Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54248
Книг: 133201
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Скользящая во снах»

    
размер шрифта:AAA

Скользящая во снах
Ника Ерш

Глава 1
В которой Агата покидает родные места
Агата
...Я снова падаю. На этот раз подняться сил не хватает, приходится ползти. Царапая голые руки о мёрзлую землю, до боли прикусываю потрескавшиеся губы и подтягиваю своё уставшее тело вперед. Сил не осталось даже на слёзы, и только одна мысль бьется в голове: "Не останавливайся!". Всем своим существом я стремлюсь дальше, но усталость одолевает меня...
- Агата! - крик матери заставляет меня очнуться. - Не сдавайся!
Чувствую, как внутри зарождаются новые силы. Мама! Как бы мне хотелось увидеть ее... Тело трясет мелкая дрожь, но я, упираясь руками в каменистую землю, рывком поднимаюсь и делаю глубокий вдох. Холодный воздух обжигает мои лёгкие, кашель с жуткими каркающими звуками прорывается наружу. Надежда подпитывает меня, не дает окончательно пасть духом, и я снова делаю рывок. Бегу почти вслепую на ее голос, глаза застилает пелена. Во рту абсолютно сухо, дыхание сбивается. Чувствую, что она уже близко, и глупейшая улыбка невольно появляется на моем лице. Еще совсем немного... Но вот новый шаг, и проклятые ноги снова подводят! Мир вокруг медленно наклоняется вбок, эхо разносит по лесу мой хриплый выкрик: "Мама...".
Последнее, что вижу - желтые глаза, наблюдающие за мной из темноты. Мгновение боли, затем блаженная пустота поглощает меня полностью...
Резко дернувшись на кровати, я, наконец, просыпаюсь и тут же накрываюсь одеялом с головой. Солнце уже встало и заглядывает прямо в мое окно, раздражая неимоверно.
- Проснулась, Гатька?
Я делаю вид, что не слышу бабулю и, продолжая изображать спящую, старательно зажмуриваю глаза.
- Вставай, лентяйка! Сегодня луна идет на спад, Хаим приедет, а у тебя дела не переделаны, - бабуля одним движением сдёргивает с меня одеяло и треплет за плечо. - Давай-ка, милка, поднимайся!
- Еще немного... - я пытаюсь накрыть голову подушкой, но и ее немилосердно отбирают.
- У тебя две минуты, Гатька! Делов много. Хлеб на столе, молоко в бадейке: для тебя и Кролика. Я в лес пошла, скоро вернусь.
Вытянувшись на кровати во весь рост, я потянулась и сладко зевнула. Хлопнула дверь - бабуля ушла, и я решила еще немного полежать. Но не тут-то было: Кролик с разбегу прыгнула мне на грудь и стала перебирать на моем животе своими лапищами. Скинув наглую кошку на пол и обреченно вздохнув, встала.
До отвалу наевшись хлеба с земляничным вареньем и запив всё это дело хорошим количеством парного молока, я отправилась во двор. Кролик, опередив меня, уже была там, сидела на скамейке и намывала свою наглую полосатую моську. Следующий час я занималась делами: кормила кур, чистила у козы, таскала воду в бочки на огороде, чуток задержалась у грядок с клубникой... Потом смыла с себя грязь и, забравшись на забор, уставилась вдаль в ожидании Хаима. Просидев так несколько минут, которые показались мне вечностью, я заскучала.
От нечего делать стала припоминать последний свой сон. Снилась мама. Удивительно то, что во сне я точно знала, как она выглядит, узнавала ее голос, полный грусти и тревоги, но стоило проснуться и всё - не могу вспомнить даже цвет ее волос. Так же было и с отцом.
Недавно мне исполнилось десять, и сны стали ярче. Теперь я видела не только наше болото и окружающий его лес, но и близлежащие селения, города, реки. Стоило прикрыть глаза и отдаться во власть дрёмы, как моё сознание тут же уносилось прочь, не испросив разрешения. Я смирилась с этим своим даром, а вот бабуля называла мои способности драконьим проклятьем и ждала от них много бед.
