Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46917
Книг: 116550
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Попаданец для драконши» » стр. 33

    
размер шрифта:AAA

Принц натянуто улыбнулся... и я открыл глаза.
Сначала я не понял, что происходит. Творящаяся вокруг неразбериха казалась какой-то ненастоящей, нелогичной, как во сне. Я стоял посреди пылающего коридора ни на что не опираясь и покачиваясь от этого словно колосок на ветру. Голова буквально взрывалась от нестерпимой боли, горло жгло, а долгий, свистящий выдох, пропущенные через сложенные кольцом пальцы, затянулся неимоверно долго, будто я не из легких воздух выпускал, а сдувал находящийся внутри меня купальный круг. И ладно бы это был просто воздух - из моего рта вырывался огонь и врезался прямо в висящую на стене картину. Впрочем, от картины уже ничего не осталось, на ее месте красовалась стекающая золотыми слезами рама.
Испугавшись, я перестал выдыхать, опустил руку и, потеряв равновесие, шлепнулся на пятую точку. Сначала как сквозь вату до меня донеслись звуки - кричали люди, кто-то кашлял от дыма, шипела вылитая на языки пламени вода. В нос у ударил запах гари. Голую руку лизнул вырвавшийся из-за спины язык пламени - сожрал, подпалил край рубашки, но меня не обидел, не тронул. Спину жег чужой взгляд.
Я обернулся.
В окно на меня смотрел огромный, змеиный глаз с узким зрачком, обрамленный красной чешуей. Смотрел не мигая, неотрывно, и, как мне показалось на секунду, добродушно. Василиск? Но откуда здесь взяться василиску? Дракон?
Зашипело, и по коридору пронеслась волна, словно замок Лэд накрыло огромное цунами. Меня смыло, перевернуло пару раз, столкнуло с другими людьми, не успевшими укрыться. Но вода тут же исчезла, будто и не было ее, и я остался на полу - мокрый, чихающий, совершенно сбитый с толку. Попытался убрать с лица прилипшие волосы чтобы хоть что-то увидеть, но меня тут же испуганно сгребли в ахапку. Судя по тонкой фигурке и нервной дрожи - обнимала меня Кая.
- Свет, я так испугалась, - пробормотала она. - Ты просто пропал из комнаты, а когда мы тебя нашли - тут все уже горело!
- Вот... черт, - буркнул я и обнял ее в ответ. - Прости, я не знаю, как так вышло...
- Дракон пришел помочь своему любимому хаяху, - раздался сверху громкий голос Ласлы.
Не отпуская Каю, я убрал с лица волосы и посмотрел на сестру. За золотой маской было не понятно, что у нее на лице твориться.
- Воистину, - сказала она раздраженно, - удивительно, насколько же щедро одарил тебя силами Дракон. Лишь дед обладал одновременно и даром пламенной речи, и огненным дыханием. Но он, надо сказать, ни разу не пытался сжечь родной замок.
- Прости, - потупился я. - Это вышло само собой... я даже не знаю, как у меня это получилось.
- Я обижаюсь лишь на саму себя, Ганс, - тяжело вздохнула Ласла. - Да и... что греха таить, я сама трижды устраивала в этом крыле пожар. Я даже благодарна тебе...
Ласла с какой-то злой радостью посмотрела на оплавившуюся раму, на черную от гари стену, а потом повернулась ко мне. Я встретился с ней глазами и понял - нас ждет разговор. Долгий, возможно неприятный. Но...
...было в Ласле что-то такое, от чего я понял - ей стало легче. И ради этого стоило устраивать такой беспорядок.
- Пойдем, - кивнула она. - Мне многое нужно тебе рассказать.
73. Безумие и благословение


- Значит, она тебе все рассказала, - хмыкнула Ласла, задумчиво размешивая мед в своем чае. - Что ж... это многое объясняет. Интересно... может это Ганс двигал твоим телом? Интересно открывать новые вехи в магии, но как же неприятно осознавать, что правды мы никогда не узнаем.
Мы сидели в гостиной королевского крыла. От нас обоих все еще пахло гарью - еще бы, помыться мы не успели, только наспех переоделись. Я ерзал на стуле, не зная, что и сказать ей на это. Ласла же, кажется, никуда не торопилась, будто оттягивала момент, когда придется раскрывать передо мной душу.
- Знаешь, - осторожно начал я, - мне очень жаль...
