Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46457
Книг: 115240
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Попаданец для драконши» » стр. 38

    
размер шрифта:AAA

- Хорошо покажи себя в академии, - сказала она, поправляя выбившуюся из прически Эрика прядь. - Хотя... ты всех там уделаешь!
- Еще бы, - гордо вздернул нос парень. - Эти придурки наверняка даже в воде ни разу не были! Да я научу их большему, чем учителя этой твоей академии!
- Не зазнавайся, - Ласла щелкнула паренька по носу, от чего тот поморщился. - И помни, если не получишь лучшие оценки - я не смогу уговорить родителей сделать тебя придворным магом.
- Об этом не волнуйся. Просто верь в меня, принцесса. Я тебя не разочарую.
Эрик вдруг встал, взобрался на кровать и, цапнув Ласлу за руку, притянул ее поближе. Притянул, быстро чмокнул в лоб и крепко обнял.
- Спасибо, Ласла, ты самая-самая лучшая! - заявил он.
Картинка снова растворилась, и снова меня потянуло вверх. И снова стало светлее, время приблизилось к поверхности, к настоящему. Черных плиток стало больше, четыре к одной. Тут же началась новая сцена, и я увидел Эрика уже почти взрослым, по крайней мере они с Ласлой выглядели так, будто были одного возраста.
- Но как же так?! - недовольно топнула ногой принцесса. - Объяснись, мрак тебя забери! Ты не представляешь, на что мне пришлось пойти ради того, чтобы тебя взяли в придворные маги, Эрик, а ты - отказываешься?!
- Да, - непосредственно ответил парень. - Я отказываюсь.
- Чего ради?!
- Мы с Мари и Лейчем отправляемся в путешествие, - ответил Эрик, заложив руки за спину. - Не отговаривай меня, я уже решил, что поеду с ними.
- Что за путешествие? - нахмурилась Ласла. - Неужели оно важнее такой почетной должности?
- Да. Ведь мы трое хотим попробовать стать энохами.
Глаза Ласлы удивленно распахнулись. Она хотела еще что-то сказать, но Эрик перебил ее.
- Нет, не начинай. Просто выслушай меня. Я не такой идиот как Мари и Лейч, мне плевать на людей, добро, благие дела. Да, я хочу попробовать, ведь сила эноха - очень велика. Но на деле я еду больше для того, чтобы попутешествовать. Ласла, я всю жизнь сидел во Фрите как проклятый, даже за ворота ни разу не выезжал. Я хочу посмотреть мир, а если ты сделаешь меня придворным магом - я буду сидеть в замке Лэд как за ногу прикованный. К тому же я не уверен, что смогу наблюдать за тем, что творят твои родственники. Я просто взорвусь.
Ласла опустила глаза и я понял - он все знает. Тот факт, что она рассказал ему, но не мне, больно уколол. Тем временем Эрик подошел к принцессе, взял ее лицо в свои руки, приподнял и поцеловал. Я тяжело вздохнул. Они расцепились, и Эрик снова улыбнулся. Улыбнулся с нескрываемой любовью и нежностью. Ласла же выглядела ошарашенной, явно этот поцелуй был у них первым.
- Всегда хотел это сделать, - признался Эрик. - Прости, что так неожиданно сбегаю. Даже если я не стану энохом - то я многому научусь у магов других континентов и, возможно, получу от богов какие-то благословения.
- Скоро... ты уезжаешь? - упавшим голосом спросила Ласла.
- Завтра, - ответил Эрик. - На рассвете.
- Тогда до того времени я никуда не уйду, - королева закусила губу и неожиданно сама потянулась к нему за поцелуем.
- А как же дворец? - с неохотой остановил ее Эрик. - И... я думал, тебе будет неприятно...
- К черту дворец, - зло огрызнулась Ласла. - К черту мать, отца и моего придурка-брата. Я устала от того, что они творят со мной что хотят... я хочу вспомнить, что такое - получать удовольствие от любви.
- Хмн, - весело дернул Эрик бровями. - Кажется, я сегодня выиграл у жизни в лотерею. Обещаю, что ты не пожалеешь о своем решении, моя возлюбленная принцесса.
И они, слившись в поцелуе, растворились.
