Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54179
Книг: 133005
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Покажи мне любовь»

    
размер шрифта:AAA

Сьюзен Фокс
Покажи мне любовь

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Близился вечер, но в Техасе было по-прежнему жарко. Уже несколько часов Фэй Шеридан устанавливала ящик для писем. Она чувствовала, как по ее спине струйками стекает пот. Когда она забивала очередной гвоздь, ей пришло в голову, что некоторые столбы забора совсем старые и надо бы, когда будет время, их заменить. Когда будет время… Фэй отложила в сторону молоток, присела на траву и вытерла лоб рукавом рубашки. У нее много времени, даже, пожалуй, слишком много: месяцы, недели, дни, часы, минуты… Они сливаются в один бесконечный поток, и вся ее жизнь порой напоминает ей невероятно затянутый фильм. Чем больше ей приходится работать, тем медленнее для нее тянется время и тем длиннее кажется ей собственная жизнь.
Фэй встала и пошла за своей лошадью. Гнедой мерин, дремавший около ветхого сарая, оживился, услышав шаги хозяйки. Неожиданно раздались раскаты грома. Солнце скрылось за тучей, хотя небо на востоке по-прежнему оставалось голубым и жара никак не спадала. Гроза обещала быть сильной, с градом и дождем. Фэй улыбнулась. Дождь придется очень кстати, земля совсем сухая.
Фэй отвязала лошадь, вскочила в седло и поехала вдоль забора, отделявшего территорию ее ранчо от ранчо соседнего, гораздо больших размеров, чем ее собственное. Если бы не гроза, можно было бы еще немного поработать. В течение последнего года она постоянно занималась ремонтом всего, что только попадалось ей под руку. Постоянный труд помогал Фэй не сойти с ума. Она ставила себе задачи и выполняла их, это давало ей ощущение порядка. Фэй было необходимо хоть что-то, что внесло бы новую струю в однообразие ее жизни, от которого она так устала за прошедший год. Наверное, именно поэтому Фэй так любила грозу — она приносила ей облегчение.
Фэй поднялась на пригорок. Грянул продолжительный раскат грома. За то время пока девушка досюда доехала, небо совсем затянуло тучами. Поднявшийся ветер прижимал к земле пожелтевшую от солнца траву. Казалось, будто невидимый великан гладит ее своей огромной рукой. Лошадь поворачивала голову по ветру, стараясь уловить витающие в воздухе запахи. Жара заметно спала, и Фэй почувствовала легкий холодок. После работы ее рубашка все еще оставалась влажной от пота. Фэй совершенно не пугало, что она едет верхом по возвышенной местности, там, где легче всего попасть под удар молнии. Ей порой казалось: она вообще больше не способна ощущать страх. Самую мучительную боль в жизни ей уже довелось испытать, по сравнению с ней любые несчастья незначительны, даже удар молнии.
Фэй ехала медленно, глубоко вдыхая свежий прохладный воздух. Почувствовав, что лошадь упирается, она сильнее натянула поводья, стараясь контролировать каждое движение животного.
Темные грозовые облака затянули все небо. Гром гремел все громче и громче, и при каждом его раскате казалось: молния ударила совсем близко.
Фэй, конечно же, стоило повернуть назад и поехать домой, но она не могла заставить себя это сделать. Ей совершенно не хотелось возвращаться. Кроме нее в доме могла сейчас находиться только домработница Марджи, да и та, наверное, уже ушла, закончив все свои дела. Дождь становился все сильнее, по-прежнему гремел гром, вспышки молнии освещали небо, как бы предупреждая Фэй об опасности. Злость, которая спала внутри нее все эти месяцы, внезапно проснулась, превратившись в неудержимую ярость.
Мальчиков никто не предупредил. Они резвились в воде, учились кататься на водных лыжах, а всего через пару секунд на них налетел катер. Они утонули мгновенно, у них даже не оставалось времени осознать, что происходит, и, может быть, избежать опасности.
Эти мысли мучили Фэй больше всего. Целый год она пыталась избегать их, но теперь они никак не желали покидать ее голову. Воспоминание о смерти любимых братьев и понимание, что ничего нельзя изменить, вызывали в ее душе еще большую боль и еще больший гнев.
Может, смерть решила забрать и меня, причем прямо сейчас? Что ж, пускай! Только я-то буду смотреть ей прямо в глаза!
На смену этим непрошеным мыслям пришло чувство невероятной жалости к себе. Что у нее осталось еще, кроме работы, которой она занимается лишь для того, чтобы не дать себе сойти с ума от горя? Вечерами порой ей казалось: силы совсем ее оставили и у нее не хватит смелости встретить новый день.
Одна вспышка молнии может положить конец бесконечной череде серых мучительных дней. Эта мысль становилась все более заманчивой. Желание умереть захватило Фэй целиком и полностью. В один момент она забыла, как долго сопротивлялась тоске и боролась за жизнь.
Лошадь вставала на дыбы и мотала головой, но Фэй крепко держала поводья, готовясь к тому, что смерть настигнет ее прямо сейчас, внезапно — так же, как она однажды настигла ее братьев. Град больно ударял по лицу, ветер становился все сильнее и сильнее. Гнев Фэй рос. Внезапно сквозь шум дождя она расслышала крики.
— Фэй, уходи, пожалуйста! Прошу тебя, не делай этого! Убегай, Фэй! Скорее!
Она почувствовала, как по ее телу пробежала волна дрожи. Голоса были такими далекими и в то же время такими родными!
— Тай? Трой?
Фэй никогда бы не перепутала голоса своих братьев ни с какими другими, но ведь не может быть, чтобы она слышала сейчас именно их! Фэй испуганно оглядывалась по сторонам, но в поле ее зрения не оказалось ни одного человека. Вокруг зеленели поля, а над головой простиралось черное грозовое небо. Лошадь, воспользовавшись замешательством хозяйки, снова попыталась попятиться назад, но Фэй, словно загипнотизированная, все еще крепко сжимала в руках поводья.
Разум ее отказывался воспринимать происходящее, но сердце сжималось от боли и любви к братьям.
Может, мне показалось?
Эта мысль пронзила сознание Фэй, принеся с собой новые мучения. Сердце девушки билось так сильно и часто, что она чувствовала боль в груди. Да, конечно, она прекрасно помнит голоса своих братьев и не забудет их никогда, но могла ли она услышать их вновь так отчетливо? Может, она способна общаться с потусторонним миром?
Фэй ослабила поводья и прислушалась, стараясь снова уловить голоса. Вдруг она с ужасом подумала: а что, если эти голоса — всего лишь плод ее больного воображения? Что, если это просто очередная ступень на пути к сумасшествию? Мысль о помешательстве была невыносима.
Внезапно Фэй охватила паника, и ей захотелось бежать: от неведомого, от воспоминаний, от себя самой. Она приказала лошади повернуть назад, но в ту же минуту грянул гром, и небо озарилось яркой вспышкой молнии. Лошадь испуганно дернулась. Фэй смогла удержаться в седле с большим трудом. Еще одна вспышка, и животное в ужасе заметалось по холму, не реагируя на приказы хозяйки. Седло стало сползать набок, мокрыми руками Фэй цеплялась за лошадь, пытаясь удержаться, но, потеряв равновесие, едва успела вытащить ногу из стремени. Она упала, сильно ударившись о камни. Лошадь метнулась в сторону, затем поскакала прочь и вскоре пропала из виду, оставив Фэй лежать на мокрой траве.

