Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47576
Книг: 118640
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Попаданец для драконши» » стр. 29

    
размер шрифта:AAA

Я закрыл глаза, чтобы не видеть, как упаду. И руки музыканта разжались. И полетел я вниз...
И опять меня поймали. Но на этот раз так поймали, что держащие меня путы ослабли.
С удивлением распахнув глаза я увидел Ласлу. Истерзанная королева держала в одной руке меня, в другой - один из тех мечей, что ранее торчали из ее груди. В кошмар капала кровь, что стекала со всего ее тела, сверху обиженно позвякивали шипастые цепи, упустившие свою добычу. Взмах - и она отсекла черные нити, что меня держали. Обрубила и потащила меня вверх словно куклу, упираясь ногами в стены колодца.
А я, будто очнувшись наконец от страшного сна, понял, что даже не подумал выйти. Но, может, подумала Кая? Может, греза ее не сожрала? Я пожелал этого так страшно, что тут же оказался в собственной кровати, в замке Лед, даже не произнеся заклинание. В комнате было темно, ни зги не видно, но слабая рука Каи все еще сжимала мою собственную руку.
- Кая, - с надеждой сжал я ее ладонь в ответ. - Скажи, что ты очнулась. Пожалуйста...
Резанул по глазам свет, на пороге появилась растрепанная королева в мятой сорочке - без маски, с красными от накатывающихся на них слез глазами. Но я увидел ее лишь краем глаза. Потому что я смотрел на Каю, блаженно улыбающуюся во сне.
63. Башня Розы


- Прости меня, - устало сказал я.
Хотелось лечь и умереть. Мы вдвоем с королевой сидели на краю кровати, а за нашими спинами лежала утонувшая сипуха. Моя скула болела - ворвавшийся следом за Ласлой Эллиот постарался. Впервые я был благодарен кому-то за удар по лицу...
Минуту назад здесь, в моей комнате, был аншлаг. Змеи, совы, рыцари, любопытствующая прислуга. Мы с Ласлой заставили их удостовериться, что Каю и правда утянуло в грезы, а потом сразу же всех разогнали. Слишком много произошло всего за один раз, нужно было все переварить, потому минут пятнадцать мы просто сидели молча, погрузившись каждый в свои мысли. Не знаю уж о чем думала Ласла... но я - искренне сожалел. Ведь если бы я только не раскричался как последний дурак, если бы я успокоился, вышел из воды и поговорил с сестрой с глазу на глаз - ничего плохого бы не произошло.
Но все произошло. Нет, были, конечно, в случившемся и плюсы. Выбравшаяся из цепей чтобы спасти меня Ласла, например. И то, что меня все же в кошмар не унесло. Но все эти плюсы меркли при осознании одного факта - зато утянуло Каю. Ей ведь, обожающей магию, скорее всего закроют ход на водный план как только достанут из грез. И от этого на душе становилось настолько паршиво, что я и не знал, что делать.
- Это ты прости, - ответила эхом Ласла. - Я тоже та еще дура. Хотела держать тебя подальше от собственных проблем... как и всегда ни к чему хорошему это не привело.
Я посмотрел на нее, она - на меня.
- Я его не убивала, - покачала она головой. - Я заплатила убийцам за троих. За отца, мать и старшего брата. Хотела избавиться от них, прогнивших стариков, и посадить на трон Ганса. Но я убила его. Потому что если бы не этот сговор, который оказался с двойным дном, мой... любимый брат был бы жив. Получилось так, что северный граф просто воспользовался моей ненавистью к семье и с моей помощью проник в замок. Он оплатил тихим рукам и мою смерть. Когда я поняла, что происходит, было уже поздно...
- Как ты выбралась? - понимая, что мне это сейчас совсем не интересно, на автомате спросил я - просто чтобы что-то слушать.
- Меня спасла моя служанка, - сказала Ласла. - Она была похожа на меня внешне. Легла на мою кровать, накрылась одеялом, спрятала лицо в подушке. Ее убили за меня, а я успела сбежать. Эрик спас меня тогда - наложил хорошую иллюзию и вывел из города. Помог организовать сопротивление...
Мы снова замолчали. Я глянул на свою сипуху, покачал головой:
- Если бы я только вовремя остановился и не начал ломать трагедию...
- Нет, - отрезала Ласла. - Ты был прав. Прав во всем. От и до. Я эгоистка, которой нравится мучить себя прошлым. И... спасибо за то, что дал мне такой стимул освободиться наконец. Я не помню, когда я могла шевелиться в последний раз на водном плане.
