Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47549
Книг: 118540
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Попаданец для драконши» » стр. 32

    
размер шрифта:AAA

Надо сказать, мне всегда не нравилось, когда девушки при мне курили... но не смотря на это если удавалось вот так прикурить, я всегда получал от этого удовольствие. Девчонок это обычно приводило в восторг, и они сразу начинали вести разговоры о том, что романтичные мужчины вымирают, а посему я - вымирающий вид. Потому, прикурив от сигареты Луки и затянувшись, я остался доволен. Пусть табак был просто отвратительный - хуже самых дешевых земных сигарет -пусть у меня сразу запершило в горле и захотелось запить, но зато я положил хорошее начало разговору.
- Мы тут того, играем в кости, - махнула Джус на разложенные на столе монетки и игральные кубики. - Будешь с нами, сон принц?
- Да ты чо, у него денег поди с собой нет, - поморщился Эллиот. - Если они вообще есть у этого прихлебателя.
- Да-да, я бедный, несчастный, почти нищий принц, куда мне до вас, о первые леди королевства, - оскалился я, одновременно и подмазавшись к Джус с Лукой, и подколов Эллиота. - Да и к тому же я не люблю азартные игры.
- Но просто пить не весело, - сложила губы бантиком лисица. - И попахивает алкоголизмом.
Я тихонько фыркнул, сделав вид, что чешу нос. Да, имелась в Вадгарде такая странная причуда у людей - они обязательно старались пока пьют чем-либо заняться. Если ты пьешь и ничего не делаешь при этом - значит ты пьяница, просто посидеть и поболтать здесь было не принято. А вот выпить за делом или игрой бутылку алкоголя для вадгардца было так же нормально, как для нас, россиян, опустошить бутылку пива после работы. Исключение составляли всякие званные обеды и пиры.
- Тогда предлагаю поиграть в одну игру с моей родины, - хитро предложил я. - Правда ты, Лука, все равно будешь постоянно выигрывать.
- Так-так-так! - потерла руки лисица. - Давай сюда свою игру, Ганс!
- Интересная идейка, ваш высочство, - икнула Джус. - Вся во внимании.
И я принялся объяснять этой подвыпившей, но еще далеко не пьяной компашке, как играть в пять пальцев. Когда я закончил Эллиот только фыркнул и сообщил:
- Бесполезно. Кто больше знает про других - тот и выиграет. А больше всего знает о нас всех Лука.
- Да ладно тебе ворчать, - хитро улыбнулся ему я. - Все мы знаем парочку грязных секретов друг друга. А так - узнаем еще больше. К тому же на деле выигрывают не те, кто больше знают о других, а те, у кого меньше грязных секретов.
- А мне нравится, - прогудела Джус. - Я даже придумала уже несколько вопросов чтобы вас завалить. Сон принц, начинай ты первый, раз предложил.
- Идет.
Я вытянул вверх руку с растопыренными пальцами, Лука и Джус, посмеиваясь, повторили за мной это дурацкое движение. Пока они паясничали, Эллиот пододвинул ко мне чистый бокал и налил кизильного вина всклень.
- Я никогда не пытал людей, - сказал я.
Компашка испустила протяжный вздох и все трое загнули пальцы. Я почему-то тоже расстроился. Ну ладно Лука... но остальные-то куда?
- Как вообще можно этим заниматься, - спросил я. - Живому человеку, иголки, под ногти...
- На самом деле это такая бородатая шутка, сон принц, - сказала Джус. - В мирное время никто ничего такого не делает, магическое и химическое дознание гораздо эффективнее. Но на войне... на войне не до сантиментов.
- Простите, - вздохнул я. - Напомнил о плохом...
- Моя очередь, - рявкнул, мгновенно сменив тему, Эллиот. - Я никогда не спал с мужиками.
