Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45587
Книг: 113310
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Попаданец для драконши» » стр. 31

    
размер шрифта:AAA

- Понимаю, не дурак, - согласился Норлейв. - И я, кажется, вполне к этому готов...
Ласла прикусила заусенец, что меня немало удивило. Видеть, как всегда серьезная, правильная королева грызет собственный палец было странно. И я... черт меня дернул открыть рот.
- Ваше благословение... - буркнул я.
Даже Норлейв удивленно перевел на меня глаза - всего на секунду, а потом снова, тяжело дыша, впился глазами в отражение Ласлы. Сестра же уставилась на меня, прищурилась, будто пытаясь залезть мне в голову и понять, что там творится.
- Не знаю, что там с ним, но я лишь немного поседел, - пробормотал Шакал, а потом добавил торопливо. - Ласла, не знаешь ли ты, случайно, как это было у твоих родственников?
- Это происходит за считанные дни, - задумчиво потерла подбородок королева. - Сколько тебе, шакал?
- Сто семьдесят, - пожал плечами Норлейв.
- Значит, дракон все еще не отвернулся от тебя, - пробормотала Ласла, а потом повернулась ко мне, будто приняв какое-то решение. - Как думаешь, что нам с ним сделать? У меня есть идея, но... мне хочется еще одну, от тебя.
- Выставить его в клетке на площади с пояснениями, - пожал я плечами. - Пускай всем рассказывает, какой «хороший» был король. Народ верит в благословение дракона, так что увидев, что оно все еще на нем, они поверят. Но, как бы там не было, советую его посадить после этого пожизненно. Чтобы особо сердобольные граждане его не линчевали
- Линче... что? - удивилась Ласла, и до меня дошло, что Линча у них явно в истории не было. - А, ты про самосуд? Да, согласна. Стражу надо будет поставить... Только вот сажать я его не буду. Мне больше нравится другой вариант.
Она посмотрела на Норлейва оценивающе, и в глазах ее плясали нехорошие огоньки.
- Хочешь, я тебя отправлю к гречам? - сладко спросила она. - Мы тебя чуть подправим... как посла. Напичкаем красителем. И делай ты что хочешь, Норлейв, только подальше от Вадгарда. Принесешь мне известие о смерти Хего Шора - прощу тебе все твои грехи и признаю волком. Что скажешь?
Шакал ничего не сказал. Он только улыбнулся, продемонстрировав ровные белые зубы и кивнул. Кивнул так, будто самая желанная из всех женщин согласилась выйти за него замуж.
- Ну и отлично, - кивнула королева в ответ, надев на голову шлем-маску. - Только для начала мои девчонки убедятся в том, что ты не работаешь на этих самых гречей. Так что держись.
- Как скажете, моя королева, - кивнул Норлейв. - Ради такого я многое выдержу.
А потом он, неожиданно, оторвал от нее взгляд и снова глянул на меня.
- А тебе, заяц, стоит сменить маску, - сказал он, заглянув мне в глаза. - Эта слишком сильно сбивает с толку. Смотришь - вроде белый комок шерсти... а на деле...
- На то и расчет, - улыбнулся ему я.
- Тебя после прошлого раза в кошмар не утянуло? - осведомился он, а потом сказал уже Ласле. - Хотите - утопите меня в ответ. Приму как заслуженное наказание.
- С магией ты нам будешь полезнее, чем без, - отрезала Ласла, надев маску. - К тому же ты свел его с девушкой.
- Да, вроде того, - смешался я, а потом тяжело вздохнул. - Мда... на самом деле я вам не очень верю, Норлейв. Но верю благословению. Когда я смирюсь с тем, что ошибался по этому поводу, я, пожалуй, перестану на вас злиться за тот кошмар. Хотя даже тогда, в замке Соломати, вы сыграли нам на руку.
- Все что не делается, все к лучшему, да? - спросила глухо, в маску, Ласла, ухватившись за ручки моего кресла. - Пошли, Ганс. Оставим волка в одиночестве, наедине со своим отражением. Пускай насмотрится. Видит свет-птица, себя пшеничником он теперь долго еще не увидит.
