Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46917
Книг: 116550
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Попаданец для драконши» » стр. 28

    
размер шрифта:AAA

- Идет, - пожал я плечами, и не удержавшись уточнил. - И все же на что точно пойдет наша магия? Надеюсь, не на приближение конца света?
- Нет, - огрызнулся хозяин алькова. - Вы потратите ее на гораздо менее благородную цель, парень.
С этими словами он распахнул перед нами двери мельницы и мы вошли внутрь. Каменные жернова глухо шуршали друг об друга, ничего, кажется, не перемалывая. Зато на стене за ними имелась огромная, до самого потолка доходящая колба, до середины полная голубой энергией.
- Это - дело моих предков и всей моей жизни, - сказал ворчливо Гил. - Накормить мельницу. Вы внесете в это свою лепту. А потом те, кто придут за вами. И те, кто придут после них. Они все будут кормить прожорливую мельницу много столетий подряд, пока она окончательно не наестся.
- И что будет тогда? - спросил я.
- Не задавай глупых вопросов, кость, - хозяин алькова схватил меня за руку и, подтащив к колбе, положил на нее мою руку. - Будто бы я знаю, что тогда случится.
Я с сожаление ощутил, как из меня вытягивают силы. Знакомое чувство. Точно так же забирал мою магию и кристалл-артефакт, который я носил со дня своей инициации. Блик за бликом отбирал. Медленно, почти неощутимо, но все же.
- Но почему вы тогда этим занимаетесь? - спросил я удивленно, видя, что в колбе вообще не прибавилось от моего, как мне казалось, большого вливания.
- Потому что этим занимались мои предки, - проворчал Гил. - И предки моих предков. И этим же будут заниматься мои дети, внуки, правнуки.
- Я отдала пятнадцать, - коснувшись колбы, сказала Кая. - Бросайте ворчать и рассказывайте, кто прошел. Бандиты есть?
- Бандитов не видел, - поморщился гном. - Прошли сильные мира сего с охраной. Несколько правителей даже. И пара незнакомцев - псина и цветок. Что у вас там за шабаш намечается?
- Вернете тысячу - я вам расскажу, - в голосе Каи я уловил ехидство и удивился.
- Все издеваются над стариком, - проворчал Гил и потопал прочь из мельницы. - Идемте. Открою вам дверь. Чтоб вы там в кошмар провалились...
Это незлобное проклятье от вредного старикашки меня как-то укололо, но я решил не подать виду. В конце-то концов нужно было беспокоиться о предстоящей встрече, а не о плохом настроение какого-то безумца.
61. Шакал, который ни о чем не сожалел


Следующие двое покоев мы прошли быстро, не смотря на все опасения Каи, и я наконец понял, о чем говорили люди, считавшие водный план красивым. Нет, на самом деле красивые вещи здесь попадались мне часто - тот же альков Ласлы изобиловал интересными, пусть и мрачными, покоями. Но стоило выбраться за его пределы, как я увидел красоту совсем другого рода.
Первый альков был настоящим ледяным дворцом, полным скульптур, освещенным холодным голубоватым светом. Но при всем при этом в его залах и коридорах летали сотни бабочек, а из стен высовывались цветущие ветви вмерзших в лед яблонь, вишен, сиреней. Пол был завален опавшими нежными лепестками. И этот контраст зачаровывал.
Второй альков оказался тканевой мастерской. Большие ткацкие станки тянулись, казалось, бесконечно и одинаково, уходили куда-то за горизонт и за ними, молча, шурша нитями, трудились нехи-паучихи. На нас они не обращали никакого внимания и ткали свои ткани из самых разнообразных нитей - зачем, для кого, непонятно! Вышли мы оттуда через боковую дверь, прошли темный коридор и оказались в приоткрытой двустворчатой двери, на которой изображались две витых ракушки с высовывающимися из них по пояс человеческими силуэтами.
- Дошли, - выдохнула Кая. - Слава свету, без приключений.
- Теперь дело осталось за малым, - улыбнулся ей я. - Открывай!