Тоскливо оглядев дворик, я спрыгнула с забора и, сморщившись, потерла отсиженное место. Хаима по-прежнему не было, бабули тоже, Магалыч - мой старый учитель - должен был прибыть только послезавтра. Скукота. Снова осмотревшись, остановила взгляд на Кролике:
- Кис, кис, кис, а ну-ка иди к мамочке... - запричитала я и стала подкрадываться к кошке. Кролик приоткрыла глаза и с интересом уставилась на меня. За шаг до кошки я резко пригнулась и схватила ее, но это нехорошее животное успело извернуться и, цапнув меня за палец, кинулось куда-то за дом. Взвыв от боли, с боевым кличем бросилась за кошкой. И вдруг в глазах всё поплыло, резко остановившись, я начала усиленно моргать и щуриться. В следующее мгновение свело руки, и ужасная боль пронзила грудь. Я резко выдохнула и упала на землю. Не было сил даже шевельнуться, теперь свело и ноги.
- Гатька! - судя по звукам, ко мне бежала бабушка. - Что, милка, что такое?
- Больно... Так больно... - я закашлялась, захлёбываясь кровью, стало нечем дышать. Испуганно открыв рот, уставилась в чистое небо, чувствуя, как прощаюсь с сознанием. В следующий миг моё тело выгнулось дугой от жуткой боли, словно кто-то резанул грудь изнутри. Слёзы градом полились из моих глаз, меня затрясло. Бабушкины руки резко опустились мне на плечи, вжимая в землю; её губы коснулись моего уха, громом разнёсся в голове шёпот: - «Эссэне моранэ диэл», и наступила блаженная темнота.
Сновидений не было, но приходила я в себя очень тяжело. Открыв глаза, сразу попыталась приподнять руку, чтобы от души потереть зудевшие веки, по ощущениям - они были полны песка. Но, оказалось, сил во мне совсем не осталось: рука, так и не достигнув цели, безвольно упала назад. Никогда не чувствовала себя такой слабой.
- Гатька, ну как ты? - надо мной возникло обеспокоенное лицо Хески. - Всё еще больно? Может, снова усыпить тебя?
- Не... - прохрипела я и зажмурилась.
- Сейчас водички принесу, - шорох её шагов. Спустя девять ударов моего сердца, передо мной возникла сухощавая рука с кувшином. Выпив целую кружку воды, я почувствовала себя немного лучше:
- Бабушка, в глазах песок, - мой голос просто не узнать, он похож на скрип нашей кухонной дверцы, - чешется сильно и щипит.
- Сейчас, милка, погоди.
Снова я осталась одна в комнате, Хеска сбежала в горницу и стала перебирать свои заготовки, громко обсуждая с собой, что же именно мне подойдет. Затем послышался звон посуды - это значит, бабуля определилась и запаривает мне нужную, по ее мнению, травку. Несколько лет назад я просила ее научить меня тому, что она умеет, но Хеска сказала: пока я не определюсь с даром, духи земли и воды не услышат меня.
- Пей, Гатька, а это вот на глаза сейчас положу, всё и пройдет. Ох, что ж это будет, где этого нерадивого бражника-то носит? Дурья Хаимова башка! Остолоп никчемный...
Так, причитая, Хеска снова удалилась в горницу и там тяжело осела на старый топчан, громко бубня что-то о судьбе, сироте при живых родителях, и триклятых драконах, чтоб им...
Я лежала, прислушиваясь к своим ощущениям. Слабость по-прежнему давила, но боль стала медленно отступать: жжение из глаз ушло, и горло больше не горело огнем. Внезапно что-то привлекло мое внимание. Какие-то звуки совсем рядом, я прислушалась - будто ветер шумит. Нет, не шумит... шепчет:
- Агааатааа... найдиии егоо... сейщаааас...
Резко распахнув глаза, я скинула с себя примочки и закрутила головой:
- Баааа!!! Хескааа!
Дверь распахнулась, бабуля вбежала в комнату с какой-то палкой в руках:
- Что? Кто??? - Хеска приблизилась ко мне, посекундно озираясь и выставив перед собой печную кочергу.
- Кто-то шептал мне, ба. Кто-то прямо здесь мне шептал!!! - я прижалась к Хеске всем телом и зарыдала.
- Ну-ну, милка, ты же видишь, никого здесь нет, может, Кролик вон мурлыкала, а ты и напугалась.