- Не стоит, - перебила меня Ласла. - Это - дела прошлого. Трое из четыре моих врагов лежат в могиле. Ляжет в нее еще один - и я успокоюсь окончательно. Его смерть лишь вопрос времени. Благо, когда ты живешь долго, чтобы увидеть смерть своего врага достаточно лишь немного подождать. Но я вот чего не понимаю... Ганс, ну зачем? Зачем ты в это полез?
- Потому что я беспокоюсь о тебе, - сказал я честно. - Да и я ненавижу секреты. На самом деле... проклятия проклятиями, но я хотел знать это для себя. Знать, чтобы суметь помочь тебе если что, поддержать. Знать, потому что ты мне не чужая, понимаешь.
- Нет, - пожала плечами Ласла. - Разве близкие люди не должны доставлять друг другу как можно меньше боли? Разве они не должны заботиться друг о друге, оберегать от опасностей?
- Не знаю, может это какие-то очередные различия в культуре наших миров, - пожал я плечами, отпив чая. - Но там, где родился я, родные - это те, к кому можно пойти с любой бедой. Люди, которые всегда поддержат и помогут, если тебе плохо. Но как можно помочь тому, кто не признается в том, что ему тяжело? Никак. Потому, так как ты не хотела мне ничего рассказывать, я узнал сам. Мне хотелось поделить с тобой твою боль, помочь тебе таким образом. Это плохо?
- Нет, - потупилась королева, а потом измученно прикрыла лицо руками. - Нет, наверное, это правильно, Влад. Наверное ты прав, но я так не привыкла. Я ведь королева. Королевам не должно быть тяжело и сложно. Королева должна быть сильной и стойкой...
- Мне ты ничего не должна, - улыбнулся ей я, но тут же скис. - Прости, что я так эгоистично решил вторгнуться в твое прошлое.
- Прости, что не смогла сама решиться рассказать тебе об этом, - вторила мне Ласла. - Я на самом деле не обижаюсь. Даже немного тебе благодарна... ну, за то, что ты избавил меня от необходимости рассказывать тебе эту тайну. Да и... честно будто камень с души свалился.
- Так Ганс и правда был твоим сыном а не братом? - осторожно спросил я.
- Да, - тяжело вздохнула Ласла, откинувшись на спинку стула. - Да, так оно и было. Я так хотела, чтобы он был счастлив. Я оградила его от остальной семьи всеми стенами, какими только могла оградить. Магией, связями, иногда и расстоянием. Я боялась, что узнав правду он... не знаю, испугается. Возненавидит меня и родных. Что его жизнь превратиться в такой же кошмар, каким жила я. Я не знала, что мне делать, металась из стороны в сторону. Даже покончить с собой не могла, хотя и хотелось - боялась, что если я умру Ганс утонет во всем этом. А потом, в один далеко не прекрасный момент, я решила, что уже достаточно ненавижу своих отца, мать и брата, чтобы дать мешочек золотых лойсов убийцам.
- Но почему? - негодующе спросил я. - Как они могли? Как могут родные сделать такое?! У меня в голове это не укладывается.
- Мама была безумна, - потупилась Ласла. - Действительно безумна. Да, впрочем, хаяхи бабочки - покровительницы королевской семьи роз - часто сходят с ума. Ей ведь было за двести лет. Ее мучили кошмары, она ходила и говорила во сне, постоянно болела голова. Не удивительно, что она помешалась, найдя во мне причину всех своих бед. Но безумие и два благословения - опасное сочетание. У нее тоже был дар дракона, связанный с голосом. Не такой, как у тебя - она порой даже прислугу не могла заставить себя слушать. Дар дракона - убеждать голосом, и дар бабочки - предсказывать будущее, смешались, и изредка то, что она говорила в сердцах, сбывалось.
- И она сказала что-то про твоих отца и брата?
- Да, - не стала спорить сестра. - Даже не так - она говорила про них постоянно, не затыкаясь. Она постоянно твердила, что они - два кобеля, которые думаю не той головой. Она постоянно говорила мне, что я закончу... шлюхой. Причем говорила она это всегда по делу, и семья расценивала это как ее неприятную, но терпимую придурь. А потом она предложила этот союз с гречами.
- Как твой отец вообще на это согласился? - поинтересовался я. - Разве пшеница и гречи - не враги на век.