И опять водоворот, и все больше и больше черных плиток, и все ближе поверхность. На этот раз взгляд Ласлы жесток, красное как пламя платье на ней порвано, в нечесаных волосах запутались листья и палочки. Вокруг - множество людей. Ласла же похожа на ведьму и держит в руках знамя.
- Братья и сестры! - ее голос неожиданно горяч, и я понимаю - у нее тоже есть благословение. И сегодня она наконец выпустила свой огонь наружу. - Может ли тот, кто подослал тихие ножи к королевской семье, быть хорошим правителем?!
- Нет! - раздался нестройный, но бурный хор голосов.
- Может ли тот, кто лебезил и пресмыкался перед истинным королем, а потом воткнул ему нож в спину, быть хорошим правителем?!
- Нет! - заорала еще громче толпа.
- Тогда пойдемте и обрушим наш гнев на этого предателя! - запальчиво крикнула королева и, взяв у подошедшего к ней Эрика - уже такого, каким я видел его на земле - флаг, подожгла его. - В бой, за истинных Розалиндов!
Люди забрали флаг у Ласлы - теперь уже почти королевы - и растворились в воде. А Эрик остался. Он подошел к моей сестре сзади, помял ее плечи. Ласла прикрыла глаза, и маг шепнул:
- А ты, оказывается, лицемерка.
- Отстань, - отмахнулась королева. - Мои родственники это заслужили.
- Не спорю, - ответил Эрик. - А ведь ты могла бы всего лишь заключить со мной контракт. Я бы сам заплатил цену за...
- Заткнись, - огрызнулась Ласла, скинув его руки и выхватив из ножен, висящих поверх платья, меч. - Что толку в твоих контрактах, Эрик? Они обесценивают победу, лишая ее вкуса. А я хочу нанизать голову этого козла на пику своими собственными руками. И ты мне, дорогой мой, поможешь без всяких хитроумных планов и контрактов.
- Как скажешь, моя возлюбленная королева, - ласково улыбнулся Эрик, и они оба растворились в воде.
Когда водоворот снова поставил меня на пол, на этот раз состоящий целиком из черных плиток, я вдруг увидел над головой, не так уж и далеко, поверхность. На глади воды стояла моя постель, и на ней был нарисован огромный глаз. Он пристально на меня пялился.
- Эрик, у меня для тебя подарок, - раздался сбоку голос Ласлы.
Я оторвался от разглядывания странного рисунка и повернулся. Ласла была прекрасна в своем бежевом платье с золотистыми колосьями, ее волосы были заплетены в косы и уложены короной вокруг головы. Она улыбалась - счастливо, чуть озорно.
- Что же это? - спросил Эрик, облокотившись на появившиеся с ним рядом перила.
- Держи.
Ласла протянула ему зажигалку. Я напрягся, приготовившись запоминать. Эрик щелкнул крышкой, и маленький язычок огня взвился вверх.
- Но это еще не все, - сказала Ласла, а потом, закрыв глаза, прочертила крест на своей груди и прошептала заклинание, вызвав свою душу.
Я видел, как маленькая, пламенная ленточка мебиуса выскользнула из ее груди, и как побледнел Эрик, как сжал губы плотно. Я видел, как Ласла, в немом молчанье, отщипнула крупицу и как поместила ее в зажигалку, что маг держал в руках. А потом, улыбнувшись, она поднялась на носках и чмокнула его в губы - словно девчонка. Эрик тяжело вздохнул, и это, кажется, чуть напугало королеву.
- Что не так? - спросила она удивленно. - Ты не рад?
- Ты... странная... - выдавил из себя Эрик. - Сначала выгнала меня, сделала северным графом... а теперь даришь такой... подарок.
- Мы уже это обсуждали, - тяжело вздохнула Ласла. - Это для твоего же блага. В Вадгарде...
Она опустила глаза, прикусила губу.
- В Вадгарде скоро все изменится. Хего Шор сядет на трон, и тебе... не место во всем этом бедламе. Лучше оставайся здесь и правь тихо, чтобы он...
- Он однозначно выпроводит меня во мрак, - раздраженно фыркнул Эрик, а потом схватил Ласлу за плечи и встряхнул. - Зачем? Почему бы тебе самой не править? Почему ты хочешь выйти за этого урода?