Сипуха тут же распахнула предо мной двери и я, выпрямившись, вышел в просторный, светлый зал суда. За кафедрой судьи сидела серая каменная статуя, держащая в руках над столом молоток. Статуя изображала мужчину, борода которого доходила до самой груди а вот волос на голове совсем не было. Помимо судьи имелись и зрители - их оказалось немало, и среди них я к своему удивлению увидел и кофейного кронпринца, и лавандовую принцессу. Оба моих друга весело мне помахали.
«Тайная встреча, блин, - подумал я, с некоторым сомнением осмотрев собравшихся. - Интересно, кто их пригласил?»
- Удивлены? - подал голос маг, сидящий на одном из двух стульев перед самой кафедрой судьи. - Идемте сюда, ко мне, сон Розалинд. Соломати нас рассудит.
Я перевел на него взгляд и встретился с красными глазами на шакальей морде. Весьма хитрой и самодовольной морде - нечто среднее между лисой, волком и просто гадом. За его спиной переминался с ноги на ногу другой маг, голова которого находилась внутри бутона розы а тело напоминало ствол молоденького деревца. Я уже устал удивляться и пугаться чудных образов водного плана, но почему-то от вида этих товарищей мне стало не по себе. И не во внешности было дело... а во взглядах. Так люди, пришедшие заключить мирный договор, не смотрят.
- Рад вас видеть, - вместо приветствия сказал я, садясь напротив шакала на предоставленный мне стул. Кая, распушив перья и сложив крылья, встала за моей спиной. - Но вот незадача - вы знаете мое имя, а я ваше - нет. Представьтесь, или пожелаете остаться неизвестным?
- Так вы действительно ничего не помните? - хмыкнул шакал. - Это многое объясняет... хотя раньше я и не был магом. Что ж, хотел бы я скрыть свое имя, да не могу. Норлейв сонор Бран. Вам это имя вряд ли о чем-то скажет, если вы не помните своего прошлого...
- Зато мне - скажет, - угрожающе ухнула Кая. - Рыцарь короля Кобольта сонора Розалинда. Жалкий трус, сбежавший вместо того, чтобы защищать своего господина. Тот, из-за кого славный клан рыцарей-волков переименовали в позорный клан шакалов.
Я напрягся.
- Успокойся, милочка, - оскалился шакал. - Мои поступки - это не твое дело. Ты рыцарь, так заткнись и стой, как полагается. Не лезь в разговор своего господина.
- Давайте вернемся к делу, - как можно более мягко прервал его я, хотя во мне все бурлило от негодования. - Итак, я пришел как и было назначено. Жители Кош-Сурха тоже переехали и живут теперь в довольствии. Все условия сделки выполнены.
- Не все, - поморщился, зарычав, шакал. - Вы не отпустили пленников.
- Они сами не пожелали уходить, - пожал я плечами. - Но разве до вас не дошла одна из них, что отправилась рассказать о наших добрых намерениях?
- Дошла. Ее труп принесли мои люди. Выловили ее голой и изнасилованной из реки.
- Люди короны к этому не причастны, - покачал я головой. - Напротив - они охраняли ее до самого места встречи и оставили там, передав вашим людям как я понимаю.
- Вы были там? Видели это своими глазами?
- Нет, - пожал я плечами. - Но я читал отчеты...
- Ложь! - огрызнулся Норлейв.
- Здесь ведь вроде нельзя лгать? - уточнил я.
- Вам скормили ложь, принц, а вы съели ее и ничего не заподозрили.
- Послушайте, - я тяжело вздохнул и встал.
Нужно было говорить. Но что? Этот шакал был очень зло настроен, но... может что-то все же у меня получится придумать? И не таких убеждали в конце-то концов. Если я справился с синей птицей и василиском, то почему бы мне не справиться с дезертиром и предателем? И слова сами полились из моего рта, обдавая несуществующее горло жаром.