68. Друг


Эллиота я нашел на площадке перед рыцарским корпусом. Небо заволокло тучами настолько черными, что темные башни замка Лэд на их фоне казались белыми. Сверкали молнии - правда, так далеко, что росчерков в небесах не было видно. Лишь вспышки да гром оповещали о том, что идет самая настоящая буря. Но Эллиот, так похожий на тощую девчонку, не обращал на приближающуюся непогоду ровным счетом никакого внимания. Пыхтя и отдуваясь, он упражнялся с двуручным мечем. Оружие в его руках превышало рост рыцаря, он даже поднимал в воздух его с трудом. Однако было в движениях Эллиота что-то такое, что заставило меня застыть на месте и зачарованно любоваться его тяжелым, странным танцем. И, видно, сидел я так тихо, что парень заметил меня только когда оружие выскользнуло у него из рук и со звоном повалилось на устилавшие площадку камни.
- Чего уставился, принц? - спросил он - как всегда без особого почтения.
- Любуюсь, - сознался я. - Если ноги себе верну - научишь?
- Чтобы даже оторвать тонгр от земли тебе придется до этого тренировками спустить с себя семь потов, - фыркнул Эллиот. - Впрочем, я бы посмотрел на то, как его высочество языкастый принц будет пыхтеть, отжимаясь от земли.
- Ну, судя по тому, что мы с тобой примерно одной комплекции, у меня должно получится, - поддел его я.
Эллиот поморщился - совсем по-женски, надо сказать. Я еле удержался от того, чтобы ввернуть еще одну шпильку в его адрес. Те времена, когда я его побаивался давно прошли. Как и те времена, когда я относился к его проблеме как к бокалу из тонкого хрусталя.
- То, что я выгляжу как баба, не отменяет того, что я - мужик, - огрызнулся Эллиот. - Причем мужик, который каждый день поднимает вот эту здоровую железяку. Ты, конечно, тоже не женского пола, но ты калека и не поднимаешь в день ничего тяжелее чашки с чаем. Исходя из этого, как думаешь, что с тобой будет, если я тебе немного съезжу кулаком по лицу? Так, для профилактики и чтобы не приходил поглумиться.
- На самом деле я и не думал глумиться, - улыбнулся ему я. - Знаешь, на моей родине есть поговорка - свинья грязь везде найдет. Это про тебя. Вечно ты видишь всякую гадость, которой нет.
- Правда что ли? - фыркнул Эллиот. - Ну надо же, какой я, оказывается, мнительный.
- Ласла говорит, что это - твоя лучшая черта. Я с ней согласен.
- Я называю это осторожностью, а не мнительностью. К тому же...
Он посмотрел на меня, и мне показалось на секунду, что из-за его физической усталости на секунду проглянула усталость душевная. Эллиот... пожалуй, был одним из тех людей, которые помимо придворной маски носили еще и психологическую. Мне все казалось, что он зарыл что-то в себе, какое-то свое чувство или качество. Зарыл так глубоко, что было непонятно, что это. То ли мягкость он свою отсек и спрятал, то ли любовь к миру, жизни и людям, то ли еще что-то в этом вроде. Только вот это не сделало его сильным, как он думал. Озлобило только.
- К тому же когда охраняешь королеву довольно быстро начинаешь нервно дергаться от каждого слишком громкого звука, - продолжил Эллиот. - Каждая тень кажется тенью врага, каждый страшный сон - зловещим предостережением. Не поверишь, но я почти раз в неделю вижу во сне, как ее убивают. То травят, то втыкают нож в грудь, то выкидывают из окна. Поживи так год, два - и ты сам станешь параноиком. Не понимаю, как ты вообще можешь вести такую беззаботную жизнь здесь. Я все думал - может, ты туповат... но что-то не похоже.
- Комплимент? - удивился я. - От тебя? Никак мир сегодня к вечеру должен рухнуть.
- Заткнись, - поморщился рыцарь. - Беру свои слова обратно - ты туп как пробка. Да еще и ядовит, как гадюка.
- На самом деле я боюсь, - пропустил я оскорбление мимо ушей. - Просто не показываю. Да и я привык жить с этим ощущением страха и беспомощности. Представь себе, что у тебя не работают ноги, Эллиот. Если в соседней комнате твоего маленького дома что-то загорится, то ты, возможно, не успеешь сбежать. Любая громко лающая собака для тебя - проблема. Не говоря уже о том, как небезопасно на моей родине выходить на улицу. Гопники... хулиганы, в общем, на каждом шагу. Еще и район у меня был мерзкий.