- Ты не понимаешь, - разозлилась Ласла, попытавшись вырваться. - Я - женщина. И я должна это сделать. Иначе будет война а ее Вадгард не выдержит! Гречи захватят нас в любом случае, вопрос только в количестве трупов...
- Ты победишь, просто загадай желание, - нахмурился Эрик. - Я энох, я все смогу! Я заплачу нужную цену, клянусь! Ты ничего не потеряешь, но сядешь на трон сама!
- Брось молоть чепуху, - все же вывернулась Ласла, но маг вдруг взмахнул рукой и она остановилась, будто застыла во времени. Глаза ее испуганно забегали, а Эрик тяжело вздохнул.
- Ласла, ты больна, - покачал головой Эрик. - Ты ненавидишь себя саму, этот мир, сердце твое черно, полно яда. И пока ты не вытянешь его весь - ты не будешь счастлива. Тебе стоило бы больше любить жизнь, радоваться хоть чему-то, а не только проклинать свою судьбу. Потому... потому я проклинаю тебя. Отныне каждый, кто родился под звездой Лойс, упадет без чувств, лишь взглянув на твое лицо. А коль поцелует тебя или возжелает тела твоего - умрет тут же, на месте. И будешь ты такой пока твое жестокое, полное ненависти ко всему миру сердце не очистится. А теперь спи... спи, Ласла, потому что грядет война. Неизвестно, когда теперь тебе удастся хорошенько, всласть поспать.
Закрыв глаза, королева рухнула прямо в руки магу. Тот сжал ее в объятиях, уложил на пол, поставил рядом стул и тяжело, вымученно вздохнул.
- Ну вот, Влад... - сказал он, пожевав губу. - Последнее свое дело делаю в Вадгарде... знал бы ты, как я себя ненавижу, приятель...
У меня от его слов екнуло сердце, а мог, горько усмехнувшись, вдруг посмотрел на меня.
- Ты видишь меня? - спросил я.
- Нет, но знаю, где ты стоишь, - сказал он. - И знаю, что ты нашел ту шкатулку, что я тебе оставил.
- Зачем вы все это делаете? - спросил я с некоторым отчаянием. - Почему именно так? Почему так жестоко? Неужели не было другого выхода?
- Я видел будущее, смотрел варианты, - покачал головой Эрик, а потом схватился за голову. - Боги, свет, тьма... как же тяжело... я видел множество вариантов развития событий, но этот путь - единственный, по которому действительно стоит идти, Влад. Не подумай только, что я привел к смерти этого глупого мальчишку и проклял любимую женщину удовольствия ради. Я ненавижу себя за это... ненавижу.
- Расскажи мне все, пожалуйста, - попросил я торопливо. - Я хочу знать.
- Увидимся еще, наболтаемся, - отмахнулся он, перебив меня. - Если, конечно, я не полный идиот, разговаривающий сейчас с пустотой. Ведь того будущего, что я нашел, может и не случится. Мало ли, что может пойти не так... вероятности так ненадежны, стоит одной пешке лишний раз чихнуть - и весь замок из песка, что я тут строил, просто напросто рухнет. А теперь можешь говорить что хочешь - я все равно не услышу. Мне же... нужно закончить начатое. Ради ее же блага.
- Ну что ж, - вздохнул я, - давай.
Эрик кивнул, больше на меня не глядя, и повернулся к спящей королеве. Повернулся, погладил ее по щеке.
- Знаешь, вот парадокс, ты меня всегда как родственника воспринимала, Ласла... а я тебя любил. Жалко отдавать свою любимую женщину какому-то задохлику, прячущемуся в женских тряпках, но... все лучше, чем провожать ее на тот свет, правда? Потому я проклинаю тебя, Ласла. Теперь уже по настоящему проклинаю. Отныне каждый, кто родился под звездой Лойс, упадет без чувств, лишь взглянув на твое лицо. А коль поцелует тебя или возжелает тела твоего - умрет тут же, на месте. И будешь ты такой пока не исполнишь два условия. Во-первых, ты должна влюбиться. Все равно в кого, но искренне и так, чтобы этот человек стал тебе дороже твоего нежно лелеемого проклятья, чтобы ты ради него захотела это самое проклятье скинуть. Во-вторых, ты должна исправить ту ошибку, что совершила когда-то со мной. Таково будет твое проклятье, и пока ты не выполнишь все его условия, ты не снимешь своей золотой маски. Да будет так. А теперь я ухожу. Мы с тобой больше никогда не увидимся. Прощай, Ласла. Я действительно всегда, с самого детства, тебя любил... жаль, ты так и не смогла искренне ответить мне взаимностью.
