Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54087
Книг: 132673
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Девушка чужой мечты»

    
размер шрифта:AAA

Девушка чужой мечты
Victoria Autumn

Часть первая

Со стороны могло показаться, что ничего, кроме его самого, Пашку не волнует. Всё своё время он проводил, уткнувшись в экран ноутбука, его руки бегали по клавиатуре, отправляя бесконечное количество скобочек в социальных сетях и мессенджерах, тогда как сам их обладатель, похоже, вовсе забыл, что такое "улыбка". Он самодовольно окинул кафетерий взглядом и, не найдя среди немногих посетителей своего старого друга, тут же снова уткнулся в монитор.


Он плохо помнил, чтобы общался с кем-то, кроме Влада, в реальной жизни, тогда как в интернете у него было аж три сотни верных друзей. Он гордо водил рейды в онлайн-вселенной от лица зеленолицего громилы-орка, именовался "Ваур" и давно уже не откликался на "Пашку". Только для мамы или, собственно, Влада.


При мысли о единственном друге Паша даже дал себе труд растянуть губы в улыбке. Влад был полной его противоположностью: он не умел грамотно написать слово длиннее "Привет", но почему-то пользовался бешеным успехом у девушек. Что только подтверждало убеждение Пашки: "тян не нужны". А может, он сам попросту не был нужен ни одной "тян", потому и убеждал себя, что это они его не достойны.


В школе Пашка учился на "отлично", много читал и легко осваивал всё, до чего дотягивался. И привык к присутствию поблизости крупногабаритного шкафчика-Влада, который отгонял от высокого, но худущего друга прочих хулиганов, когда те норовили отобрать у него книгу или выдрать из уха обожаемую серьгу. И просил за это всего-ничего: то математику списать, то стишок сопливый для очередной пассии сочинить. Ерунда для такого, как Пашка. Так они и подружились.


Тонкий звук колокольчика, укреплённого у входной двери, заставил Пашку поднять глаза от монитора. Влад, широко улыбаясь, направился к его столику, вынуждая друга сложить и убрать на диванчик любимый ноутбук.


- Ну чего? По пивку? - без лишних церемоний предложил громила, пожимая тоненькую, с длинными пальцами руку друга.


- Можно и по пивку, - почти улыбнулся Паша, едва заметно поморщившись от крепкого рукопожатия. Его друг совершенно не умел нормировать собственную силу... или просто получал удовольствие от мучений каждого, кто догадывался пожать его широкую ладонь.


Бокал за бокалом, час за часом приближался вечер. Друзья обменивались новостями, за диалогом (который почти полностью состоял из монолога Влада и ироничной ухмылки его собеседника) не заметив, как на город за огромными окнами заведения опустился вечер. В кафе потянулся народ, и всё больше парочки, одна другой живописней. Краем глаза Пашка рассматривал входящих, спустив на нос бутафорские очки, которые считал очень стильными. Какие только парни не обзавелись девушками! Высокие и низкие, толстые, прыщавые... на секунду юношу уколола обида: он-то чем хуже? Сам себя Павел считал чертовски симпатичным: высокий, тоненький, с правильными чертами лица и неизменными очками в черной пластиковой оправе сам себе он напоминал эльфа-программиста, но девушки так, очевидно, не считали. Или же просто не понимали прелести эльфийских программистов.


- ...а я ему раз! - изрядно захмелевший Влад высоко поднял бокал, расплёскивая по столу пиво, - А он такой: "А ты кто такой?" А я ему: "А я Владя!" Прикинь?


- Ага, - с выражением вселенской скуки на лице пробормотал Пашка, поправив на носу очки.


- У тебя девушка-то была вообще? А то я тебе тут рассказываю, как мужикам морды чищу, а ты, может, по ним как раз? - Влад громогласно расхохотался, заставив обернуться к ним большую часть присутствующих, несмотря на орущую из динамиков танцевальную музыку. Паша устало потёр переносицу.


