Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47587
Книг: 118640
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Попаданец для драконши» » стр. 19

    
размер шрифта:AAA

- Кто такие? - спросил один из дядек, радуя меня неимоверно присутствием переводного заклинания.
- Свои, - пробралась к нему Громоголосая.
Мы оказались в полутемном, освещенном тусклыми, то ли масляными, то ли керосиновыми, коридоре. Душном, теплом, почти жарком коридоре без каких-либо изысков и других дверей. Я сначала удивился... а потом увидел торчащую из люка в полу лестницу. Мда... Кажется мой спуск - если нас, конечно, не выпнут на улицу эти недружелюбные, здоровенные кофы - грозился стать настоящей проблемой.
- Ты хотела сказать «своя», - проворчал один из впустивших нас мужчин. - Кого ты сюда опять привела, Гром? Очередных идиотов, которые будут насмехаться над нами?
- Попридержи язык, перед тобой двое принцев.
На нас с кофейным кронпринцем уставились настороженно и вовсе не приветливо, явно раздумывая, как бы повежливее послать. Меня такой поворот событий не устраивал, и я уже открыл рот, чтобы начать переговоры, как из люка высунулся черный, как мраморная статуя, лакричник. Все заготовленные слова как-то из моей головы испарились, а кронпринц ощутимо подал назад оленя и фактически спрятался за нами с Каей - я ехал верхом с ней на самом крупном и мощном звере. Лакрица же вылез спокойно, спокойно подошел к нам на почтительное расстояние, спокойно сложил руки на груди и спокойно, как могут только они, спросил.
- Какие-то проблемы?
- Да, Гром опять притащила каких-то... - один из кофов даже не смог подобрать к нам приличного слова и просто неопределенно помахал рукой.
Темные зрачки, тонущие в желтоватых белках, тяжело прошлись сначала по мне, потом по кронпринцу, потом прижали всю нашу многочисленную свиту. Лакрица нахмурился и, почему-то выбрав из толпы именно меня, поздоровался.
- Приветствую.
- Здравствуйте, - кивнул я и замолчал, отдавая ему слово.
- Меня зовут Лог, - прогудел он уверенно и хмуро. - Я - глава общины Синтетов Кош-Сурха. А кто вы? Как хрупкий пшеница оказался здесь?
- Он... - начал за меня было кронпринц, - но я зыркнул на него, вложив во взгляд все свое негодование. Кофе все понял и замолчал. Молчали и остальные, негласно выбрав меня главным. Я был не против - сам напросился, в конце-то концов, в эту поездку, мне и отдуваться.
- Я Ганс сон Розалинд, - представился я. - Принц и советник королевы Вадгарда, Ласлы. Однако к вам я приехал не как принц и не как советник, а как больной человек, нуждающийся в помощи.
- Мы не целители, - ошарашил меня Лог. - Не знаю, что Громоголосая рассказала тебе, но мы не будем лечить тебя, малявка-принц. Много таких как ты приезжало сюда чтобы насмехаться над нами и нашими исследованиями. Мы мирные люди и никому не желаем зла. Отдохните, выспитесь и уезжайте на рассвете восвояси.
Я хмуро глянул на помрачневшую Леди, вздохнул. Мда... и зачем ей понадобилось тащить меня в такую даль? Однако отступать было поздно, нужно было что-то делать, как-то выкручиваться из странной ситуации. Я дал себе пару секунд на раздумья, а потом повернулся к Кае и попросил осторожно.
- Пожалуйста, спусти меня в кресло.
- Как скажете, ваше величество, - кивнула сипуха.
Отна тут же спрыгнула со своего нагруженного оленя, помогла ей спустить меня. Кая же отцепила кресло, что катилось вслед за нами. Вдвоем они усадили меня осторожно в мое уже привычное кресло, сняли шапку. Многочисленные драгоценные броши, прицепленные на одеяло, забряцали друг об друга. Еще в Вадгарде я попросил Каю наложить на заклинание, чтобы их нельзя было ни снять, ни украсть, ни потерять.
- Чем вы больны? - спросил безэмоционально лакрица.
- Частично - проклятье, сон Лог, - сказал ему я, - частично - проблемы с позвоночником. Мои ноги вряд ли можно излечить, зато можно вернуть подвижность верхней части тела. И я прошу прощения за то, что приехал без приглашения и решил попросить о помощи в том, в чем вы не можете мне помочь. Я был введен в заблуждение Громоголосой, и обещаю, что завтра покину вас как вы того и хотите. А до тех пор я велю своим людям вас не беспокоить и не позволю никому насмехаться над вами. Также мы оставим вам и те припасы, что привезли с собой - как компенсацию за доставленные неудобства.
