на преступление. Конечно, он догадывался, что такие дела могут быть уголовно наказуемы. Это, бесспорно, очень радовало в свете последних событий. НО!!! Если бы не Алина, если бы не ее постоянные требования, постоянные упреки…
— Ты хотела всего и сразу! Ты унижала меня! Твои родители меня унижали! Я должен был тебе доказать…
Что именно доказать пытался Дима, беря займы и кредиты на свое имя для совершенно посторонних и незнакомых людей, Алина так и не поняла. Ясно было одно — лишь она одна кругом виновата.
Следующие две недели были похожи на кошмарный сон. Алина металась от ужаса до апатии и обратно. Что ни день, то скандалы и ссоры с мужем. Алина не уставала удивляться, как они умудряются ругаться, если Дима проводил дома не более двух часов в сутки. Даже не всегда ночевал. На вопросы, где же он спит, Дима отрывисто и резко отвечал, что он «решает проблемы». Диалог заходил в тупик.
В конечном счете, Алина не выдержала, снова собрала Машу, и опять уехала к родителям. Ребенок чувствовал нездоровую обстановку в доме, стал нервным, перестал кушать и спать по ночам. Алина решила отсидеться в тишине родительского дома. Подумать. Все взвесить и решить, как быть дальше.
Они уезжали с дочкой на такси темным мартовским вечером. Часы показывали всего половину девятого, а темень была непроглядная. В машине Машенька заснула, и, расплатившись с таксистом, Алине пришлось нести дочку на руках. Она услышала звук сообщения на телефоне, но не смогла сразу же его прочитать — годовалая сонная девочка в зимней одежде была тяжелой, как вся Алинина взрослая жизнь…
Дома, раздев и уложив Машу, и объяснив родителям без излишних подробностей обстоятельства своего позднего визита, Алина прочитала все-таки то сообщение. Писал Дима. «Сбежала? Как крыса, с тонущего корабля? Что ж, скатертью дорога. Вещички завтра привезу».
И ведь не обманул! Ранним утром, когда Алина еще спала после нервного и полного эмоций вчерашнего дня, Дима разбудил ее звонком: «Открывай, вещи привез».
— Ну, все, счастливо оставаться, — последнее, что услышала Алина от своего пока еще мужа.
Больше они не виделись. Пока Алина приходила в себя после пережитого, Дима в спешном порядке продал их квартиру, видимо, подкупив нотариуса — необходимого согласия на сделку с собственностью супруга девушка, естественно, не давала. В их квартире поселились другие люди, куда делся Дима, Алине выяснить не удалось. Его родители по телефону обвинили ее во всех смертных грехах, и разговаривать отказались.
Немного успокоившись, Алина подала на развод. Развели ее на удивление быстро, всего через два заседания, куда муж ожидаемо не явился. И началась ее новая, теперь уже настоящая взрослая жизнь…

Сортировочная

Маленькая Маша рисовала снегопад. Рисовала она с натуры, достаточно было выглянуть в окно. Типичный московский март — снега по колено, и, по прогнозу, к вечеру снегопад усилится. Город тонул в снегу и пробках. А Маше снегопад очень даже нравился.
— Мам, когда гулять пойдем? — не отрываясь от своего занятия, спросила девочка.
— Не знаю, зайка. Не сейчас, — отозвалась мать из-за крышки ноутбука — Заметет там нас с тобой.
От одной мысли о выходе на улицу Алина поежилась. В такую погоду все свои дома сидят, в интернете. На диванчике, уютно свернувшись под клетчатым пледом. Танька права, жизнь словно остановилась. Уже март за окном, а картина прежняя: зима, снег и тишина на личном фронте.
Таньку эта тишина очень нервирует, выводит из себя. Подруге скучно, ей подавай драйва, приключений, любви и страсти. А Алине что-то ничего не хочется. Ни любви, ни приключений. Страсти? Ну, если только страсти… Да и то, с большими оговорками…
А Танька, та живет в своем иллюзорном мире. В каждом встречном-поперечном ищет свою судьбу. Ей нужен принц, на меньшее она не согласна! Выдумывает себе всякое. Примеряет на всех подряд свои критерии. А когда они не желают этим критериям соответствовать, обижается, игнорирует. И, хуже того, впадает в апатию, и начинает ныть о несовершенстве мира! Вроде взрослая девка, двадцать пять почти. Пора взрослеть…
От мыслей о подруге и ее иллюзорных принцах, Алину оторвал характерный звук. Это звук оповещения о новом сообщении. Ну, кто на новенького?
Знакомства в интернете после развода стали для Алины сначала способом отвлечься и расслабиться. Но постепенно превратились в своего рода зависимость.
Первый год Алининой новой, окончательно и бесповоротно взрослой жизни, к которой она когда-то так безотчетно стремилась, прошел для нее как в тумане. Пережить душевную боль от предательства некогда близкого человека — еще половина дела. Куда сложнее (и важнее!) заново отстроить свою разбитую и исковерканную жизнь. Все свои силы первое время Алина отдавала на то, чтобы с руин, с пепелища восстановить жизнь свою и дочки. Наладить быт, комфортно ужиться с родителями, которым их с Машкой внезапный переезд доставил немало забот. Найти работу, устроить дочку в детский сад. Зажить, наконец, нормальной, человеческой, взрослой жизнью…
Отметив первую годовщину развода, и крушения последних иллюзий заодно, Алина, наконец, перевела дух. Огляделась вокруг. Взглянула на себя со стороны. Последнее привело к неутешительным выводам. Ей было всего двадцать два, а ощущала она себя на все сорок. За спиной ни намека на крылья, один только тяжкий груз ошибок юности. Но нужно было как-то двигаться вперед. Хотя бы ковылять… Как получится. К тому же хотелось, что уж там, простого женского счастья.
Самый короткий путь в счастье лежал через интернет. Во всяком случае, Алине так казалось. Там хотя бы были мужчины. На детской площадке их почти совсем не водилось.
В детстве папа иногда брал Алину на рыбалку. Они вдвоем по нескольку часов подряд сидели на берегу, и ждали, ждали, ждали. Иногда клевало. Алина трепетала в радостном возбуждении, пока отец подсекал и вытаскивал улов. В основном, конечно, улов этот представлял собой сплошное разочарование — его даже кошки не ели. Случалась изредка и рыба покрупнее, но по большей части, как шутил отец, «на сувениры».
Сайты знакомств чем-то неуловимо напоминали девушке ту рыбалку. За пару лет непрерывного посещения этих «заведений», Алина успела уже попривыкнуть к однообразию виртуального общения, и перестала строить иллюзии. Научилась фильтровать мужчин по первым строчкам сообщения: этот наглец, это — пошляк, а этот однозначно двоечник! В «брак» немедленно отправлялось две трети кандидатов. Еще часть отсеивалась после первой же пятиминутной переписки. При желании, Алина могла бы работать сортировщицей на конвейере. Опыта бы хватило.