- Ясен пень, по девушкам я. Просто... не люблю бросаться на что попало.


- А докажи! - вдруг заявил Влад, - Вот... вот спорим, если ща войдёт какая-нибудь баба с хахалем, ты зассышь подойти и отбить ее?


- Отбить? - не понял Паша, - Нахрена мне попользованные?


Влад снова загоготал.


- Ты хоть попытайся заговорить. Я тогда тебя перестану гомосеком считать, - качок снова рассмеялся, прервавшись только на новый глоток пенного напитка. Внутри у Паши зашевелился червячок самолюбования: таким образом его никто и никогда не посмеет называть, даже лучший друг.


- Забито. Следующую тян я обработаю, зайди она сюда хоть с самым квадратным дядей. И на харю не гляну, пусть хоть кикимора какая...


- Кикимора! - незнакомое слово снова рассмешило Влада, - Забито, забито.


Снова звякнул колокольчик, впуская в переполненный зал новую донельзя счастливую и гармоничную на вид пару. Небольшого роста чуть полноватая девушка гордо вышагивала под руку со смазливым юношей на голову выше ее. И если на лице барышни сияла довольнейшая из улыбок, спутник ее вид имел флегматичный и отстранённый, что, похоже, только сильнее радовало ее. В очередной раз отметив, что бабы - дуры, Паша поднялся с дивана, едва заметно пошатнувшись, и одёрнул топорщащуюся рубаху, болтавшуюся поверх футболки.


- Смотри и учись, - мрачно бросил он к другу и направился к вошедшим, которые как раз заняли места за соседним столиком.
---
Прошёл год с тех пор, как Никита, краснея и заикаясь, предложил Витке встречаться. Она, рыженькая, кудрявая, с большими и наивными глазами стояла и смущалась, готовая хлопнуться в обморок в любой момент, пока приятный во всех отношениях юноша, едва ворочая языком, выдавливал из себя: "Давай... это... ну... того. Ну, ты поняла". С тех пор изменилось очень многое: Никитка стал уверенным в себе красавчиком, а Витка научилась выпрямлять кудряшки и нарисовала порядка сотни портретов ненаглядного. Даже сейчас она неосознанно водила карандашом по салфетке, вычерчивая знакомые до последней детали линии его лица, глядя, как Ник сосредоточенно изучает меню, скользя по строчкам внимательными темно-карими глазами. В своих мыслях Виталина часто сравнивала цвет его глаз то с крепким кофе, то с горьким шоколадом, но высказывать свои мысли на этот счёт кому-либо неизменно стеснялась, уверенная, что ассоциации человеческих глаз с пищей - вообще плохая идея.


- Вина? - предложил Ник. Вита истово закивала, пряча изрисованную салфетку под собственное меню и делая вид, что усиленно его изучает.


К столику вдруг подошёл некто, благоухая недорогим пивищем и какой-то пафосно-шипровой туалетной водой. Вита подняла глаза: незнакомец, силясь сосредоточить на ней взгляд, вдруг ткнул в ее сторону пальцем.


- Ты! Как ты могла?!


- Прошу прощения, а вы, собсно, кто? - поднял от меню глаза Ник.


- Я?! Это я "кто"? Это ты кто! - произнёс подошедший, поправляя массивные очки на носу, - Почему ты сидишь за столиком с моей девушкой?!


Вита удивлённо открыла и закрыла рот, молча переведя взгляд с незнакомого нахала на Никитку. Последний нахмурился.


- Вы обознались, сударь, - девушка едва не обратилась в умильную розовую лужицу от бархатного "сударь", - Это моя леди, смею вас заверить, - Ник, потеряв всякий интерес к продолжению беседы, снова уткнулся в меню. Но незнакомец и не думал отступать.


- Ты! Я верил тебе! Наши... - он громко икнул, - Наши вечера на набережной, наши ночи! Ночи! У меня дома по вторникам!