Лакрица переглянулся сначала с одним кофом, потом со вторым, а потом спросил:
- Вы видели надпись на входе?
- Да, разумеется, - кивнул я. - Никто из нас не будет навязывать вам богов. Я и сам не особенно религиозен и предпочитаю полагаться не на высшие силы, а на собственные.
- Хорошо вы, сладко поете, - гадко сказал один из кофов. - Да только дыхание гнилое...
- Заткнись, - осадил его задумчиво Лог, и посмотрел на меня, как мне показалось, чуть теплее. - Пять дней. Завтра утром вы отправите лишних людей в обратный путь, оставьте только того, без кого не сможете обойтись. Мы попытаемся сделать что-то с вашей спиной, но не ждите от нас чуда.
- Ну, в моем положении чудо мне бы пригодилось, - улыбнулся ему я. - Но в первую очередь я надеюсь на ваш профессионализм. Перебираю, как видите, варианты. Не вылечили обычные целители - приехал к необычным. Не вылечат необычные - поеду еще к каким-нибудь.
- Добро, - согласился Лог, и махнул своим парням. - Берите его и спускайте. И оставьте здесь эту цветастую тележку... нечего ее пачкать.
- Я сама его донесу, - напряглась Кая.
- Пускай, - успокоил ее я. - Я им верю.
Сипуха одарила меня недоверчивым, обеспокоенным взглядом, но спорить не стала. Я ее понимал в ее недоверии. Понимал, что рискую. Понимал, что веду себя неосторожно. Но не хотел лишать себя надежды.
Разместили нас в ужасной ночлежку, хуже которой я в жизни не видел. Мои спутники немного поругались между собой, повозмущались, но в конце-концов смирились с моей просьбой действительно меня оставить. Они сдержали свое слово - тихо проспали всю ночь и уехали. Все, кроме Каи. Даже Альти я, скрипя сердцем, отправил с ними, хотя она и сопротивлялась. Сипуха же приняла мое решение как должное, быстро осведомилась, что да как со мной нужно делать у змеи и мыши, и смиренно осталась меня охранять.
Что ж... о своем решение довериться Громоголосой, уверяющей всех в порядочности синтетов, я не пожалел.
В первый же день мне устроили небольшую экскурсию по Кош-Сурху. Находился он внутри старой угольной шахты - почти истощившейся, но достаточно доброй к общине и снабжающей людей углем для обогрева всех жилых помещений. Жил здесь кто попало, не только кофы. Люди разных рас и происхождения собрались в Кош-Сурхе и жили вместе дружной, но не идеальной семейкой. Объединяло их одно:
- Наука, - сказал мне Лог. - В нашей общине лишь один маг, да и тот недоучка. Нет... мы не маги, не целители. Мы сумасшедшие, что ищут альтернативы. Сумасшедшие, которые хотят создать магию без магии. В Кош-Сурх съезжаются разные люди со всей кеты. Люди, которых заклеймили как еретиков.
- А к чему ваша ненависть к богам? - поинтересовался я.
- Люди, что им поклоняются, меньше всего верят в науку, - сказал лакрица. - От них мы натерпелись больше всего бед. Мы их понимаем, потому что своими делами мы посягаем на их хлеб и их власть. Но она не нужна нам. Не хлеб и не власть наша цель. Наша цель - познать мир. Тому, кто полагается на магию и богов не нужен Кош-Сурх. Потому мы просим оставить и то и другое на пороге, но взять с собой свой ум.
Жизнь в общине была не сахар - семь часов до ближайшего поселения, почти полное самообеспечение, голод, духота. Раз в месяц к ним прилетали контрабандисты - покупали какие-то вещи, которые делали синтеты, брали у них заказы, привозили почту. У них же лечились воздушные пираты и прочие не самые лучшие личности. Но это был заработок. Заработок, который они тратили на свои исследования.