Тринадцать сантиметров позора

Время шло, и Алина постепенно оттаивала. Смотрела критически на себя, не забывая оглядываться и вокруг. Она взрослела, подрастала ее дочь. У свободной взрослой жизни была масса преимуществ, но имелись и вполне ощутимые недоставки. Не то, что бы Алинина свобода стала ее как-то угнетать. Но девушке казалось, что это все — неправильно. Неправильно быть одной. Неправильно флиртовать в интернете, будучи взрослой девочкой, к тому же — мамой. Пора бы уже определиться. Выбрать себе кого-то. Завести, наконец, правильные — здоровые и взрослые — серьезные отношения.
Забегая вперед, Алина сильно погорячилась с подобными решениями. И очень переценила собственные перспективы. Потому что глупо идти на поводу у своих страхов и опасений, а порой и очевидных заблуждений. Глупо ломать себя в угоду мифическим «правильно и неправильно», потому что эти нормы каждый должен определить для себя сам. Исходя из личных предпочтений, а не какой-то там надуманной морали. Не имея сильного желания строить с кем-то отношения, идти с собой на компромисс и искать подобных отношений — вот что действительно неправильно. Потому что в результате получится фантастическая, просто поразительная ерунда!
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • ladgar о книге: Евгений Косенков - Расплата за предыдущую жизнь
    Что-то фраза про ряженых ветеранов покоробила,надеюсь аннотацию не автор писал.

  • Vikontik о книге: Виолетта Роман - Наше время не пришло
    Если в целом, то мне понравилось. Виолетта такая Роман)). 5/5, и это плюс.

    Из минусов: не понравились ггерои, оба. 30летняя женщина, имеющая 5летнюю дочь, ведёт себя как недалёкая малолетка. И 32летний мужик недалеко от неё ушёл (несмотря что им обоим пришлось пережить). Может, именно поэтому она в книге ,,девочка,,, а он ,,парень,,. И никак не старше. И хирург Макс, который вроде как бережёт свои рабочие инструменты (руки), однако и на байке готов, и на драки горазд.

    И нейтральное: Макс и криминальная подруга Лида. Предположу, что о них почитаем в другом романе.

  • Afelia Montgomery о книге: Крис Муни - Тайный друг
    Отличная книга! Было очень интересно читать. Как раз в так любомом мной стиле. Прекрасно развернута сюжетная линия, хотя мне все еще не хватает раскрытия личности дарби. Особенно понравилось то, что дело не было раскрыто фантастически, чуть ли нереально легко и быстро. Покащана крапотливая и тяжелая свскная работа, раскрыт образ преступника, его мотив и способ мышления. Одназначно прекрасная книга в своем жанре!

  • sunqueen о книге: Джон Маррс - The One. Единственный
    Необычно. Но очень интересно. Не знаю даже, с чем сравнить. Написано качественно. Здесь и триллер, и мелодрама. Главная мысль произведения, как я понимаю - Что такое жизнь без настоящей любви, и что такое Настоящая любовь. Автор показывает нам одновременно несколько историй взаимоотношений, каждая история по-своему уникальна, развязки непредсказуемы. Каждая история тронула и заставила задуматься.

  • alexhlamov о книге: Алиса Перова - Танго на троих [СИ]
    Здравствуйте!

    Скажите, пожалуйста, с кем можно пообщаться на предмет размещения рекламы на Вашем проекте? Есть качественное предложение на тематику Вашего сайта с приятным доходом.

    Сотрудничаем со многими крупными проектами по Вашей тематике.

    Вы бы могли предоставить скайп либо телеграм?

    Скинем всю информацию, она займёт буквально пару минут.

    С Уважением, Александр

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.