Королева встала, вскинула подбородок и объявила.
- Так, хватит хоронить Каю. Она не мертва. Пойдем и вытащим ее.
- Вытащим-то мы ее вытащим, - вздохнул я тяжело. - Но магия...
- У нас есть цепь, - оборвала меня Ласла, обойдя кровать и устроившись по другую сторону от сипухи. - Будешь вместе с ней ходить, Ганс. Хотя мне бы, на самом деле, очень хотелось, чтобы ты остался здесь и не совался больше на водный план. И так дважды чуть в кошмар не упал.
- Третьего не будет, - покачал я головой. - Точнее - четвертого. И я хочу пойти с тобой. Это отчасти моя вина, что она - утонула. Хочу хоть что-то сделать для того, чтобы ее вернуть.
- Хорошо, как я и предполагала, - вздохнула с натянутой улыбкой Ласла, а потом скомандовала. - Ложись и выходим. Пойдем в башню роз, в пограничную башню перед грезой. Может, если мы побыстрее достанем Каю, и последствия будут мягче.
- Может, - я тоже забрался на кровать и осторожно взял сипуху за руку.
А ведь так хотели вернуться поскорее и...
Я закрыл глаза и прочел заклинание. Прочел и оказался в знакомом зале, повернулся к маленькой двери. Если в прошлый раз мне страшно не хотелось за нее заходить, то сейчас... сейчас я надеялся полюбоваться на освободившуюся королеву.
Ласлу я застал за вытаскиванием из своей груди последнего меча. То оружие, которым она обрубила держащие меня нити стояло у стены, и с него на пол капала уже ставшая мне привычной нефть. Королева была, пожалуй, ужасна. На руках болтались кандалы с оборванными цепями, тело прикрывали лишь окровавленные - и откуда только в этом сухом теле столько крови? - полуистлевшие тряпки. Но тем не менее она была наконец-то свободна. Хотя все равно - громадина. А нам ведь еще как-то через маленькую даже для меня дверь придется пролезть.
- Тощая ты, кормить тебя надо, - неудачно пошутил я.
Моя сестрица повернула голову на звук, а потом вдруг схватилась за иглы своей маски и принялась старательно отдирать ее от лица. Именно отдирать а не снимать, видно крепко она приросла. Я, поморщившись, отвернулся, боясь, что когда она закончит, я увижу лишь скалящийся череп. Но когда я повернулся, то увидел просто еще одну маску. Маску, от вида которой я не смог не улыбнуться.
Это было лицо. Абстрактное, женское лицо с закрытыми глазами, пышными губами и нарисованными вразлет ресничками. Под левым глазом на щеке имелась крупная капелька-слезинка. Свою прошлую маску Ласла отбросила в угол с невообразимой брезгливостью.
- Так-то лучше, - сказала она необычно тихо для такого огромного существа. - Что скажешь?
- Тебе бы еще платьице, и было бы совсем отлично, - сказал я.
- Будет тебе платьице.
Ласла властно вытянула огромную руку в сторону маленькой двери. Долгие секунд пять ничего не происходило, но потом вдруг дверь распахнулась и из нее вылетел настоящий рой бусин. Видно, королева решила опустошить все свое хранилище, куда сложила заклинания за ненадобностью. Бусины сами сложились в длинные, пестрые бусы, и обернулись вокруг ее шеи много-много раз. А потом, воспользовавшись каким-то из заклинаний, она действительно создала себе платье. Бежевое, золотыми колосьями расшитое платье королевы. Правда, но иссохшей, окровавленной мумии оно смотрелось как на корове седло, но это - мелочи.
- А теперь - в башню Розы, - сказала Ласла, и сцапала меня как маленькая девчушка свою любимую куклу.
Не успел я моргнуть - хотя моргать мне, собственно, было нечем здесь, в моем костлявом теле - как мы переместились.
Пограничная башня Розы оказалась, как я и предполагал, полным антиподом пограничной башни Ласлы, но архитектура здесь была такая же. Огромный светлый зал с неровными зеркалами на стенах буквально утопал в цветах, в середине журчал фонтан с золотыми рыбками. Стены, которая отгораживала трон от зала, не имелось - хозяйка башни сидела прямо перед нами, очень похожая на Ласлу, только пышащая красотой и здоровьем.