Ник поднял на Виту глаза. Она же могла только удивлённо хлопать ресницами - в будни мама никогда не отпускала ее куда-то поздно вечером, и она всегда ночевала исключительно дома. Из-за чего приходилось отказывать Никите, который неизменно звал ее в гости, и обязательно с ночёвкой. Однако, ему речи незнакомца почему-то показались правдоподобными. Он вдруг нахмурился и обернулся к нахалу, который, одернув рубаху, безвкусно напяленную прямо на футболку, гордо взирал на сидящую пару сверху вниз.


- По... вторникам? - голос Никиты уже не был уверенным. Скорей, напуганным.


- И по средам раз в две недели! - уверенно ответил нахал и обернулся к девушке, - Я... я ведь люблю тебя. Почему ты не позвонила мне вчера вечером, из-за него?!


- Что?.. Ты кто такой?! - Витка вспыхнула, удивлённая неожиданной реакцией Никитки на очевидную провокацию, - Я тебя впервые вижу! - она обернулась к ненаглядному, который удивлённо хлопал глазами, - Я его вижу впервые, честно!


- Да?! То есть мы с тобой вслепую полгода встречались, а?! - окончательно оборзел незнакомец. Никитка поднялся из-за стола, подхватил свою куртку. Его лицо снова не выражало никаких эмоций, как и обычно, только в карих глазах мелькнул опасный огонёк. Он набросил куртку на плечи и уверенно направился к выходу, Вита испуганно посеменила за ним, совершенно позабыв про собственный плащ.


- Ник, это всё не правда! Ник! - она выскочила на улицу, но Никита уже поймал такси, - Ник! Ник, выслушай меня!


- Я верил тебе, Виталина, - горько произнёс он, усаживаясь в машину, - Но ты предала моё доверие. Прошу, не тревожь меня больше. Прощай.


- Стой, я его не... - но юноша уже закрыл дверь, со страдальческим видом задрав нос и напустив на лицо выражение глубочайшей скорби. Такси тут же сорвалось с места, оставив окончательно ошалевшую от происходящего Виталину стоять у входа в кафетерий.


Налетевший порыв прохладного ветра заствил девушку зябко поёжиться. По ее щекам побежали прохладные дорожки, но она не двинулась с места, продолжая глядеть в ту сторону, куда уехал Мужчина Ее Мечты. За спиной послышались шаги, в нос ударил ненавистный уже шипрово-пивной аромат.


- Эээ... - протянул незнакомец. Вита обернулась к нему, - Я... это... ну, короче, сорян.


- "Сорян"? Ты хоть понимаешь, что... - договаривать она не стала. Просто влепила нахалу пощёчину и, вырвав из его рук свой плащ, двинула домой пешком, пытаясь унять подступающие к глазам слёзы. Она всё объяснит Никитке. Он обязательно всё поймёт, он же не может так просто... взять - и поверить какому-то малолетнему пьянчуге?..
Часть вторая
Он не брал трубку. Витка почти перестала есть, делая исключение только для крепкого кофе и горького шоколада, что напоминали ей его глаза... ну, и бутеры с колбасой. Они ничего не напоминали, просто сами делались и елись по ночам, иногда самопроизвольно запиваясь борщом. Вес девушка, однако, начала стремительно терять: за трое суток потеряла аж двести грамм. Комичного в ситуации, впрочем, было совсем немного. Приближался папин день варенья, а неизменная картина маслом, какую она дарила отцу каждый год, никак не хотела рисоваться. Бедная девушка не могла даже придумать сюжет, который ей хотелось бы запечатлеть на холсте: почему-то всегда выходило Никиткино лицо, что бы она не начинала рисовать. Таким образом были забракованы нарциссы на синем бархате (один из нарциссов почему-то напомнил девушке Никиткино ухо), волк на снегу (Никитка вообще часто напоминал ей волка-одиночку, гордого и самостоятельного), древний замок (Никитка был реконструктором, любое упоминание средневековья автоматически было отсылкой к нему). И ничто больше придумываться не хотело.