- Я понимаю, что вы напуганы, - начал я осторожно. - Все же, вы столько времени прятались и страдали от нападок короны. Я понимаю вашу настороженность, ведь все это выглядит как ловушка. И вам, разумеется не хочется вести людей на убой, да и вам самому, как дезертиру, грозит смерть. Но подумайте вот о чем. Я ездил в Кош-Сурх. Я жил с ними неделю, учился у них, ел из одного котла с ними. Я ездил к ним недавно в клуб Стеклянных ученых и видел, как они хорошо устроились. До вас тоже наверняка доходили слухи. И я спрашиваю вас - как вы думаете, зачем короне тратить вдруг на уничтожение яхов столько денег, когда мы еще не оплатили кредит лавандовому королевству? К чему собирать ученых, синтетов, безбожников со всей кеты и устраивать их жизнь?
- Сговор, - гавкнул шакал уверенно. - Решили избавиться ото всех нас одним ударом. Зачем - мне почем знать? А деньги... деньги могли дать и другие страны.
- Кто? - саркастически улыбнулся я. - Кофе? Вот там, в зале, сидит кофейный кронпринц, и он вам подтвердит, в каком плачевном состоянии их страна. Им не до кучки ученых. Нет никакого сговора или заговора.
- Да-да, - с таким же сарказмом фыркнул этот Нолейв. - Пока что вы меня не убедили. Причины!
- Они просты и очевидны, - пожал я плечами, и снова опустился на свое место. - Смотрите сами - Вадгард должен денег. Ласла, моя сестра - в немилости. Чтобы укрепиться как королеве-женщине ей нужно сделать что-либо, чем она запомнится. Ей нужен любой прогресс, любой шаг вперед. В магии все или почти все изобретено, зато наука - неизведанная область. Для того нам и нужны ученые. И я верю в то, что если мы поможем вам сейчас, вы приумножаете в будущем состояние Вадгарда. Да что там... измените мир, и, я надеюсь, к лучшему.
- Вы так наивны, - горько усмехнулся шакал, и встал сам. - Что ж, последний вопрос. Скажите, вы верите, что ваша сестра не взорвет ваш наивно созданный клуб, когда в нем накопится побольше ученых? Вы верите в то, что все, что она говорит - правда?
- Да, разумеется, - пожал я плечами. - У меня нет причин в ней сомневаться.
- Тогда вы ничуть не изменились, хотя поначалу мне показалось обратное, - фыркнул Норлейв. - А теперь сидите и слушайте, ваше высочество. Я позвал вас сюда вовсе не затем, чтобы подписать договор, который приведет мою новую семью к смерти. Нет... я хочу открыть вам, и всем здесь собравшимся истинную суть той гадюки, что скрывается под маской дракона.
Я внутренне нахмурился - благо на черепе это никак не отражалось.
- Хорошо, я выслушаю вас, - кивнул я, пытаясь, чтобы мой голос не выдал негодования. - Постарайтесь меня убедить.
- Итак, с чего бы мне начать, - злобно усмехнулся шакал, заведя руки за спину и принявшись ходить вокруг двух наших стульев. - Начну, пожалуй с того, сон Розалинд, о чем вам неоткуда было узнать. С вашей семьи.
- Да-да, - скучающе вздохнул я. - Грязные, лишившиеся благословения Розалинды. Оба старших мужчины - насильники, избивавшие жриц трехцветной кошки и зажимающих в темных углах служанок. Мать - как я понял была с ними заодно. Сто раз уже я ото всех это слышал, но меня это не особенно заботит.
- О, как чудесно, - с сарказмом гавкнул Нолейв. - Какая несвежую песню вам напели ваши домашние. Да, это знают все. Старые порочные Розадинды - чревоугодники и страстолюбцы, святая Ласла, жертва этих поганых стариков и вы, маленький, пушистенький всеми любимый зайчик, трепетный и правильный до противного. Да, грейте себя этими сказками, сон. Верьте в них. Но я расскажу вам другую историю. Такой вы еще не слышали, я вас уверяю.
Я напрягся, но прерывать его не стал. Сомнений не оставалось - все это ловушка. Ловушка не чтобы убить меня... а чтобы подгадить репутацию Ласлы. И мне сейчас нужно было не внушать этому псу, чтобы он примкнул к моему клубу, а постараться высмеять его и возвысить сестру. Повернуть все как можно более в нашу пользу. Но сначала - выслушать, что этот урод скажет.