Лука с Джус загнули по второму пальцу, а мы с парнем весело переглянулись. Меня удивило то, как Элли быстро просек фишку с полом. Жаль, что мне нельзя было позадавать какие-нибудь веселые вопросы... это бы затянуло мой план и, увы, могло бы спугнуть удачу.
- Я следующая, - сказала Джус. - Отвечаю вам тем же, парни - я никогда не спала с девчонками.
Мы с Эллиотом загнули пальцы. Но к моему удивлению вслед за нами последовала и Лука. Выглядела она при этом так, будто ее заставили в одиночку чистить десяток казарм.
- Ха! - развеселился рыцарь. - Я знал, знал, что все лисы спят с кем попало! Сдавайся, грешница, с кем?!
- Не твое собачье дело, - поджала губы Лука.
- Тебе хоть понравилось, детка? - не удержалась и Джус от зубоскальства.
- Нет, - непреклонно вздернула нос лисица. - К тому же моя очередь. Я никогда не...
И она осеклась, глубоко задумавшись.
- Тяжко, тяжко, - пододвинула к ней полный бокал вина Джус. - Плохо быть человеком с девизом «попробуй в жизни все».
- М... - промычала Лука, у которой было загнуто уже три пальца. - Плохо, не плохо... вот, придумала! Я никогда не брила усы!
- Ах ты тварь ты рыжая, - фыркнула Джус, загибая палец вместе с нами. - За больное же кусаешь!
- Эллиот, ее надо срочно валить, - развеселился я.
- Ага, щас, - бреснул на меня глазами этот пес, многозначительно покосившись на Джус. - У меня тут свой враг. Давай уже свой вопрос, не тяни.
- Если вы не с нами, то вы против нас, - заключил я, отпив из своей кружки добрую половину сладкого вина. - Джус, как насчет союза между зайцем и лошадью?
- Только за, сон принц, - ответила женщина.
- Я не пытал Норлейва, - сказал я.
- Ах ты предатель! - загибая палец вместе с Лукой, разозлился Эллиот. - Ну все, конец тебе.
- Эк тебя задело, - цокнула языком Джус. - Все про пытки да про пытки...
- Ай-яй, - расстроилась лиса у которой как и у рыцаря палец остался не загнутым всего один. - Меня не убей в порыве праведного гнева. Добрый песик, лучший друг, пощади!
- У меня после войны не осталось ни одного увечья, - с чувством сказал разозленный Эллиот.
Джус тяжело вздохнула и загнула палец. Таким образом Элли, конечно, сократил ее запас до единственного пальца, но ничего особенно ему это не дало.
- Это было подло, - хмыкнул я. - Сочувствую, Джус.
- Да... ладно, - отмахнулась тетя лошадь. - Подумаешь, два пальца на ноге, велико увечье. Но тебе, Эллиот, конец. Как и тебе, Лука. Я никогда не бывала в других мирах.
Мы трое загнули пальцы, и таким образом проигравших оказалось целых двое - Эллиот и Лука.
- Ну вот, принц, - расстроилась лисица. - А ты говорил - я буду постоянно выигрывать! Однако игра мне понравилась. Надо будет с моими лисками так поиграть... при каком нибудь артефакте, распознающем вранье. Заменит скучные, однообразные интриги...
- Джус, нам надо придумать, как их наказать! - весело сверкнул я глазами.
- Во, - тетя лошадь наклонилась, достала из ящика две бутылки белого вина и поставила их перед проигравшими. - Пейте.
- А не слишком ли? - вытаращился я. - Вам плохо не будет?
- Чтобы было плохо, надо вот это выпить, - засмеялась Лука, пододвинув к себе поближе бутылку с рисовой водкой. - А это - легкое. Так что нам будет хорошо, да, Элли?
- Из горла, - внесла корректировку Джус. - До дна.
У меня по спине побежали мурашки. Нет. Я им точно не проиграю. Потому что если я проиграю - меня никакое заклинание не спасет! А Элли и Лука - вот луженые глотки-то! - как ни в чем не бывало вытащили пробки, чокнулись и выпили. Я смотрел на них с некой смесью восторга и ужаса.