- Отвратительно быть тобой, - заключил Эллиот, опустив меч на землю и утерев со лба пот. - Однако ты ведь не чтобы поговорить по душам пришел? Чего тебе надо, заяц? Говори и выметайся, ты мне мешаешь.
- Я хотел попросить тебя кое о чем, - решив, что я и правда достаточно долго размазывал кашу по тарелке, сказал я. - Хочу поговорить с Норлейвом с глазу на глаз. Но тюрьма, я так понимаю, открывается только твоей рукой.
- Тебе зачем? - удивился рыцарь, а потом с отвращением поморщился. - А... решил еще немного покопаться в грязном белье Ласлы? И не стыдно тебе?
- Не стыдно, - пожал я плечами. - Она сама не расскажет, а я... я просто чувствую, что пока я всей истории не знаю, у меня не получится снять с нее проклятье. Да и секреты я, честно сказать, не люблю.
- Она ведь к тебе как к родному, - пожурил меня Эллиот. - Втерся в доверие, живешь за ее счет, во всем она тебе потрафляет. Нет бы сидеть тихо и наслаждаться тем, что есть, а ты - гадишь. Лезешь в душу, козел, бередишь ее старые раны.
- По своему скромному опыту я уже понял, что ей это только на пользу, - покачал я головой, а потом позволил себе огрызнуться. - К тому же если бы я ходил перед ней на цыпочках как все вы - грош бы мне цена была.
- Она же королева, дурья твоя бошка. А к королевам нужно относиться с почтением.
- Ты так об этом говоришь, будто короли и королевы - это какой-то отдельный вид сверхлюдей, - поморщился я. - Но на деле Ласла ничем не лучше и не хуже тебя или меня. Ей хочется говорить с людьми как с людьми, а не как с подданными, а нельзя. Надо же статус подчеркивать. И ей тяжелее чем прочим, потому что у нее нет семьи. И я, Эллиот, как ты сказал, втерся к ней в доверие не чтобы лежать на мягких перинах. Я сблизился с ней чтобы ей было не так одиноко. Жил бы я при этом в комнате слуги - все равно бы пытался ей помочь.
- А ты герой, - саркастически поддел меня рыцарь. - Да, конечно, жил бы он в комнате прислуге. А кто орал в самом начале, что он несчастный инвалид и ему нужен уход?
Крыть было нечем, и я сдался.
- Ладно, ладно, хорошо. Я плохой, ты хороший. Но я действительно не ради того, чтобы над ней поиздеваться хочу узнать о ее прошлом. Если стрелу из тела не вытащить - рана не зарастет.
- Да знаю я, - почему-то потупился Эллиот. - На самом деле я не считаю, что ты - зло. Пока от тебя было больше пользы, чем ото всего этого змеиного гнезда. Я на твоей стороне, принц. Потому к Норлейву мы не пойдем.
- Почему? - я не знал, чему больше удивляться - добрым словам или неожиданному отказу.
- Во-первых, знает он мало, - покачал головой Эллиот. - Во-вторых, он переметнулся на сторону Ласлы, и теперь из него и слова лишнего о ней не вытянешь. Не представляешь, что с ним вчера Лука делала, чтобы развязать язык... я думал, честно говоря, что он помрет.
- Не помер? - опасливо спросил я.
- Не помер, - успокоил меня рыцарь, а потом снова поднял свой меч. - Однако я не думаю, что ты сможешь от него чего-либо добиться. Забудь о нем, этот шакал одержим жаждой крови, хочет прирезать этого, тьма его забери, гречневого принца. Лучше поймай Луку.
- Она говорила, что ничего не знает, - хмыкнул я.
- Лука? Не знает? Ха! - развеселился Эллиот. - Она знает все! Все и обо всех. Это - ее работа, ее хлеб. Королева - не исключение. А тебя она за нос поводила, причем поводила не особенно стараясь. А ты и поверил. Нет, ты точно туповат, принц. Однозначно.
- Увы, согласен, - мне стало стыдно за свою глупость. - Однако если она мне до этого ничего не говорила, то с чего же расскажет сейчас?
- Она тебе ничего и никогда не расскажет, - покачал головой рыцарь, махнув мечом. - На ней не только расписка, по которой за выдачу тайн короны ей грозит виселица, но и магическая печать. Так что ты от нее прямо ни слова не добьешься. Но есть один способ, как добиться подсказки.
- Как же?