Чем тут только не занимались! Большая часть синтетов была, правда, химиками и смысл их исследований до меня доходил очень туго, но имелись и другие. Медики - брат и сестра лимоны, желтые как одуванчик - взялись за мое обследование и лечение со всей ответственностью. Здесь, в Кош-Сурхе, они действительно вскрывали привезенные пиратами мертвые тела, держали крыс для опытов и искали лекарства от тех болезней, которые целители обычно считали неизлечимыми. Пусть у них и были грязные методы, но делали они хорошее дело. Например вылечили от какой-то болячки - как я понял от местной разновидности рака - Громоголосую.
Ее-то они вылечили... а вот я оказался им не по зубам. Рентгена еще не изобрели, но зато у них имелся его аналог - магические очки, что помогали смотреть сквозь плоть и кости. Пусть магией они не занимались, но артефактами не брезговали. И посмотрев через них на меня, хорошенько все прикинув и взвесив, они покачали головами.
- Но кое-чем мы все же вас попоим, - сказал мне лимон. - Попробует... но если за три дня не выйдет - то вряд ли выйдет вообще.
Попоили. Пять дней, если быть точнее, поили вместо трех. И хоть убейте прок от этого был - после каждого приема лекарства по телу, по всему телу, не только по рукам - будто ползали мурашки. И я это хорошо ощущал. Ощущал свои конечности... но пошевелить не мог. Нервы активизировались, пытались справиться, выкарабкаться, однако сил у них не хватало. Проклятье явно было сильнее.
В последний день моего пребывания, с утра, мы с Каей собрались и рассказали мой секрет. Синтеты поверили. Поверили и весь день расспрашивали меня обо всем, о чем могли. Я знал мало, только самую банальщину, еще со школы сохранившуюся в мозгу, но и этого местным хватило для того, чтобы оживиться и вечером буквально передраться за оборудование чтобы начать новые исследования. А я сидел и думал - блин, если бы им не приходилось ютиться в Кош-Сурхе, если бы им выделили деньги и площадь, если бы им развязали руки, они бы этот мир нахрен с ног на голову перевернули. Только вот того, кто мог бы помочь нам со злополучной железорудной шахтой среди них не нашлось.
- Однако, - обрадовал меня Лог, - в Вадгарде есть свой Кош-Сурх. Их меньше и они лучше прячутся, постоянно перебираются с места на место, но я сообщу им о вас, принц. Скажу, что вы - наш друг, не враг. И нам жаль, что мы не могли закрепить наш союз вашим спасением.
- Вы закрепили наш союз своими делами и отношением, - ободрил его я. - Я поговорю с Ласлой. Обещаю.
Мне действительно хотелось им помочь. И не из жалости опять же. Я просто понимал, что если к местной магии присоединится развитая наука, то этот мир сможет победить гораздо больше бед, чем наш. Была у меня и еще одна выгода - я надеялся, что какое-нибудь изобретение этих чудаков поможет Ласле быстрее погасить ее долг перед лавандовым королевством.
И когда я успел стать таким корыстным?
41. И опять ночной гость


Ночью перед нашим отъездом я лежал в выделенном мне чистом чулане на матрасе и слушал, как сопит свернувшаяся рядом сипуха. Она тоже много чего тут для себя почерпнула, но и сама много помогала местным. Все же как не крути - а она умная и образованная девчонка, да еще и маг. Подлатала и обновила защитные чары, подсказала в некоторых вопросах простенькие решения в меру своей эрудиции, о новостях мира всех просветила. Жаль только она не умела натягивать переводные чары - оказалось, что они здесь не на всей территории исправно работают, и в личных комнатах каждый говорил на своем языке. Наш чулан не являлся исключением, потому мы в нем только спали. Мебели здесь не было, зато на стене прошлый жилец нарисовал белым змею.
Я лежал и думал, куда дальше отправиться. Вариант остался один и, по сути, если он провалится, то придется возвращаться домой ни с чем. Ласла еще в Вадгарде рассказывала о храме василиска. О нем же говорил мне уже здесь кофейный король. Говорил он так же, что возможно меня не примут, и что это - вариант на самый крайний случай.
Что ж, я логично рассудил, что этот самый крайний случай настал.
- Хони, хони.... - позвал меня тихий, подозрительно знакомый голос. - Хордата тап ха ка?
Я приподнял голову и встретился взглядом с сидящем по-турецки на полу кофом. В первую секунду я даже подумал, что уснул, и мне сниться сон. Передо мной сидел тот самый странный парень, которого мы спасли от смерти еще в Шаас-Сахти. Парень, исчезнувший под моей кроватью.
- Ты что здесь делаешь? - спросил его я.