И после этих слов Эрик, а за ним и спящая Ласла, растаяли в воде, а меня подхватил водоворот и наконец вынес наверх - грустного и растерянного, растоптанного нелегкой правдой.
86. Самый бедный сторонник


Узнав точные слова проклятья, я тот час же передал их Ласле. Королева внимательно выслушала, кивнула и взяла неделю на раздумья. После этого она снова созвала совет маскарада объявила, что понятия не имеет, о какой ошибке идет речь. Конечно, имелось у меня предположение, что речь шла о том, что она так и не ответила на чувства Эрика взаимностью. И я даже сказал об этом сестре. Но она только передернула плечами - мол, коль так, то все равно прямо сейчас мы ничего сделать не сможем, все решиться само собой со временем. Да и вообще, теперь, мол, это ее и только ее лично дело, и нечего нам всем в это дело лезть.
Потом прошло еще два месяца.
Два скучных, растянувшихся будто бы на целый год месяца, которые, впрочем, не прошли бесследно. В тот день мы с Ласлой в очередной раз вместе завтракали, и она, хитро улыбаясь, рассказывала мне о своем недавнем разговоре с лавандовым королем.
- И говорю я ему, значит - Ойл, слушай, а можно я к тебе через недельку в гости наведаюсь? Он глаза вытаращил, смотрит на меня удивленно и спрашивает - зачем, мол, и не боюсь ли я бросать страну? Ну я так загадочно улыбаюсь и отвечаю - ой, мол, боюсь. Но больше, конечно, боюсь, что по пути остатки кредита воздушные пираты разграбят.
Я фыркнул весело от того, как Ласла живо округлила свои и без того широкие карие глазищи. Лицо у нее при этом сделалось такое наигранно-афигевшее, будто ей сообщили о выигрыше в лотере, но она до сих пор не могла в это поверить - это она так передразнила короля Конкори.
- Он глаза еще больше вытаращил, челюсть у него отвисла. Смотрел на меня, смотрел, а потом спрашивает - я, мол, что, клад нашла? А я ему и отвечаю - нет, я просто мельницу яхам отдала, и они мне магических кристаллов наделали больше, чем он за свою жизнь видел. Честно ведь говорю, не вру! И ты представляешь - он мне не поверил! Посмеялся надо мной, сказал что я - шутница. Мы с ним поспорили. Он обещал, что если я говорю правду - он съест свою любимую меховую шапку.
- Бедный лавандовый король, - не сдержал я смешка. - Блин... мне его даже немного жалко - шапка вряд ли будет вкусной. Однако я совершенно не понимаю, почему у нас тут, в замке, не объявилась целая толпа шпионов?
Это и правда было удивительно. Мельница исправно перемалывала магию, как выражалась Ласла. В сокровищнице выделили пару полок для сундуков, полных кристаллов. Старый сонор Тенбрук стал настоящей звездой клуба Стеклянныйх Ученых, на его ручные молнии съезжались посмотреть со всей кеты. Но нам никто не верил! Хоть в пору хватай этих самых шпионов и носом тыкай в то, что в Вадгарде твориться. Лука, кстати, тыкала. Тыкала, но их все равно не проняло! Никто просто поверить не мог во что-то настолько сумасшедшее.
- Ну, знаешь, я их отчасти понимаю, - смешливо фыркнула Ласла. - Это у нас, в Вадгарде, мельница - символ богатства. А в остальных странах у всех одна с ней ассоциация - долгострой. Это из-за мельницы Гила... никто, кстати, не верит, что ее возможно наполнить.
- Так давай пойдем и вбухаем в эту самую мельницу магию всех магов кеты, - я легонько хлопнул по столу. - Или еще что-нибудь сумасшедшее сделаем, чтобы все поверили!