- Ну всеее... - протянул Эллиот, неуклюже убрав пустую бутылку под стол. - Щас я вас всех нафиг выиграю. Это уже вопрос рыцарской чести!
- Ага, разбежался, песик! - оскалилась тоже сильно захмелевшая (или сделавшая вид?) Лука. - Вам тут всем конец. И тебе, лошадь, конец в первую очередь!
- Какой энтузиазм, - улыбнулся весело я. - Что ж, тогда объявляю второй круг. И начну-ка я с козырей...
- Вот кому тут действительно легче всего, - фыркнула Джус. - Мало того что играл раньше и знает все хитрости, так еще и из-за своего происхождения не делал кучу местных вещей...
- Да-да, я такой, хитрый, - развеселился я, сделав вид, что опьянел, и пододвинул Эллиоту пустой бокал за добавкой. - В общем, я никогда не участвовал в войне.
- Да ну тебя, - застонал Эллиот, загнув палец. - Когда у нас там начинается сезон охоты на принцев?
- Все, кто на этого зайца охотились, плохо кончили, песик, - промурлыкала Лука. - Синяя птица - мертва, Норлейва - пинком под зад к гречам... еще неизвестно, кого постигла участь хуже.
- Не скажи, - улыбнулся ей я. - Одной милой сове поймать меня все же удалось.
- Женись на ней, а, - буркнул Эллиот. - Порадуй старшего товарища...
- О, наш мальчик хочет, чтобы сон принц протоптал ему дорожку к руке и сердцу возлюбленной королевы? - засюсюкала Джус.
- Я придумал вопрос! - не стал отвечать на это разомлевший от выпивки Эллиот. - Мне никто никогда не предлагал вступить в брак, и я тоже никому не предлагал.
Девушки загнули пальцы, ну и я следом за ними.
- Эй, у тебя там что, была невеста что ли? - удивилась Лука, глядя на меня. - Ну... там, дома?
- Не, - улыбнулся ей я. - Но я вечно в шутку обещаю Ласле жениться на ней. Думаю, это считается.
- Э не, брат, - подергал бровями Эллиот. - Королева моя и только моя. Иди гладь перышки свой сипухе.
- Чтобы заполучить королеву ее еще расколдовать надо, а чет ты, Элличка, этим не занимаешься, - хихикнулая Лука, ухватив рыцаря за щеку. - Вот хорошо быть тобой! Свалиииииииил всю работу на Ганса и радуешься!
- Я придумала вопрос, - будто проснувшись, вклинилась Джус, а рыцарь стряхнул раздраженно руку лисицы со своего лица. - Я никогда не переодевалась в противоположный пол!
- Кажется мы с тобой, Элли, опять останемся в дураках, - загнула Лука палец.
- Мда... - согласился я, загибая палец. - И я с вами.
- Ганс! - аж облизнулась от радостного возбуждения лисица. - Каких еще ваших грязных тайн мы не знаем?!
- Меня на спор переодела компания, в которой я пил, - потупился я. - Это было на какой-то праздник, вроде.
- Я бы на это посмотрела, - оскалилась Лука. - Эллиот, Джус, предлагаю союз.
Глаза этой троицы нехорошо заблестели и я понял, что влип! Хотя... какая уже разница. Мне осталось задать всего один наводящий вопрос, ради которого все и затевалось. И это нависшее надо мной наказание сейчас мне только на руку.
- На меня никогда не накладывали проклятья, - сказала Лука, и я тут же загнул палец.
- Кстати о проклятье, - улыбка сама собой заиграла у меня на губах. - Есть у меня одна идея по поводу того, как расколдовать Ласлу.
- О! - оживился Эллиот. - И когда? И как?
- Пока не знаю точно, - я повернулся к Луке. - И, раз уж ставки так поднялись, скажу вот что. Я никогда не скрывал от принцев важную информацию о королеве.