При жизни братьев Фэй была совершенно другим человеком. Сильная, полная жизни, она никогда не унывала и находила выход из любой ситуации. Близнецы Тай и Трой — энергичные, веселые — во многом походили на свою сестру. Она обожала братьев, но в то же время была строга к ним. Тем не менее они всегда гордились ею. Родители Фэй и близнецов умерли, когда мальчики были совсем маленькими, поэтому Фэй значила для них гораздо больше, чем просто старшая сестра.
Год назад жизнь Фэй трагически изменилась. Судьба лишила ее любимых братьев, вместе с ними забрав у нее радость жизни, обаяние и веселый нрав, который всегда притягивал к ней мужчин. Жизнь потеряла для Фэй всякий смысл. Уже целый год она жила отшельником на своем ранчо, избегая общения с соседями, знакомыми и даже самыми близкими друзьями.
Одним из немногих, кто все еще пытался нарушить одиночество Фэй, был Чейз Рафферти. В этот вечер он испытывал необъяснимую тревогу и никак не мог понять: виной ли тому гроза или нечто другое. Окончательно разнервничавшись, Чейз решил проехаться на машине по территории своего ранчо и заодно заехать на соседнее, проведать Фэй. По пути к гаражу ему встретился один из его работников, который сообщил ему, что недавно видел, как Фэй ехала в сторону самого большого в округе холма. Чейз завел машину и двинулся прямо туда.
Заметив вдалеке стройную женскую фигурку верхом на лошади, он понял: его беспокойство оказалось не напрасным. Молнии сверкали прямо над головой Фэй. Казалось, она должна как Можно скорей повернуть в сторону дома, именно так поступил бы на ее месте любой нормальный человек, но она остановилась на вершине холма и уставилась в небо. Фэй подвергала себя невероятной опасности.
Раздался удар грома, небо осветилось ярчайшей вспышкой молнии. Через мгновение прогремел еще один раскат, гораздо сильнее предыдущего. Сквозь залитое дождем ветровое стекло, Чейз увидел, как обезумевшая от страха лошадь сбросила Фэй и ускакала прочь. Он моментально нажал на газ и повел машину к тому месту, где теперь лежала девушка. Разглядеть путь сквозь льющиеся с неба потоки воды было совершенно невозможно, поэтому Чейз опустил боковое стекло и то и дело выглядывал наружу, боясь потерять Фэй из виду. Вскоре он подъехал достаточно близко и с облегчением увидел: девушка двигается.
Слава Богу! Она жива!