- Так-так, смотрите кто пришел. Моя любимая зеркальная, ленивая сестра, - вместо приветствия сказала она как-то чуть пренебрежительно. - Сколько лет ты не посещала меня? Вроде, с тех твоих глупых попыток утопиться, правильно я помню?
Я удивленно покосился на Ласлу. Так... это что же получается, мы тут все утопленники? Королева же поставила меня на пол, и тяжело, шумно вздохнула.
- Давай не будем о былом, - попросила она. - Как видишь, я не нужна ни кошмару, ни грезе. Должна была бы радоваться... да что-то как-то не могу.
Хозяйка алькова грациозно поднялась со своего места - прекрасная в свое серебряном платье, расшитом нежно-розовыми розами. Она подошла к нам поближе, и две великанши обнялись как старые подруги.
- Думаю, пришло время возобновить наши договоренности, Ласла, - отстранившись и держа мою сестру за плечи, сказала хозяйка алькова. - Надеюсь, ты не против.
- Разумеется, - согласилась королева с достоинством. - Буду только рада, сестра. Но мы прибыли по делу...
Женщина осторожно приложила палец к губам, нарисованным на маске Ласлы, а потом посмотрела наконец на меня.
- Тссс, знаю, зачем вы пришли, - сказала она как-то заговорщицки, и мне на секунду показалось, что улыбка на ее маске - очень похожей на нынешнюю маску Ласлы - стала шире. - Знаю, и хочу вас обрадовать. Буквально две минуты назад из грезы выбралась, страшно ругаясь, какая-то весьма милая птичка.
Сердце у меня подпрыгнуло от радости, но я тут же унял эмоции. Еще чего доброго унесусь в грезы... только этого нам еще не хватало!
- Но как? - поразилась Ласла. - Разве возможно?...
- Да, редкость, - прервав ее, согласилась хозяйка алькова. - На моей памяти - всего второй случай. Конечно, ей помогало благословение синей птицы, но и ее железная воля сыграла не последнюю роль.
- Где она? - спросил я. - Она уже вышла?
- Нет, мой милый зайчонок, - сказала нежно великанша. - Она все еще у самого входа. Сидит, ругается, обдирает с себя остатки пытающейся утянуть ее грезы. Кстати, она говорила что-то про свою очень важную работу и человека, которого она очень хотела увидеть. Как глупо... любой маг в первую очередь усваивает две вещи - никогда не говори на водном плане никому о смерти близких и не признавайся в любви. И то и другое - прямой билет или в кошмар, или - в грезы. Но ты счастливчик... тебя реального, со всеми твоими недостатками, предпочли прекрасному идеалу, с которым она была бы счастлива здесь...
- Не обольщайся, Ганс, - покачала головой королева. - Теперь ей будет с чем сравнивать.
- Ничего, - глупо улыбнулся я. - Кая достаточно умна, чтобы понять, что идеалы бывают только в грезах. Где мне ее найти?
- За моим троном есть дверь, - указала мне пальцем хозяйка башни Розы. - Но не обсуждайте случившееся здесь. Уговори ее выйти сразу, как увидишь. Видит свет-птица, если вы начнете признаваться друг-другу в любви, то из грез мы будем вылавливать уже вас обоих.
- Что ж, я тогда, пожалуй, на минутку отойду, - легко поклонилась Ласла. - Переберусь в свою собственную спальню, чтобы не мешать. А потом, Ева, я вернусь, и мы обсудим наши дела.
- Только за чашечкой чая, - поставила условие хозяйка алькова.
- Ничего не имею против, - сообщила ей моя сестра, и растворилась в воздухе.
А мне... мне ничего не оставалось делать, кроме как собрать остатки своей решимости в кулак и двинуться в сторону двери за троном. Каю - живую и невредимую - хотелось видеть как никогда.
64. Лучше, чем грезы


- Что же я за дура такая... да как я вообще могла это сказать... где были мои мозги?! Меня же... из-замка выгонят... пинком под зад... и из клана... и не будет мне никакого долго и счастливо... и вообще все плохо... ну ничего... пойду в охотники... буду стрелять зайцев из арбалета... нет, зайцев не буду... и резать по кости... и мясо есть... вообще в глушь уеду... заведу огород... женюсь на страшном леснике... нарожаю детей... буду иногда летать...