- Например можно действительно шахту продолжить разрабатывать, - с жаром предложила Ласла. - И полезно, и расточительно, и внушительно.
- Не, надо что-нибудь поинтереснее придумать. Вот! А что, если нам начать ставить кареты и повозки на газ?! И дорогам на пользу, и лошадям легче. Или наделаем вообще безлошадных повозок!
- Тоже неплохая идея, - согласилась Ласла. - Или вообще... дом какой-нибудь в воздух поднимем.
- Замок! - загорелся идеей я. - Летучий замок, Ласла, стоящий на куске скалы! Это же будет потрясающе! Прикуем его к земле огромными железными цепями чтобы не улетел и пускай висит! Или вообще... не знаю, поезд летучий сделаем, который будет по реке ветров летать.
- Поезд? - удивилась Ласла. - А, парад дилижансов что ли? А что, идея хорошая. И кораблей наделаем больше, чем есть у льняников. Ох заживем...
Мы заговорщицки друг другу улыбнулись, но улыбка сестры вдруг потухла.
- Слушай, Влад, на самом деле у меня к тебе есть разговор, - сказала она как-то неожиданно серьезно.
- Да? - внутренне напрягся я. - Я тебя слушаю...
- Мне... конечно нравится то, как ты стараешься, - начала со вздохом королева, - но тебе не кажется, что ты зациклился на этом Эрике? Все эти твои письма, и те слухи, что распускает по Вадгарду Лука через своих лис... может, стоит остановиться? Мы ведь получили полный текст проклятья. Почему бы не оставить все как есть и не подождать, когда...
Договорить она не успела, потому что в дверь постучали. Ласла ругнулась, с тяжелым вздохом подняла с пола свою маску - в последнее время она ее частенько клала себе под ноги - и нахлобучила себе на голову. После этого она выпрямилась, напустила на себя строгости. Это всегда выглядело так комично! Без посторонних глаз Ласла могла быть веселой, милой, смешливой как девчонка, но как только появлялся кто-то чужой - она сразу подбиралась и становилась строгой и рассудительной. Королевский рефлекс наверное.
- Войдите, - попросила она.
Дверь распахнулась, и в нее сначала с пинка влетела девушка с порванной юбкой, а за ней вошел Эллиот. Незнакомка упала на пол, но тут же вскочила на корточки, не смея поднять глаза, и в поклоне коснулась лбом пола. Эллиот заслужил от нас с королевой два уничтожающих взгляда.
- Сона Тонильф, кто эта несчастная и почему вы, королевский рыцарь, позволяете себе такую низость по отношению к женщине? - уточнила Ласла строго.
- К женщине? - Эллиот с отвращение сцапал гостью за шкирку, поднял, поставил на ноги и показал нам ее лицо. - Да вы только гляньте на эту прелесть. Я сразу поняла, что это - вовсе никакая не леди, а очередной трус, прячущийся в женском платье от справедливого суда.
Лицо у незнакомца находилось где-то на грани между страшненьким парнем и настолько же страшненькой девушкой. Платье было заляпано сажей, темные кудри изобиловали колтунами, через плечо болталась холщовая сумка. Особо неприятный эффект придавала дезертиру убого наложенная кустарная косметика. Румяна выглядели так, будто парень намазал щеки свеклой, помада потекла и сильно выходила за пределы губ, брови отличались по форме. В общем - отвратительное зрелище. Я мысленно поблагодарил Эллиота за то, что он в женском облике выглядит не как отвратительный трансвистит, а как действительно красивая девушка.
- Что делает эта... этот человек здесь, в королевском крыле? - спросила Ласла, и в голосе ее прозвучало некоторое отвращение. - Я думала, Элли, ты собака, а не кошка. Ведь только кошки таскают пойманных зверей хозяину. Решила сменить должность?
- Ну-ка, милочка, повтори тот бред, что ты несла у ворот, - дернул дезертира Эллиот.
- Я... - парень зажмурился, и выдавил. - Я пришел по важному поручению к его высочеству Гансу сон Розалинду от своего... покойного отца. Он не смог сам исполнить то, что... поклялся... и потому я здесь.