- Давай так... - Эллиот начал говорить, но неожиданно вздрогнул и, опустив меч, тронул щеку. - Ну вот, а я надеялся еще полчаса потренироваться.
Дождь полил так сильно и так неожиданно, будто над нами кто-то наклонил исполинскую лейку, полную воды . Рыцарь шустро зашел под крышу, но успел изрядно намокнуть. Тонгр был помещен на специальную подставку рядом с длинными копьями. Сверкнуло - молния разрезала небо прямо над нашими головами, перепрыгнув с тучи на тучу. Оглушительно грянул гром, и я подумал, что если бы мы были на Земле, то от этого похожего на взрыв раската обязательно завыли бы сигнализации машин. Вспомнив рассказ старика-ученого про охотников на молнии я поежился. Вот уж чем бы я точно никогда в жизни не стал заниматься! Гроза всегда вызывала у меня какой-то подсознательный, животный страх.
Однако Эллиота молнии вовсе не пугали. Он подошел ко мне, присел на корточки и достал из кармашка брюк сигарету. Конечно, она была без фильтра. Да что там фильтр! Банальная самокрутка!
- Дай, - попросил я, чувствуя себя жалким наркоманом. - Уже полгода не курил...
- Перебьешься, - хмыкнул рыцарь, но сигарету все же спрятал, решив, видно, меня не травить. - Думаю, если я увижу, как ты с твоим кукольным лицом куришь - мир точно рухнет.
- Если бы я не курил, то, наверное, не заговорил бы тогда с Эриком сон Таганом, - хмыкнул я, прикрыв глаза. - Мда... помню, он все хвалил те сигареты, что я курил. Действительно хорошая марка...
- Забудь о сигаретах, - поморщился Эллиот.
- Да, так что мне делать с Лукой?
- Поймай ее на вранье. Как угодно, на любой мелочи. Она ценит такие вещи... ценит настолько, что поможет. Сама не расскажет - но направит к кому-нибудь, кто расскажет за нее.
- Думаешь, сработает? - нахмурился я. - А не пошлет она меня далеко и надолго?
- Неа, - усмехнулся рыцарь. - Поверь человеку, который знает ее с детства. Лиса вся состоит из хитростей и интриг, присыпанных сахаром и прикрытых добропорядочностью. И если кто-то ловит ее за руку, показывает сделанную ей же погадку - она приходит в невообразимый восторг. Если подумать, ее давно уже никто из посторонних не ловил, и это ее впечатлит. Она, конечно, поймет, что это я тебя надразумил... ну и пусть. Не жалко.
Снова сверкнуло и снова прокатился по замку гром.
Вот ведь бывает живешь с человеком рядом, ругаешься, зубоскалишь, презираешь где-то внутри... а он, оказывается, на твоей стороне. И стыдно мне как-то от этого стало перед Эллиотом. Я даже повернулся к нему, чтобы сказать, какой он хороший, но он меня опередил.
- Слушай, че тебе еще от меня надо? - возмущенно спросил он. - Я все что хотел сказал, так что выметайся давай, дай покурить в одиночестве, тупой принц.
- Ладно, - с тяжелым вздохом, улыбнулся ему я. - Я тоже тебя очень уважаю, Элли.
69. Предположения


Как-то неожиданно начались рыцарские смотры и экзамены. Несчастная Кая, замученная проверками и тренировками, уходила пока я еще спал, поздно возвращалась и, только окатившись водой, валилась спать. Я старался к ней не приставать лишний раз, и все наше общение ограничилось кратким обменом новостями и парой-тройкой усталых поцелуев. Та же участь постигла и Отну, потому остался я один-одинешенек. Охранять меня поставили целых трех флегматичных лошадок, которые были не рыцарями, а просто стражницами, к тому же явно меня побаивались и держались с почтением.
Ко всему прочему замок и рыцарский корпус наводнили рыцари со всего Вадгарда. Они приезжали целыми кланами, по очереди, размещались в казармах, бродили по чахлому саду замка Лэд, тренировались во внутреннем дворе. Приехал и клан Каи, сипухи - эти еще и летали вокруг замка пару раз, за чем я с интересом наблюдал. В общем, всем стало не до меня, и я, умирая от скуки и бездействия, начал коротать дни в библиотеке.