- Хони так ха нудха? - склонил голову чуть на бок коф. - Хони так ха ях?
- Не понимаю тебя, - вздохнул я. - Знаю только слово ях. И все.
- Ханс, - сказал он, протянув «с» как змея и радостно улыбнувшись. - Хони Ханс... то но то тэ ях. То но то кай хаях!
- Ях, хаях, - фыркнул я, а потом позвал погромче. - Кая, проснись!
Сипуха промычала что-то и заспанно открыла глаза.
- Ганс? - спросила она. - Тардака тог ха ка?
Потом, увидев гостя. девушка шустро схватилась за меч. Прикрыв меня своим телом, она выставила оружие перед собой, преграждая ночному гостю дорогу.
- Так ха? - спросила она у кофа угрожающе.
- Ха... - он потупился и отступил. - Орход то кам... кам ха кай хаях.
- О чем он говорит? - устроил я у сипухи с надеждой.
«От него несет магией смерти, - услышал я в голове голос сипухи. - Будьте осторожны, сон Ганс, он может быть очень опасен. Он... в общем как я».
«Как ты? - уточнил я. - В каком смысле?»
«Благословленный богами», - было мне ответом.
А... то есть ях - это отвергнутый, а хаях - наоборот, благословленный. Надо учить язык...
«Чего он от нас хочет?» - спросил я мысленно Каю.
- Конторда дел лоф у сул тол тейки, - сказала ему девушка. - Так ди... Хон тота так ха?
- О... - заулыбался гость.
Видимо, она донесла до него мысль о том, что я его не понимаю, и гость решил пойти другим путем. Он сделал жест, обведя вся все свое тело от шеи и до пола. Потом указал на меня.
Ну вот, только игры в крокодила нам еще не хватало!
«Дурной какой-то, - сказала мне Кая мысленно. - Мне страшно, сон Розалинд».
От этих ее слов стало страшно и мне. Тем временем гость поерзал на своем месте, повернулся в сторону стены и ткнул пальцем в нарисованную на ней змею. Я кивнул, хотя ничего не понимал. Ну и тогда странный парень взял, да и поклонился изображению, вытянув вперед руки. Потом посмотрел на меня вопросительно - мол, понимаю ли я?
- Не понимаю, - покачал головой я.
Гость вздохнул. Опять ткнул в меня, потом в змею на стене и снова отвесил молитвенный поклон. И тут до меня дошло. Ну да, блин, точно. Он и в прошлый раз мне предлагал помолиться василиску. Однако теперь это предложение начало обретать какой-то иной смысл. Если он благословенный... то вполне возможно может представлять интересы местного бога.
- Хони Ганс тордета тенд тобота ми но, - скала ему Кая, покачав головой, а потом указала на дверь. - Изм.
«Я сказала ему, что вы не можете молиться, - пояснила мне мысленно сипуха. - Что это не ваш бог. Попросила его уйти».
- Тап хомпа-та, - расстроился гость.
И тут в моей голове зазвучал уже другой голос. Голос, который раньше я не слышал. Громкий, гулкий, будто идущий из глубины колодца.
«Не плачьте, принц, возвращайтесь в Шаас-Сахти».
«С кем я имею честь говорить?» - спросил я испуганно.
Голос засмеялся:
«Глупый, формальный, много болтаешь. Оставь этих несчастных людей, едь в город. Там все решится».
«Я нашел, как отблагодарить вас, - голос в голове сменился на тот, что я знал - голос безумца. - Точнее я и тогда, в тот раз знал, как это сделать. Не решился, пшеничный принц. Но пожив неделю хорошей жизнью, я хорошо подумал».
«Ты попросил о помощи бога? Василиска?»
«Не совсем так, - склонил набок голову гость. - Да, он тебе поможет. Но я не просил».
«Что мне нужно сделать?»
«Всего-то помолиться, - коф опять повернулся к змее на стене и снова поклонился ей. - Вот так, вот так. Поклониться, попросить, поговорить».
«Но я не могу двигаться, - зажмурился я. - Я не могу так сделать...»
«Но надо именно так, - сказал гость. - Иначе нельзя».
Я тяжело вздохнул. Вот ведь... змея-то где. Соглашается помочь, но ставит невыполнимое условие....
- Дортен! - приказала гостю Кая.
- Дор... - согласился он.