Кая тоже, видно, это поняла, и сжала свою птичью лапку на моем плече.
- Жила была семья из четырех человек, - усмехнулся Норлейв. - А потом вдруг, перед самым рождением пятого, святая сестрица Ласла вдруг заболела. Заболела и пропала неизвестно куда, по словам короля - лечилась вдалеке от столицы. Где уж шлялась эта замечательная личность на самом деле - неясно, но вернулась она только когда ее младшему брату было уже три года. Вернулась еще более больной чем раньше. А потом начались какие-то странные вещи, замечательный мой принц. Хорошие король, королева и кронпринц почему-то начали стареть. Вопрос - неужели простое совпадение?
- Улик для обвинения недостаточно, - хмыкнул я. - Но мнится мне, вы еще далеко не все рассказали...
- Да, разумеется. Улик, как вы их назвали, у меня много. Не прямых, нет, что вы. Розалинды умели хранить свои секреты. Но вот вас странный факт номер два - Ласла пятьдесят лет ходила в невестах гречневого кронпринца и что-то все как-то они не женились и не женились. Вроде спали вместе, вроде их и целующимися видели, и даже любовью занимающимися за занавеской застукивали, но свадьбы, хотя выкуп был уплачен, все не было и не было.
- Но заметьте, - вклинился я. - Старели почему-то старшие, а младшие оставались молодыми.
- Свежо приданьице, - отмахнулся шакал. - Ничто не мешало вашей обожаемой сестричке скрывать это просто чуть лучше. К тому же в свет она выходила не так часто, как остальные - все дома оставалась больше. Но с другой стороны нет, я не отрицаю, что она не причем и эти странные странности - просто какие-то их семейные заморочки. Нет. Может и правда, жили вы с ней среди старших грешников святые и неприкосновенные - а то, что Розалинды были распущены и тащили в постель все что движется чистая правда. Красивая глупая девочка и ее слабоумный братик, красивая картинка.
- Вы сейчас назвали меня слабоумным?
- Отнюдь, ваше высочество, вы всегда жили завязав глаза розовой тряпочкой, - сладко пропел Норлей. - Такой милый мальчик, уси-пуси. Вам, мать вашу, пятьдесят лет, а вы даже не подозревали, что ваш отец насиловал вашу няньку каждый день после того, как она гасила свет в вашей комнате. И сейчас вы, судя по всему не изменились - не видите дальше своего носа.
- Продолжайте, продолжайте, - махнул я ему рукой. - Можете говорить обо мне любые гадости. Помните, что грязью кидающийся прежде всего свои руки пачкает, а снарядом может еще и не попасть.
- О, какие мы стали умненькие мальчики, - мерзко засюсюкал шакал. - Ну да ладно. Это не важно. Пусть вы были глуповаты и слепы, но зато в вас было хоть что-то человеческое. Хотя жаль, что ума не прибавилось.
Хлоп! Хлоп! Хлоп!
Молоток судьи трижды опустился на кафедру, от чего Норлейв вдруг схватился за голову.
- Хорошо, хорошо, - выкрикнул он. - Я признаю, вы умнее, чем были, и я это вижу. Потому вы поймете то, что я дальше вам скажу.
Он тряхнул головой, посмотрел на меня своими красными глазами и продолжил уже не как с придурком со мной разговаривать, что меня порадовало.
- В ночь, после вашего дня рождения, ко мне подошла ваша сестра, - сказал он, пялясь мне прямо в глаза. - Подошла и попросила меня постоять на посту лично, посторожить покой королевской семьи. И когда на часах стрелки показали три ночи пришло пятеро тихих рук. По счастью, среди них был мой старый приятель, с которым мы выросли на одной улице. Он подошел ко мне и сказал - сейчас мы пойдем и убьем короля и королеву, а ты беги, на тебя контракта не было. Беги так далеко, как только сможешь убежать, потому что скоро все изменится. Что ж... я сбежал.