На самом деле раньше книги я не особо любил и почти гордился тем, что умудрился в школе не прочесть ни одного большого классического произведения, что задавали нам на уроках литературы. Современный худлит меня тоже особенно не прельщал, всему этому я предпочитал игры, фильмы и сериалы. Но на кете ни изобрели пока ни компьютера, ни телевизора, потому медленно но верно, с изучением языка, мне приходилось привыкать к книжкам.
Ох, как же я их ненавидел первое время!
Вадгардские закорючки поначалу вызывали у меня головную боль. А потом, в один прекрасный день, я неожиданно для себя прочел целиком, от корки до корки, крошечный сборник стихов. Прочел, и почти все понял. Перечитал, чтобы закрепить результат и возгордился своей первой победой над чужой словесностью. Возгордился настолько, что решил прочитать еще что-нибудь. И пошло-поехало. За последний месяц я прочел, может, книг пять - сборник городских легенд, пару сборников сказок и несколько простеньких книг по географии, рассчитанных на детей.
Ну а теперь, пользуясь освободившимся временем, я решил погрызть что-то посерьезнее и наконец добрался до книг по магии. Если быть точнее - до трудов ученых, исследовавших в разное время природу проклятий. Читать их было неимоверно сложно, потому делал я это исключительно в библиотеке в компании большого толкового словаря. Помогала мне изредка и библиотекарша - полная, строгая как школьная уборщица мышь, которая за маской своей, кажется, прятала неизменно брезгливое выражение лица.
Этот день не стал исключением.
Ощущая, как ко мне неумолимо подкрадывается мигрень, я пытался разобрать очередную сложную главу с заумными философствованиями на тему проклятий. Окон в библиотеке не было - чтобы книги не выгорели, летающие же под потолком магические лампы светили черезчур ярко, аж глаза ломило. От полного книжной пыли воздуха першило в горле, хотелось пить, но лень было спускаться на кухню - одно из неудобств огромного замка. С собой же воду я не брал - слишком уж сильно брюзжала по этому поводу библиотекарь.
И вот в этот кошмарный момент до меня смертного снизошел милостивый ангел. Ангела звали Кая, и он нес в руках полный графин холодной воды.
- Ты сегодня рано, - обрадовался я своей девушке, проигнорировав тут же принявшуюся ворчать мышь. - Сегодня вас отпустили пораньше?
- Увы, нет, - Кая поставила графин предо мной на стол, рядом с ним водрузила стакан, - я не на долго. Просто повезло сдать экзамен первой, и, видя как я скучаю на лавочке, сона Крагорд отпустила меня на час или два. Главное мне вернуться к тому времени, как экзамен сдадут остальные. Вот я и решила посмотреть, чем ты тут занимаешься.
- Все как обычно, - тяжело вздохнул я, отодвинув книгу подальше и с жадностью принявшись за воду. - Ломаю голову над тем, почему у вас здесь нет поговорки «краткость - сестра таланта». Если бы все эти многомудрые маги руководствовались этим простым девизом - то книг по проклятьям было бы не семь, а одна, зато очень и очень полезная. Самому, что ли, заняться...
- Думаю, студенты академии Жеиса возведут тебя за это в ранг бога еще при жизни, - улыбнулась Кая. - Я серьезно. У них там есть доска студенческих божеств. И, кстати, там до сих пор висит портрет Эрика сон Теагана. Пусть он и предатель короны, но написанная им энциклопедия заклинаний до сих пор считается чуть ли не букварем для магов. И написана она без всякой философии - коротко, четко и по существу. Правда, кое-где с юмором, но это книге, я считаю, только на пользу.
- Ого, - удивился я, - а я до нее еще не успел добраться. Надо обязательно посмотреть. Только вот случится это не раньше, чем я разберусь с этими ужасными, раздутыми пустословиями!
- Нашел что-нибудь полезное? Прости, что не интересовалась раньше... эти смотры все силы из меня вытягивают.
- Ничего страшного, - успокоил ее я. - Да, нашел. На самом деле очень много чего полезного нашел! Пусть философия, пусть много воды, но зато в этой воде много важных дня моего дела рассуждений, которые навели меня на некоторые мысли и подтвердили некоторые мои опасения. Ты... училась ведь магии, общий принцип знаешь?
- На самом деле я не считала это полезной информацией для себя, - смутилась Кая. - Меня больше интересовала география водного плана и сбор заклинаний. К тому же проклятия проходят на последнем курсе и очень кратко, так как они на данный момент причислены к списку запрещенной магии. Это была тема из разряда: выучить, сдать и забыть. Так что рассказывай, рада буду послушать.