С каждым новой своей фразой Кая кинжалом обрезала приставшие к ней светящиеся путы. Некоторые из них тут же срастались, а некоторые - безжизненно опадали на пол. Судя по тому, сколько их валялось на гладком полу небольшой комнаты, потолок которой терялся в свете, сипуха соскребла с себя целый кокон. Ее перья топорщились, много их валялось вокруг на полу. Меня моя верная рыцарша пока не заметила, и я прислонился к двери, наблюдая за ней с улыбкой.
- А что принц?! - продолжала она портить себе настроение. - Бедный Ганс... так старался... но упал в кошмар... да какой я рыцарь... если не смогла его спасти... все время его попрекала... а сама, извращенка... с подушкой обнималась... представляла, что это он... так мне и надо, дурынде!... надо было сдаться... так бы хоть поцеловались... а что теперь? Пинком под зад теперь... кому нужна утопленница... влюбленная в принца?.. Леснику... уйду к тому страшному леснику... и буду с ним жить...
- Мне начинать ревновать? - со смешком спросил я.
- Ну вот, опять... - Кая почему-то подняла голову вверх и погрозила грезе крылом. - Отстаньте! Не нужен мне ваш принц! У меня свой есть! Точнее нет уже...
Она вздохнула тяжело, опустила крыло и продолжила, бормоча глупости, резать путы. Я фыркнул от смеха. О боже господи, за что мне все это?! Фыркнул, подошел к девушке, клацая костями, и, сев на пол за ее спиной похлопал по плечу.
Сипуха обернулась на меня обиженно.
- Я уже сказала, что мне нужны не настоящие принцы, - сказала она. - Иди обратно в грезу откуда пришел и скажи им, что я не вернусь.
- А настоящие нужны? - весело спросил я.
- Конечно нужны, - пробурчала сипуха, отвернувшись. - Но настоящим не нужна я.
- А если бы нужна была, что тогда? - спросил я.
- Ну... - девушка замялась, сцапала целую охапку ниток и принялась их кромсать, пока они не перестали срастаться. - Не знаю. Что там делают всякие глупые парочки?! На лодке катаются, гуляют, конфеты лопают, целуются по темным углам... эх...
Птичьи плечи ее поникли, но момент грусти продлился не долго, и она зло отбросила к стене кинжал - резать им было больше нечего.
- Я ведь так это всегда ненавидел! - сказала она с чувством. - Всегда идиотами таких людей считала! Гадко же, когда они вот так сидят и милуются, носами тыкаются! Фу! Гадость какая! И сама - туда же!
- Слушая, я тебя не понимаю, - хмыкнул я. - Так что ж ты тогда хотела настоящему принцу сказать, как вы вернетесь?
- Да что-что... - вспышка негодования ушла так же быстро, как пришла. - Хотела сдаться и... не знаю. Может, я себе надумала, но вроде я ему нравлюсь. Может просто поиграет и бросит... а может и нет. Голова взрывается от этого, почему нельзя просто взять и честно сказать?! Думала - ну и ладно. Ну поиграется и бросит - так хоть чуть чуть девушкой побуду. А то так и умереть старой девой не долго! И Отна еще, дура, все меня подначивала. Признайся, Кая, смотри как он на тебя пялится, че ты такая трусиха, - очень похоже передразнила коллегу сипуха. - А я что?! А я совершила такую дурацкую... хрень, что теперь меня пинком и под зад.... к леснику...
- М... может выйдешь и проверишь? - предложил я. - Наверняка принц там с ума сходит от беспокойства.
- Да он же утонул! - возмутилась Кая. - Нет, я сейчас встану и пойду искать ныряльщика...
- А вдруг не утонул? - еле сдерживая смех, спросил я. - И что же, зря энергию потратишь?
- Ну... - надулась, взъерошив перья сипуха. - Страшно выходить. А вдруг я выйду - а меня там уже из замка выставили?
- И что же, будешь сидеть здесь пока тело от голода не умрет? - уточнил я.
- Нет, - буркнула Кая, а потом поднялась тяжело на ноги и посмотрела на меня сверху вниз. - Шел бы ты отсюда? Сказала же уже - грезы мне не надо,
- Мне тоже не надо, - сказал ей я. - Хотя жаль. Я-то думал, что там круто. А, как оказывается, не очень. Ну и не пойду, раз тебе не понравилось. Ну его.
Кая остолбенела. До нее, видно, наконец дошло, что я мог оказаться и не грезой. Она подняла крылышки и закрыла их изгибами глаза, втянув шею.