- Ой, да ладна тебе, - сказала весело лисица, но палец не загнула. - На-ка, выкуси. Я не скрывала от тебя ничего полезного, Ганс. Уймись, а то станешь таким же параноиком, как...
Договорить она не успела, так как из-за моей спины раздалось пронзительное, свистящее шипение. Лука то ли протрезвела, услышав его, то ли просто, как в тот раз, перестала притворяться. Глаза ее прояснились и она уставилась на меня колюче, заинтересованно. А я достал из складок пледа подаренную мне кофейным кронпринцем статуэтку - змею в наряде стражника - и поставил ее на середину стола.
- Загибайте палец, Луреция сона Инги, - сказал я, хитро ей улыбнувшись.
- Как жаль, как жаль, - поджала губы Лука. - А я так надеялась что ты чуть подольше останешься добрым, не способным на хитрости ребенком...
- В лисьей норе и самому недолго хвост отрастить, - ответил ей на это я, а потом сложил руки в замок, положил на этот замок подбородок и уперся локтями в стол. - А теперь скажи, что я упустил? Какую еще грязную историю прячет от меня моя возлюбленная, не желающая чтобы я лишнего волновался, сестрица?
Лука подняла руки раскрытыми ладонями ко мне.
- Я сдаюсь, ваше высочество, - сказала она. - Хорошо, ты все узнаешь. Но цена будет высока, Ганс. Ты сам захотел, и видит свет-птица, не из моих губ ты услышишь так желанную тобой правду. Тебе не понравится.
- Там нечто настолько отвратительное? - спросил я осторожно.
- Весьма, - кивнула Лука, а потом, опустив руки на стол, добавила. - Через пять дней съезди, навести свою старую няньку. Она так ждет твоего визита, а ты уже полгода не едешь.
Я прикусил губу. Да уж, я так и не нашел в себе сил повстречаться во второй раз со старой соной Лони. Значит, пришло время?
- А теперь давайте играть дальше, - Лука загнула палец и хитро улыбнулась Эллиоту. - Давай, мелкий, я на тебя надеюсь. У него всего-то два пальца осталось!
- Я никогда не носил лисью маску, - сказал Эллиот невозмутимо.
- А я никогда не не состояла в Вадгардской гильдии воров, - добила лису Джус.
- Ах ты заяц! - подскочила Лука, не забыв загнуть последние два пальца. - Ты с ними сговорился!
- Нет, подруга, - ухмыльнулся Эллиот. - Просто этот парень слишком красиво тебя уделал, чтобы не переметнуться на его сторону. К тому же это мужская солидарность...
71. Сказка замка Лэд


К дому старой няньки я ехал с плохим, просто ужасным предчувствием. Передавалась моя нервозность и Кае, что тряслась в седле гнедой лошадки впереди меня. Потому ехали мы до остервенения быстро, не сговариваясь решив покончить со всем этим поскорее. Коляску даже с собой не взяли, чтобы не мешалась. В конце-то концов ноги все еще меня держали, хотя ходить я мог только по стенке или держась за кого-либо. Одно время я подумывал костыли выпросить, да не решился. Все боялся, что перегружу слабые нижние конечности и они снова откажут.
Двухэтажный дом стоял в окружении луж - не так давно начался сезон дождей, что-то наподобие нашей осени. Листья с деревьев облетали, хотя бы раз в неделю лило как из ведра и частенько громыхало. Не смотря на это все равно было жарко, а в связи с повышенной влажностью - еще и душно как в парилке. Кая, правда, обещала, что скоро похолодает, но не на долго - всего месяца на два-три. А потом природа обновиться и снова повиснет над континентом адское драконово пекло.