- В вот в этом ты не прав, - грустно улыбнулась Ласла. - Вадгард уже не раз предлагал гречам союз и мир, это они не соглашались. Так что матери пришлось уговаривать не отца, а гречневого короля. У меня есть мысли насчет того, что именно она им наплела, чтобы они согласились. Я даже предполагаю, что северный граф, устроивший восстание, был подкуплен гречами, чтобы те без боя заняли трон. И, честно сказать, я до сих пор не могу поверить в то, что мы выкрутились.
- Да уж, история, - вздохнул я. - Однако у меня есть предположение по поводу того, почему все так хорошо получилось...
- Думаешь, Теаган постарался? - спросила Ласла и, дождавшись кивка, согласилась. - Да, я тоже так думаю. Это очень похоже на один из его сложных планов.
- Скажи... - я помялся, - кем вы с ним были?
- С Эриком? - улыбнулась Ласла. - Лучшими друзьями пожалуй. Даже любовниками... но влюбленности между нами не было. Такие ненормальные отношения, не знаю как их даже и описать. Я нашла его на улице, отмыла, отчистила, устроила в хорошую семью, оплатила ему обучение в академии Жеиса. И, не смотря на то, что Эрик при нашей первой встрече был маленьким мальчишкой, я никогда его не воспринимала как ребенка. Я всегда чувствовала в нем друга и своего союзника. Сначала он был мелким негодяем, с которым мы шатались по водному плану. Потому он был негодяем покрупнее, вечно при помощи сложных комбинаций мне помогавшим. А потом он стал крупным негодяем, который ставил мои решения выше, чем решения моего отца, короля Вадгарда. И знаешь... да, я зла на него. Но я понимаю, зачем он меня проклял. Хотя мне и страшно об этом думать... хмн... в таком ключе.
- Да? - удивился я. - И зачем же?
- Подумай сам, - Ласла допила чай и, перевернув чашечку, поставила ее на блюдце. - Моя семья была убита, я - в бегах. Он помог мне вернуть власть, но я тогда вовсе не считала, что мое правление - хорошая идея. Я понимала, что мне нужно выйти замуж. Стране был нужен король. Мужчина. А меня связывало обручена с гречневым кронпринцем. Как ты понимаешь, Хего Шора я ненавидела, ненавижу и буду ненавидеть до тех пор, пока он не сдохнет. Плохо так говорить, но я каждый вечер молюсь, чтобы наш засланный шакал, Норлейв, спустил с него шкуру. Но деваться мне тогда было некуда.
- Кстати от этом, - хмыкнул я, - а почему ты вообще так много лет была обручена с ним, но так и не вышла замуж?
- О, это была моя маленькая хитрость, - улыбнулась Ласла. - Когда я поняла, что беременна, моя добрая подруга и сестра по сторожевым башням - королева роз - предложила мне помощь. Она поговорила с королем, и тот поставил моему отцу и гречневому королю, что пойдет войной на них обоих, если я выйду замуж за Хего. Роза, надо сказать, умудрилась почти всю кету оставить в должниках, так что на ее сторону встали бы и лаванды, и льняники - никто бы против такой мощи не выстоял. Этот ультиматум розовая королева поставила им лично, без свидетелей. Потому они и отстали от меня со свадьбой. А вот Хего не отстал и частенько пользовался своим положением жениха.
Ласла с отвращением поморщилась и покачала головой, будто отгоняя неприятные воспоминания. Но все же продолжила, уведя разговор в другое русло:
- Так вот, когда я осталась одна, без семьи, на троне, выбора у меня другого кроме как жениться на этом идиоте не было. И если бы Эрик меня не проклял - Вадгард уже принадлежал бы гречам. Проклятье, благодаря которому я не могу зачать детей, оказалось хорошей пугалкой для кронпринца и кета впервые увидела расторжение договоренного брака, обернувшееся для наших стран войной.
- В которой ты победила, - закончил я.
- Ага, в которой я победила тоже благодаря проклятью, - вздохнула Ласла. - Выглядит со стороны как череда удачных совпадений, но на деле я подозреваю, что это какой-то план Эрика. И ты - тоже его часть. Но сколько жертв... сколько трупов этот план оставил после себя. И ради чего? Ради какой цели? Свет его знает...
В дверь постучали. Ласла быстро взяла со стула маску и, надев ее на голову, крикнула:
- Войдите.