- Ваше высочество, только не говорите, что вы все слышали... - голос ее был полон стыда.
- Какое высочество? - весело уточнил я. - Не вижу здесь никаких высочеств.
Сипуха выглянула из под крыла и посмотрела на меня с опаской. Я скрестил руки на груди и принял как можно более строгий вид.
- Эх ты, рыцарь-сныцарь, - поругал ее я. - Как ты могла только на курорт без разрешения умчаться, а? Всех перепугала, чуть в кошмар своего принца не упустила! Ну все, премии тебе точно не видать в этом месяце. А с работы тебя никто не отпускал. Так что отставить саму себя увольнять.
- Правда? - чуть расслабилась Сипуха. - Вы на меня не злитесь?
- Злюсь, - я бы улыбнулся, если бы мог. - А сейчас выйди уже. Покусаю тебя немного и прощу.
- П... покусаете? - удивленно наклонила голову к совиному плечику она.
- Покусаю, - согласился я. - Встретимся во льдах.
И с этими словами я вышел. Вышел и, быстро проверив комнату на наличие людей, подгреб сонно хлопающую глазами сипуху к себе. Подгреб, навалился на нее, и, пока она еще толком не очухалась, поцеловал в губы. Девушка опешила, но за что я ее люблю - она всегда умела быстро собраться. И на этот раз собралась. Правда, целоваться она не умела от слова совсем. Зато за шею обняла и притянула к себе с таким рвением, что я понял - человек хочет учиться. Ну хоть чему-то я мог научить ее, а не она - меня.
Неумелый, но такой желанный поцелуй прервался, и я ткнулся ей носом в шею, намереваясь выполнить свою угрозу и покусать так, чтобы засосы пришлось прятать. Но девушка неожиданно выдала:
- Сон... вы ведь меня точно с работы не выгоните?
Я посмотрел на нее, попытавшись вложить в этот взгляд все свое негодование.
- Выгоню, - сказал я уверенно. - Если не перестанешь называть меня на “вы” и портить такой важный момент.
Кая покраснела и глупо улыбнулась.
- Ладно, я как всегда не с того начал, - вздохнул тяжело  я. - Вот ведь... каждый раз забываю, что до того, как лезть целоваться, стоит сначала объявить девушке четко и ясно, что она теперь - моя. Иначе все почему-то начинают сомневаться, думать, что вас используют и все такое...
Я весело улыбнулся и прижался своим лбом к ее лбу.
- Кая, я принимаю твои чувства, - чуть официально и занудно сообщил ей я. - Не согласишься ли ты быть моей...? Не знаю, как это тут по вашему называется. Любовницей? Фавориткой? Подругой сердца? В общем, парой. Обязуюсь катать тебя на лодке, кормить конфетами и целовать по темным углам. А, ну и еще не крутить шашни с другими девушками и не ходить в гарем. Что скажешь?
- Предложение принимается, - воровато прищурилась сипуха.
И снова притянула меня за поцелуем - уже гораздо более нежным, осмысленным. Впрочем, прошлое настроение быстро к нам вернулось.
Мы искусали друг другу губы. Я искусал ей шею. Под просторной одеждой обнаружилась маленькая, но очень красивая грудь и хорошенькая, тонкая фигурка с плоским животом и круглыми бедрами. И эта девушка была такой искренне хорошенькой, когда я потихоньку раздевал ее, она так краснела и смущенно зажималась, что хотелось растягивать удовольствие до бесконечности. Она ничего не умела, все было для нее в новинку и оттого - любое прикосновение заставляло постанывать, приоткрыв рот и закрыв глаза. Я же откровенно радовался тому факту, что у меня худо-бедно работали ноги и я мог доставить ей удовольствие. Пусть и медленно. Пусть. Зато - сам.
Когда мы наконец закончили и расслабленно сплелись телами под одеялом, я тихонько спросил:
- Ну, что скажешь?
- Хорошо, - она уткнулась мне носом в ключицу. - Надеюсь, то, что я такая неумелая...
- Мне нравится, - я чмокнул ее в висок.
- Вы поговорили с Ласлой? - спросила она осторожно. - Все разрешилось?
- Да. К тому же это она принесла меня в башню Розы.
- Так она?...
- Да, освободилась.
- А проклятье?
- Не снято, - покачал я головой. - Но я обязательно его сниму, Кая. Я чувствую, что я уже близко. К тому же теперь я примерно понимаю как это сделать. А если ты знаешь дорогу - ты обязательно достигнешь своей цели.