Виталину перестало радовать всё, включая любимую музыку, чего не случалось уже много лет. Она силилась найти хотя бы одну песню, какая бы ее не раздражала, но всё было тщетно. Оставалось только лежать на кровати и пялиться в потолок. Одно было хорошо - в разгаре летние каникулы, хоть на лекции в такой прострации таскаться не придётся.

Иногда ей удавалось заснуть. И во снах девушке каждый раз являлся прекрасный и очень грустный Ник и тот тип из кафе, в идиотских очках и рубахе на футболку. И сны были, в основе своей, кошмарного содержания: Витка много раз уже прокляла свою неуёмную фантазию, которая дорисовывала злодею то демонические рога, то огромные клыки, то перепончатые крылья, превращая простое повторение событий реальной жизни в фантасмагорические сюжеты со сжиганием, утоплением и разрыванием ее негодяем.


- Витка, хватит залипать в потолок. Собирайся, скоро Чеховы подъедут, - мама волновалась за дочь, потому пыталась расшевелить ее всеми силами. Увы, безрезультатно.


Оставалась надежда на семейное торжество и знакомство с умницей-сыном старых друзей, Чеховых. Мальчик отлично закончил второй курс педагогического, носил очки и выглядел самым что ни на есть замечательным человеком... не считая глупой серьги в ухе. Которая, впрочем, не слишком портила впечатление безобидного ботаника, создаваемое всеми остальными чертами его внешности. Всегда в аккуратных рубашечках, темных брючках и чистеньких кедах, Пашка Чехов виделся Виткиной маме идеальным кандидатом в зятья, но познакомить чад всё никак не удавалось. Его родители успели развестись и пожениться обратно: Пашке же пришлось переехать в соседнюю область на долгие десять лет вместе с вертихвосткой-мамкой, которая Виталининой маме приходилась бывшей одноклассницей. Так и не вышло детишек свести... впрочем, сегодняшний праздник может исправить ошибки прошлого. Тем более, что старые подруги уже придумали кое-что, чтобы, по крайней мере, сдружить любимых чад. Но раскрывать карты раньше времени женщина не собиралась: дочка обязательно всё узнает, когда придёт время.


- Плевать я хотела на этих Чеховых, - обреченно пробормотала Виталина, вспоминая, что надо бы хотя бы иногда моргать, - Я не поеду. Я так и не нарисовала.


- Малыш, - мама села на край кровати дочери и осторожно погладила ее по согнутой в коленке ножке в широких брюках, - Ты так с ними и не познакомилась. А они - замечательные люди!


- Да-да, и у них умница-сын, с которым ты мечтаешь меня познакомить, - пробормотала девушка, закрывая глаза. Сознание тут же милостливо подкинуло образ Никитки. Холодный, недоступный и прекрасный - таким она его и видела всегда.


- Ну хватит. Папа обидится, если ты не явишься. Давай, соберись, девочка моя. Ну? - мама улыбнулась и щелкнула дочь по носу, - Чего пригорюнилась? Этот Никитка и ногтя твоего не стоит. Будет у тебя еще таких целая толпа, ты же у меня красавица...


- В двери не пролезающая, - фыркнула девушка, тем не менее, начиная улыбаться. Она считала себя чуть полноватой, но вслух обычно называлась жиробасинкой и поросёночком. Правда, никому не позволяла это повторять, - мне не нужна толпа, мам. Мне он нужен. И никто больше.


- О, сколько еще таких единственных встретишь! Только когда замуж выйдешь - сможешь сказать, что это тот самый. До тех пор это и не любовь вовсе. Так, ступеньки на пути к будущему счастью, - женщина лучезарно улыбнулась дочери, засверкав такими же, как у нее, бледно-голубыми глазами-блюдцами.