Фэй оставалась в сознании, но дышать могла с большим трудом. Ее тошнило, голова кружилась, кровь стучала в висках. Девушка инстинктивно перекатывалась с живота на бок, стараясь занять наиболее удобное положение, и ждала, пока к ней вернутся силы. Ее одежда насквозь промокла. Фэй дрожала от холода. Она несколько раз попыталась подняться, но сил на это по-прежнему не хватало.
На секунду Фэй показалось, что она слышит невдалеке звук мотора, но в ушах у нее звенело, и она не могла полностью доверять своему слуху. В голове снова мелькнула мысль: наверно, она слышит то, чего на самом деле нет. От этой мысли ей стало еще хуже. Фэй не заметила, как сзади к ней кто-то быстро подошел, а еще через пару секунд этот кто-то обхватил ее за талию и поднял на руки. По всему телу Фэй разлилась боль, она непроизвольно вскрикнула, но дышать ей стало легче.
По крайней мере все, происходящее сейчас, — уж точно реальность, а не плод моего больного воображения, и это не может не радовать.
Спаситель Фэй подошел к белому пикапу, открыл дверь и уложил девушку на сиденье. Внезапно она почувствовала тошноту. Фэй попыталась сама переползти на другое место, но сильные мужские руки подняли ее так легко, как будто она — маленький ребенок.
Мужчина залез в пикап следом за Фэй и стал заводить мотор. Он то и дело задевал девушку локтем, но у нее не было сил отодвинуться хотя бы на пару сантиметров. Более того, несмотря на царапины, она испытывала удовольствие от прикосновений его горячего тела. Крупный град барабанил по крыше, пикап то и дело заносило в сторону на мокрой дороге, и Фэй, наверно, упала бы, если бы не ее спутник, придерживающий ее своими крепкими руками. От постоянной тряски девушке снова сделалось дурно, и, облокотившись на плечо мужчины, она закрыла глаза, стараясь справиться с головокружением.
— Помедленней, — еле слышно попросила Фэй.
— Смерч крутится почти над нами. Необходимо как можно быстрее добраться до дома.
Как только Фэй узнала голос своего спутника, она испытала очередной приступ слабости. Девушка машинально отпрянула от руки мужчины. Он же, как ни в чем не бывало, продолжил:
— Я, конечно, понимаю: тебя вполне устроит, если торнадо сейчас обрушится нам прямо на голову, но лично я предпочел бы умереть от старости.
Насмешка, прозвучавшая в его голосе, привела Фэй в чувство, и она наконец смогла сконцентрировать свой взгляд на его ухмыляющейся физиономии. Ей стало ужасно стыдно и обидно.
Рафферти! Чейз Рафферти! Этот человек всегда появляется там, где его ждут меньше всего. Для него не существует высоких заборов и закрытых дверей. И все эти долгие месяцы он бесцеремонно вторгался в мое личное пространство, не давая мне переносить страдания в одиночестве.
Фэй долго объясняла всем своим друзьям и знакомым: ей нужно время, она хочет побыть одна, она не желает никого видеть. Но Чейза это как будто не касалось. Он всегда находил повод для встречи. К тому же Чейз не имел привычки предупреждать о своем появлении. Самыми ужасными для Фэй были две недели после похорон. Чейз заходил к ней каждое утро часов в семь несколько дней подряд, стучал в дверь спальни и сообщал: трудовой день уже начался и рабочие на улице ждут указаний хозяйки. После этого он еще долго торчал в ее доме и ждал, пока она оденется и позавтракает. Чейз сразу замечал, когда Фэй мучилась от похмелья, и читал ей нотации, говорил, мол, женский алкоголизм неизлечим, и вообще это не выход — искать утешения на дне бутылки.
День на четвертый, когда Чейз снова разбудил Фэй ни свет ни заря, она рявкнула, мол, если он позволит себе сказать ей больше, чем «доброе утро», она за себя не отвечает. Это был последний раз, когда Фэй страдала похмельем. На следующее утро, когда Чейз опять решил навестить ее в семь часов, она уже была на улице и занималась делами, поэтому смогла избежать неприятного разговора.
Через пару недель Чейз начал звонить Фэй в полдень, спрашивая, идет ли она вечером на фермерское собрание, какие у нее планы на выходные и не хочет ли она поучаствовать в каком-нибудь местном мероприятии. Было совершенно ясно: всем этим он хочет сказать только одно: возвращайся к жизни! Она же перестала отвечать на его звонки и установила на телефон автоответчик, который говорил всем звонившим: оставьте меня в покое!
Через некоторое время Чейз стал предлагать Фэй сделку. Он уже давно искал участок земли, который можно было бы взять в аренду, у Фэй же земли было больше чем достаточно, потому что некоторое время назад она распродала почти половину своего скота, и теперь пастбища пустовали. Чейз намеревался помочь ей, арендовав свободный участок под выпас своего скота.
Услышав предложение Чейза, Фэй пришла в бешенство. Неужели она похожа на слабую, бесхарактерную девчонку, которая не в состоянии сама справиться со своими проблемами? Поначалу его предложение задело ее самолюбие, а потом стало подрывать ее уверенность в себе. Благодаря Чейзу Фэй начала чувствовать себя неудачницей. Но в конце концов она решила: Рафферти-Кинан — огромное ранчо, и человек, который управляет им, наверно, вполне отдает себе отчет в том, что делает, и уж точно не упустит выгоду. Может, стоит согласиться на его предложение?
И это тот самый Рафферти, который видел, как меня сбросила моя собственная лошадь. Рафферти, который поднял меня и отнес в пикап и который несется сейчас по дороге, надеясь избежать смерча.
Наверно, это наказание за мое поведение во время грозы, вполне заслуженное наказание, надо сказать. А самое ужасное, Чейз видел, как я намеренно искала смерти, и теперь у него есть отличный повод меня упрекнуть.
За последнее время Чейз настолько достал Фэй, что теперь она даже смотреть на него не могла. Ей хотелось задеть его так же сильно, как задевал ее он, хотелось сделать ему больно.
Интересно, у этого мужчины есть хоть какие-то слабые места, по которым можно было бы ударить? Иногда мне кажется, он абсолютно неуязвим.
Когда Фэй вспоминала прошлое, ей делалось смешно, ведь всего какой-то год назад она была по уши влюблена в Чейза! Тогда ее могла взволновать одна лишь только мысль о том, что вдруг она случайно его встретит, а когда он обращал на нее малейшее внимание, она просто с ума сходила от радости. У Чейза всегда было слишком много подружек, Фэй он воспринимал всего лишь как соседскую девчонку, которая к тому же и младше его на семь лет. Тогда ей казалось: она слишком юная и неопытная для такого мужчины. Фэй ужасно переживала, что однажды Чейз женится на одной из этих сногсшибательных красоток, и она будет постоянно встречать его с молодой женой в городе и в гостях у общих знакомых. Но пока он не спешил расставаться со своей свободой.
Странно, совсем недавно я мечтала о его любви.
Когда погибли ее братья, Фэй потеряла всякий интерес к Чейзу, как, впрочем, ко всему, чем она до сих пор увлекалась. Несмотря на то, что Чейз по-прежнему был потрясающе красив и оставался одним из самых завидных женихов Техаса, у Фэй словно выработался иммунитет к его привлекательности.
Фэй все еще тошнило от тряски в машине, и чем дольше они ехали, тем хуже ей становилось, но она бы скорей откусила себе язык, чем начала жаловаться. Фэй понимала: она не может допустить, чтобы ей стало плохо в присутствии Чейза, такого позора она точно не переживет. К тому же они, скорей всего, уже подъезжают к ее дому. Чейз свернул на ровную дорогу. Фэй моментально почувствовала себя значительно лучше. Вскоре впереди показался дом, потом замаячили остальные постройки. Чейз уверенно заехал в ворота ранчо Шеридан, так, как будто он делал это каждый день, повернул направо, проехал мимо каменного крыльца и резко затормозил у задней двери. Автомобильные колеса заскрежетали. Фэй пожалела машину. Девушка взглянула в окно и заметила: здесь дождь только слегка моросил, но ветер был очень сильный. Как только она открыла дверцу машины, ветер разметал ее волосы и моментально пробрался под все еще мокрую одежду. Фэй тут же замерзла. Она постаралась вылезти из машины сама, без помощи Чейза, но едва она коснулась ногой земли, он тут же подбежал и подхватил ее на руки.
Чейз с девушкой на руках вошел в темную прихожую и толкнул ногой дверь, чтобы та закрылась, затем крикнул:
— Марджи, ты еще здесь?
Его неожиданно громкий голос напугал Фэй, она вздрогнула и невольно крепче прижалась к его плечу.
— Нет, она уже давно ушла, опусти меня, пожалуйста, на землю.
Чейз никак не отреагировал на слова Фэй, он прошел по коридору, дошел до гостиной и только там уложил девушку на диван. Затем Чейз включил телевизор и стал переключать каналы, надеясь поймать прогноз погоды. Пока он стоял спиной к Фэй, она, пересиливая ужасное головокружение, поднялась на ноги. В висках у нее стучало, колени дрожали от слабости, но она все-таки смогла сделать несколько нетвердых шагов. Чейз наконец нашел репортаж о погоде и повернулся к Фэй.
— Сядь и дай мне посмотреть, где у тебя болит, — сухо произнес он и отвел ее обратно к дивану. — Как только мы узнаем, как обстоят дела с ураганом, сразу же поедем в больницу. Надеюсь, в районе Коултер-Сити все спокойно.
— Мне не нужна никакая больница.
— Я не спрашиваю тебя, нужна она тебе или нет. Ты бледная, как поганка, и еле ходишь! Такое впечатление, что тебе на днях стукнуло семьдесят лет. Вдобавок ко всему у тебя шишка на голове размером с яйцо! — Произнеся последние слова, Чейз коснулся головы Фэй руками. Его ладони оказались очень теплыми, почти горячими. Девушка почувствовала, как по ее коже побежали мурашки.
— Я в порядке, просто немного кружится голова, — как можно уверенней сказала Фэй. Ей хотелось убедить в этом в первую очередь саму себя и только потом Чейза. — Горячий душ, пакеты со льдом на места ушибов, два часа сна — и все будет отлично.
Он, ничего не ответив, снова поднял девушку на руки. Ее болезненный вздох заставил его немного подождать, прежде чем нести ее наверх.
— Я думаю, душ и сухая одежда тебе не помешают, но в больницу, как только закончится ураган, мы поедем обязательно.
Фэй поморщилась.
Конечно, если бы не Чейз, мне пришлось бы подниматься по лестнице самостоятельно, а это в моем нынешнем состоянии совсем не просто, но я терпеть не могу, когда ко мне относятся как к инвалиду.
Обычно в это время суток в доме еще светло, но сегодня из-за урагана стемнело очень быстро. Чейз остановился на лестнице, чтобы включить свет, перед тем как войти в спальню Фэй. Он прекрасно знал, где она находится, и все это благодаря Марджи, которая по утрам впускала его в дом и провожала прямо до дверей этой самой спальни. Оказавшись в комнате, Чейз сразу же направился к двери, ведущей в ванную. По-прежнему держа Фэй на руках, он дотянулся до выключателя и включил свет. Фэй ждала, когда он наконец опустит ее на пол и выйдет из комнаты.