- Весьма смелый поступок, - поежился я, предчувствуя услышать очень и очень нехорошую правду.
- Я не жалею, - усмехнулся Норлейв. - Скажи мне тихие руки прирезать короля - я бы прирезал. Всего единый раз в замок пришла моя дочь навестить меня... и ушла она из замка искалеченной немой сумасшедшей. Король сказал - повар. Лишил повара его колбаски и все дела. Но я был зол, как может быть зол только отец, ребенка которого изнасиловали и выбросили, как дырявый носок. Я убил повара, но он до последнего кричал, что не трогал. А то, что король и кронпринц меры в любовных утехах не знали было всем известно. Да, я бы убил Розалиндов... но бросить их и отдать тихим рукам тоже было ничего идеей.
- Я сочувствую вашему горю, - нахмурился я, - но при чем здесь Ласла? Ваши претензии не к ней.
- Верно, не к ней, - сощурился шакал. - Но она - часть это поганой, страшной семьи. И когда я бежал, я долго прятался в городе. Примкнул всего на пару дней к нищим, чтобы затеряться - измазал лицо сажей. И как-то раз я видел ночью призабавнейшую вещь. Я наблюдал, как тихие руки в кабаке делили вознаграждение и смеялись, потому что плату получили дважды. И первый раз им заплатила Ласла, решившая цинично прирезать всех, включая своего милого братишку, ради короны.
- Ложь! - вскочил со своего места я.
- Но, как видите, Соломати молчит, - усмехнулся Норлейв.
- Сон Розалинд, успокойтесь, - осторожно сказала Кая. - Давайте уйдем...
Чувство было такое, будто этот шакал воткнул мне в сердце нож. Нет... не он. Ласла. Лицемерная Ласла, столько добрых слов мне говорившая. Милая Ласла, что так любила своего брата. Страшная Ласла, которая заплатила убийцам за смерть собственных родственников. Но я заткнул себя. Заткнул то, что внутри меня орало о том, что нельзя защищать убийцу. Заткнул, встал прямо и, чувствуя, как каждое слово обжигает мой рот, заставляет череп чернеть и обугливаться, начал.
- Знаете, нет на кете не одного человека, который хоть раз в жизни не совершил бы ошибку. Но только одних людей одна серьезная ошибка превращает в чудовищ, а для вторых становится важным жизненным уроком, который не хочется повторять. Все ошибаются и все что-то из своих ошибок выносят. Но не у всех есть такая полезная штука, как благословение дракона. У Розалиндов оно есть. И стоит нам совершить одну ошибку, один неверный шаг, как мы лишаемся благословения и начинаем стареть. А теперь подумай сам, сложи два и два, и скажи мне - кто виноват? Розалинды, которые старели и умерли, или Ласла, которая, даже заказав свою семью тихим рукам, не потеряла благословения и не превратилась в старуху!
- А откуда мы знаем, дорогой мой принц, что она не лишилась этого своего благословения? - сладко спросил Норлейв, опустившись на свой стул и закинув ногу на ногу. - Как удачно, скажи, она начала носить эту маску, прикрываясь проклятием. О, в сокрытие своих грешков она превзошла своих предшественников.
- Собрано, - усмехнулся ему я, вставив слово, которым завершал победитель раунд в оджу. - Это всего лишь предположения, которые не могут быть правдой или неправдой, ибо вы не знаете истину. Что ж, зато я знаю ее. Во-первых, его величество выглядит как прекрасная, двадцатилетняя девушка - я вижу ее такой каждое утро. Во-вторых, это правда, так как я маг и распознал бы иллюзию.
К слову я и правда проверял. Не нарочно, правда, а просто научившись от Каи смотреть на подложку ледяного плана я смотрел на все подряд, ища заклинания. В том числе смотрел я и на Ласлу, и видел черный дым, окутавший ее голову. Проклятье, под иллюзией бы я увидел просто настоящее лицо.
- В-третьих, - продолжил я, - передо мной пару раз люди падали в обморок от одного взгляда на ее лицо.