- Хорошо, - поерзав под моим боком, сказала сипуха. - Помогу чем смогу. А теперь давай спать. Слишком много приключений за одну ночь.
Я с улыбкой прижал ее к себе, чмокнул в макушку и закрыл глаза. За окном солнце, вынырнувшее из-за горизонта, быстро плыло вверх, к зениту.
65. Ночное гадание


- Прошло уже полгода... Влад, скажи мне, чего ты ждешь?
Темная комната - длинная и узкая, будто стрела. Стол - длинный и узкий, закругленный, будто язык. Я на одном конце, он - на другом. Между нами - бутылки, бутылки, бутылки. В разноцветных склянках - разноцветная жидкость и глаза, что смотрят на меня осознанно, будто живые. Я смотрю на них, на стол, на собственные ноги, на потолок, на стены с гербами Вадгарда. Я смотрю на что угодно, только бы не встречаться с ним взглядом.
- Это условие - не то, что можно осуществить по щелчку пальцев, - бормочу, ощущая жгучий стыд, я. - Как бы я не хотел приблизить снятие проклятье, я не могу. Однажды это случится само, и ты это прекрасно понимаешь.
- Слова человека, который даже не уверен, движется ли она в нужном направление!
Голос Ганса звучит пронзительно, как птичий крик. Он поднимается со своего места, начинает метаться из стороны в сторону, будто ища выхода из комнаты без двери.
- Я больше не могу, мне тяжело сохранять себя, - краем глаза я вижу, как он ерошит свои светлые волосы. - Ты должен поторопиться, наше время на исходе. Еще полгода - и мы срастаемся окончательно.
- Я не особо-то против. Что плохого в том, чтобы стать единым целым?
- Слова труса, - теперь голос Ганса похож на рык. - Слова калеки, привыкшего к костылю и не желающего с ним расставаться.
- Многие носят очки всю жизнь, например, - хмыкаю я в свое оправдание. - Это ведь то же в своем роде костыль.
- Трус, трус и еще раз трус! Трижды трус, четырежды трус, сто десять раз трус!
- Перестань кричать, - останавливаю его я, раздраженно поднимаясь со своего места и наконец заглядывая ему в глаза. - Даже если я сниму проклятье - ты никуда не исчезнешь! Никто не знает, как тебя освободить и дать тебе уйти в загробный мир, или что тут у вас, Ганс. Так что мы в любом случае сольемся. Хочешь ты того или нет.
Принц смотрит на меня влажными глазами, ресницы его слиплись от слез. Я тяжело вздыхаю, подхожу к нему, обнимаю как глупого, младшего брата.
- Я обещаю, - говорю я в утешение, с полной уверенностью в своих словах. - Обещаю тебе, что помогу ей, чего бы мне это не стоило. Я чувствую, как ее проклятье ослабевает. Все замечают перемены. Она больше не скована на водном плане, она помолодела, она помогает людям.
- Ты врешь сам себе, - бормочет он. - Ты ведь чувствуешь, что это еще не все? Чтобы раны зажили, нужно вытащить стрелы из всех ран. Но одна... одна или две остались. И я не понимаю, почему ты не ищешь...
- Я потерял след, - мотаю я головой. - Но то, что я мечусь из стороны в сторону не значит, что я - перестал искать. Потерпи еще немного. Я все усилия приложу к тому, чтобы ты увидел ее чистой до того, как мы сольемся.
- Поторопись. Время выходит...
Сон растворяется, меркнет, и сквозь него я начинаю видеть полог собственной постели. На нем играют блики трещащего в камине пламени. В воздухе все еще витает аромат хвои - Альти с вечера бросила в огонь еловую ветку.
- Ганс, очнись, Ганс!
Услышав в голосе Каи испуг, я окончательно пришел в себя. Моргнул, потер глаза, повернулся к сипихе. Рыцарша, одетая в голубую сорочку, лежала рядом, смотря на меня обеспокоенно. От этого на сердце сразу же полегчало. Мне всегда становилось легче, когда я ее видел.