Как только Чейз уйдет, я сразу же закроюсь на замок, наполню ванну, залезу в горячую воду и буду лежать там долго-долго.
Чейз усадил Фэй на край ванны, опустился перед ней на колени и стал снимать с нее ботинки. Несмотря на то, что он старался действовать как можно аккуратнее, девушка вскрикнула от боли.
— Хорошо, спасибо, — пробурчала она, когда Чейз отставил ее ботинки в сторону.
Он встал с колен и взглянул сверху вниз на Фэй. Она первый раз позволила себе посмотреть ему прямо в лицо.
У него просто потрясающие голубые глаза. Как я могла об этом забыть?
Чейз Рафферти высок и широкоплеч. Он привык к тяжелому физическому труду на ранчо. Он носит простую одежду: синие потертые джинсы и рубашку, рукава которой по привычке закатывает до локтей, выставляя на всеобщее обозрение рельефные мускулы на руках. Фэй в сотый раз подумала: Чейз не обладает красотой в классическом смысле этого слова. В его внешности есть нечто грубое, необузданное, почти звериное — эдакая животная грация и сила. Этот мужчина будет покорять женские сердца, даже когда ему исполнится девяносто, подумала она.
Слава богу, мне он уже совершенно безразличен, а значит, меня его привлекательность и его будущее нисколько не касаются.
— Дальше я справлюсь сама, ты можешь идти домой, — сказала Фэй.
— Я не собираюсь никуда идти до тех пор, пока не отвезу тебя в город. По-моему, гроза долго не продлится, смотри, как сильно сверкают молнии. Нужно сделать что-нибудь с твоей одеждой, ты насквозь промокла.
Чейз снова наклонился к ней, но она остановила его жестом.
— Я сама могу раздеться, — отрезала Фэй. — Если тебе нужно, можешь подождать меня за дверью, а сейчас, пожалуйста, выйди из ванной.
Чейз ее не послушал. Он по-прежнему склонялся над ней, поэтому она добавила:
— И посмотри за погодой, смерч начался совсем близко, он в любой момент может изменить курс и направиться в нашу сторону.
— Ты все еще очень бледная, — отметил Чейз и отошел от Фэй, собираясь наконец выполнить ее просьбу и оставить ее одну. — Я буду рядом, если тебе понадобится помощь.
Фэй очень хотелось ему нагрубить, но она сжала зубы и сдержалась.
В конце концов, он уже уходит.
— Ладно.
— Ладно, — передразнил он и пристально посмотрел на нее своими голубыми глазами.
Надеясь на то, что Фэй справится сама, Чейз двинулся к двери, но, едва открыв ее, остановился:
— Не закрывайся.
Его слова прозвучали слишком резко, почти как приказ. Фэй потеряла терпение.
— Не указывай мне в моем собственном доме, что я должна делать, а что нет. Я уж сама как-нибудь разберусь!
Едва уловимая улыбка мелькнула на губах Чейза, он вышел, тихо закрыв за собой дверь.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Фэй расстегнула джинсы, бросила их на пол рядом с ванной и в этот момент вспомнила про Билли. Раньше она никогда не забывала о своем любимце. Никогда. И никогда не подвергала его ненужному риску. Сегодня она сделала и то и другое, и теперь ее мучила совесть. Лошадь, наверно, потеряла доверие к ней, и все из-за ее глупости. Самое ужасное, что Фэй до сих пор не знала, вернулся ли Билли в конюшню или до сих пор бегает где-то под дождем.
Ведь его может ударить молнией!
Фэй ужасно на себя разозлилась. Она слегка приоткрыла дверь и через маленькую щелку выглянула в спальню. Чейз стоял у окна спиной к ней и наблюдал за погодой. Ураган все усиливался, окна были залиты дождем. Чейз разговаривал по телефону, но Фэй не могла слышать, о чем именно он говорит. Когда он закончил, она крикнула ему:
— Ты не подашь мне телефон, мне нужно срочно позвонить Райли.
Чейз повернулся к Фэй.
— Я ему уже позвонил. Он просил передать тебе, чтобы ты не беспокоилась насчет лошади. Ее заметили возле ранчо и отвели в конюшню.
— Значит, с Билли все в порядке?
— Ну, по крайней мере так сказал Райли.
Чейз решил не передавать Фэй, каким именно голосом Райли это сказал, а голос его был очень сердитым, как будто он желал пристыдить хозяйку за ее опрометчивое поведение. Тем не менее Фэй сразу поняла: Чейз что-то недоговаривает, и ее чувство вины усилилось. Она решила быстро сменить тему разговора, но Чейз ее опередил.
— Если ураган в ближайшее время не закончится, пойди на кухню и выпей кофе, только обязательно горячего. Я знаю, Марджи всегда оставляет полный термос, — проговорил он.
Фэй ничего ему не ответила.
Я не прочь бы и пообедать, но пока говорить об этом рано. Надеюсь, Чейз не рассчитывает на горячую еду, мне очень не хочется трапезничать с ним. Быстрей бы он ушел!
Внезапно она вспомнила: ведь он тоже промок.
— В ванной внизу есть полотенце и сухие футболки, ты в них, наверно, влезешь. Если хочешь, можешь воспользоваться феном.
Фэй закрыла дверь, сняла футболку и, подойдя к зеркалу, уставилась на свое отражение. На ее плечах, на бедрах, на руках были багровые царапины. Она и раньше частенько падала и ударялась, поэтому сейчас не особо беспокоилась о последствиях, хотя и знала: завтра боль от ушибов станет гораздо сильнее. Сейчас ее мучили не ушибы, а боль в мышцах и головная боль, которая, кажется, и не собирается прекращаться.
Фэй осторожно залезла в ванну и задернула шторку. Дрожащими руками она принялась крутить краны, пытаясь отрегулировать воду так, чтобы она стала нужной температуры. Из-за боли в руках и плечах намыливаться было очень неудобно. Вымыв голову, Фэй постояла под душем еще несколько минут. Горячая вода успокаивающе действовала на ее ноющие мышцы.
Сначала, когда Фэй только оказалась в ванной, она собиралась полежать в воде, но ей пришлось оставить эту идею из-за головокружения. Она закрыла кран и потянулась за полотенцем. Как смогла, Фэй вытерла голову, стараясь не задевать болезненные места, потом закуталась в махровый халат и пошла в спальню. Чейза в комнате не оказалось. Она подошла к окну. На улице было неестественно темно. Ураганный ветер раскачивал деревья, град вовсю стучал по крыше и по стеклу.
Фэй не хотелось одеваться, но она не могла позволить себе оставаться в халате, пока Чейз находится где-то в доме. Фэй открыла шкафчик и достала сухую одежду. Она надела чистое белье, джинсы и, чтобы скрыть отсутствие лифчика, который она вряд ли сейчас смогла бы застегнуть, просторную футболку. Ее руки слишком сильно болели. Одевшись, Фэй почувствовала невероятную усталость.
Странно, когда же я успела так устать? Виной тому, наверно, даже не мое падение с лошади, а те сильные эмоции, которые я пережила во время грозы. Может, мне станет лучше, если я, например, высушу голову?
Фэй потянулась за феном и, достав его с полки, двинулась обратно в ванную.
Все-таки хорошо, что в последнее время я ношу короткую стрижку, в моем нынешнем состоянии сушить длинные волосы было бы гораздо труднее.
Когда Фэй наконец закончила приводить себя в порядок, она снова подошла к окну и увидела: ураган заметно поутих. Для нее это означало только одно: совсем скоро ей удастся избавиться от Чейза. Удивительно, но эта мысль почему-то не принесла ей ни малейшего удовлетворения. Напротив, Фэй ощутила какое-то странное разочарование.
Ей вдруг стало невыносимо одиноко, она снова вспомнила голоса братьев, которые слышала во время грозы. Она по-прежнему не понимала, что с ней тогда произошло, но ей хотелось снова хотя бы ненадолго услышать их, почувствовать связь с родными ей людьми.
Фэй вышла из ванной и, увидев Чейза, отдыхающего в кресле, стоящем рядом с ее кроватью, ощутила, как по ее телу разливается тепло. Его поза была очень естественной. Казалось, он сидит так уже много часов и почти заснул. Фэй замерла.
Хм… Как-то непривычно и в то же время приятно видеть его сидящим в моей комнате, в моем любимом кресле.
Год назад она была бы вне себя от радости, если…
Чейз встал.
— Все в порядке? — спросил он.
Фэй почувствовала, как обида комком подступает к ее горлу.
Нет, ничего не в порядке! И уже очень давно! И, скорее всего, никогда в порядке не будет!
Внимание Чейза, его вопрос, его присутствие в ее доме только усилили это чувство безнадежности.
Фэй понимала: она слишком болезненно реагирует на слова Чейза. Усталость, тяжесть пережитых эмоций и чувство вины слились воедино и сделали ее злой и раздражительной.
Если бы он ушел, она бы чем-нибудь быстренько поужинала и пораньше легла спать.
— Да, все в порядке, — больше не в силах скрывать свое негодование, выдавила Фэй.
Какое-то время Чейз пристально смотрел ей в глаза, потом перевел взгляд на ее голову и принялся разглядывать шишку, как будто в ней хотел найти причину ее плохого настроения, затем опустил глаза на ее исцарапанное плечо, взглянул на талию и грудь. Она покраснела. Собственная реакция на внимание Чейза только еще больше ее разозлила.
— Я не собираюсь в город, — прошипела Фэй.
Он многозначительно кивнул.
— То есть хочешь сказать, ты хорошо себя чувствуешь, у тебя много сил и ты вполне можешь обойтись без больницы, да?
— Именно так.
Она прошлась по комнате, вышла в коридор и направилась к лестнице, изо всех сил стараясь двигаться плавно, но как она ни старалась, дрожь в коленях и ноющая боль делали ее походку шаткой и неуверенной. Она все же радовалась тому, что по меньшей мере может идти, и тому, что природа наградила ее выносливостью.
— Да, вполне вероятно, твоя сила пригодится тебе для осуществления твоего грандиозного плана, — прокомментировал за ее спиной Чейз, и Фэй, не отдавая себе в этом отчета, попалась на его удочку.
— О чем ты говоришь? Какого еще плана?
— Ну, ты же мечтаешь загнать себя в могилу.
Его резкие слова заставили ее потерять равновесие и споткнуться. Она схватилась за стену. Внезапный приступ боли сковал ее мышцы, но, прежде чем она упала, Чейз успел поддержать ее за талию.
— Черт возьми, Фэй, по-моему, тебе очень больно!
Конечно же, больно!
У нее на глазах выступили слезы, она закусила губу и теперь ждала, пока боль немного поутихнет. Когда ей стало заметно легче и ее щеки порозовели, Чейз насмешливо произнес:
— Уж не знаю, хорошо это для тебя или нет, но когда пытаешься загнать себя в могилу, самое неприятное, с чем приходится сталкиваться, — это боль. Вот для того, чтобы ее терпеть, тебе и понадобится сила.
Фэй озадаченно хмыкнула.
— Я не пытаюсь загнать себя… в могилу…
— Рад слышать, ты ведь еще такая молодая и вообще… думаю, твоим братьям это бы не понравилось.
При упоминании о братьях она почти физически ощутила новый прилив гнева.
— Да как ты смеешь! — Фэй выпрямилась, стараясь смотреть Чейзу прямо в глаза. — Как ты смеешь говорить мне, что понравилось бы, а что не понравилось моим братьям?! — В этот момент в ее голове снова зазвучали голоса Тая и Троя.
Фэй, пожалуйста, уходи, не делай этого! Чейз ведь мог сказать все, что угодно. Почему же он сказал именно это?