- В четвертых, - вдруг подхватила Кая, - я сама падала в обморок при виде ее лица. И видела, как падали от того же гречневые солдаты на войне.
Взгляд Норлейва заметался, такого он явно не ожидал. Неужели был уверен в своей победе, в своей теории? Или его просто удивило то, что я не разозлился на королеву а продолжил давать отпор?
- А хотите проверить, - добил я его, - приходите в замок. Ласла снимет перед вами маску. И о да, вы наверняка увидите ее молодое и прекрасное лицо.
- Я все равно не собираюсь доверять этой гадюке, - вскочил со стула шакал. - Хоть сто лет ее обеляйте, она - сука, заказавшая родных убийцам!
- О, как вы непостоянны, - усмехнулся я, сложив руки на груди. - А ведь только что вы говорили о том, как бы вы хотели сами их прирезать. Избавьте меня от этого цирка и проваливайте. И передайте вашим людям, что если они хотят жить нормально а не прятаться по углам как крысы - им всегда будут рады в клубе стеклянных ученых. А сейчас прошу меня простить. Я и так потратил слишком много времени на этот бредовый разговор!
И с этими словами я страстно пожелал переместиться в альков Ласлы. И вовсе не затем, чтобы отпраздновать победу в словесной дуэли...
62. Кошмар


- Скажи мне, что эта неправда! - потребовал я сразу же, как появился в зале с двумя дверьми. - Скажи мне, что у тебя на это были причины, Ласла! Умоляю, скажи мне, что ты не убивала Ганса! Ты ведь разговаривала здесь, в воде, с Каей и не раз, так почему же ты не говоришь со мной? Почему?!
Маленькая дверь молчала. Я подошел к ней и зло постучал, потом подергал ручку. Эйтова цепь все еще валялась на полу и светилась золотом.
- Ласла, ты столько говорила о том, как ты любила брата, - я сполз на колени, уткнулся в дверь лбом. - Ты столько раз это повторяла. Почему же ты заказала его убийцам? Зачем? Я понимаю короля, королеву, но его... Если это так - то ты самая большая лицемерка из всех, что я видел, а я - самый большой дурак!
По двери с той стороны постучали. Я поморщился. Видеть ее не хотелось. Говорить с ней не хотелось. Я просто... просто орал. Через дверь это было делать проще.
«Ганс, Влад, успокойся, - перебрав свои имена, сказал я, вздохнув. - Давай, может ты все не так понял? Может этот долбанный дезертир что-то не то услышал? Или напутал? Или сам себе внушил, ведь правда там явно имелась в виду из тех, в которую веришь ты сам. Войди, встреться с Ласлой, поговори. Не руби с плеча, узнай правду».
И я дернул дверь, которая, наконец, поддалась. Дернул и пролез внутрь, готовый разразиться вопросами как грозовая туча - молниями. Однако стоило мне увидеть Ласлу, как я забыл все слова. Забыл, и замер, глядя на нее ошарашенно. Если бы обликом можно было убить - я был бы уже мертв.
На ум пришли слова Каи о том, что в воде каждый принимает другой облик. И облик этот зависит от того, чем себя чувствует человек. Я чувствовал себя ходячим скелетом, воскресшим мертвецом. Кая - вольной птицей, что охотится на мышей и свободно парит в небесах. Оди - ледышкой, кофейник - человеком, что стоит на страже своих идеалов, стражником. А Ласла...
Эйтова цепь тянулась к сидящему на троне огромному, иссохшему словно мумия существу и обвивала лодыжку. Две цепи, торчащие в разные стороны шипами, оплетали тело Ласлы не давая шевельнуться. Лицо украшала маска, больше похожая на ощетинившегося морского ежа. Маска без отверстия для рта и глаз с иглами столь тонкими и остро отточенными, что их кончики блестели. На голове королевы была корона такая тяжелая, что она, и так отягощенная маской, не могла откинуть голову назад и держала ее опущенной. И ко всему прочему из ее груди торчало столько мечей, копий и стрел, что было непонятно - почему она еще жива?
- Ла... Ласла, это ты? - забыв о своих глупых обидах, спросил я.