Безумец встал, смущенно мне улыбнулся, видно понимая что не лучше, а хуже только сделал, и ушел. Через дверь ушел, и Кая тут же выбежала за ним. Из коридора донесся грохот, потом шипение, потом ругательства на незнакомом языке. И через секунду в комнату стрелой влетела белая змея. Тоненькая, маленькая, как ужик. Влетела и шустро поползла в мою сторону. Во мне все сжалось. Казалось душа ушла не в пятки, а в голову - только бы подальше оказаться от источника угрозы. И не зря я боялся. Потому что хладнокровная гадина тут же ринулась под мое одеяло.
Вслед за змеей, шаря глазами по полу, вернулась Кая.
- Лоти? - спросил она.
«Кая, под одеялом», - сказал я ей мысленно.
Девушка услышала и тут же с меня его стянула. Стянула, упала на колени и судорожно принялась ощупывать сначала матрас, потом мою далеко не свежую ночную сорочку. Ничего не найдя, она дернула мою одежку вверх и, увидев что-то, зажмурилась так, будто у нее зуб заломило.
«Что там? - спросил я настороженно. - Она сбежала?»
Кая открыла один глаз глянула растерянно, а потом вдруг усадила меня и наклонила голову так, чтобы я уставился на собственный живот. Я пошарил по коже глазами и в полутьме увидел. Вокруг моего пупка обвился рисунок белой змеи, кусающей себя за хвост. Внутри у меня все похолодело, захотелось потереть кожу чтобы убрать эту гадость.
Вот и помогай после этого на улице незнакомцам, блин... чтобы я еще хоть раз кому-нибудь помог! Тройного наступления на одни и те же грабли мой лоб не выдержит.
42. Сложное решение


После неудачи в Кош-Сурхе в столицу мы возвратились подавленными. Мало того, что ничего по сути не получили, мало того, что измотались, так еще и рисунок у меня на животе не собирался пропадать. Мы устроили небольшое собрание, когда загрузились на Царапину чтобы двинуться обратно в Шаас-Сахти - я, Альти, обе моих рыцарши и кронпринц. Последнего я позвал по одной простой причине - он единственный хорошо разбирался в местных легендах. Парень моего знака испугался. Испугался, но ничего конкретного не сказал. Не знал. Зато уговорил меня - неожиданно серьезно уговорил - рассказать все своему отцу.
По приезду в Шаас-Сахти на меня первым делом набросились местные маги. Утащили они меня в свою башню и долго-долго, хмурясь и ворча, рассматривали знак местного божка на моем животе. Рассматривали, хмурились, проводили какие-то сложные тесты, читали надо мной длинные заклинания-молитвы, спрашивали василиска, чего он от меня хочет. Впрочем, последнее-то было понятно. Он хотел, чтобы я пришел и согнулся перед ним в поклоне.
Против поклонения чужому богу во мне почему-то все бунтовало.
- Простите, ваше величество, но мы впервые с таким сталкиваемся, - заключил после моего осмотра маг. - Василиск молчит, как бы мы не звали его.
- Но хотя бы предположительно вы можете сказать, что мне делать?
Маг задумчиво хмыкнул и потер свою темную кудлатую бороду. Что мне делать он, кажется, совершенно не представлял, но сознаваться в этом ему явно не хотелось.
- Тьма, - зло ткнул в стену кулаком кронпринц. - И хаяхов у него нет, чтобы спросили.
- Разве каждая королевская семья - не благословенные? - спросил я на-автомате, крепко задумавшись, что мне делать.
Королевская чета - а пришли сюда, в башню магов, вслед за мной все, от короля до младшей принцессы - как-то смешалась, и я не стал развивать тему.
- Я слишком мало знаю, - вздохнул я тяжело. - Расскажите мне про Василиска хоть что-нибудь, чтобы я прикинул, что от него ждать.
- Да в том-то и дело, что никто никогда не знает, чего от него ждать, - тяжело, устало вздохнул кофейный король. - Наш господин и владыка - персона противоречивая. Даже более противоречивая, чем все прочие божества. Даже сферы его покровительства не так четко выражены, как у прочих богов. Например сферы вашего бога, дракона, это честь, власть и прогресс, а синей птицы - безумие, удача и знания. Но Василиск и Виверна, божество гречневого королевства, появились позже всего, вместе со своими народами. Мы ведь не чистыми расами считаемся, а смесью пшениц с лакрицами.
- Так вот чего они такие злые, эти гречи, - вздохнул я, прикрыв глаза. - Отстаивают свои права как отдельной расы?