Спрыгнув с лошади, Кая подвела ее за уздцы к нужной нам двери. Дверь была все такой же зеленой и такой же облезшей, только теперь она еще и перекосилась, отчего не закрывалась. Это меня чуть испугало - в Вадгарде открытыми двери домов оставляли когда кто-то умирал. Здесь считалось, что душа не может проходить сквозь стены, и чтобы она ушла в следующую жизнь ей нужно обязательно открыть дверь, иначе она может остаться злобным призраком.
В общем, сложно было придумать примету хуже, чем входная дверь, которая не закрывается.
- Я стучу? - спросила Кая.
- Да, - кивнул я, собрав остатки храбрости. - Да, стучи. Что бы не случилось - я чувствую, что должен знать...
- Крепись, мой принц, - вздохнула сипуха. - И готовься к тому, что узнавать правду будет не у кого.
Придержав дверь, Кая громко по ней постучала. Как и в прошлый раз с косяка посыпались опилки, и сразу же вслед за ними раздались торопливые шаги. Открывшая нам сиделка, которую я худо-бедно помнил по прошлому разу, окатила меня неожиданно холодным, почти ненавидящим взглядом. Окатила, но тут же собралась и учтиво поклонилась в пояс.
- Ваше высочество принц, добрый день. Что привело вас в наше скромное жилище?
- Я пришел к соне Лони, - сказал я. - Могу ли я увидеться с ней?
- Сона Лони совсем плоха, - холодно ответила девушка. - А после визита ваших людей ей стало еще хуже, ваше высочество. Так что я не уверена даже, что она сможет с вами поговорить.
Сердце у меня сжалось, я закусил губу. Лука-Лука, что же ты наделала? Про эту ли высокую цену ты говорила? Да, впрочем, поворачивать было поздно и я кивнул.
- Ничего, я хотя бы увижусь с ней.
- Тогда проходите, - буравя меня ненавидящим взглядом, безропотно отошла в сторонку от двери сиделка.
Кая спустила меня с лошади и я, опершись на нее, похромал к двери. Лестница, пятнадцать высоких ступеней - настоящая пытка для ног. Пытка, которую я заслужил отчасти за свое эгоистичное желание узнать очередной мерзкий секрет Ласлы. Однако я подозревал, что настоящая пытка ждет меня выше, в комнате старой няньки.
Из комнаты соны Лони пахло духами смерти. Запахи старости, застиранных тряпок, мочи, пота и гнилых зубов чуть перебивал душный, чадящий дым зажженных на тумбочке благовоний и Вадгардских травяных микстур. Грудь старухи вздымалась под тонким одеялом, на белом пододеяльнике красовалась россыпь красных и желтых пятен. Сона Лони глубоко, хрипло дышала, будто спала. Однако стоило нам подойти ближе, как я увидел ее опухшие, красные глаза. Эти глаза, полные влаги, обрамленные складками морщин, поймали меня и тут же из них потекли по бугристым щекам слезы.
- Мой дорогой... - еле слышно прохрипела она. - Мой маленький принц пришел ко мне... перед смертью...
Сердце у меня сжалось. Сиделка принесла мне стул со спинкой и поставила его близко к кровати, но я отмахнулся и попросил Каю усадить меня на постель, к старухе. Сипуха спорить не стала, хотя украдкой сжала мое плечо, будто пытаясь поддержать. Старая нянька тут же вцепилась в меня дрожащими, но неожиданно сильными пальцами.
- Как вы? - спросил я невпопад. - Простите, что так долго не приезжал.
- Мой принц... - прохрипела женщина слабо. - Я ничего не слышу, мой принц, так что... не говорите... Велите этим женщинам нас оставить... видит свет-птица, мне... недолго осталось, а сказать нужно много. Прошу....
- Подожди меня на улице, - тут же попросил я Каю, а потом неуверенно повернулся к сиделке. - Я... знаю, вам тяжело. Но не могли бы и вы нас оставить? Те люди приходили не по моей просьбе, так что...
- Вам не стоит оправдываться, ваше высочество, - погрустнела и как-то сдулась сиделка. - Соне Лони уже девяносто семь, и... простите меня.