Существо тяжело, еле-еле, кивнуло и протянуло мне руку. Я был ростом чуть больше ее ладони, но все равно вцепился в ее палец, обнял его, уткнулся в сухую плоть своим костяным лицом, спрятал глаза.
- Почему?! - вырвалось у меня. - Я ведь думал, что со мной тебе стало легче. Ты ведь вела себя так легко, даже начала выглядеть младше. Я думал, проклятье вот-вот спадет, но...
Я поднял на нее лицо, пытаясь найти глаза. Не нашел. На меня смотрели лишь крестовины мечей да блестящие острия игл маски.
- Почему ты не борешься, мрак тебя забери?! - выкрикнул я. - Ненавидишь себя за то, что убила брата и семью, истязаешь саму себя?! Прекрати это! То, что случилось - случилось, и того, что тебе жаль и ты так больше никогда не сделаешь - достаточно, Ласла! Пусть я стану искуплением твоих грехов! Давай же, вырви из себя эти мечи! Освободись!
Королева тяжело покачала головой, и меня взяло зло. Я подошел к ней, ухватился за ткань истлевшей юбке, едва прикрывающей ее колени, влез на ее ноги и принялся с остервенением вытаскивать те мечи, до которых мог достать и кидать их на пол. Мечи, копья, стрелы... вскоре на полу образовался целый арсенал.
- Ганс, прекрати! - раздался от двери крик Каи. - Ты ей этим не поможешь!
- А что я должен сделать?! - чувствуя, как меня обуревает отчаяние, выкрикнул я в ответ. - Смотреть, как она мучает саму себя?! Смотреть, как она сидит здесь, несчастная и одинокая, и даже слова сказать не может?! Ласла сделала меня счастливым, дала мне новую жизнь, в которой есть смысл и цель! Как я могу просто отвернуться и сделать вид, что все в порядке?!
- Смирись, никто ничего не смог с этим сделать! - со слезами в голосе продолжила Кая. - Я верю в тебя, но не в этот раз. Королева такая давно, это не проклятье, это - то, как она...
- Да, как она себя ощущает! - зажмурился я, бросив себе за спину очередную стрелу. - Но люди меняются! Нельзя застревать в собственной боли. Нельзя! Если ты не лечишь болезнь, что пожирает тебя, не удивляйся, что ты несчастен и тебе больно!
Я вцепился в Ласлу, обнял ее как мог и уткнулся лицом в посеревшие тряпки:
- Я прощаю тебя, слышишь! Прощаю! Ты ошиблась, но я сейчас здесь, с тобой, и я на тебя зла не...
От удара Ласлы я отлетел и больно шмякнулся об стену. Но не этот удар меня сокрушил. Меня сокрушило то, что он значил. Я сполз вниз, уперся руками в пол и пожалел, что у меня нет глаз. Можно было бы хотя бы заплакать...
- Ганс, успокойся, - кинулась ко мне Кая. - Она не хотела ничего плохого... она...
- Она не хочет! - я закрыл глаза руками и уткнулся лбом в пол. - Она не хочет снимать проклятье... тогда зачем я вообще нужен? К чему был весь этот цирк? Я не хочу быть очередным кнутом, которым ты стегаешь себя из чувства вину... не хочу... не хочу.... НЕ ХОЧУ!
Меня окутало холодом и я ощутил, что начинаю тонуть. Ненависть - к себе, за то, что ничего не понял, за то, что жил с закрытыми глазами. Отчаяние - из-за осознания того, что я ничего не могу сделать, чтобы спасти королеву, ставшую мне роднее родной семьи. Горечь - ото всего, что случилось. И я тонул в этом, тонул, тонул в полу, пока не провалился и не ухнул вниз, пока не полетел навстречу темному чреву кошмара, поющему свой страшный гимн в мою честь.
Но, в последний момент, меня снова поймали...