- Так-так-так, - заинтересовался я.
- Вот потому я и приперла этого придурка сюда, - снова отпустил Эллиот гостя, отчего тот тут же рухнул на колени. - Потому что от вас, сон Розалинд, можно ждать чего угодно.
- Помилуйте, - снова уткнулся в пол несчастный. - Не казните. Или казните, но дайте сначала слово сказать... прошу вас...
- Да не собираемся мы тебя казнить пока что, - хмыкнул я, переглянувшись с Ласлай. - Давай, хватит пол подметать, вставай на ноги. Вот тут стул есть, садись. Не побрезгуешь же королевским завтраком? Сестра, ты ведь не против?
Ласла фыркнула от моих слов, но, кажется, хорошее настроение еще не выветрилось - в ее глазах заплясали озорные искорки. Парень тем временем поднялся, оправил засаленную юбку, помешкал и, красный то ли от ужаса, то ли от стыда, осторожно присел на свободный стул между нами с сестрой. Эллиот поморщился и спросил осторожно:
- Мне остаться?
- Нет-нет, - заговорщицки улыбнулся ему я. - Подожди за дверью, тебе надо еще будет проводить этого смелого юношу до ворот, когда мы закончим.
На это рыцарь только закатил глаза и вышел, оставив нас одних. Парень тем временем съежился на своем месте и стал похож на замерзшего воробья. Мы с Ласлой снова переглянулись - я готов был поклясться, что под маской она мне хитро улыбнулась.
- Давай, поешь, - пододвинул я к нему тарелку с блинчиками, политыми лимонным сиропом.
- И выпей, - Ласла поставила на стол чашку из дорогого фарфора и самолично налила душистого чая с апельсиновыми корочками.
- Или, может, хочешь чего-нибудь посущественнее? - я подсунул под ему под нос нарезанное тонкими дольками вяленое мясо.
- Не стесняйся, смотри какая красота, - от себя королева пододвинула тарелку с сырными палочками. - Или хочешь умыться для начала? Вон за той дверью ванная.
- О, я позову Альти, чтобы она помогла, - елейным голосом продолжил я. - А может, ты хочешь еще чего-нибудь, парень? Как насчет того, чтоб переодеться? У меня накопилась куча ненужных вещичек. Не побрезгаешь одеждой с чужого плеча?
Видно вспомнив о сундуке с рубашками, обшитыми богомерзкими кружевами, который я все время грозился сжечь в саду, Ласла весело фыркнула. Наша жертва тем временем совсем растерялась. Глаза у парня забегали из стороны в сторону, он явно никак не мог решить, что ему делать и как себя вести. Отказываться было страшно - а вдруг оскорбит. Принимать такие щедрые дары тоже было страшно - никак скажут, что обнаглел и казнят.
- Он мне тебя напоминает в первые дни, - сказала Ласла, откинувшись на спинку. - Только ты, братец, вел себя куда наглее.
- Принц я или не принц? - весело спросил я, приосанившись. - Можно забыть родную сестру, но нельзя забыть избалованность члена королевской семьи.
- Ох, чудо, - вздохнула сестра, и тут же напустилась на парня. - Ну вот что ты не ешь? Мы тебя тут кормим, кормим. Честь тебе несусветную оказываем, а ты - отказываешься. Вот как возьму, как велю тебя засунуть в тюрьму, и будешь знать. Лучшие повара Вадгарда старались - а ты все никак не решишься!
- Да ему от нашего с тобой присутствия кусок в горло не лезет! - засмеялся я и похлопал ошарашенного парня по плечу. - Ну все, повеселились и хватит. Давай, рассказывай, с чем ты пришел. А то мы можем так развлекаться до ужина, а у нас еще полно срочных королевских дел.
Будто очнувшись, гость вдруг вспомнил, что у него через плечо висит сумка. Он принялся рыться в ней с каким-то остервенением, и вдруг выложил на стол... очередную длинную шкатулку-пенал.
- Бинго, - дернул я бровями. - Вот и последний кусочек мозаики, Ласла. Моя одержимость, как ты ее назвала, принесла свои плоды. А теперь, парень, рассказывай. Что за дела у твоего отца были со мной?