Украдкой смахнув слезу, девушка скрылась за дверью. За ней, обеспокоенно глянув на меня, ушла и Кая. Дверь закрылась, и старая нянька вдруг потянула меня к себе. Потянула, заставила наклониться так, что я почти прижался ухом к ее рту. Запах смерти стал практически нестерпимым.
- Я все знаю, - сказала старуха совсем-совсем тихо. - Знаю, что ты - не тот Ганс, которого я нянчила... знаю и про две души. Мой дорогой... мне все равно. Главное что ты пришел - живой или полу-живой. Главное, что это - ты. Понимаешь меня?
Я кивнул и, чуть отстранившись, заглянул ей в глаза. Сона Лони устало, но добро улыбнулась.
- Не вини себя, ты не мог сказать, я знаю, - продолжила она чуть погромче. - Эта девушка, что приходила ко мне... она сказала, что ты хочешь знать. Про Ласлу... про то, почему... почему Розалинды лишились благословения...
Последнее слово утонуло в хриплом кашле. Изо рта старухи полетели желтые и красные капли. Запоздало поняв, откуда взялись пятна на пододеяльнике, я отвернулся. Мне было больно даже смотреть на эту старую женщину, но я не мог сбежать. Все чувства притупились. Я был словно река, которая покрылась льдом, но под ним, где-то глубоко, продолжалось течение. Более того... в глубине что-то бушевало, кричало и билось... только это не достигало ни меня самого, ни старой няньки.
- Слушай, - после кашля голос соны Лони чуть разгладился. - Я расскажу тебе сказку. Последнюю. Эта сказка... ее придумали не для того, чтобы рассказывать детям. О нет... ее рассказывали друг другу... слуги замка Лэд. И она - о семье Розалиндов.
И поглубже, хрипловато вздохнув, старуха начала свой последний рассказ:
- Давным-давно, когда моя мать еще не вышла замуж за моего отца, король Вадгарда, Кобальт сон Розалинт, женился на прекрасной принцессе роз. Среди всех принцесс она была самой красивой и они действительно любили друг друга. Дракон принял ее, и тут же дал прекрасного сына. Король и королева были счастливы в браке... пока... не родилась Ласла...
Чуть отдышавшись, старуха отвела глаза и уставилась в стену.
- Я не знаю, правда то или нет, но говорят, королева страшно ревновала отца и сына к своей... кх... дочери. Ласла взяла ото всей семьи самое лучшее. Красоту от матери, рост и мудрость от отца... и талант к магии... от своей бабки... унаследовала, говорят, там какую-то особую силу... не знаю точно что, но что-то почетное...
Я подумал, что она вполне может говорить о пограничной башне, но засомневался. А сона Лони продолжала.
- И королева только и слышала отовсюду - Ласла, Ласла, Ласла. Отец любил дочь пуще ее самой, дарил ей подарки и платья, а на свою жену... и внимание обращать перестал. Брат тоже в ней души не чаял... И однажды королева так обезумела от ревности, что решила... погубить дочь. Уж не знаю, как ей это удалось... но она уговорила короля... отдать Ласлу замуж за гречневого кронпринца. Слуги видели, как королевская чета Розалиндов и этот принц, этот гречневый сукин сын Хего Шор удалились отпраздновать это событие впятером, в отдельную комнату. Потом королева ушла, заперев дверь на ключ... а потом из-за той двери всю ночь доносились страшные крики и плачь...
Не сдержавшись, я закрыл лицо руками. Ласла... что же они сделали с тобой? Как ты это пережила? И это - родные люди? Семья? Отец, брат, мама родная... как могли они сделать что-то настолько ужасное?