Витка нехотя заулыбалась. Уж с чем-с чем, а с мамой ей точно повезло... кроме того момента, где в ней просыпалась сваха. Но в одном она точно была права. Папе не каждый день исполняется сороковник, нужно обязательно взять себя в руки и поехать на торжество. Кем бы ни были эти хвалёные Чеховы со своим умницей-сынком, она будет чинно улыбаться им весь вечер, чтобы потом забыть, как страшный сон. Ради папы с мамой можно и постараться.
---
Едва влезшая в приличное платье девушка была немало ошарашена словами мамы о том, что едут они не в ресторан, а на дачу к этим неведомым Чеховым. Дурацкая идея праздновать на свежем воздухе Витку немало ошарашила, и она бросилась к шкафу, перерывая все свои многочисленные шмотки в поисках тех, которые не жалко. В неизвестной деревне на отшибе мира ей придётся провести аж целую неделю с занудным сынком родительских друзей и без доступа к сколько-нибудь приличному интернету. "Что ж... это шанс привести мысли в порядок," - решила Виталина и впихнулась в задрипанные джинсики, - "Никитка как раз соскучится и оттает. Он же, на самом деле, не мог поверить какому-то очкастому идиоту?"


---


- Ирка, Пашке носков положи, - прокричал с кухни Пашкин отец, упаковывая тщательно замаринованное мясо в безразмерную сумку, - И мне тоже положи. Пригодятся. И плавки, плавки там, на полке!


Паша без особого интереса глядел за снующими по квартире родителями. Идея провести неделю вдали от любимой гильдии в обожаемой игрушке в восторг его не приводила. Он с грустью глядел на массивную спину прокаченного-и-одетого орка на экране любимого ноута и одно за одним строчил полные печали сообщения в гильдейский чат.


"Предки увозят в деревню, посоны. Всё, не будет вам ЦЛК, ваш покорный МТ остаётся без доступа к интернетам ажно на целую неделю."


Старые, проверенные в боях с королём-личом, друзья тут же заспамили личку грустными смайлами и пожеланиями терпения.


- Чего пригорюнился, бездельник? - отец потрепал Пашку по волосам, - Беловы тоже будут, друг твой поедет. Ну, этот... квадратный.


Пашка хмыкнул. Наличие в безрадостном Арефьеве Влада чуть подслащало пилюлю, но времени на общение с другом, видимо, не останется - мамка уверенно пыталась разрекламировать малахольную дочурку виновника поездки, некоего товарища Савельева, который приходился мужем одной из маминых подруг. Отвратное ощущение грядущего "сводничества" грызло юношу изнутри. Он готов был поспорить, что дамочка окажется из дискотечных глупеньких барышень, которые под словом "рейд" понимают исключительно средство от комаров. Общение с нубами никогда не приносило задроту-Пашке особого удовольствия, особенно, если нубы имели буковку "Ж" в графе "пол".


В его голове послушно скользнуло воспоминание о недавней вылазке в бар с Владом. Друг тогда провоцировал его испротить свидание ни в чём не повинной парочке, но совесть Пашку не мучила. Почти. Просто иногда снились полные слёз глазки-блюдца рыжей девушки, которая учесала прочь, так и не приняв его извинений. Симпатичная попалась жертва, в этом Пашка сам себе всё-таки брался признаться. Это, наверное, вообще была единственная девушка, в которой он не успел рассмотреть значимых недостатков, но особенной привязанности она у него не вызвала.


- Ладно, что хоть Влад там будет. А то я ж с вами, старпёрами, вообще со скуки затухну, - прогундосил парень и закрыл любимый ноутбук, проверяя в кармане мобильный модем. И понадеялся, что в Арефьеве всё ещё ловится интернет, хотя бы и на чердаке основательно перестроенного дедовского дома.


Больше никаких вещей, кроме, собственно модема да ноутбука, юноша с собой брать не стал. А зачем? Маман и так насобирает ему целый гардероб на случай неожиданного свидания с дочуркой неведомого Савельева. Да и имя у девушки было самое что ни на есть дурацкое. Виталина.