- Он не успел рассказать, - пропищал гость, вперив глаза в стол. - Но он всегда говорил, что его на шахту именно вы, принц, устроили... благодарен был. Хранил... пакет. И говорил, что когда-нибудь вы с ним обязательно еще раз встретитесь, и тогда он вам отдаст эту штуку. Никто ему не верил... а потом в шахте обвал случился. Отца придавило, и...
- И он перед смертью успел передать тебе шкатулку, - цокнул я языком. - Добро...
- Я когда услышал о том, что вы ищите что-то ценное, что отдали бедному человеку, сразу понял - это оно, - сказал парень, решившись бросить на меня испуганный взгляд. Он вытер нос рукавом, отчего помада размазалась еще сильнее. - Там еще письмо было, но... да я все равно принес...
И он под моим недоумевающим взглядом положил на стол конверт, залитый темно-бардовой жидкостью. Бумага давно высохла, но чернила на ней потекли да так и застыли. Оставалось только надеяться, что внутри хоть одно целое слово сохранилось. Впрочем, конверт можно было положить в шкатулку и таким образом узнать, что в нем написано. Или посмотреть через обсерваторию, которой я худо-бедно научился пользоваться.
Я улыбнулся. Все же слухи - великая вещь. Помня слова, что мне передал сон Жеир, хозяин мельницы, о том, что последний цветок, мак, находится в руках бедного человека я попросил распустить по Фриту слухи. Конечно я и официальное заявление давал, что ищу некую вещь - шкатулку, что подарил нищему или крестьянину. И вот, спустя долгое время, слухи привели владельца шкатулки ко мне.
- Молодец что пришел, - сказал я парню. - Молодец. Только вот что нам с тобой делать?
Я посмотрел на Ласлу с немым вопросом. Она пожала плечами.
- Мне он не нужен. Хочешь чтобы я не кинула его на плаху как дезертира? Да пожалуйста! Но тогда сам о нем и заботься.
- У тебя работа есть? - спросил я парня.
- Да... - сжался он еще больше, снова опустив взгляд. - Точнее нет...
- Так да или нет? - спросил я строго.
- Нет, - выдохнул упавшим голосом парень.
- О, ну и славно, - зевнул я. - А то Альти, конечно, замечательная служанка, да только выходные ей давать мне хочется почаще. Она вроде как замуж собирается. Только учти - своруешь что-нибудь или испортишь - окажешься в тюрьме. Будешь хорошо работать - совы и змеи тебя хорошо замаскируют и будешь жить здесь, в замке, под моей защитой до тех пор, пока не отменят закон о дизертирах.
Парень ошарашенно распахнул глаза, Ласла задумчиво хмыкнула.
- А можно? - спросил он.
- Нужно, - хмыкнул я, весело улыбнувшись. - А то вокруг одни сплошные девушки. Нет, я, конечно, не против... но хотелось бы и мужчин изредка видеть. Хотя бы для того, чтобы знать, что они есть.
87. Две валюты


Пока Альти и Отна весело расспрашивали принесшего мне шкатулку парня, я занялся делом. В шкатулке я нашел крупный мак - нежный, с большой коробочкой семян в середине. Как и два других цветка, он выглядел так, будто его только что сорвали с клумбы. Письмо же, увы, пострадало слишком сильно. Мне с трудом удалось извлечь сложенный вдвое лист бумаги из конверта, но чернила смазались настолько, что разобрать что-либо было невозможно. А письмо-то было большое. Глядя на него как кот на забившуюся в нору мышь, я на всякий случай пробежался по словам и все же разобрал парочку, но ничего они мне не сказали. Дата, проставленная в самом конце письма тоже, увы, смылась.
Плюнув на все, я сунул и письмо, и мак в шкатулку снов, потом уже привычно напился снотворного, радуясь, что Кая как раз ушла тренироваться на площадку перед рыцарским корпусом. Я в последнее время часто смотрел воспоминания вещей, и то, что я вечно пил при этом снотворные микстуры сипуху пугало - она уговаривала меня не злоупотреблять и просто дожидаться ночи. Я это и сам понимал... но конкретно сейчас ждать было совершенно невозможно.
Потому, сунув под подушку шкатулку, я опустил голову и почти тут же забылся глубоким сном.