- После той ночи Ласла долго не выходила из своей комнаты, - продолжала безжалостно старуха. - Она выглядела страшно больной, совсем похудела и побледнела... А потом, неожиданно ее начало рвать. Король с королевой объявили, что она больна... отправили ее лечиться на горячие воды... на юг Вадгарда... но все мы прекрасно понимали, что это была за болезнь. И королева вдруг... забеременела и начала стареть. И король с принцем... как с цепи... кх... сорвались, начали кидаться на всех девушек подряд... а то и не на девушек... такая суматоха началась...
Старуха закрыла глаза и замолчала. Я даже испугался, не умерла ли она. Но сона Лони продолжила - совсем слабо, так что мне нехотя пришлось склониться к ней пониже чтобы расслышать.
- А потом, ночью, когда королева рожала, приехала карета. Роды принимали какие-то... странные женщины... не местные... и после этого их всех нашли мертвыми. Но королева все же... показала всем... младшего принца на следующее утро... маленького... сморщенного... еле живого... будто недоношенного... Ласлы еще долго не было, года три... но я уже нянчила тебя. А потом... потом приехала твоя... сестра. Она приходила в детскую и, прогнав меня, думая, что я не знаю... долго над тобой... плакала. Навзрыд. Выла, Ганс... я никогда не слышала потом чтобы люди так выли... Понимаешь?
Я закусил губу и кивнул. Я... все понимал. Понимал, но осмыслить и поверить в тот факт, что Ганс сон Розалинд был вовсе не братом, а сыном Ласлы никак не мог. Не мог поверить в то, как страшно ее предали самые дорогие ей люди... и как никогда ненавидел этих людей. Перед глазами встала картина, которую я изредка видел в коридоре. Портрет Розалиндов, который Ласла так мечтала сжечь, разорвать, уничтожить...
- Но если бы они только ее оставили в покое... нет... нет, Ганс... король и принц стали с тех пор как дикие звери... бедная девушка... бедная, несчастная наша королева. Врагу не пожелаешь того, что она переносила от них... Но ты... ты действительно хороший мальчик, - растянула в улыбке губы старая нянька. - И наша королева никогда не жалела, что ты появился на свет. Пусть так... пусть таким ужасным образом... но ты был таким хорошим... таким милым мальчиком... что она даже забыла о том, при каких обстоятельствах ты был зачат. И я этому рада. Рада, что этот... проклятый маг... дал тебе пожить... хоть так... еще чуть-чуть. Еще немного... а вот мне уже пора, Ганс. Прощай...
Она нашарила мою руку и сжала ее в своих. Я ощутил, как катятся по щекам слезы. Нет, это была не истерика... я вообще ничего не чувствовал, не понимал, но тело будто решило поплакать за меня. И старуха, трижды глубоко и шумно вздохнув, обмякла. Рука ее разжалась, сморщенное лицо застыло с блаженной улыбкой на губах. Я осторожно высвободил ладонь и накрыл старуху одеялом с головой.
Впервые на моих глазах кто-то умер...
72. Давай-ка что-нибудь сломаем!


Длинный как стол язык я опрокинул одним точным ударом ноги. Бутылки упали - некоторые разбились, некоторые остались целы. На секунду мне показалось, что все глаза, что были в них заточены, посмотрели на меня с ужасом. Вслед за столом полетел об стенку стул, одна из его ножек отвалилась и улетела в дальний угол комнаты. Испытывая в груди страшный, все нарастающий жар, я, словно кот на занавеске, повис на одном из гербов Вадгарда, с наслаждением сорвал его и втоптал в пол.
Ганс тихо всхлипывал, обняв собственные колени и вжавшись в угол.
- Твари! Да как они могли! Да как они только посмели тронуть ее!
Я не чувствовал, как из меня вылетали эти слова. Сейчас я хотел только одного - выместить всю ненависть, которую я испытывал к семье Розалиндов, хоть на чем-нибудь. Ломать. Крушить. Уничтожать. Все что угодно, только бы отвлечься от раздирающей меня боли.