Я с усилием замотала головой:
- Нет-нет, это как в моих снах! Это как... Как мама, понимаешь? Голос требовал от меня, чтобы я нашла его, сказал, что мне пора. Это мама? Она что, умерла?? Она меня за собой зовёт?
Хеска молча гладила меня по голове и крепко прижимала к себе, прислушиваясь к своим ощущениям. Через какое-то время она сказала:
- Нет, милка, тебе предстоит долгая и интересная жизнь, я точно знаю. Но зачем-то Видящая приходила с ветром, а это неспроста.
С этими словами бабуля усадила меня на кровать и, обеспокоенно посмотрев в мои глаза, зашептала что-то очень тихо и быстро. Я, не мигая, смотрела на нее и уже хотела спросить, что происходит, когда почувствовала: засыпаю. Очень странные ощущения пришли ко мне: в голове был туман, я вроде как всё еще смотрела на бабулю, но в тоже время сквозь нее видела что-то другое. Присмотревшись, поняла - вокруг меня лес. Он был очень похож на наш, только я точно знала, у нас нет засохших деревьев, и земля в нашем лесу сплошь покрыта травой и цветами, а не оголена. И запах... Я чувствовала, там воняло чем-то неприятным. Хотелось отвернуться, закрыть нос рукой, но тут внимание привлек маленький холм неподалеку, и меня накрыла тошнота. Это была отнюдь не насыпь, а лошадь Хаима, его верная Рылька! Она вся в запекшейся крови лежала, неестественно согнувшись, а глаза ее напоминали два круглых застывших стёклышка... Я отпрянула назад и закричала. Видение тут же прекратилось.
- Ну, вот и всё, Гатька, не кричи, не до тебя сейчас! - Хеска отпрянула от меня и побежала к полкам с лекарствами собственного приготовления, схватила несколько пузырьков, распихала их по многочисленным карманам и устремилась к выходу.
Я за ней.
- А ты назад! Когда смогу - вернусь! И чтоб носу на улицу не казала! - бабушка с силой оттолкнула меня и захлопнула дверь перед моим носом. Я замерла, затем огляделась по сторонам и снова зарыдала.
Может быть, Хеска решила уйти? Что означали ее странные слова? И где сейчас Хаим? Вспомнив видение и Рыльку в крови, и этот запах, я почувствовала, как страх накатил на меня с новой силой. Где прячется ребенок, когда испытывает ужас? Я залезла под свою кровать и, подтянув к груди коленки, прижалась к холодной стене.
Воспоминания и рассказы бабушки о прошлом ядовитой змеёй прокрались в мои мысли, разгоняя остатки веры в лучшее, поглощая последние частицы тепла.
Чуть больше десяти лет назад мама вернулась в отчий дом беременная мною. Девушка всё время твердила, что скоро за ней приедет жених, Тиирон, по совместительству мой отец, и заберет ее с собой. Но время шло, а он не приезжал. Живот у мамы рос, а вместе с ним росло ее безразличие ко всему вокруг. На последнем месяце беременности впервые приехал мамин друг - сатир по имени Хаим - он привез маме письмо от отца. Мария прочла его и долго плакала. А потом начались роды.
Так, душной летней ночью, появилась на свет я. Утром мама позвала Хаима и взяла с него клятву, что он не оставит меня, чтобы не произошло в дальнейшем. Тот долго отнекивался, но она умела уговаривать.
А через восемь месяцев мама ушла, оставив меня в домике Хески.
В день, когда мне исполнилось два года, снова появился Хаим, сказал, что его кошмары замучили. Главным действующим лицом в его страшных снах была маленькая девочка: я стояла возле домика Хески и горько плакала, а рядом никого не было, кто бы меня утешил. Бабуля только руками развела и предложила навещать меня, когда у мужчины будет возможность.
Так и повелось: раз в месяц Хаим стал приходить к нам и привозить мне игрушки, книги, вещи. Он же, когда настала пора, нанял для меня учителя: Магалыч должен был обучить меня чтению, правописанию, математике, истории и географии, а также нескольким языкам. Сутулый старичок с неизменной своей спутницей - доброй улыбкой на морщинистом лице - сразу вызвал у меня безграничное доверие и живой интерес.