Вошла, к моему удивлению, Фета. За маской совы горели два взбудораженных, блестящих энтузиазмом глаза. В руках глава магов замка Лэд сжимала нечто крупное, блеснувшее в свете магической лампы.
- Что-то случилось? - удивилась Ласла.
- О да, нечто весьма удивительное, - ухнула сова, а потом, подойдя ближе, поставила предо мной шкатулку.
Шкатулка была металлической, круглобокой. Она крепко стояла на четырех своих мощных, звериных лапах. Ее крышку, словно корона, венчал сросток прозрачных кристаллов. Ко всему прочему она была заперта на маленький навесной замок. Внутри у меня от вида этой вещи все сжалось... я ее видел! Не помнил где, но видел однозначно. А такое ощущение зачастую посещало меня при виде тех вещей, которые крепко въелись в память Ганса.
- Что это? - спросил я.
- Артефакт, - ответила басовито Фета. - Мощный, я такой магии в жизни не видела. И он - ваш!
- Мой? - поразился я. - Эта шкатулка принадлежала Гансу?
- Нет, интереснее! - ответила магичка, и в голосе ее проскользнул почти девичий восторг. - В эту шкатулку вложена частица души. Угадайте чья!
- Эрика? - насторожилась Ласла.
- Хуже! - ухнула Фета. - Ганса.
- Подожди-ка, не хочешь ли ты сказать, что Ганс передал часть свой души нашему дорогому другу? - поразилась королева.
- Скорее всего нет, - покачала головой Фета. - Скорее всего она была передарена, как и ваша, сона Розалинда, частица души, что в зажигалке. Но эта шкатулка определенно принадлежит вам Влад. Все нити от нее ведут к вам. К тому же вы можете расценивать ее как ваш боевой трофей. Мы нашли ее в нише за картиной!
Мы с Ласлой переглянулись, и я, сцапав вещицу, подергал замок. Замок, разумеется, даже не собирался открываться.
- Мда, мрак, - хмыкнул я. - А спилить не получится?
- Пробовали! - обрадовалась почему-то Фета. - Ни в какую! Я ведь уже говорила, что это - артефакт сумасшедшей силы. Возможно на нем даже есть недоступные нам, простым магам, заклинания парового уровня. Работа неимоверно тонкая, защищенная так, что ничем кроме ключа его не откроешь. Не могу поверить, что кто-то, пусть даже такой талант маг как Эрик сон Теаган, смог создать нечто подобное!
- И для чего нужна эта шкатулка? - забеспокоился я. - Как она работает? Что делает?
- Понятия не имею! - ухнула Фета весело.
- Мда... - хмыкнул я, разглядывая шкатулку. - Осталось только найти ключ...
И тут меня осенило.
- Шкатулка Ганса! - почти выкрикнул я. - Она ведь стоит у меня на камине уже свет знает сколько времени! В ней есть ключик, как раз - небольшой!
- Позволите, я сама, лично схожу? - тут же поспешила к двери Фета.
- Да-да, конечно, - обрадовался я.
Вскоре сова вернулась с костяной шкатулкой и поставила ее передо мной. Я открыл ее и невольно улыбнулся. Вещиц-то прибавилось! Помимо сокровищ Ганса здесь хранился крошечный осколок того фужера, в котором я сжег свою речь. Здесь лежали рядом брошь из птичьего серебра, подаренная рыцаршей-рысью, и кружевное яйцо синей птицы, обработанное Каей. Здесь я хранил и маленькую куколку с осколком души кофейника, и кусочек шкуры василиска. И, выложив все сокровища, включая локон волос Альти, пуговку с одежды Оди и сережку Ласлы (при виде которой королева, кажется, улыбнулась), я достал наконец ключ. Достал, вставил в замок, отпер его.
- Открываю? - спросил я напряженно. - Мало ли что там будет...
- Открывайте, - согласилась Фета. - Вещи с осколком души не могут причинить владельцу вреда.
- Что ж, тогда открываю.
Открыл я крышку... и ровным счетом ничего не произошло. Шкатулка была пуста, никаких инструкций к ней не прилагалось. И какая бы не была в нее вложена сильная магия, пока что она была всего лишь красивой безделушкой, которой мы не знали как правильно воспользоваться.