Я вздохнул и пустился в объяснения.
- Итак, проклятья - это те же бусины с заклинаниями, только одноразовые, так как в момент снятия они уничтожаются. Всего их семнадцать. И четыре из них определяют условие снятия проклятья.
- Постой, но разве условие не назначает проклинающий маг? - Кая заинтересованно склонила головку к плечу.
- Да, так оно и есть, - согласился я. - Но маг может менять лишь нюансы, в общем же условий четыре. Первые два относятся к приобретению и уничтожению в себе какого-либо качества характера. Так маг может сказать - не снимешь ты проклятье, пока не победишь свой эгоизм, или напротив, сказать - ты не снимешь проклятье пока не станешь добрее к людям. Эти два условия самые скользкие и неприятные, так как нет никакой четкой планки для достижения конечной цели. Именно поэтому Ласла считает, что она не сможет снять проклятье - ей все время кажется, что она - злая и жестокая, что она в чем-то виновата. Оставшиеся же два условия связаны с какими-нибудь делами. Приведу примеры. Например маг может сказать - ты будешь проклят до тех пор, пока не примиришься со своей матерью. Это первый вид проклятья, связанный с каким-либо делом. Второй же будет звучать примерно так - проклятье спадет с тебя, если ты десять лет не будешь смотреться в зеркало. То есть ты либо должен что-то сделать, либо должен определенное время ничего не делать. Такие проклятья снять гораздо легче, и именно такое проклятье на мне - я освобожусь когда сниму проклятье с Ласлы.
- Хорошо, это я поняла, - хмыкнула рыцарша. - Но я не совсем понимаю, как это нам поможет.
- О, это как раз самая полезная информация из всего, что я узнал, - улыбнулся ей я, и продолжил. - В общем, из семнадцати бусин проклятия четыре отвечают за условие, двенадцать - за те эффекты, которые будет испытывать проклятый, и последняя оставшаяся бусина - это исключения. Например Эрик сон Теаган сказал, что действовать проклятье Ласлы будет только на тех, кто родился под небом кеты, потому на меня оно не распространяется. А теперь самое интересное. Чтобы кого-либо проклясть маг делает отдельные бусы, на которые цепляет от двух до ста бусин проклятья. После этого он встречается с жертвой на ледяном плане и, при помощи определенного заклинания с перечислением всех условий, исключений и эффектов, накладывает проклятье. И, когда оно уже наложено, маг обычно сбегает, выходит на водный план и прячет активированные бусы проклятья как можно тщательнее. По остаточным же следам на ауре и заклинанию порой бывает очень и очень сложно определить, что именно наложил проклинающий. Так вот, я уточнял - бусы Ласлы так и не были найдены.
- Ты хочешь сказать, что Ласла и маги не так поняли проклятье и пытаются снять его не тем способом? - пораженно распахнула глаза сипуха.
- Да, я уверен, что это так, - улыбнулся я. - А еще я думаю, что Эрик сон Теаган был пусть и жестоким, но очень умным и расчетливым добродетелем. Чем больше я думаю о всем произошедшем, тем больше я вижу четкий, умело выстроенный план. Пусть не лишенный погрешностей, пусть кое-где слишком сильно уповающий на удачу, но план человека, который что-то очень важное задумал. Я пока только предполагаю... но если мои предположения верны, Эрик сотворил далеко не зло. И если это так, если он действительно старался во благо Ласлы, Вадгарда и кеты в целом - то он обязан был оставить мне подсказку где-то.
- Потому ты... - Кая замялась, - пытаешься узнать побольше о Ласле, да?
- Вроде того, - улыбнулся ей я. - На самом деле я чувствую себя слепым котенком, который шарит вокруг себя лапками, пытаясь найти хоть что-нибудь, да что угодно! Хотя после нашего с тобой гадания я хотя бы знаю, в какую сторону ползти.
- Ты все же в него веришь? - смутилась рыцарша. - А что, если это - пустые слова? Что, если оно заведет тебя не туда?
- Не узнаю, пока не попробую. К тому же мне все равно больше нечем заняться. Особенно сейчас, когда вы сдаете экзамены и проходите проверки.
- Кстати об этом, - улыбнулась Кая. - Хочу сообщить тебе радостную весть - осталось два дня. Послезавтра вечером будет большой пир в честь окончания сборов.