Приходил Магалыч три раза в неделю порталом и с усердием пытался впихнуть в мою головушку всего и побольше. Но голова у меня маленькая, и занимать ее всякой ерундой я не позволяла. Поэтому всё чаще вместо лекций о нашей стране я слушала невероятные истории из жизни старика; а вместо заучивания точного расположения рек и озер в Эндорре, мы изучали лес, окружающий дом Хески, и растения в нем. Лет пять назад, во время очередной прогулки. учитель решил немного поколдовать, чтобы показать мне настоящего кролика. Но, видно, со словами старик где-то напутал, так у меня появился дикий лесной котенок. Я уговорила бабулю оставить его у нас и назвала Кроликом. Позже оказалось, что это не кот, а кошка, но кличку менять не стали, привыкли уже все.
Так и получилось, что к десяти годам всем моим миром был маленький бабулин домик, окружающий его лес и непроходимые болота... Кроме того, у нас было хозяйство - курятник, и кошка Кролик. Немногочисленными существами, близкими мне, стали: "болотная ведьма" (так бабулю называли те редкие гости, кто порталами приходил к ней за травками-отварами), "чертов бражник" (так Хеска называла сатира. Видимо, это было связано с его затуманенным взглядом и вечно веселым настроением), и Магалыч - бывший архимаг, добровольно-принудительно выбывший из Верховного Совета магических существ в связи с наступлением пенсионного возраста и участившимися провалами в памяти...
Не помню, сколько пролежала под своей кроватью, вспоминая былую жизнь, но ничего ужаснее тех часов в моей жизни еще никогда не было. В какой-то момент я решила, больше никто не придет, в нос снова проник запах гниющей Рыльки, и я готова была впасть в отчаяние, как вдруг мне в коленку что-то уткнулось. Я дернулась и раскрыла сжатые от ужаса глаза -Кролик стояла и смотрела на меня не мигая. Прижав к себе кошку, я очень тихо стала рассказывать ей о своих опасениях и через некоторое время почувствовала: страх отступает, уступая место усталости...
...Бегу и снова падаю. Подняться сил уже не хватает, и тогда я ползу вперед. Мне больно, чувствую, как что-то острое впивается в ладони и колени, но останавливаться нельзя! Меня гонит вперед дикий страх, затмевающий разум. Отчаяние наполняет душу, переливается через край, я начинаю рыдать. Непослушные ноги снова подводят свою растерянную хозяйку, я падаю и больно ударяюсь бровью о камень. Приподняв голову, понимаю, по глазам течет что-то горячее и липкое...
- Агата, - шепот матери доносится до меня откуда-то спереди, - прости...
Мне все равно, ее нет рядом и никогда не было. Больше не хочу слушать. Подтаскиваю руку к лицу и стираю кровь с глаз. Впереди, совсем рядом, спиной ко мне стоит мужчина, мой отец...
- Тиирон, - я удивляюсь, как слабо звучит мой голос. Мужчина не оборачивается. Собираю последние силы и кричу: - Папа! Ну пожалуйста!..
Плечи мужчины вздрагивают, секунда, и он оглядывается назад. Наконец-то, я вижу его лицо и... ничего. Чуда не происходит. Просто мужчина: высокий, красивый и совсем чужой. Смотрит на меня с затаенным любопытством. А я вдруг начинаю злиться. Злюсь на себя за свой страх перед неизвестностью. Злюсь на этого мужчину, который все еще смотрит на меня и ничего не делает. Злюсь на маму, которая бросила меня здесь такую беспомощную. И когда уже, кажется, готова закричать от разрывающей на кусочки ярости, в меня тыкается холодный мокрый нос Кролика. Поворачиваю голову и вижу свою наглую кошку. В самое мое ухо тихий женский голос шепчет:
- Вставай, Гатька, они - твое прошлое, а будущее уже наступает тебе на пятки... - кошка разворачивается и спешит назад, в ту сторону, откуда я так долго бежала. Я смотрю в том направлении и вижу немигающие желтые глаза, пытливо разглядывающие меня из-под чёрного капюшона. Оставшаяся часть лица этого человека словно закрыта маской, но мне и не нужно его видеть, потому что время еще не пришло...