74. Самый знатный сторонник


В день похорон соны Лони в очередной раз разыгралась гроза. Молнии стегали землю где-то вдалеке, на самом краю горизонта, до нас долетал лишь гром да неяркие вспышки. Я мог бы отказаться от приглашения. На самом деле никто не ждал от меня, что я туда пойду - все же принц как никак, пусть и подставной. Однако совесть остаться дома мне не позволила, и я твердо решил проводить старую няньку в последний путь. Пусть мы с ней были мало знакомы, но... она умерла на моих глазах и была важным человеком для Ганса.
Потому, взяв с собой Каю и Отну, я выехал из замка, намереваясь проводить старую няньку в последний путь по всем обычаям Вадгарда. Но... увы, когда мы, прячась под магическим барьером от дождя, подъехали к дому соны Лони, ее уже грузили в катафалк - черный ящик на больших колесах от телеги. Как здесь проходят похороны я в теории знал, но ни разу не участвовал, потому сильно растерялся. Благо, меня увидела сиделка, и попросила на минутку задержаться возницу катафалка, чтобы я успел сделать свои подношения покойнице.
Сона Лони, уже погруженная в ящик, буквально утопала в искусственных белых цветах из ткани и бумаги, размокших от дождя - здесь они заменяли наши привычные венки. Я, не слезая с лошади, дополнил все это великолепие своей бумажной гирляндой, которую мы весь вечер вчера делали вместе с Альти. Старуха была бледной, но казалось безмятежно спящей. Ее одели в красивое, не подходящее ей по возрасту белое платье, похожее на платье невесты - в таких хоронили тех женщин, которые при жизни так и не успел выйти замуж. По мерка Вадгарда сону Лони можно было считать старой девой, хотя у нее и имелось двое детей. Сегодня утром, когда мы с Ласлой обсуждали этот странный факт, то пришли к выводу, что они вполне могут быть королевскими бастардами. Да, впрочем, благодаря проклятью безумной королевы этих бастардов развелось столько, что никто из них даже и не думал претендовать на па престол.
- Спасибо вам, - сказал я покойной. - И простите, что в последние минуты вам пришлось вспоминать о плохом из-за моей прихоти. Однако знайте, что это было не напрасно.
Сказать больше было нечего, и сиделка махнула вознице - уезжаем. Кое--кто из родственников и друзей соны Лони взобрался на лошадей или поймал повозки, и мы поехали.
В Вадгарде не было кладбищ. Единственными, чьи останки сохраняли, были члены королевской семьи. Дело в том, что, как я уже и говорил, здесь считалось, что душа не может проходить сквозь твердые предметы. Потому тела простого люда после смерти кремировали. Таким образом души освобождались словно ядра от скорлупы, и улетали в один из двух миров - темный или светлый, в какой уж ты заслужил. А вот королям и королевам улетать было не положено, потому что их опыт и их поддержка могли пригодиться новым королям и королевам. Именно поэтому рядом с замком имелся подземный склеп, выбраться из которого было настоящей проблемой, а тела держали в плотно забитых ящиках, залитых, кстати, специальным прозрачным, затвердевающим на воздухе раствором. Получались эдакие «люди в янтаре» - жуткое, я вам скажу, зрелище!
Крематорий, который здесь называли Погребальной Печью, располагался на отшибе от города, окруженный мертвой, потрескавшейся землей. Перед входом толпилось еще несколько семей, внутрь пускали по очереди. Я приготовился ждать, да не тут-то было. Одноногий старичок с костылями, стороживший вход и следивший за очередью, увидел меня и глаза его забегали. Он тут же открыл дверь, сунулся за нее, с кем-то переговорил и, подойдя к нам, вежливо попросил подождать, пока закончит предыдущая семья.
Мда... удобно быть принцем, но как же иногда это смущает.
- Не стоило, - смутился я. - Но все равно спасибо.
- Негоже вам под дождем стоять, ваше высочество, - поклонился нам старичок. - Пройдемте внутрь, думаю, мы найдем для вас кресло и чашку чая, если вы изволите его принять.
- А вот это уже лишнее, - покачал головой я. - Спасибо, но мы подождем здесь вместе с остальными.
- А вы все тот же, ваше высочество принц Ганс, - вдруг послышался справа приятный, напевный баритон. - Мнится мне, что ваша потеря памяти вас ничуть не изменила. Хотя, главное - что не испортила.
Я удивленно повернул голову и увидел сидящего на вороной лошади мужчину, который тоже прятался от дождя при помощи магии. Он был широкоплеч, сильно бородат, усат и одет в богатый, расшитый золотыми и красными нитями бежевый камзол. И он счастливо улыбался, глядя на меня без всякого подобострастия - приятная неожиданность.