- И да, и нет, - покачал головой кофейный король. - Виверна копирует во многих вопросах дракона и считается его уродливой дочерью. Она тоже дает гречневым королям долгую жизнь, но только королям и принцам. Виверна покровительствует войне и власти, но презирает прогресс, считая его самым большим злом, предпочитая ему традиции. И гречи считают, что их богиня взяла от своего отца лишь самое лучшее, что она учла его ошибки. Но увы, кета не разделяет их мнения. Что до Василиска - у кофе долго не было своего хозяина. И в какой-то момент тьма-птица послала нам нашего белого змея.
- Ясно, - вздохнул я. - Ничего хорошего...
- Нет, Василиск хороший! - неожиданно пискнула маленькая кофейная принцесса.
Все удивленно на нее уставились, даже ее отец, и тот выглядел ошарашенным. А девочка испуганно сжалась, но от мнения своего не отступилась. Задним умом я вспомнил, что ее воспитывали по словам среднего принца, в храме...
- Расскажи, не стесняйся, - мягко попросил ее я. - И прости, что обидел твоего бога. Впредь я буду осторожнее в словах.
- Василиск, - промямлила девочка, - появился из драконьего хвоста... Дракону стало жаль нас, безбожников, и он откусил свой хвост, чтобы сделать из него для нас покровителя. А часть великого дракона не может быть плохой. Просто он не всегда делает добро прямо. Он считает, что дать человеку урок лучше, чем дать ему хлеб. И то, что его не понимают и считают безумным - ересь.
- А еще он покровительствует лжецам и жуликам, - фыркнул кронпринц.. - Ты очень глупая, Пятнышко, доверчивая. Не верь всем на слово - а то облапошат.
- Тем не менее от принцессы я услышал больше полезного, чем от тебя, - поддел его я. - Да и ты сам хорош. Следуешь заветам Василиска по полной программе, прохвост?
Малышка влюбленно зарделась, а кронпринц глупо, смущенно улыбнулся отцу и украдкой показал мне кулак. А нечего было принцессу обижать!
- Ваше величество, что будем делать? - спросила меня осторожно Кая.
- Если бы я знал, - вздохнул я, устало закрыв глаза. - И дался я ему... Ну вот с чего Василиску приспичило заставить меня молиться?
- А я этого змея понимаю, - неожиданно подала голос Отна.
Я удивленно зыркнул теперь уже на нее. Повернулись и все остальные.
- Ну а че, - как-то стушевалась собачка, - вы уже поди и забыли, как народ к вам в комнату в замке Лэд набивался, чтобы посмотреть на такое чудо? А я-т помню! Я-т тоже набивалась, да кажись еще и больше других. Мне ж так это... дико от вашего появления было, че я буквально у вас под дверью ночевала. Все боялась, что пшик - и исчезнете как вас и не было.
- А я думал, что это тебя Элли поставила, - удивился я.
- Ну, потом-то и правда поставила, - смущенно почесала в затылке девушка. - Но первое время я сама, по своей воле торчала и отойти не могла. А боги че, лучше че ли? Нет. Они тоже грешили, да еще и поболе людей, если легендам верить. Так что... а мож им тоже интересно, а? Может они потому и того... вьются вокруг вас, а?
- Неожиданно дельное замечание, коллега, - хмыкнула Кая, посмотрев на меня другими глазами. - А Каркул, Василиск и Синяя Птица - три бога пантеона, что чаще всего являются людям. Неудивительно, что они были первыми.
- Да что происходит-то? - спросил хмуро, почти испуганно, кофейный король. - Кто вы, ваше величество пшеничный принц? Неужто эти глупые сказки о том, что Ласла вас воскресила из мертвых - правда?
- Вовсе нет, - вздохнул я. - Но рассказать без разрешения Ласлы не могу. Хотя сам я считаю, что я - плод деятельности яйца синей птицы.
На самом деле я бы рассказал, но только не в присутствие магов. Как-то я все же их побаивался - никак возьмут да кинуться свои какие-нибудь исследования проводить? Это в замке Лэд я под защитой... а тут - фиг их знает. К тому же Ласла просила все же хранить секрет, не сделала же она это просто так?
- Давайте сходим в храм к Василиску, - предложил кронпринц неожиданно. - Поклонишься этому змею - а он может тебя и излечит...