- Я больше не боюсь, мы обязательно встретимся, обещаю, - слова сами срываются с моих губ.
В желтых глазах мелькает удивление, человек нагибается и поднимает меня на руки. Чувствую, как боль и страх окончательно отступают, а душу наполняют долгожданные мир и покой. Глаза закрываются сами, усталость по-хозяйски обустраивается в замученном теле. Прижимаясь к сильной груди моего спасителя, уже на грани реальности и сна я прошептала ему: «Теперь я успею, что бы ни случилось, я больше не буду убегать, скоро...»
...Хлопнула дверь, в горнице раздались голоса. Я проснулась, сонно огляделась, вспоминая, где нахожусь, и тут же выползла из-под кровати, прижимая к себе Кролика. В комнату вошли бабуля и Хаим, сатир был изранен, но все равно улыбнулся, увидев меня:
- Пока я там погибаю, она собой полы протирает, - дядька поманил меня к себе. - Давай-ка, мелкая, принеси страдальцу чего покрепче.
Чувствуя, как по лицу медленно покатились слезы облегчения, я бросилась навстречу вошедшим. Хаим пошатнулся и крепко сжал зубы. Бабуля ахнула под напором его хватки. Сообразив, в чем дело, я подставила сатиру свое плечо с противоположной от Хески стороны и стала помогать им дойти до кровати.
- А теперь выйди, Гатька! - бабуля, едва мы уложили дядьку, вытолкала меня из комнаты. - Будь в горнице, поешь. Да принеси этому упырю зеленый бутыль из холодника, сегодня ему даже полезно! Спать укладывайся на лавке, не до тебя сегодня. И скотину накорми, подою сама, позже!
Дверь снова захлопнулась прямо перед моим носом. На улице уже смеркалось, я схватила приготовленное заранее ведро с зерном и отправилась кормить и закрывать кур. Затем загнала в стойло Козу, принесла ей воды из ручья. Всё это время думала о Хаиме и его убитой лошади, а Кролик ходила за мной хвостиком и просилась ко мне на руки.
Справившись с делами и всё еще думая о сатире, я машинально подхватила кошку и стала ее поглаживать. На мгновение наши взгляды встретились, и что-то произошло. Снова я будто в сон погрузилась - передо мной размытым пятном виднелась Кролик, а сзади сидела Хеска и разговаривала с Хаимом:
- ...дело не пойдет. Куда я ее уведу? Ты в своем уме, старуха?
- В своем пока еще, только в таком режиме расходуя силу - это ненадолго, - бабуля пожала плечами и тихо вздохнула, - сил не осталось совсем, в ней драконья кровь в свои права вступает, да и матери кровь - не водица, свой след наложила. Вредничать стала много, характер показывает. И сны еще эти... Пока с силой не определится, прятать ее нужно надежней.
- Куда надежней-то? - сатир выглядел бледным и был непривычно серьезен.
- А где искать не станут? Там, куда никто в здравом уме не сунется. Отправим ее на земли теней, в Огрив.
- Ты, похоже, уже из ума выжила, бабка! Там же мелкой не спастись, ее убьют или покалечат еще до того, как совершеннолетие справит. И даже если я ежесекундно рядом буду, гарантировать ничего нельзя! Там...
- Кхе, кхе - Хеска закашлялась, скрывая смех, - ты, как я погляжу, уже мысленно с ней в путешествие отправился, никому Гатьку не доверишь? Вот и она к тебе, как к родному, прикипела. Через нее я тебя и нашла, ее глазами видела. Хоть и не родные по крови, а воспринимает она тебя, как отца.
- Ты меня не пытайся разжалобить, ведьма! Я слишком хорошо знаю, кто ты такая, и кем дочь твоя была. Сегодня Агата во мне родного видит, а завтра я окажусь не нужен, и поминай, как звали. Такие как вы не умеют любить, не знают, что такое благодарность, долг, ответственность...