- Простите меня, - вздохнул я, - но моя потеря памяти стерла вас из моей головы. С кем имею честь разговаривать?
- О, ничего страшного, я рад буду еще раз десять с вами познакомиться, - мужчина протянул мне свою огромную, сухую и горячую руку, которую я с удовольствием пожал. - Я ваш тезка, Ганс сонор Шенорк. Ваш покорный слуга и, кстати, должник.
- Если вы должны мне денег, то я вас, так и быть, прощаю, - удивился я, испугавшись, что мне сейчас отдадут то, чего я не давал. Как-то я не воспринимал вещи Ганса - особенно монеты - как нечто свое собственное. У моего предшественника ведь и недвижимость имелась в собственности. Земля, дома в разных городах, большое поместье у восточного побережья. И я бы все это с удовольствием отдал короне - да Ласла запретила. Сказала - пусть будет. Ну, я и сдался. А куда деваться?
- Нет, вовсе нет, - засмеялся по-доброму дядька. - Мой долг перед вами гораздо больше, чем какие-то монеты. Денежный свой долг я отдал очень и очень давно. А вот моя дочка благодаря вам до сих пор жива, здорова и недавно родила мне на радость уже второго внука.
Меня это заинтриговало. Я не раз слышал, что Ганс был хорошим парнем, но ни разу почему-то не наталкивался на факты, которые бы это подтверждали. Сам я его, откровенно говоря, считал наивным плаксой.
- А не могли бы вы мне рассказать об этом поподробнее, - попросил я. - Мне бы хотелось помнить о таких хороших вещах, как помощь людям.
- Вы и правда не изменились, - улыбка усача стала еще шире, и он вдруг полез в закрепленную на седле сумку. - Лет десять назад моя любимая дочка, Лил, утонула в грезах. И утонула она так глубоко, что ныряльщики заломили за возвращение ее разума огромную цену. Они даже не могли дать гарантий, что все пройдет удачно и она не лишится рассудка по возвращении. Нужно было ее доставать, и чем скорее - тем лучше, а нужного количества бликов у меня не было. Тогда я попросил хозяйку пограничной башни кошмара пустить меня туда чтобы поохотится на нехов. И она согласилась.
Мужчина выудил из сумки нечто, завернутое в коричневую бумагу и протянул мне. Я протянул руку, но меня опередила Кая. Забрала сверток, осмотрела со всех сторон, проверила магией и только тогда нерешительно отдала мне.
- При чем здесь я? - осторожно спросил я усача.
- Вы помогли мне набрать блики, - было мне ответом. - И потом, когда я уходил, благодаря ее величество за оказанную мне честь, она сказала, что если бы не вы - она не пустила бы меня в башню. Вы уговорили ее помочь мне, и даже не стали ставить меня в известность об этом факте. Меня это крайне удивило меня в свое время.
- Кто же вы такой, если вам помогала сама принцесса Розалинда? - удивился я, осмотрев сверток со всех сторон. - И что здесь?
- О, прошу меня простить, - снова засмеялся бородачь. - Совсем забыл о титулах перед лицом беды. Я - западный граф.
- И... - удивился я, получив подтверждающий кивок от Каи, - что же вы делаете здесь, в столице?
- Я приехал придать огню своего отца, который последние месяцы своей жизни провел в лучших больницах Фрита в надежде, что сможет излечить свою старость, - сказал мужчина с грустной улыбкой. - А что в свертке я не знаю. Вы прислали мне его за месяц до восстания. Письмо, что было приложено, я сохранил... но если вкратце - вы просили вернуть его вам либо когда нас сведет вместе общая беда, либо когда вы сами об этом попросите. Направляясь во Фрит, я почему-то не сомневался, что встречу вас здесь. Будто сама синяя птица постаралась, и подстроила нашу встречу. Странно, не находите?
- Нахожу, - хмыкнул я, и вернул сверток Кае, чтобы та убрала его в нашу седельную сумку. - А скажите, ваш отец часом не водил дружбы с Эриком сон Теаганом?
- Странно, что вы спрашиваете, - удивился мужчина и потер усы. - Мой отец был одним из... хмн... как же это в магии называется...
- Тоем, - подсказала Кая.