Семейство Чеховых, обмениваясь дружескими колкостями, загрузилось в объёмный внедорожник, Пашке вручили сумку с провизией, и машина тронулась, шурша шинами по вылизанному дворниками асфальту спального района.


---


- Ну наконец-то! Милка, Милка! - Ирина бросилась обнимать подругу, потянувшую ее к своей машине. Пашка следил за уходящей матерью без особого интереса, его взгляд был прикован к подъезду, из которого вот-вот должна была появиться неведомая Виталина. Но она всё никак не появлялась: крупный дядька с широкой улыбкой, обрамлённой густой бородищей, явно не мог быть искомой девушкой. Незнакомец сел на мамино место и пожал руку Пашкиному отцу, потом обернулся к самому Пашке и протянул широченную ручищу для рукопожатия.


- Вихтор.


- Павел Николаич, - послушно представился Пашка, пожимая протянутую здоровяком ладонь. А про себя отметил, что если дочь тех же габаритов, что и папинька, долгих разговоров с ним, замечательным и похожим на эльфа-программиста, у нее не получится.


- Витка с бабами поедет, догонят. Всё с телефоном своим возится, - пробасил "Вихтор". Пашкин отец послушно выехал со двора, махнув жене из окна.


---


Витка не могла найти зарядник от своего ненаглядного телефона. Как Ник позвонит ей, если телефон вдруг сядет в дурацкой Чеховской деревне, которая бог весть где находится? Но блок питания как в воду канул. Исчез бесследно. Едва живая трубка взорвалась громкой трелью, уведомляя девушку о том, что мама уже теряет терпение. Виталина взяла трубку:


- Ща, иду, иду.


- Скорее давай, мужчины уже уехали вперёд, - фыркнула мама и положила трубку.


Блок питания нашёлся под кроватью. Вита поспешно сунула его в карман сумочки и двинулась вниз, краем глаза проверив наличие тетради и карандашей на случай приступа рисовашек. И двинулась к выходу.
Часть третья
Арефьево оказалось приличным коттеджным посёлком: когда Пашка был тут в последний раз, солидных коттеджей среди покосившихся деревянных домиков было всего два, их и Беловых. "Деревенские", жившие здесь в любое время года, неслабо задирали "городских", и только наличие под рукой шкафоподобного Влада спасало мальчишку в детстве от многочисленных тумаков. Никаких приятных воспоминаний у юноши не возникло, потому он и не пожалел, что не бывал здесь уже несколько лет. И понадеялся, что "деревенских" либо перестреляли, как лесное зверьё, либо выселили куда-нибудь, продав землю приличным и цивиллизованным людям. Которые, конечно, провели бы нормальный интернет, дав Пашке шанс выбраться в онлайн из чьего-нибудь жилища не посредством тормознутого мобильного модема.


Выгрузившись из машины, он тут же унёсся на чердак, дабы попытаться поймать пока хоть какой-нибудь интернет. Он прекрасно помнил конкретную точку, в которую следовало поставить стул, чтобы можно было с чистой душой залезть в социальную сеть, где без особых проблем обменяться новостями с согильдейцами, которые без него, умницы и самого замечательного на сервере МТ, были как без рук. Но увы, стоило ему поймать вожделенный сигнал, как на чердак заявился отец, без зазрения совести потащивший его знакомиться с "подругой раннего детства", которую сам Пашка не помнил чуть более, чем вообще и абсолютно. Однако, с отцом особо не поспоришь - ухватив тоненькую ручку сына, он потащил его по крутой лестнице вниз, и Пашке стоило большой концентрации не запутаться в собственных ногах.


- Нахрена мне вообще с ней знакомиться? - попытался возмутиться он, без особой, впрочем, надежды на избавление. Николай усмехнулся.