Мы с Каей встречались уже несколько месяцев. Правда, показывалась на людях она со мной до сих пор только как моя рыцарша. Все говорила - а вдруг я передумаю, а вдруг что-то пойдет не так? Поставила мне условие - если провстречаемся с ней год и не разбежимся, я могу ее хоть своей невестой всему миру представить, а пока она даже в театр со мной не пойдет без своей рыцарской амуниции, ибо она - на работе. Я с этим смирился, хотя чисто по-мужски мне хотелось набить морду каждому калеке, который посмел только бросить на нее сальный взгляд. Да и... честно сказать, я поймал себя на том, что хвастаюсь всем придворным, какая Кая классная. Я даже начал шутить, что нет рыцаря ответственнее, чем собственная возлюбленная. Кая же на это отвечала ироничными подколками по поводу того, что я просто хочу, чтобы она работала на меня бесплатно.
Но самым забавным было то, что, глядя на нас, Ласла тоже шутила, что если бы она могла, то последовала бы моему примеру и осчастливила бы Эллиота парой поцелуев.
- Опять сон с открытыми глазами? - спросила сипуха.
- Да, - вздохнул я, обняв ее и чмокнув в висок. - Не переживай, лучше спи.
- В последнее время они все чаще тебя посещают, - пробормотала она, уткнувшись мне носом в ключицу. - Все точно в порядке?
- Да что может со мной случится?
Пусть я так говорил, но Ганс действительно в последнее время часто являлся мне во снах. Это началось примерно после того, как я чуть не провалился в кошмар.
С тех пор, как Эллиот по глупости притащил меня на кету, прошло полгода. Веселые полгода, принесшие с собой много веселых, но опасных приключений. Что ж, они закончились, и последние месяцы я вел жизнь размеренную, рутинную, почти скучную.
Все успокоилось.
Открылся клуб Стеклянных Ученых. Яхи Вадгарда долго прятались, но, посмотрев на успех мероприятия, смирили свою гордость и по одному начали переселяться. Лука, однако, все еще вела охоту за их предводителем, этим шакалом-дезертиром, но поймать пока не могла. Кофейный кронпринц отвоевал у туземцев уже два архипелага, перекинул туда людей и засеял плодородные земли. Мы с Каей странствовали по водному плану, мы с Ласлой принимали просителей, я писал речи для аристократии Вадгарда. Вроде и происходило что-то... но одновременно с этим события будто замедлились и я утонул в рутинном киселе.
Неудивительно, что Ганс нервничал.
- Он снова к тебе приходил? - спросила Кая.
- Ему не нужно приходить, - покачал я головой. - Он и так всегда со мной. И он в чем-то прав. Мне стоило бы пошевелиться. Мне кажется, я что-то упускаю. Вроде я узнал о Ласле так много, но этого недостаточно. И... я даже не знаю... в какую сторону мне идти. Раньше все случалось само по себе, будто меня кто-то вел. Но теперь...
- Если бы я только могла тебе чем-то помочь, - вздохнула Кая. - У меня в последнее время такое чувство, будто я торможу и отвлекаю тебя.
- Может, используешь свою магию? - предложил я, поцеловав тыльную сторону ее руки. - Свою удачу. Пусть это крайняя мера, но лучше уж так, чем совсем застой.
- Это же благословение, - пожала плечами Кая. - Оно используется само, когда нужно. Я не имею над ним власти. Сам же знаешь - ты не можешь по заказу начать влиять голосом на людей, только когда ты в критической ситуации. Но... я попытаюсь.
Она села и хлопнула в ладоши, от чего лампа над нами плавно засветилась. Альти, дремавшая на кушетке за занавеской, удивленно открыла глаза и сонно села - видно она еще толком не проснулась.
- Что-то случилось, сон, сона? - спросила она.
- Альти, дай, пожалуйста, нам кости для оджи, - попросила Кая.
- Собралась поиграть посреди ночи? - удивился я, наблюдая за тем, как служанка суетливо поднимается и ищет нашу коробку с игральными фишками.
- Нет, хочу погадать, - улыбнулась мне Кая. - У меня нет бусин, помогающих в предсказаниях, но я думаю благословение синей птицы может с этим помочь. Однако как ты понимаешь, Ганс, предсказание будет туманным.
- Ничего, уж лучше так, чем ничего, - согласился я, принимая из рук Альти игральный набор.
Кая уверенно кивнула, приняла у меня из рук шкатулку с фишками, открыла, неуверенно повертела в руках и вдруг с силой вытряхнула холодные металлические квадратики на постель. Так как они лежали лицом вверх, большая часть фишек показала нам свою безликую рубашку, но некоторые - перевернулись. Именно их Кая и принялась отбирать, укладывая по очереди в шкатулку.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.