- Не слишком хорошая идея, - покачала головой Кая. - При своей непредсказуемости Василиск может вместо излечения - убить. Нет... лучше воздержаться от поездки в его главный храм...
- Что ты лезешь, дура?! - неожиданно сорвался на нее кронпринц. - Пусть ты обставила меня в оджу, но сейчас ты несешь настоящую чушь. Поездка в этот храм - последний шанс твоего господина на излечение.
От этих слов присутствующие как-то сжались, а вот парень вовсе не желал останавливаться.
- Неужели вы не видите, как ему тяжело? - спросил он, показав на меня рукой. - Да, пшеничник сильный, сильнее всех нас вместе взятых! Я бы на его месте рыдал бы ночами в подушку, а то и через неделю яда напился. Но ему же - плохо. Прячет просто, терпит чтобы мы о нем не слишком беспокоились.
- Перестань, - поморщился я. - Не стоит...
- Стоит! - прикрикнул он на меня. - Я с тобой пусть и мало знаком, но я тебя уважаю. И я не хочу, чтобы ты вел всю оставшуюся такой беспомощный образ жизни. Не хочу, понимаешь! А эта идиотка пытается...
- Прекрати! - тоже повысил голос я.
Страшно хотелось потереть болящие виски, сморщится, закрыться.
- Не лезть в душу, кронпринц! - напустился на него я. - Я уже привык, люди ко всему привыкают. И худая жизнь лучше доброй смерти, в этом Кая права. Нет, хватит, перебьюсь! Достаточно я уже питал ложные надежды. Хватит. Я и так слишком долго пользовался вашим гостеприимством. Пора возвращаться в Вадгард.
На меня действительно начинало давить то, что я объедаю и без того находящихся в не лучшем положении кофов. И не только объедаю, они на меня еще и прочие ресурсы тратят - медикаменты, деньги, время свое в конце-то концов. Пусть ради дела тратят... но я прекрасно понимал - Ласле нафиг с ними союз не нужен. Нет у Вадгарда денег, чтобы им помочь, мы и сами в долгах. И квартету они не нужны. И от того, что кофы прикладывали столько усилий к моему исцелению, мне становилось невыносимо тошно! Ведь зря же старались, никакой выгоды им от этого.
А вот то, что кронпринц обо мне так беспокоился, стало приятной неожиданностью. Мои слова заставили его остолбенеть, открыв рот.
- Ты... вообще рехнулся? - спросил он. - Мы так старались тебе помочь, а ты - отмахиваешься?
- Я не отмахиваюсь, - вскинул я подбородок. - Я благодарен вам. Но я не хочу греть себя ложными иллюзиями, кофейник.
Парень с силой ударил кулаком по стене, неразборчиво ругнулся и, злой как черт, выскочил из комнаты. Его коричневой лицо при этом стало почти бардовым от гнева. Мы все проводили его долгим взглядом, а потом я со вздохом попросил:
- Пригоните Царапинку. Завтра мы улетаем.
43. Храм василиска


Кофейный кронпринц упорно нес меня вверх по ступенькам заледеневшей, скользкой лестницы. Он ощутимо прихрамывал, однако на мое уже сто третье предложение повернуть назад отвечал отказом. А я висел у него на спине, привязанный за руки и за ноги, и не понимал, как до такого дошло.
- Придурошный кофейник, - ворчал я на него, когда он в очередной раз поскользнулся и еле-еле сохранил равновесие. - Что за муха тебя укусила...
- Заткнись, пшеница, - огрызнулся он. - Заткнись, иначе клянусь светом, я сброшу тебя с ближайшего уступа.
Паломнику, решившему посетить жриц василиска, следовало взбираться по лестнице в одиночку. Если же он не мог ходить, его мог донести друг или родственник. Сначала, еще до того как как мне прицепился тот идиотский хаях, я думал, что наверх меня донесет Кая. Для девушки это было легче легкого с ее благословением каркула, а вот любому другому туго бы пришлось. Но я даже представить себе не мог, что меня потащит кронпринц. К тому же потащит против моей воли.
Кофейник заявился ко мне внезапно, посреди ночи - все еще злой, но уверенный в себе. Явился, зажал рот, скрутил вместе с одеялами в рулет и выкрал. Что может быть легче, чем похитить паралитика? Ничего. Потом под мое невнятное мычание этот идиот угнал приготовленную к нашему отбытию Царапинку. Угнал, чтобы долететь до восточных гор и дотащить меня в святилище Василиска самостоятельно.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.