- Если мы с матерью девушку тебе не найдём - ты так и заглохнешь над своей пиликалкой, - под "пиликалкой" отец понимал любой гаджет, которого касался сын, но не свой собственный "рабочий" компьютер, за которым ночами отстреливал "контр-террористов", думая, что никто его не видит, соревнуясь в меткости и реакции с такими же великовозрастными подростками, каким был сам.


- И заглохну. Тян не нужны, - упрямо повторил Пашка единственную мудрость, какая могла отразить его, не выдав закомплексованной, в общем-то, натуры.


Отец в ответ лишь снова усмехнулся, потянув ручку входной двери.


- Во, у вас товар, у нас - купец! - загоготал Николай, выталкивая сына вперёд. Пашка поднял глаза, готовый увидеть любой ужасности кикимору, хоть бы даже самую настоящую зеленую орчиху, но... только судорожно вздохнул и вытаращил ярко-зеленые глаза.


Его буравила чуть удивлённым и крайне недовольным взглядом та самая рыжая девушка из кафетерия, которой он несколько дней назад так лихо испортил свидание. Рыжие кудряшки в беспорядке разбросаны по плечам, щеки алеют, в голубых глазах-блюдцах сквозит раскалённая сталь... На секунду парень даже испугался ее, но, решив не палиться пьяными выходками перед родителями, напялил дружелюбную улыбку, поправил неизменные бутафорские очки и двинулся навстречу девушке, надеясь, что она либо не запомнила его, либо не подаст виду, что помнит. А злость... мало ли, может, ей просто не нравятся парни. В наше время всяких полно. Он подошёл к ней и как можно более ровным тоном, стараясь не выдать своей нервозности и волнения, от которого, по правде говоря, на удивление затряслись коленки, заговорил первым:


- Меня Пашка зовут. А тебя?


Вита густо покраснела и сжала кулаки. Как могло так получиться, что сыном Чеховых окажется... тот самый демон из кошмаров? Воображение смело дорисовало снова пахнущему чем-то шипровым оболтусу огромные рога и клыки, за спиной его хлопнули кожистые крылья. Вокруг идиллично порхала светло-желтая бабочка, но девушке в ней чудился орёл, нацеленный на ее собственную печень. Она ощутила себя одновременно грешницей в аду и Прометеем на скале. Дыхание стало чаще, сердце затрепетало, в сознании проплыли картины самых жестоких пыток, какие только пришло бы ей в голову применить к ненавистному типку, довольно улыбающемуся ей так, будто всё в полном порядке. Будто он не сломал ей жизнь несколько дней назад, не рассорил с Мужчиной Ее Мечты.


- Ах ты ж... чертов... придурок... - выдохнула девушка и раньше, чем успела сообразить, где находится, отвесила ошалевшему Пашке оплеуху, со всей дури, со всей злостью, что накипела. Слезы сами собой выступили на глаза, Витка хлюпнула носом и дала бы дёру, если бы к ней вдруг не подскочила мать.


- Витюша, ты чего? Это же Пашка, - зачем-то пояснила Мила, отводя дочь в сторону от потирающего щеку и стремительно заливающегося краской Паши, - Пашка Чехов, Иришкин сын. Ты его, наверное, с кем-то...


- Этот придурок поссорил меня с Ником! - взвизгнула Вита и, вырвавшись из маминой хватки, ринулась прочь, не разбирая дороги.


- Она просто... немного нервная в последнее время, - виновато улыбнулась Мила подруге. Ирина недоумённо пожала плечами, глядя вслед стремительно удаляющейся девушке.


Пашка же, вспылив, пробормотал себе под нос что-то не слишком цензурное на языке темных эльфов и умчался в дом, в сторону строго противоположную направлению движения Витки.
---
Вернулась Витка только часа через четыре, когда основательно замёрзла на берегу речушки, куда прилетела в растрёпанных чувствах. Плакать уже стало нечем, слёзы течь отказывались, а пить хотелось так, что девушка почти готова была испить водицы прямо из реки, но воздержалась и почесала к активно празднующим день рождения ее отца взрослым, надеясь, что ненавистный Пашка куда-нибудь запропастился. Телефон обиженно пиликнул, извещая девушку о том, что батарея садится, и тут же разразился невозможно громкой трелью. На дисплее высветилось три буквы, которые она так жаждала видеть уже несколько дней. Не помня себя от радости и хлюпнув носом, девушка полетела к дому и приняла вызов.