Я расшибся об сложенные лодочкой узловатые пальцы, а сверху на меня свалилось нечто пернатое и мягкое. Меня и кинувшуюся за мной Каю поймал музыкант - такая ирония, видно решил за собачий вальс поблагодарить. Но меня все равно непреодолимо тянуло вниз, и руки неха дрожали. Черные нити опутали меня, и тащили жадно, намереваясь забрать и пожрать то, что у них ранее отняли.
- Ганс, - сипуха вцепилась в меня, в ее глазах плескался испуг, выливаясь слезами. - Очнитесь! Не уходите! Не оставляйте меня!
- Да зачем?! - закрыл я лицо руками. - Я ведь бесполезен! Что я творю вообще?! Возомнил себя черт знает кем! Принцем, магом, спасителем! А на деле я лезу в то, что меня не касается, сплю с кем попало и веду себя самоувереннее чем гребанный кофейник! Да как вы только еще терпите меня?!
- Это не так, - с силой вцепилась в мои костяные ладони Сипуха, отвела их в стороны. - Вы всем там, наверху, нужны. Вы мне нужны! Мы ведь с вами даже не попутешествовали по водному плану! Я не показала вам ни одного из своих любимых мест! Утоните - и вы их никогда не увидите!
Руки музыканта затряслись сильнее, и я понял, что мы вот-вот сорвемся. Вместе.
- Кая, убирайся отсюда, - попросил ее я. - Уходи, пока и тебя не затянуло. А я... все. Оно меня уже не отпустит. Я переживу... а для тебя это будет слишком большая потеря.
Сипуха упрямо помотала головой, а потом зажмурилась и выкрикнула со всем тем отчаянием, на которое только была способна:
- Да как я могу бросить человека, которого люблю?!
Кажется, даже кошмар от этих слов дрогнул, и руки музыканта на секунду перестали трястись. А Кая счастливо распахнула глаза. Ее крылья откинулись назад, засветились и принялись вытягиваться вверх, вверх, вверх, пока я не перестал видеть их окончание.
- Свет... - пробормотала она блаженно. - Неужели я наконец... это сказала?
И после этих слов ее крылья превратились в нити. В светлые нити, которые скрутили ее и со всей силы дернули вверх. Я с ужасом увидел, как ее улыбающееся лицо пропало вдалеке, унеслось в грезу. Видел, как высунувшаяся из стены колодца рука Ласлы попыталась ее поймать, но лишь загребла воздух. Кая пропала... а меня накрыла новая волна отчаяния. Руки музыканта страшно затряслись, кошмар потянул меня вниз с новой силой, будто пытаясь задушить.
«Ну вот и все? - подумал я. - Интересно, что будет с моим телом?»
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • ikrinka90 о книге: Екатерина Сергеевна Верхова - Академия элитных магов
    в целом задумка не плохая,не хватило остроты событий. до середины интересно, но потом запал пропадает и становиться скучно.вечерок скоротать можно и забыть.

  • happyltd@mail.ru о книге: Валери Фрост - Летящей походкой
    Книга мне понравилась, не смотря на заеженность жанра (попаданка+всё удается+все друзья). Под конец автор сумела меня удивить и выйти на новый уровень.

  • Мурасаки о книге: Надежда Мамаева - Спасти диплом, угнать дракона
    Мне книга понравилась! Местами интригующая, местами предсказуемая, но всегда динамичная и с юмором! Читала с удовольствием и ничуть не жалею о потраченном времени!

  • Мурасаки о книге: Ольга Олие - Блондинки тоже не промах
    Легкая, симпатичная книжка, чтобы скоротать вечер. Это вторая книга и начинается она с нестыковки с первой книгой: в первой части ГГ закончила первый курс и собралась к драконам, а приехала уже третьекурсницей. По ходу повествования есть отсылки к событиям 2-го курса, кажется, что между первой и второй книгой должна быть еще одна, но со второй половины книги сюжет затягивает. Дочитывала уже с удовольствием, но перечитывать точно не захочу.

  • Алишка о книге: Татьяна Корсакова - Беги, ведьма
    Я была в диком напряжении все три книги. Иногда даже откладывала, чтобы успокоиться. Но это того стоило. Ради эпилога, ради такого же дикого облегчения.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.