- Хватит! - Хеска больше не улыбалась. - Мария ушла, потому что в ней человеческого больше, чем в иных людях. Дрианы - это не приговор, Хаим. У нас есть свой кодекс чести. Да, он отличается от общепринятых норм морали, правил и других глупостей, навязанных вам вашими богами. Но он есть. И он нерушим! Если дриана полюбила, то это навсегда. Если возненавидела - тоже... И если осталась холодна, несмотря на все усилия, и предпочла твоего друга, ничего с этим не поделать, мой дорогой. Значит, не она была твоей судьбой, а лучшее у тебя еще впереди.
- Она заставила меня поклясться моей к ней любовью, что я не брошу ее ребенка от другого мужчины в беде и не стану препятствовать, если однажды он захочет забрать дочь! Это ваши кодексы? Я должен заботиться и воспитывать девочку, которая как две капли воды похожа на мать, но смотрит на меня глазами своего отца! Я должен привязаться к ней, а потом отдать по первой просьбе тому, кому она никогда не была нужна!
- Именно так. В любом случае Видящий давно приглядывает за ней, и, если он почувствует угрозу ее жизни, то вышлет своих воинов. Драконы заберут ее, не спрашивая нашего разрешения. Особенно сейчас, когда в Мастивире ведется негласная война за власть, они не станут рисковать и оставлять свою кровь неизвестно где. Слышал ведь, в числе комиссии от Верховного Совета были три дракона. Их изловили и сожгли еще живыми, даже Гатька отголоски почувствовала, чуть концы не отдала. Так что, либо ты забираешь ее и увозишь в Огрив, либо родственнички придут за ней и заберут на Назир, и только Боги знают, где опаснее. Но и здесь я ее не оставлю, слишком старая я уже для всего этого.
Сатир молчал, явно задумавшись над словами болотной ведьмы. Прошло не меньше пяти минут, прежде чем он сказал:
- Хорошо, через три дня мы уйдем.
- Нет, вы уйдете сейчас, а ты, милка, быстро иди сюда! - и бабуля, повернув голову, уставилась прямо на меня. Я вздрогнула, и туман в голове рассеялся. Кошка вырвалась из моих рук и скрылась за сараями.
Зайдя в горницу, я встретилась взглядом с Хаимом, он хмурился и молчал. Тогда я сама подошла к нему почти вплотную и сказала:
- Я обещаю тебе, что не предам, не забуду и останусь рядом, если тебе понадоблюсь, потому что ты - мой друг навсегда!
Он моргнул, тряхнул головой и, невесело засмеявшись, крепко прижал меня к себе:
- Когда-то я уже слышал подобное от одной девушки, очень похожей на тебя. Только тогда было неприятно от слова «друг», а сейчас очень даже хорошо, я бы сказал просто отлично. Главное, не забывай свое обещание, Гатька, потому что если называешь кого-то однажды другом, то назад забрать слово уже нельзя, чтобы там не случилось! Ясно?
- Ясно. Ты возьмешь меня с собой, Хаим?
- Возьму, куда я денусь?! Одевайся, давай, да серьги мамкины в уши вдень, и больше не снимай, пока не скажу. Да! И бутылочку из холодника прихвати, только ту, что побольше.
Хеска протянула ему темный плотно закрытый бутыль:
- Бражником был, бражником и помрешь! Ты мне ребенка, главное, не испорть! И вот еще что, клятву когда выполнишь, ту, что Марийке дал, и сдашь Гатьку в надежные руки, будет и тебе счастье. Как раз тогда, когда совсем ждать перестанешь, оно на тебя и свалится.
- Как-то нехорошо ты моё счастье назвала... Оно. Может и не нужно мне такого вовсе.
- Счастье даже таким зубоскалам, как ты, нужно. И однажды его встретив, отпустить уже не захочешь.
И снова без объяснений.
Я подошла к бабуле и стиснула ее в крепких объятиях:
- А когда я вернусь, ба, ты будешь меня ждать?
Хеска обняла меня в ответ и погладила по голове:
- Всегда. И запомни, девочка моя, даже если однажды весь мир встанет против тебя, смело поворачивайся к нему задом и беги домой. Нам с Кроликом чхать на остальных - их мы не знаем, а ты нам родная. Что бы там ни было дальше, я здесь и жду твоего возвращения. Поняла?
- Да.