Раньше, на земле, я часто так делал. Я раскидывал вещи, переворачивал мебель, мог даже с кем-нибудь подраться. Инвалидность внесла свои коррективы - без нормально работающих ног особенно не побесишься, к тому же я боялся сломать все те дорогие вещи, которыми окружила меня Ласла. И осталось у меня лишь два способа снять стресс - поплакать и поругаться. Ругался я долго. Судя по удивлению Каи, аналогов земного мата в Вадгарде не было и переводное заклинание не справилось с тем потоком брани, что лился из меня. Слезы тоже из моих глаз лились, но высохли еще до того, как мы вернулись в замок Лэд.
Только вот снять стресс это не помогло.
И, будто понимая мое желание побеситься, Ганс затащил меня в наш общий сон. Он не сказал мне об этом прямо, но я - знал. Чувствовал каким-то краем своего подсознания, что он решил таким образом мне помочь. Понимал, что он усыпил меня каким-то образом - я бы не сомкнул глаз после таких новостей, я себя знаю. Теперь же Ганс не трогал меня. Он переживал по своему, я - по своему.
- Как ты мог не знать?! - возмущенно повернулся к нему я. - Как ты, слепой идиот, мог не заметить, что они ее насиловали?!
На это Ганс только всхлипнул и задрожал, уткнувшись лицом в колени. Чувствуя, как гнев сжигает меня, я подошел и вздернул его за грудки. Вздернул и застыл, увидев свое собственное, только еще более красивое лицо - красное, заплаканное. Чувство было такое, будто я смотрел на своего немного глупого и очень слабого брата-близнеца, и это обезоруживало. Потому я отпустил принца, тяжело вздохнул и прикрыл рукой глаза, потирая виски.
- Я не знаю, - забормотал Ганс потерянно. - Влад, я вообще мало что помню... все как в тумане... но я не знал, что я... что она... если бы я только знал, я бы...
- Забудь, - я протянул руку и, положив ее ему на голову, потрепал волосы. - Забудь, забей и не переживай. Мы с тобой больше никогда не дадим ее в обиду. Никому. Идет?
Ганс шмыгнул носом и, снова разразившись рыданиями. Его холодные пальцы вцепились в мою рубашку, будто он цеплялся за меня чтобы не упасть. Такой беспомощный жест... Тяжело вздохнув я обнял его, прижал к себе как родного и похлопал по спине. Да уж, ну и проблемное мне семейство досталось - проклятая сестричка, мертвый братишка. Но истерика младшего Розалинда длилась к моему удивлению не долго. Все еще заикаясь от всхлипов, он неожиданно упрямо отстранился от меня и заглянул в глаза почти зло.
- Давай пойдем и... - в глазах его заплясало что-то нехорошее. - Тот портрет, я знаю, как его уничтожим. Водная магия ничто по сравнению с паровой. Пойдем, сожжем его ко мраку!
- Вот такой настрой мне нравится, - вымученно улыбнулся я и хлопнул его по плечу. - От меня нахватался?
- Нет, - принц посмотрел куда-то вбок и вниз, потер плечо, вытер сопли. - Просто мне надоело... ре... реветь. И я не хочу чтобы Ласла смотрела на этот треклятый портрет и вспоминала все это. Ты ведь меня понимаешь?
- Да, - согласился я. - А потом мы пойдем к Ласле и наговорим ей кучу добрых глупостей. Дадим понять, что все кончилось. Дадим понять, что зря она от нас это скрывала. Скажем, что если бы мы знали - то встали бы на ее сторону, защитили бы. Скажем, что ей больше не нужно прятать от нас все, что она всем может с нами поделиться. Что думаешь?
- Думаю, это будет прекрасно, - согласился Ганс, а потом неожиданно сильно вцепился в мою руку. - А теперь проснись, Влад. И не пугайся того, что произойдет дальше.
- Хорошо, - я подозрительно нахмурился и сжал его руку в ответ. - Давай, ты в этих делах хаяховских лучше, чем я разбираешься. Так что... жги.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.