- Я знаю, - кивнул я, и, хитро улыбнувшись, шепнул ей еле слышно. - И это значит, что у меня наконец появится шанс поймать за хвост хитрую лису Лукрецию сону Инги. У меня уже есть план. Осталось только предварить его в жизнь...
70. Пять пальцев


К кабинету Луки я подъехал держа в руках две бутылки лучшего кизильного вина и бутылку жутко крепкой, раритетной рисовой водки - местного аналога земного саке. Первое мне подарил по доброте душевной кофейник - у них этого вина много осталось еще со времен распавшегося союза. Второе мне в благодарность прислал рисовый кронпринц, которому я, посредством письменных советов, помог таки с шальной кизильной принцесской. Однако на алкоголе моя своеобразная «экипировка» не заканчивалась - на водном плане я нацепил на свои бусы одолженную у Ласлы бусинку заклинания, не дающего опьянеть. Было и еще кое-что, что пряталось в складках пледов, что устилали кресло. Кое-что особенное, магическое, о чем никто - я был в этом уверен - не знал кроме меня. Так что к разведению главы шпионов на откровенности я был готов на все сто процентов! И весьма обрадовался, когда услышал доносящийся из кабинета смех.
Постучавшись и получив громкое разрешение войти, я въехал в кабинет и буквально утонул в сигаретном дыму. А вот это стало для меня большим сюрпризом, не ожидал я как-то, что пьяная компания решит курить в таком тесном помещении без окон. Вдохнув крепкий дым, я невольно кашлянул, вызвав у собравшихся веселые смешки.
- Что, ваше высочество не привык нюхать что-то настолько отвратительное, как Вадгардский табак? - весело оскалился Эллиот, сжимая в зубах папиросу.
- Сон принц? - густым басом спросила Джус. - Ну ничего себе! Лапонька, ты бы шел в свою комнату, а то мы тут немного того... набрались.
- Не-не-не-не-не! - словно решившая стряхнуть с себя воду собака, замотала головой Лука. - Вы смотрите, что наш умный, замечательный, во всех отношениях отличный принц принес! Добавка! Ооооо, Ганс, сама свет-птица привела тебя сюда. Потому, как хозяйка этого прокуренного кабинета, повелеваю - садись, располагайся, чувствуй себя как дома. Упс, ты уже и так сидишь, и вроде как дома! Ну да ладно, подъезжай, давай-давай!
Я, не сдержав улыбки, подъехал поближе и с чувством водрузил на стол подношения. Каждая новая оказавшаяся на столе бутылка вызывала искренние, восхищенные ахи. Краем глаза я заметил, как Джус ненавязчиво задвинула подальше под стол деревянный ящик, полный разнообразных бутылок. Уж не знаю, что они тут до меня пили, но явно что-то подешевле.
- М... - Лука схватила бутылку рисовой водки и любовно потерлась щекой об ее прозрачный бок, - да ты маг, милый Ганс. Такая красота, такая прелесть, сколько блаженных минут подарит мне эта замечательная бутылочка.
- У тебя все замечательное, - хохотнул Эллиот. Удивительно, но сейчас, при тусклом свете желтой лампы под потолком, в просторной белой рубахе навыпуск и с распущенными светлыми волосами до плеч, он все же выглядел как парень. Такой же хрупкий, мелкий и смазливый парень, как я. И этот самый парень сцапал со стола жестяной портсигар и сунул мне одну из сморщенных самокруток.
- Спасибо, - улыбнулся я ему благодарно.
Испытывая ни с чем не сравнимую ностальгию, я сунул сигарету в рот, достал зажигалку с драконом, с которой не расставался с тех пор как попал на кету, и попытался закурить. Однако когда я открыл крышку, пламя почему-то не загорелось. Я попытался еще раз, и еще, но вещица то ли заклинила, то ли сломалась. Странно - только вчера я ей щелкал, и все нормально было.
- Ха! - развеселилась Джус. - А Ласла-то видать не хочет, чтобы ее любимый братец гробил свое здоровье!
- Да ладно? - фыркнул я, беспомощно убрав зажигалку обратно в карман. - Тогда дайте мне кто-нибудь прикурить, иначе умру от тоски!
- Иди сюда, зайчик, - Лука низко ко мне наклонилась и подставила свою сигарету, зажатую в зубах.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.