Глубина погружения в прошлое оказалась небольшой - около пяти лет. Пол устлали белоснежные, одинаковые плитки, в зазоры между которыми пробивались яркие маки. Ими был усеян весь бассейн насколько хватало глаз. И среди крупных, наркотических цветов, лежал, свернувшись калачиком, Ганс. Я не видел его с тех пор, как клал в шкатулку гвоздику - принц больше не приходил ко мне во снах, будто ему было стыдно, или у него больше не было на это сил.
К принцу, приминая цветы, подошел Эрик и присел на корточки. Маг был в длинном серое пальто, лицо у него было хмурое и серьезное.
- Ну что, довольны, мой принц? - спросил Эрик, однако сарказм, сквозивший в начале фразы, в конце как-то неуверенно смазался.
Ганс на это никак не прореагировал. Казалось, он просто уснул. Видя его равнодушие, Эрик сел прямо на землю и по-отечески потрепал светлые волосы принца, так похожие на мои.
- Я думал, что это пройдет, - слабым, лишенным эмоций голосом сказал Ганс. - Я думал, что даже хорошо, что я лишился водного тела - никто не будет удивляться моему подавленному состоянию. Я... я просто думал, что... поболит... и перестанет. Думал, что это как с обычными ранами и царапинами... но...
- Эх вы, ваше высочество, - вздохнул задумчиво Эрик. - Знаете, у целителей есть такое понятие, как сила тела.
- Да при чем здесь это... - огрызнулся Ганс, зажмурившись.
- Нет, вы дослушайте до конца, - осадил его маг. - Тело человека становится сильнее, справившись с болезнью. Вырабатывается сила, сопротивление, которое крепнет с каждым разом, с каждой перенесенной болезнью. Эта сила так же зависит от того, какой образ жизни ты ведешь и чем питаешься. Но наше эмоциональное тело ничем не отличается от физического. Чем чаще мы переживаем горе, тем скорее мы учимся с ним смиряться, тем быстрее мы излечиваемся раз от раза. Потому вам так плохо, мой принц. Вы жили очень счастливой жизнью, не привыкли к потрясениям и сложностям. Подумать только, сколько раз я стирал вам память, сколько раз затуманивал ваш взор по приказу Ласлы...
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • lola-ntb о книге: Юлия Сергеевна Ханевская - Отбор для няни. Любовь не предлагать
    А низкие оценки потому, что выложен только ознакомительный фрагмент,а читателей об этом не предупредили.

  • len.glu о книге: Ива Лебедева - Сбежать от стального короля
    Знаете, есть в живописи такое понятие — лубок, примитив. Лубок писали простодушные крестьяне — для "сделать ставни покрасивше" или для "рассказать о своём мире". Вторые сейчас считаются отдельным видом в искусстве, первые — в пролёте. Так вот, попаданство — это изначально лубок, "литература на грани вещевого рынка и волшебного платяного шкафа — портала в Нарнию", когда сбываются мечты, когда "новый мир" — это шанс для личности, для "сбычи мечт". И вот тут мы имеем по-прежнему два варианта: покрасивше заявить о себе как о "директоре пляжа", "начальнике катка" или найти своё место в новом мире, не насилуя себя и близлежащих персонажей. Сначала всё было благостно и склонялось ко второму, но потом Гг-ня загремела роялями, из-под кустов вылез характер менеджера по продажам, гг-й превратился в тряпку... Тадамм-с! Да здравствует супер-пупер хитромудрая дженчина-директор и сбыча мечт убогонькой офисной крыски — она теперь уххх-х!

  • Lenulya-zanuda о книге: Анна Сергеевна Гаврилова - Преступные намерения. Ошейник для воина [СИ]
    Читала давно,но книга запомнилась.Местами бред бредовый,особенно поведение ГГ,но читать весело.Легкое чтиво.Спасибо автору за неунывающих героинь.

  • Gaidelia о книге: Селена Кард - Днк-код Любви
    не аннотация, а непонятный набор слов(

  • Rimini о книге: Тиджан - Между ним и тобой [любительский перевод]
    Что-то в этом есть,в принципе понравилось. Хотелось бы больше раскрытия!

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.