Чейз смотрел в голубые, лишь немного темней, чем его собственные, глаза Фэй. Он был доволен. Пусть лучше ее гнев выходит наружу, чем копится внутри. Лучше пусть Фэй орет на окружающих, чем совершает безумные поступки, как, например, сегодня. Кроме того, Чейз заметил, как она красива, когда злится. Гнев прогонял грусть и скуку из ее глаз и возвращал в них живой блеск. Но все же Чейз не хотел, чтобы она его ненавидела.
— Я приношу извинения, Фэй, — сказал он, искренне желая заслужить ее прощение. — Поверь, я не хотел тебя задеть и снова напомнить об утрате, о которой ты и без того прекрасно помнишь. — Он пытался поймать ее взгляд, надеясь, что она усмирит свой гнев, который он сам намеренно спровоцировал, и послушает его. — Я хотел просто немного привести тебя в чувства и заставить думать. То, что ты сегодня вытворяла, совершенно на тебя не похоже.
Чейз увидел, как на глазах у Фэй выступили слезы, когда он заговорил про Троя и Тая. Ему было невыносимо ее жалко, он понимал: горечь утраты постоянно живет в ее сердце. Конечно, она очень сильная, раз до сих пор совершенно одна сносит все эти страдания, но нельзя так долго страдать и обвинять себя во всех смертных грехах. Фэй слишком молода, чтобы полностью отрезать себя от мира и остаться один на один со своим горем.
Внезапно она шагнула вперед и взяла Чейза за руку.
— Пойдем поужинаем. Марджи всегда оставляет еды больше, чем достаточно. На двоих там точно хватит. — Ее голос был тихим и слегка хрипловатым.
Напряжение, которое все это время испытывал Чейз, постепенно его оставляло.
— Спасибо, — поблагодарил он.
Фэй отвернулась. Предложение поужинать означало только одно: она простила Чейзу то, что он, желая до нее достучаться, заговорил о ее братьях. Или, возможно, она таким образом просто благодарит его за сегодняшнюю помощь?
Фэй по-прежнему старалась идти прямо, периодически отодвигая руку Чейза от своей талии.
Да, я пригласила его поужинать со мной, но, как бы там ни было, новых нравоучений я не потерплю.
Чейз, в общем-то, и не собирался больше говорить ей ничего из того, что могло бы вывести ее из себя, он и так позволил себе сегодня слишком много.
Однако довольно забавно: когда я сказал именно те слова, после которых она вполне могла бы меня выгнать, она, напротив, Пригласила меня на ужин.
Чейз до сих пор не понимал, почему он с упорством, достойным гораздо лучшего применения, продолжает совать свой нос в жизнь Фэй, в то время как она, кажется, принимает его заботу без особенного энтузиазма и, больше того, постоянно на него злится за проявленное внимание.
Начиналось все просто как соседская забота, но теперь это вообще непонятно что! Может быть, не у одной Фэй проблемы? Может, и мне стоит получше присмотреться к своей жизни и понять, чего же мне не хватает?