- Ник! Никитушка, любимый мой!


- Виталина, вы хотели поговорить со мной? Я получил ваши сообщения, - волшебно-артистичный голос Никиты заставил Витку радостно взвизгнуть, прикрыв микрофон основательно замёрзшей ладошкой, - Ваш суженный более не согревает вас холодными летними вечерами?


- Да нет у меня никакого суженного, я вообще того человека впервые видела! Он просто пошутил глупо, - затараторила Витка, надеясь высказаться раньше, чем телефон вырубится от нехватки заряда.


- Хорошо, Виталина. Я вам верю, - манерно сообщил Мужчина Ее Мечты, - Где вы сейчас? Я с удовольствием заберу вас на ночную прогулку.


Сердце Витки забилось часто-часто, дыхание от счастья аж перехватило. Но ее настигла жуткая мысль: она в душе не имела, куда ее увезла мама. Силясь вспомнить указатели, уныло проплывавшие за окном машины, она затараторила:


- Ну... тут деревня какая-то... меня предки увезли куда-то, тут это... Арефьево, - на этом знания девушки о месте, куда ее занесла нелёгкая, заканчивались. Депрессивно глядя на проплывающие пейзажи, она отложила в памяти только один указатель: тот, что синел прямо перед въездом в коттеджный посёлок. Ник в телефоне вымученно вздохнул.


- Чтож, - он снова вздохнул, - Допустим, я знаю, где это. Если всё так, как вы говорите, я прибуду к утру. Ждите меня, милая леди. Я...
Страницы:

1 2 3





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • len.glu о книге: Ольга Владимировна Николаева - Не беси меня!
    О, моя голова! Моя бедная, задолбанная дятлом голова! (чисто физиологическая реакция на данную книгу) Вообще-то Ольга Николаева Anabolik не плохая писательница, она пишет интересно, захватывающе... и читаю я её время от времени с давних пор, НО... больше я не в силах — её эти главные героиньки (здесь — Надюша) просто вымораживают: КАК, мля, можно ТАК клевать мозг не только гг-ю, второстепенным персонажам, но и, в конце концов, читателям, вынужденным читать "думалки" гг-ни о том, как она права и какие все подлецы?! Я понимаю, у О. Николаевой своё видение самостоятельной, умной, самодостаточной Гг-ни, но пассивный абьюз — это, ИМХО, перебор: Наде, гордой птице, все должны, все перед ней виноваты, разговор с Надей — ловля бабочек на минном поле, неизвестно, когда рванёт чувство собственного достоинства у закомплексованной "птицы"

  • elag64 о книге: Ива Лебедева - Злата. Медвежья сказка
    Очень люблю эту серию. Тут и любовь, и юмор, и чуток быта. Замечательно!

  • happyltd@mail.ru о книге: Оксана Гринберга - Полуночные тайны Академии Грейридж
    Интересная, лёгкая книга

  • galya19730906 о книге: Ольга Обская - Невеста на неделю, или Моя навеки
    По мне сюжет больше глупый, чем смешной,такие же герои,одна бабуля с мозгами. Прочитала до конца, так как книга небольшая и слог у автора хороший, да и иногда приходилось через страницу читать-не выдерживал мой мозг "смешных ситуаций".

  • nikaws о книге: Нина Князькова - Дикая Дульсинея
    Фух. Прочтя много книг автора, уже не умиляюсь, знаю, что ГГГ будет серенькая, бедненькая, ГГконечно богатый и огромный, сразу влюбится и окольцует. Милота.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.