- Хорошо, это важно. И вот, возьми, - бабуля сунула мне в руку мамины серьги и мокрую тряпочку, - здесь спрятано зернышко, оно не простое: как только обоснуетесь в Огриве, посади его рядом с вашим домом и поливай в полную луну, а до этого тряпочка должна быть всегда влажной. Ну всё, ступайте, и не оглядывайтесь, я за вами следы почищу.
И меня снова вытолкали за дверь, оглядываться я не стала.
Глава 2


Глава 2
В которой прошло семь лет
Ратмир
Я смотрел на себя в зеркало и гордился зрелищем. Отражение максимально подходило случаю: продолговатое заросшее щетиной лицо, средней величины бегающие глазки с нависшими кустистыми бровями, нос с легкой горбинкой, тонкие губы, растянутые в хищной ухмылке. Длинные растрепанные волосы завершали мой маскарад.
Отвернувшись, еще раз прорепетировал походку, по сценарию я должен немного прихрамывать - это легко удавалось без всяких усилий с моей стороны, ботинки-то мы специально взяли меньше на размер, и надел я их на босую ногу. Данную «великолепную» идею подкинула напарница, задери ее дракон! Хромать хотелось сразу на обе конечности. Перед выходом нацепил видавший лучшие времена пиджак и засунул в карман узелок с какой-то вонючей штукой внутри, в результате к моему прекрасному образу добавилось необходимое амбре. Принюхался, и аж самого замутило... Пора!
***
Стоя за углом старого домика в конце Тартовой улицы, я с нетерпением ждал напарницу. Она должна была появиться больше получаса назад. Ноги мои зудели и нещадно распухли. И вот, когда я уже собирался распрощаться с чертовой обувью, вдали показалась знакомая фигурка под руку с высоким немолодым мужчиной. Что ж, похоже, он всё-таки клюнул на нашу наживку. Сладкая парочка медленно плыла в моем направлении, они беседовали о чем-то, что вызывало румянец на лице «наивной» девушки. Вот она прикрыла рот ладошкой и стеснительно захихикала. Собеседник покровительственно улыбнулся глупышке и заботливо поправил накинутый ей на плечи платок (ненавязчиво дотронувшись несколько раз до ее груди). Когда до меня оставалось всего с десяток шагов, эта растяпа неловко споткнулась и упала бы, если бы мужчина вовремя не поддержал ее. Пока она рассыпалась в комплиментах и словах благодарности, я, прихрамывая, вывалился из-за подворотни.
- Кошелек или жизнь?! - мои густые брови грозно сошлись на переносице. Но тут же разошлись назад - вспомнилось, что приклеены они не очень хорошо и шевелить ими вообще не рекомендуется, маг - грима хватило только на нижнюю часть лица и на изменение формы и цвета глаз.
- Ааах, - девушка схватилась за сердце и припала всем телом к своему спутнику, руки ее тут же заскользили у него под пиджаком. - Вильгельм! Прошу вас, сделайте что-нибудь, иначе этот бродяга непременно обесчестит меня! Я слышала о подобном от подруг только вчера!
- Хм...- я оглядел Гатьку с ног до головы и назад, и пустил в ход недавно отрепетированную пошлую улыбочку. - Почему бы и нет? Такая ципа просто находка! А хахаль твой пусть карманы выворачивает и валит отсюда!
- Дорогая, не волнуйтесь так, - мужик аккуратно попытался отцепить от себя напуганную девицу, но не тут-то было: та схватилась за него, как утопающий за проплывающее мимо брёвнышко. - Прошу вас, милая, успокойтесь, на мне амулет безопасности, так что поверьте, ЭТОМУ мужчине ваша честь не достанется!
Нормально так. Мои брови снова сошлись на переносице, на этот раз озадачено. Если на клиенте амулет безопасности, значит, сигнал бедствия уже подан, и сейчас сюда спешит стража. Времени совсем не остается. Взглянув вопросительно на напарницу, я заметил с ее стороны легкий кивок и прорычал:
- Тогда пшел вон отседа, пентюх! А ты, девка, иди сюда, а не то пристрелю вас обоих! Ну! - И я грозно замахал ржавым арбалетом перед их носами.