Они наконец пришли на кухню. Чейз сразу же принялся доставать из духовки сковородки и кастрюли с еще не успевшей остыть едой. Как и предполагала Фэй, Марджи приготовила намного больше, чем может съесть один человек. Сегодня это был огромный кусок запеченного мяса и феттучини в сливочном соусе. В дополнение к ним в холодильнике стояли два салата: острый и фруктовый.
Пока Фэй доставала из шкафа таблетки от головной боли, Чейз нашел термос и чашки и разлил кофе. Он никогда не казался Фэй особенно домовитым, поэтому ей было очень интересно наблюдать, как он справляется с делами на кухне. А справлялся он весьма неплохо. Фэй села, поставила локти на стол и положила подбородок на сложенные кисти. Ей было невероятно больно двигаться, но, несмотря на физическую слабость, она ощущала странное облегчение, как будто внутри нее прорвалась огромная плотина и все ее мучения стремительным потоком вылились наружу.
— Я бы мог помочь тебе сесть, — сказал Чейз, закончив наливать кофе и усевшись за стол.
— Большую часть своей жизни я садилась без чьей-либо помощи, — ответила Фэй, раскладывая на коленях салфетку.
Он ничего не ответил, только отрезал огромный кусок мяса и положил его ей на тарелку. Она промямлила «спасибо» и приступила к еде. Только теперь она почувствовала, насколько проголодалась, и чем больше она ела, тем легче ей становилось.
Они ели молча. У людей, у которых на счету каждая минута, нет времени на разговоры за обедом, к тому же их работа требует очень много физических сил и энергии, поэтому за столом они предпочитают концентрироваться на еде, а не на пустой болтовне. Разговор ожидался после ужина. Фэй расслабилась и теперь чувствовала себя гораздо лучше, но в то же время старалась не терять бдительность. Разговор, начатый еще в спальне, по всей видимости, должен был продолжиться. Ожидание раздражало Фэй.
Вряд ли сейчас мы станем беседовать на какую-нибудь другую тему. Скорей всего Чейз продолжит допекать меня предложениями съездить в больницу.
Фэй больше не злилась на Чейза, и ей было даже приятно, что он сейчас сидит с ней за одним столом. Ей до смерти надоело ужинать в одиночестве, впрочем, она довольно редко ела за столом на кухне. Обычно Фэй ставила еду на поднос и относила ее наверх, в свою комнату. Она до сих пор не могла спокойно смотреть на пустые стулья мальчиков. Сегодня же, несмотря на происшедшее на холме, ей нравилось ужинать здесь. Она по-прежнему смотрела на места Тая и Троя, но при этом не ощущала такой резкой душевной боли, как раньше. Было ли это оттого, что кто-то ужинал вместе с ней, или оттого, что этим «кто-то» был именно Чейз?
— У тебя появился румянец на щеках, — сказал он, ставя на стол чашки с кофе.
Фэй отодвинула тарелку и потянулась за своей чашкой.
— Ну, я же поела. Оказывается, я успела очень проголодаться.
— У тебя здоровый аппетит, это хороший знак.
— Да перестань ты уже искать знаки! У меня всего лишь несколько царапин, шишка на лбу и немного потянуты мышцы. С кем не бывает?
— Ты можешь попросить кого-нибудь остаться с тобой на ночь?
— Я не нуждаюсь в сиделке.
— Ты повредила голову, это не шутки.
— Со мной все будет нормально.
Она старалась говорить как можно мягче, но это давалось ей нелегко. Теперь, когда ее отношения с Чейзом начали налаживаться, она поймала себя на мысли, что совсем не знает, как себя вести, как разговаривать с ним без прежнего сарказма и колкостей.
— Сможешь сама разобрать себе постель?
Вопрос означал одно: он собирается уходить, но Фэй почему-то больше не хотелось его отпускать. Напротив, она надеялась, что он побудет еще какое-то время.
— Я собираюсь немного посмотреть телевизор, может, даже засну в гостиной, на кресле. Мне в нем даже удобнее, чем на кровати.
Вот так! Я вполне могу говорить с ним вежливо!
Но когда Чейз продолжил, Фэй поняла: все-таки не стоило менять гнев на милость, ее дружелюбный тон дал ему надежду. Он решил, будто можно продолжать настаивать на своем.
— И все-таки мне бы не хотелось оставлять тебя одну. Тебе может стать плохо, и некого будет позвать на помощь.
— Не понадобится мне никакая помощь! Я сама со всем справлюсь! Я знаю, как действовать в подобных ситуациях.
— Знать и суметь сделать — две большие разницы, — проговорил Чейз. — Я уберусь на кухне.
Он встал и начал собирать тарелки, прежде чем Фэй смогла ему хоть что-то возразить. Он принялся загружать их в посудомоечную машину, и Фэй отметила про себя, что он справляется весьма неплохо. Хотя, в общем, это всего лишь машина, вряд ли руками он бы мыл посуду так же охотно. Тай и Трой, например, из всех дел на кухне признавали только работу с посудомоечной машиной, они заявляли, мол, такая работа хотя бы частично похожа на мужскую.
На сей раз воспоминания о Тае и Трое не причинили Фэй прежней, уже привычной боли, и это снова всколыхнуло в ней чувство вины. Она настолько погрузилась в собственные мысли, что не заметила, как Чейз убрал со стола, и не расслышала толком его вопрос.
— Ты засыпаешь?
— Я в порядке, — ответила Фэй на автомате.
— Я спросил, ты засыпаешь? Да, нет?
— Нет.
На самом деле она впала в то свое обычное состояние, в котором после смерти братьев могла пребывать часами. К счастью, Чейз этого не заметил.
— Давай посмотрим, можешь ли ты сама идти.
Фэй попыталась приподняться, держась за край стола, но боль в мышцах не позволила ей встать, и она плюхнулась обратно на стул. Фэй сделала еще одну попытку, но опять безрезультатно. Тогда Чейз, аккуратно придерживая ее за талию, помог ей подняться.
— Я видел, у тебя в ванной есть мазь от ушибов, ты пока помажь свои синяки, только постарайся не попасть на царапины, а я отгоню машину и принесу тебе пакет со льдом.
Фэй ничего не ответила. Она пыталась привыкнуть к боли, снова сковавшей ее тело.
Зря я встала, надо было еще немного посидеть, может, тогда мне стало бы легче.
Фэй решила: скорей всего боль немного утихнет, если она пройдется, поэтому она повернулась и медленными неуверенными шагами направилась из кухни в коридор. Когда Фэй дошла до ванной, она двигалась уже гораздо свободней, тем не менее ей нелегко было снять с себя джинсы и рубашку и намазать мазью синяки и ушибы. Наконец Фэй закончила, оделась и пошла в гостиную. Телевизор все еще работал, видимо, Чейз забыл его выключить. Надеясь еще немного разработать мышцы, она сделала пару кругов по комнате и села на одно из раскладных кресел, предварительно постаравшись опустить его спинку как можно ниже. Вскоре вернулся Чейз, он принес термос с кофе, чашки и пакет со льдом. Фэй заметила, что у него на плечах и в волосах блестят капельки воды.
— Недалеко от дома ветром сломало несколько маленьких деревьев. Вот, пожалуй, и весь ущерб, причиненный ураганом твоему ранчо, — сообщил он.
Чейз протянул ей чашку кофе и пакет со льдом, потом взял свою чашку и удобно устроился в соседнем кресле.
Фэй грустно улыбнулась Трудно себе даже представить, сколько на свете женщин, которые мечтали бы сейчас оказаться на ее месте.
В конце концов, подобные мысли гораздо приятнее постоянной борьбы с Чейзом и желания от него избавиться. Они по крайней мере отнимают намного меньше энергии.
Да и вообще, это было бы с моей стороны весьма глупо и неосмотрительно — отправить Чейза домой в такую погоду, когда ураган может застать его на полпути, прежде чем он успеет добраться до своего ранчо. Конечно, мы оба за свою жизнь видели далеко не один шторм и привыкли к опасностям, но зачем подвергать Чейза совершенно бессмысленному риску?
Более того, Фэй было приятно, что она сейчас не одна сидит в своей гостиной. К тому же Чейз, несмотря на ее недружелюбное, а порой и просто возмутительное поведение, похоже, на нее не обижается и даже привык к ее отвратительному настроению. И теперь, когда он больше не докучал Фэй своими нотациями, она для себя решила: ее вполне устраивает его присутствие. Они молчали, но молчание это не было тягостным. Фэй успокоилась и наконец-то, впервые за долгое время, смогла полностью расслабиться.
Чейз взял с дивана пульт и включил местный канал. Вечернее телешоу прервалось сообщением об урагане. Чейз протянул пульт Фэй, но она махнула рукой, давая ему понять: ей сейчас совершенно все равно, что смотреть.
Фэй утопала в мягком кресле. Она чувствовала, как усталость берет свое. После сытной еды, горячего кофе, снимающей воспаление и отеки мази и таблеток боль заметно притупилась. Фэй переменила положение на еще более удобное и вскоре почувствовала, как ее веки тяжелеют. Ее стало клонить в сон. Давно забытое чувство блаженства окутало Фэй, и она сама не заметила, как заснула.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