- Да, именно им, - согласился усачь, и на мой непонимающий взгляд пояснил. - У них был контракт некогда. Эрик ведь был энохом... Но я думал, что отец давно уже рассчитался.
- Ну, теперь мы уже все равно не узнаем, - хмыкнул я.
Договорить нам не дали - снова прихромал одноногий старичок, и объявил, что пришла наша очередь. Я попрощался с мужчиной, пообещал ответить на одно из присланных им писем, и направился к крематорию. Однако похороны были последним, что меня сейчас занимало. Гораздо больше мне хотелось узнать, кто такие энохи, и что за контракты они заключают с другими людьми.
75. Инструкция по применению


- Что такое энох? - удивилась Кая, когда мы уже вернулись домой и расположились в моей комнате, рассматривая сверток и не решаясь открыть. - Странно, я думала, что ты знаешь. Они же так часто встречаются в сказках.
- В сказках? - удивился я, достав из ящика стола острый нож для бумаги.
- Да, - согласилась рыцарша. - Может, переводное заклинание чуть искажает смысл для вас... не знаю. Энохи - это те маги, которые заключают контракты как с простыми людьми, так и с другими магами, послабее. С их появлением в истории всегда происходили глобальные изменения. Например революцию по освобождению магов от рабства тоже устроил энох.
- Странно, - я потер подбородок. - А ведь действительно, я много раз слышал о том, что какой-то маг заключил с кем-то контракт. Но я думал, это было... не не знаю, обычное соглашение. Предложение услуг. Единственное, чему я всегда удивлялся - это плата. Но я всегда списывал такие мелочи на сказочные преувеличения. Или просто часть плана мага, решившего проучить главного героя сказки, как это было у нас с Эриком.
- По сути так оно и есть, - пожала плечами Кая. - Просто все чуть серьезнее, чем вам показалось. Обычный маг тоже может за деньги предоставить какую-то услугу. Но энохи - это отдельный разговор. Они заключают совершенно особые контракты, так как являются по сути хаяхами всех богов кеты.
- Это вообще как? - удивился я, даже о свертке забыв.
Кая улыбнулась, забрала нежно нож у меня из рук, и придвинула к себе то, что мне отдал западный граф. Тонкое лезвие скрипнуло по бумаге, оставляя за собой черную щель разреза. Пара ловких движений, и на столе уже лежали очередная шкатулка и письмо. Шкатулка была вытянутая и узкая, словно школьный пенал, без всяких изысков, деревянная. Письмо оказалось запечатано красным сургучом с печалью в виде козлиной головы.
- Это сложно, - сказала Кая. - Стать энохом сложно, а быть им - еще сложнее. Надо обладать определенным складом характера и большой магической силой. Однако сила, что получает такой маг в конечном итоге - огромна. Она настолько велика, что некоторые вещи может сделать только энох. Чтобы получить эту мощь маг отправляется в путешествие и проводит в каждом из храмов богов кеты ритуал призыва. Боги приходят и дают ему задания, и если маг справляется с ними - он получает их благословение. Но стоит не справиться хоть с одним - и все будет напрасно, без права начать сначала.
- Да уж, - хмыкнул я, пододвигая к себе шкатулку. - Все интереснее и интереснее. Ты опытнее меня, чувствуешь что-нибудь от этой шкатулки?
- Да, но не понимаю, что именно, - хмыкнула Кая. - Однако эта странная магия кое-что мне напоминает. Такая же сила исходит от той шкатулки, что была за сожженным тобой портретом.
- Вот оно как, - удивился я. - Что ж, тогда давай сюда этот артефакт невиданной силы, как его обозвала Фета.
Пока Кая ходила за пузатой шкатулкой, которая уже пару дней украшала каминную полку, я вскрыл письмо и улыбнулся. Из него выпал лист плотного картона, на котором оказалась своеобразная инструкция по применению в картинках. Сверху был нарисован цветок, от которого стрелка вела внутрь очень похоже изображенной пузатой шкатулки. Чуть ниже неизвестный художник изобразил постель, на которой лежал человек, а стрелка от шкатулки вела под его подушку. От головы человека тянулось облачко, как в комиксах, в котором был изображен тот же цветок, что и сверху. В общем, все просто - берешь вещь, кладешь ее в шкатулку, спишь на этом всем деле и видишь... что? Историю той вещи, что ты положил внутрь? Если так - то попавшая ко мне в руки вещь была просто бесценна!
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.