Мужик вздрогнул и с силой оторвал от себя свою спутницу, я тут же дернул ее на себя и снова направил свое грозное оружие вперед. Девчонка испуганно заголосила:
- Ой, лю-ю-ю-юди-людюшки-и-и, помогите нам! Убивают среди бела дня, спасения ждать не приходитсяааа! Сколько же можно несчастий на мою головушку-у-у-у-у, да откуда ж столько зла-а-а-а-а-а...
Кричала напарница знатно: тоскливо и с подвываниями, даже мне как-то не по себе стало, но мужик попался на удивление безжалостный. Сначала он уши руками закрыл, а потом и вовсе стал морщиться и отступать подальше.
- Куда ж вы, Вильгельм? А как же я?! Вы ж мне в любви клялись, жениться обещали! Иль забыли вы нашу страсть? Как сердце моё учащенно билось под вашей крепкой рукоооой... ууу... - Гатька надрывалась во всю, у нас стали появляться зрители. Тут мужик окончательно принял решение, развернулся и с криком: "Я приведу стражу, ничего не бойтесь, милая незнакомка!" - помчался назад, прикрывая ладонями лицо.
Я тут же затащил Гатьку в подворотню и активировал здешний телепорт. Прыгнули мы одновременно.
***
- Еще раз убедилась, что все мужики - сволочи! - напарница, сидя на нагретом солнышком камне, запустила руку в складку на юбке и вынула квадратное письмо, скрепленное печатью королевской семейки. - И ты тоже хорош, говорил, все предусмотрел, а он - вон какой, мало того что озабоченный, так еще заговоренный на разбойников оказался! Хорошо, что я соображаю быстрее некоторых! Еле успела письмецо сцапать.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Натусик о книге: Мишель Селмер - За рамками приличия
    Оценка 6 (1О)


    Для нынешнего времени сюжет очень даже правдоподобный, в отношении сурагатного материнства и отношений между бывшими " родственниками". Вот только если уж сильно придираться к мелочам, то мне кажется мало правдаподобным, чтобы директор компании и миллиардер сидел в очереди в женской консультации. Да и в такие родственные отношения между хозяином и экономкой тоже слабо верится.

    Это серийный роман. Серия называется " Миллиардеры черного золота":
    1. За рамками приличия.
    2. One Month wiht the Magnate.
    3. A Clandestine Corporate Affair.
    4. Больше чем любовница.

  • elent о книге: Ива Лебедева - Ловушка для радуги
    Чем больше книг в серии, тем они предсказуемее и скучнее. Очевидно для интересу в кучу собраны многие герои прежних книг. Беременная Зефирка с ее дикими закидонами и всепоглощающей страстью к кексам по замыслу, очевидно, должна добавлять юмора, но, по мне, добавила только сознания, что у беременных точно часть мозга замораживается за ненадобностью. Радует, что куда меньше постельных сцен, но книгу это не спасает. Как не спасает и появление еще одного божественного существа. Предков мало было, до кучи и юмору добавим могущественного наивняка.
    Следующую книгу серии даже открывать не стану.

  • Асоль о книге: Юлия Цыпленкова (Григорьева) - Призрак в подарок
    Понравилось) Интересная, приятная история.

  • elent о книге: Ольга Романовская - Мышка в академии магии
    Книгу прочла с удовольствием, хотя и огрехи нашла. Совершенно не раскрыта причина почему Кристиан так рвался убить короля. Нет, если бы история рассказывалась только от лица Британи- никаких претензий, ей-то откуда знать? Но вот там местами повествуется уже от лица ректора, а он-то подоплеку должен знать. Но нет, все покрыто мраком неизвестности. Полное ощущение, что автор специально наводит тень на плетень, дабы было что рассказать во втором томе. Оттого и повествование получается местами рваным. И не очень приятное впечатление производит готовность Бри принимать дорогие подарки. Нет, она, конечно, сначала отказывается, но затем соглашается, заверяя, что берет все в долг. Но что-то никак не торопится с этим долгом расплатиться. Одна-единственная попытка найти работу и все! Дальше денежные дела пущены на самотек. Как-нибудь долг выплатится. Сам, наверное.
    Но история увлекательная, приятный стиль. так что продолжение от любимого автора буду ждать.

  • sherhan о книге: Базилио - Следак [СИ]
    Еще..)

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.