На следующее утро сквозь сон Фэй услышала, как кто-то гремит на кухне посудой. Ее первой мыслью было, что это Марджи расставляет тарелки и чашки. Когда же Фэй открыла глаза, она поняла: она всю ночь спала в гостиной на кресле и именно поэтому теперь так отчетливо слышит звуки, раздающиеся с кухни.
В комнате негромко работал телевизор, наполняя пространство приятным гулом голосов. Шла какая-то утренняя передача. Надеясь поспать еще немного, Фэй натянула на себя мягкий шерстяной плед, которым были укрыты ее ноги, но вскоре все равно окончательно проснулась. Она сразу же почувствовала вчерашнюю боль в теле.
Когда Фэй наклонилась, стараясь нащупать рукой рычаг, поднимающий спинку кресла, у нее резко заболела голова. Соседнее кресло оказалось пустым. Девушка не ожидала, что отсутствие Чейза так ее расстроит, на секунду ей даже показалось, будто боль усилилась.
Начинался очередной день, такой же длинный и серый, как и все предыдущие, этот день опять необходимо чем-то занять, лишь бы не думать о Тае и Трое. Плюс ко всему мышцы ужасно ноют, а значит, справляться с трудной работой будет гораздо тяжелее, чем обычно. Фэй привстала с кресла и попыталась медленно выпрямиться. Внезапно она почувствовала ужасную пустоту внутри, ей стало так жалко себя, что к глазам подступили непрошеные слезы.
Фэй уже несколько месяцев не просыпалась в подобном настроении. Кажется, ее крепкие нервы не выдержали и теперь потихонечку начинают сдавать. Она стиснула зубы, стараясь не разрыдаться, и заставила себя дойти до ванной. Поскольку руки Фэй все еще плохо ее слушались, она, когда умывалась, налила на пол целую лужу воды. Фэй ощущала неотвратимое приближение депрессии, которой она так упорно сопротивлялась все это время. Усилием воли девушка попыталась подавить чувство жалости к себе. Она не должна поддаваться плохому настроению, она сильная и сможет держать себя в руках. Но, казалось, разум больше не желает ей подчиняться. Фэй охватила незнакомая ранее паника. Она больше ни минуты не могла находиться в замкнутом пространстве ванной комнаты, поэтому вышла в гостиную, но странное чувство страха и там не желало ее покидать.
Что со мной происходит? Никогда раньше ничего подобного не было!
Трясущимися руками Фэй вытащила из ящика с обувью пару сандалий, кинула их на пол и всунула в них ноги. Необъяснимое чувство тревоги повлекло ее к задней двери, выходящей на крыльцо. Оказавшись на улице, девушка двинулась по пыльным камням садовой дорожки, усыпанной листьями и ветками деревьев.
Фэй совершенно потеряла контроль над собой. Пару месяцев назад или даже вчера она скорей всего смогла бы справиться со своим страхом, но сегодня он душил ее, и она не способна была ничего с этим сделать. Фэй подошла к краю дорожки и шагнула на газон, который тянулся вдоль стены дома. Она не хотела, чтобы кто-то увидел ее в таком состоянии, поэтому она решила пройти по газону за угол дома и там остановиться, сделать несколько глубоких вдохов и постараться прийти в себя. Фэй прошла десять метров и увидела пикап Чейза, припаркованный у главного входа.
Чейз вернулся? Нет, судя по тому, что позади машины нет свежей колеи, пикап простоял здесь всю ночь. Значит, Чейз до сих пор здесь!
При этой мысли вместо привычного раздражения Фэй почувствовала, как ощущение потери притупляется, а страх уходит.
Облегчение было столь же внезапным и странным, как и предшествующая ему паника.
Может, я схожу с ума? Нет, невозможно!
От этой мысли ее отвлек Чейз собственной персоной. Он окликнул ее низким голосом.
— Ты что там делаешь? — спросил он.
Фэй обернулась и поняла: все это время Чейз шел за ней. Он спал всю ночь в одежде, но при этом совершенно не выглядел помятым. Его темные волосы красиво поблескивали на утреннем солнце, на его щеках и подбородке появилась небольшая щетина, которая делала его немного похожим на бандита, но одновременно придавала ему мужественности. Наверно, ему приходится бриться даже чаще, чем один раз в день, подумала Фэй. Ей всегда очень нравилось, что Чейз следит за собой и практически всегда гладко выбрит. Он поймал ее взгляд, и она, посмотрев в его голубые глаза, сразу почувствовала, как по ее телу разливается приятное тепло и страх полностью проходит.
— Мне просто хотелось немного подышать свежим воздухом, — ответила Фэй.
Чейз кивнул. Ее ответ его вполне устроил. В голосе девушки не слышалось тревоги.
— Марджи просила передать: она оставила пирог в микроволновке, — сказал он, когда они шли по мощеной каменной дорожке к крыльцу. — И еще… Говорю это просто так, чтобы ты знала. Марджи не в восторге от моей ночевки в твоем доме.
Зная Марджи, Фэй совершенно не сочла это странным. Она до сих пор удивлялась и не могла понять, как это Марджи в один прекрасный день позволила Чейзу подняться наверх, больше того — барабанить в дверь спальни и будить ее хозяйку. Хотя скорей всего домработница в тот момент подслушивала и наверняка знает: Фэй так и не впустила Чейза в комнату.
— Ну, ты тем не менее все же переночевал в моем доме, и это уже никак не исправишь. А что именно Марджи сказала?
— Она беспокоится, что некоторые соседи и работники ранчо могут не то подумать.
— Откуда им знать о твоей ночевке у меня дома? Ты же оставил пикап у самых дверей, вряд ли он мог кому-то попасться на глаза.
Чейз тряхнул головой.
— Когда ты заснула, начался новый ураган, гораздо сильнее прежнего. Я думал, ты проснешься. Ветер ревел с невероятной громкостью. Потом на улице поутихло, а Райли как раз в это время объезжал территорию. Он увидел мою машину перед твоим домом и решил зайти. Он, естественно, был примерно так же рад мне, как обычно ты радуешься моему приходу по утрам. А сегодня Марджи пришла сюда раньше, чем обычно. Ну, по крайней мере, она так сказала. Должно быть, Райли ей позвонил.
Вся эта история почему-то очень развеселила Фэй. Она хотела было сказать: мол, происшедшее — результат того, что кто-то очень любит совать везде свой любопытный нос, но она прекрасно понимала: без Чейза она бы никак вчера не справилась. Поэтому Фэй всего лишь пробормотала:
— Да, ведь недаром говорят: инициатива наказуема.
Страницы:

1 2 3 4





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • AliSSka о книге: Елена Звездная - Город драконов
    Понравилось, наверное уже больше в тошнотном сравнении от всего того, что выходит в последнее время, но Звездная себе не изменяет. Люблю, когда ждут адекватства от ГГ, а она женщина
    Просто, легко, цепляюще.

  • elent о книге: Екатерина Бакулина - Сбежавшая принцесса [Ты будешь моим мужем!]
    Чудесная история. И опять в центре внимания переживания девушки, а не наворот событий. Может, Унар получился слишком уж хорошим, да и слабо верится, что сестру принц Сигваль доверил охранять всего одному человеку, но все равно, замечательно.

  • zommer о книге: Андрей Рубанов - Финист – ясный сокол
    Несмотря на фольклорную закваску, роман читается с интересом. Интересны и необычны герои, населяющие все три мира, их обычаи и уклад удивительны. Если сравнивать с похожими книгами, то приходит на ум мир Волкодава Марии Семеновой.

  • Kira18 о книге: Ольга Романовская - Мышка в академии магии
    Как говорила автор, будет второй том, но кому не нужно любви и открытия великих тайн, можно прочитать эту книгу как однотомник. Я все же решила дождаться завершения серии.
    Дополнительно хочется отметить, что пара книг из последних меня разочаровали. Обижать автора не хочется, поэтому буду просто считать, что не мое. Но вопрос с дальнейшей покупкой ее произведений пока открыт...

  • Kira18 о книге: Кристина Леола - Честная сделка
    Насколько помню, книга показалась довольно приятной.Любви, конечно, как таковой здесь не слишком много, но конец довольно милый. А вот идея с домом понравилась

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.